В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев


НазваниеВ. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев
страница3/4
Дата публикации09.03.2013
Размер0.79 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Философия > Книга
1   2   3   4
^

Глава третья. Человек-армия

Война — путь обмана


Причина войны в незнании ее результата

Война — путь обмана, обман — путь войны. Нельзя успешно вести войны, не обманывая противника. Каждая из сторон надеется получить иной результат, чем тот, на который рассчитывает противник. Война не началась бы, если бы обе стороны твердо знали, чем она закончится, и  их представление о ее резуль­тате точно совпадало бы. Положим, заранее известно, что в одной армии будет убита половина солдат, а в другой — одна треть. Так отчего же не убить без всякой войны именно тех солдат, которым суждено погибнуть, и не установить новую границу между странами там, где она прошла бы в результате войны? Тогда обе стороны хотя бы сэкономили время, боеприпасы, которые взорвались бы, никого не убив, и питание на солдат, которым и так суждено погибнуть? От такой договоренности обе стороны выиграли бы. Следующий шаг. А почему не договориться убить солдат не столько, а немножко меньше — с обеих сторон? И так далее. Так мы приходим к мысли о разоружении и уничтожении части оружия. Что же мешает таким договоренностям? Надежда обманута противника! Ведь он не знает, какой у нас есть умный план! Ну, а его планы мы как-нибудь разгадаем или шпионов пошлем. Самонадеянность одной или обеих сторон была бы не очень понятна, если бы мы забыли о том сладостном времени, когда такая самонадеянность уже появилась, но еще не развенчана ходом событий. Это удовольствие сравнимо с кутежом человека, получившего деньги в кредит и отгоняющего на время мысль о дне расплаты: что-нибудь придумаю! Под этот кредит можно получить на время власть в своей стране, а когда она уже ввяжется в войну, кто ж будет в такой час эту власть отбирать?! А там и война все спишет. Свои простят, объединенные ненавистью к противнику. Не догадаются, кто в действительности виноват. Уж если и не удастся обмануть противника, то хоть своих удастся!

Любая война — это война и против своею народа, а как же иначе! Любая война требует обмана.

Война без обмана — простая мясорубка.

Но и имеющий путь ведет войны.
^

Обман — путь войны


Нельзя обманывать кого-нибудь, не рискуя ввязаться с ним в войну. Милый обман может вызвать милую войну.

Шутливый обман — шутливую войну.

Молчаливый обман — молчаливую войну.

Готовя обман, готовься к войне.

Тот, кто вас обманывает, может и воевать с вами или не на вашей стороне.

Никогда не вынуждайте обманывать вас. Это одно из самых распространенных преступлений против собственной личности. Неискренность с собой приводит к самообману.

Самообман — к принуждению других обманывать вас.

Война — к страданиям и неподготовленной смерти.

Неискренность с собой — наркотик, потребность в котором возра­стает все больше и больше. Это война против себя на истощение. Сплав зависти, спеси, неуважения к себе, неуверенности, отчаяния и озлобленности. Это отсутствие пути. Страх большой цели. Нена­вистное преклонение перед имеющими путь.

Имеющий путь не окапывает первым.

Имеющий путь удерживает других от обмана.

Он всегда искренен с собой.

Ведь это — начало начал.

Кто будет взбираться на дерево, чтобы увидеть путь, если не скажет себе, что заблудился? Заблудился — значит заблудился сам. Даже если тебя завели в лес с завязанными глазами и бросили. Это я управляю миром, но управляю недостаточно хорошо. Вот и потерял направление. Я заблудился. Сам. А кто же еще?! Моя ошибка. Моя неудача. Моя радость неудачи. Мой звездный час. Мой счастливый шанс. Мой путь.
^

Технология обмана


Когда близко — покажи, что далеко.

Когда есть — покажи, что нет.

Когда силен — покажи, что слаб.

Когда не хочешь — покажи, что хочешь.

Когда показываешь — покажи, что не показываешь все это. Технология обмана есть последовательная перемена местами твердого и пустого.

Два юноши, два друга, играли в военные игры, и оба были талантливы в военном деле. За этими играми они взрослели, и у одного появилась зависть к успехам другого. Он сказал князю, что, несмотря на дружбу, считает долгом сообщить: друг его замыслил перейти на сторону врагов. Улик оказалось недостаточно, и князь пощадил оклеветанного. Он лишь приказал отрубить ему ноги, чтобы не смог бежать к врагам. Но к врагам вскоре бежал не он, а клеветник, что в жизни обычно и случается. Князь предложил оставшемуся место полководца, но тот не принял предложение. Он считал, что над его солдатами будут подсмеиваться, если у них будет безногий полководец. Но фактически руководил войска­ми.

Конечно, бывшие друзья все годы держали друг друга в памяти и поле зрения, продолжая молчаливый диалог и соперничество, пока их снова не свела военная судьба. Но свела она их в момент, невыгодный для праведника, когда соотношение численности войск было несоизмеримым. И он вместе со своим немногочисленным войском бежал. А более удачливый соперник преследовал его, ста­раясь не упустить столь удобный случай и поставить точку в споре о том, кто же более талантлив.

Примерное представление о численности войска давало пресле­дователям число пепелищ от костров, разжигаемых убегающей армией на стоянках. И наш безногий герой приказал своей армии потерпеть и разжигать каждый день костров вдвое меньше, чем в предыдущий. Армия убегавшего таяла на глазах преследователя. Он увлекся погоней и вместе со своим небольшим отрядом…

Тут рукопись обрывается, но мы можем догадаться о том, что произошло.

Два обмана, но как они различны. Первый — клевета на друга — привел к бегству, поскольку в расчеты обманщика не входило, что князь оставит соперника в живых. А жить рядом со свидетелем собственного падения — невыносимо. В первоначальный план никак не входило стать противником князя. Напротив, было желание стать его полководцем. В итоге пришлось покинуть родину и воевать против нее. Имеющий путь так никогда не поступит. Вот что значит обмануть первым. Второй обман — обман справедливого возмездия — основан на самонадеянности противника. Это — праведный обман. Не имеющий пути неспособен отличать твердое от пустого, поскольку не умеет различать этого в себе самом.
^

История первого обмана


Зачем князь поверил первому обману? Не до конца, но поверил, как судья, не уверенный, что именно обвиняемый является убийцей, приговаривает его, на всякий случай, к десяти юлам, а не к смертной казни. Какой трудный вопрос! Конечно, есть люди, которым первый обман дается с таким трудом, что труд этот заметен всякому и обман тотчас открывается. Но есть и хорошие актеры. Но из семечка клена вырастет клен. Что же еще? Тот друг, что отодвинул свою циновку, сумел разглядеть, что за семечко проклюнулось.

^ Князь шагом ехал мимо лесной поляны, когда увидел свежую могилу и женщину возле нее, что обмахивала землю на могиле веером. На вопрос князя женщина пояснила:

Мой муж умер. А я обещала ему, что не взгляну на другого, пока земля на его могиле не высохнет!

Увиденное показалось князю забавным и, вернувшись домой, он рассказал о встрече жене. Жена не рассмеялась, а принялась бранить женщину уж слишком сильно. И эта чрезмерность заставила князя задуматься. Он усомнился в добродетельности жены и решил подвергнуть ее испытанию.

^ Жена не выдержала проверки, поддалась подстроенному соблаз­ну, а затем, устыдившись мужа, покончила с собой.

Мы видим то, чего трудно не заметить. Чрезмерное негодование жены вызвало подозрение. Чрезмерность может быть обманом, а может быть и самообманом. Но с него начинается обман.

И другое. Подвергая кого-то проверке, мы можем что-то разру­шить в человеке. Проверка успешна, когда проверяемый не знает, что его проверяют. Проверка сама уже содержит обман. Кто кого здесь обманул первый! Тот, кого проверяли, или тот, кто проверял? Тот, кто устраивает проверки, будет обманут.
^

Военное искусство


Военное искусство — это искусство удара твердого по пустому. Как камнем по яйцу. Не может не быть успеха. Твердое об твердое — только искры летят. Обе стороны несут большие потери. Кровавый вариант разоружения. Ударить твердым по пустому — вот подлинное искусство. Не стремиться быть сильнее врага, искать, где враг слабее вас. Пусть у него сто тысяч солдат, а у меня сто. Но пусть мои сто окружат его десять и одержат победу. Победа эта меня усилит, а его ослабит. Дело не в том, чтобы иметь более многочисленную и сильную армию, а в искусстве быть сильнее противника в нужный момент и в нужном месте. Пусть против меня выдвигают пять обвинений, а не одно. Я выберу самое слабое из пяти и его опровергну. Тем самым поставлю под сомнение и остальные четыре. Разбив самый слабый из аргументов, выбив самого слабого про­тивника, мы усиливаем свои позиции, приближаем себя к победе. Сперва нападают на самого слабого. Любая победа должна быть легкой, иначе она уже и не победа. Для этого искусный в военном деле сначала пашет, а лишь затем сражается. Обеспечивает прочный тыл и достаточные запасы. Укло­няясь от сражения, пока сил недостаточно. Лучший способ выиграть войну — вообще не вести ее. Лучший способ разбить армию врага — это сохранить ее в целости. Лучший способ уничтожить врага — это сделать его другом. Пока враг жив — не поздно указать ему путь. Имеющий путь не может быть врагом. Пути не пересекаются. Подлинная дружба — дружба одиноких, у каждою из которых свой путь. Такие друзья никогда не соперничают и не предают друг друга. Как не могут соперничать великий артист с великим стеклодувом. Но умение указать другому путь — тончайшее из искусств! Это мажет быть большой целью. Так это сложно. Величайшее из ис­кусств! Если не удается указать путь, сделать противника другом, следует разрушить его планы. Изменить его представления о возможных последствиях войны, чтобы он отказался от самой мысли о ней! Если не удастся разбить замыслы, надо разбить его союзы! Увидев, что союзники покидают его, что он ошибся, ваш враг если и не откажется от намерения, то отложит его исполнение до уяснения ситуации. Если война неизбежна, нужно перенести заботу на армию про­тивника. Искусный в военном деле любит своею врага и заботится о нем.
^

Падающий мельничный жернов


Самый младший сын в большой семье (приемыш) всегда почитал старших, безукоризненно выполнял свой сыновний долг и обязан­ности самого младшего. Его часто ставили в пример, что раздра­жало старших братьев. Часто возникало у них желание побить его, но мешало одно его качество: когда требовалась его помощь, он был тут как тут, но когда хотели его побить, никак не могли разыскать по всему дому, а там и злость проходила. Этим своим качеством он довел старших братьев до изнеможения, и решили они его погубить.

Они велели ему копать глубокий колодец во дворе. А сами заготовили тяжелый мельничный жернов. Когда колодец был уже достаточно глубок и он копал на самом дне, старшие братья подкатили жернов и сбросили вниз. Но дело в том, что, постоянно ухаживая за старшими братьями, он хорошо их изучил, поэтому, роя колодец, прокопал вбок маленькую ямку и, когда жернов полетел вниз, спрятался в нее.

Братья на радостях, что разделались с надоевшим образцом соблюдения долга, выпили лишнего. А когда не следующее утро у них раскалывалась голова, он был тут как тут с кувшином холодной воды и полотенцем.

Слава человека, образцово выполняющего сыновний долг, была так велика, что народ сделал его своим князем. Кстати, это именно он просил об отмене пытки медным шестом.

Тот, кто искренне любит своего врага и заботится о нем, знает его и делает себя непобедимым.
^

Покажи врагу дорогу с жизни


Правительственные войска окружили в горах шайку разбойни­ков. Разбойников было много, они были хорошо вооружены, и провианта у них было достаточно. Правительственные войска несли большие потери, но ничего не могли поделать. Тогда обра­тились за советом к одному очень старому полководцу. Тот расспросил о характере окружения, убедился, что через него и мышь не проскочит, и сказал:

Конечно, они будут сопротивляться до последнего. Вы отняли у них дорогу к жизни. Им ничего не остается, как стоять насмерть! Покажи врагу дорогу к жизни! Приоткрой невзначай проход в неприметном месте. Их много, и они разные. Есть и раскаявшиеся, и насильно забранные в шайку. Есть и просто трусы. Они побегут. Я одного почтового чиновника хватит, чтобы повязать их всех!

^ Так и сделали. Разбойники были схвачены, доставлены в столицу и казнены.

Добиваясь победы, думай о том, что значит для противника поражение и по какой дороге он к нему пойдет. Сделай эту дорогу удобной или в худшем случае, приемлемой. Пусть это будет ковровая дорожка. Если противник в отчаянии и не видит иною выхода, кроме борьбы, его трудно победить. Помочь ему сложить оружие — вот задача. Мало настоять на том, чтобы человек признал, что сказал неправду. Надо сделать такое признание приемлемым для нею. Помочь ему сохранить лицо, сохранить самоуважение и надежду на уважение других. Если кто-то сказал «нет», не торопитесь вызвать согласие. Най­дите новые аргументы, сошлитесь на другие обстоятельства, чтобы он мог сказать: «Так это другое дело! Что же вы раньше не сказали!» Иначе и захочет изменить мнение, да неудобно будет. Заботясь о противнике, вы должны отчетливо представлять все этапы его поражения. Каждый должен быть не тяжелее предыдущего, а вместе должны вести к поражению. Догоняя бегущего против­ника, нельзя преследовать его слишком напористо. Иначе обернется и будет стоять насмерть. Нельзя и улыбкой выдать свое торжество. Иначе спохватится: я еще не сказал «да»! я еще никакою согласия не давал! И придется начинать все сначала, только теперь будет труднее. Обсуждайте то, что последует за поражением, отойдя от настоящего момента так далеко в будущее, чтобы ваш противник был согласен вести такое обсуждение. Взгляд из будущего подготовляет настоящее.
^

Борьба за прошлое, настоящее и будущее


Борьба на войне трудна. Наиболее бесцельна борьба за прошлое. Предельный ее случай — месть. Месть — это попытка изменить прошлое. Но его не изменишь. Разве что в воображении. Поэтому месть — скрытая форма сумасше­ствия. Склонный к мести не в ладу со здравым смыслом. Все решения потому что — слабая форма мести. Мстят не обязательно людям — вещам, животным, погоде. Бывает, безумие захлестывает и следст­вие предвосхищает причину — мстят за то, что еще не свершилось. Так, неразумный ребенок кидается на того, кто, как ему кажется, собирается его обидеть. И как трудно объяснить изъян в его агрессивной логике. Так же трудно бывает удержать взрослого от мести, От желания повлиять на прошлое.

Человек, не имеющий пути, так или иначе, реже или чаще не в ладу со временем. Как не в ладу со временем бывает ребенок. Самая жизнь — способ уложения отпущенного на нее времени. И то, как расставлены приоритеты — что первостепенно, а что можно отложить на потом, — делает человека таким, каков он есть. Борьба за настоящее — самый кровавый вид борьбы. Отдай сейчас же! Отпусти! Стой! Немедленно отвечай! Накаляются страсти. Твер­дое на твердое. Искры и дым. Потные тела и взъерошенные волосы. Искусный воин избегает такой бездарной траты сил. Он постоянно ставит противника в положение, когда бороться за настоящее уже поздно. Борьба за будущее — единственный достойный вид борьбы. Борьба за настоящее годна лишь для того, чтобы зафиксировать поражение противника. Бели, конечно, эта борьба не обманный ход. Противник готов оборонять высоту и отбить атаку. Атака — борьба за настоящее. Но если совершен успешный обход, противник может оставить высоту без боя. Неправильное ведение борьбы за будущее избавляет от борьбы за настоящее. Тот, кто хочет прямого столкновения, подталкивает в борьбе за настоящее: нет, пусть он тебе сейчас ответит! не отпускай! Тот, кто хочет конфликт уладить, борется за будущее: ну хорошо, а потом что ты будешь с этим делать? ему же и отдашь! пусть забирает! посмотрим, как он патом обратится к нам с какой-нибудь просьбой! Желающий вывести человека из себя, лишить его здравого рассудка напоминает о прошлом: как он тебя при всех! Борясь за будущее, надо не лишать противника возможности увидеть путь, но приближать его к видению пути. Никогда не углубляйте вражды (опять-таки это не касается обманных ходов, без которых войны не бывает).
^

Получить выгоду — удача…


Получить выгоду — удача, бороться за выгоду — опасность. По­лучить выгоду без борьбы — вот задача. Борьба за выгоду — самая, самая крайняя мера. В идеале никогда не следует за нее бороться. Если выгодная высота не занята противником — какая удача! — ее следует занять. Но попытки отобрать ее у противника почти навер­няка приведут к лишним жертвам. Если выгода не может быть получена без борьбы, то лучше отказаться от нее с тем, чтобы искать другую, на которую еще никто не претендует. Если же отказ невозможен, если на карту поставлена ваша позиция, то и тогда борьбу следует вести, руководствуясь принципом: получить выгоду — удача, бороться за нее — опасность. Это значит, что на пути к главной цели надо наметить несколько промежуточных, еще не завоеванных противником. Если же их не достичь без борьбы, то следует еще более умерить свой шаг. Обратите внимание на то, как некоторые ловкие люди пристра­иваются в очередь, в которой не стояли. Как ходят рядом с тем местом, в которое хотят вклиниться. Как становятся параллельно очереди, как бы не придавая значения точности расположения в ней. Никого не толкая, ни с кем не конфликтуя. Это искусство тянуть одеяло на себя, не сдергивая его с другого, но пользуясь каждым случаем улучшения своей позиции. Если нельзя взять победу одним ударом твердого по пустому, наносите серию мелких ударов в различных направлениях, но каждый твердым по пустому и ни один — твердым по твердому. Это война с нулевыми потерями.

^ Воин, готовясь к единоборству с очень сильным противником, попросил черепаху:

Дай мне силу твоего панциря, чтобы я мог ему противосто­ять!

^ Лучше я тебе дам скорость вырвавшегося на свободу зайца, тогда и более сильный противник ничего с тобой не сможет поделать!

И правда, что стоит сила против скорости?!

Противник умер от черной ярости, не сумев ни разу коснуться нашего воина. Наращивайте не силу, а подвижность и точность.
^

Располагайся на выгодной местности


У вас за спиной гора, а у противника — болото или река. Наступать в гору трудно, обороняться под горой легко. Можно катить камни или устроить запруду. Вода, зыбкая почва за спиной лишает возможности для маневра, заставляет нервничать. Рас­полагаться надо на выгодной местности, а если она уже занята, то лучше отложить сражение до другого случая в других условиях.

Гора не всегда камень. Это могут быть деньги. Если вы имеете значительное финансовое преимущество перед конкурентом. Это может быть закон. Если он на вашей стороне. Наступая, вы дейст­вуете во исполнение закона. А противник, наступая, закон нарушает. Это может быть ваша профессиональная компетентность.

Маневрируя, надо стремиться к тому, чтобы в случае столкнове­ния за вами всегда ощущалась гора. Та или иная. Если противник занял выгодную позицию и провоцирует вас на конфликт — воздержитесь. Сгладьте конфликт шуткой. Принесите извинения. Промолчите. А то и уступите. Выберите случай, когда у вас за спиной будет гора. Разделяйте причину и сражение во времени. Хорошо, если между ними будет пустой промежуток времени. Чтобы не помять шляпу, помните?

Выбирайте местность для сражения. Не доверяйтесь случаю. Можно быть по закону правым, но не очевидно. Тогда то, что вы почитали горой, может обернуться равниной, а то и болотом. Конечно, может и нужно маневрировать и во время сражения. Но гораздо выгоднее и эффективнее маневром изменять поле боя. Если поле боя и кажется подходящим, но оно выбрано противни­ком, лучше его заменить, чтобы не пасть жертвой собственной самонадеянности.
^

Кто не использует проводников…


Тот, кто не использует проводников, не овладеет выгодной мест­ностью. Как иначе разведать пути к выгоде? А узнать, что захвачено противником, а что еще нет, найти воду и еду? Выгодная на первый взгляд местность может таить опасность.

Иметь проводника — значит иметь возможность приблизиться к оленю. Не промахнуться, не ошибиться.

Проводник по местности — местный житель.

Проводник по армии врата — разведчик.

Проводник по союзам врага — дипломат.

Проводник по замыслам врага — шпион.

Проводник по душе врага — он сам. И тут без личной встречи не обойтись. Нужен разговор глаз.

Граница между доверием и недоверием неуловима. Едва наметив­шаяся и неокрепшая дружба легко и непоправимо обращается в неистовую вражду. Личная встреча — шанс преодолеть вражду. Но это и риск ее бесповоротно усилить. И если так случилось, необхо­димо проникнуть в замыслы врага. Лучше всего это удается самым близким. Сообщаемое шпионом может быть твердым, а может быть пустым. Твердое — сведения, полученные при исполнении служебных обязан­ностей. Сведения, которые не метут не давать, иначе нельзя выпол­нять работу. Самые ценные сведения поставляет перевербованный шпион противника, ибо он получает свои указания в спальне полководца и нет человека, который ближе полководцу. Пустое — то, что разведано благодаря болтливости владеющих подлинными зна­ниями, подслушанное или подсмотренное. Ибо все это может быть подстроено, сказано не от болтливости, а с умыслом. Из поставляю­щих такие сведения наиболее надежны близкие к полководцу част­ные лица. Самый губительный вид экономии — экономия на наградах шпи­онам.

Самый хитроумный и многомудрый полководец может быть обведен вокруг пальца, если противник имеет хорошего шпиона. Нет худшей самонадеянности, чем беспечность в отношении шпионов.
^

Удерживай вредом…


Удерживай вредом, а двигай выгодой. Обещание выгоды за то, что человек не переменит свое мнение, не изменит позицию, встре­чают с подозрением. Вы попросили что-то. Человек вам отказал. Если вы попросите ею подтвердить отказ, он, пожалуй, подтвердит. Но если вы попросите подтвердить отказ кому-то другому, кто его об этом спросит, да еще посулите за это выгоду, тут он, наверно, задумается. Это ему не понравится: подозревая интригу, захочет оставить за собой сво­боду действий. В том числе — возможность не подтверждать свой отказ вам. Неподтверждение отказа — это еще не согласие, но начало пути к нему! Лучший способ удержать человека на его позиции — это указать ему на вред, опасность первого же шага: осторожно, окрашено! не шевелитесь, а то разобьете! куда вы! там сейчас такое творится! А двигать человека лучше выгодой. Вы взяли его за руку: пойдемте со мной, пожалуйста! В большинстве случаев даже незна­комый человек, ничего не понимая, все же сделает несколько шагов за вами. Если же вы, напротив, будете толкать его: уйдите, пожа­луйста, здесь нельзя стоять, то первым его побуждением будет сопротивляться вам. Именно поэтому люди восприимчивы к взятке, но ненавидят шантаж и стараются до последней возможности ему не поддаваться. Различного рода военные ловушки построены на этих соображе­ниях. Противник показывает вам выгоду — значит хочет, чтобы вы двигались в ее направлении. Угрожает — хочет, чтобы вы оставались на месте. Но лучшая из выгод — возможность увидеть путь. Человек может бросить все и двигаться к этой выгоде из выгод, превратясь в скромного ученика.
^

Будь хозяином, а не гостем


Будь хозяином, а не гостем. Хозяин — тот, кто может разрешить войти, а может и не разрешить. Кто может расспросить гостя. Кто не нуждается в проводниках в своем доме. Кто имеет запасы воды и провизии, запасы оружия. Кто успел отдохнуть до встречи с гостем.

Гость — тот, кто должен просить разрешения войти. А если войдет, не спросясь, встретит самый неожиданный прием. Кто плохо знает дом и нуждается в проводнике. Кто имеет запасов ровно столько, сколько может нести с собой. Кто проделал большой путь и нужда­ется в отдыхе. Кто вынужден отвечать на расспросы хозяина, если не хочет с ним поссориться. Будь хозяином, а не гостем. Я не иду, ко мне идут.

Я отдохнул и жду уставших. Я сыт и жду голодных. За мной гора, знание местности и условий, за ними болото и незнание. У меня выгода, а им предстоит за нее еще бороться. Выбирая время и место встречи, стремитесь по возможности оказаться в роли хозяина: я нужен ему, а не он мне — пусть ко мне и придет! Равные встречаются чаще на нейтральной территории. Другое дело, если нет даже намека на конфликт, даже легкого столкновения интересов — тогда место встречи не играет роли. Гость не только тот, кто приходит. Гость и тот, по чьей инициа­тиве состоялась встреча. Поэтому иногда встречу долго откладывают, хотя в ней нуждаются обе стороны. Гость и тот, кто первым поднял новую тему. Тот, кому она предлагается, может начать расспраши­вать, а расспросив, отказаться ее обсуждать под каким-нибудь предлогом. Гость всегда рискует. Он вынужден ответить на все вопросы, хотя хозяин может дать ему от ворот поворот. Информацию же обратно не заберешь! Чтобы снизить степень риска, выбирают посредников, которые должны заручиться согласием обсуждать интересующие гостя воп­росы, или прямо обсудить распределение ролей. Опытный гость предпочитает поменяться с хозяином местами, даже если встреча состоялась по его инициативе. Наверное, — вы догадываетесь, спрашивает он, почему я хотел с вами встретиться?! И если хозяин начнет проявлять догадливость, он мгновенно превра­щается в гостя. Потому что бывший гость, ставший хозяином, может начать расспросы: а почему вы так думаете? кто вам об этом сказал? что же вы сами ко мне не пришли? и т. д. Быть хозяином — не только внешняя позиция, но и внутренняя. Это искусство, передвигаясь в географическом и социальном про­странстве, все время овладевать ролью хозяина.
^

Выходи вторым, приходи первым


Враг не должен видеть формы, в которой ты отправился в поход. И солдаты твои не знают, куда идут. И не знают, сколько их и кто идет рядом. Враг не знает твоей формы, знает только ту, которую уже видел. Выходи вторым, приходи первым. Первый, кто вышел, обнаружил свою форму. Второй может выбрать свою форму, увидев форму первою, узнав направление движения, численность, состав вооруже­ния и обозов. Выходи только тогда, когда уже нельзя не выходить. Сообщай своим войскам о походе только тогда, мзда нельзя уже не сообщить. Перед походом отмени все пропуска, перекрой все входы-выходы. Если солдаты нуждаются в разъяснениях — армия не готова к походу. Готовность без колебаний выполнить любой приказ командира — здоровье армии.

Когда город окружило вражеское войско, союзник-полководец подошел с небольшой армией и разбил лагерь неподалеку от окруженного города. Неприятель обеспокоился — не станет ли полководец помогать осажденным — и заслал в лагерь шпиона. Полководец велел шпиона хорошо покормить, одарить, показать ему лагерь и отпустить. Вернувшись, шпион доложил, что полко­водец не собирается выступать на помощь городу, а укрепляет свой лагерь и зарывает повозки по ступицы в землю. Пославший его военачальник обрадовался, но до конца не успокоился. Полководец созвал офицеров и сказал:

^ Тот, кто подаст мне какой-нибудь совет, будет казнен!

Неприятель начал наступление. Он обстреливал город тяже­лыми камнями, сыпалась черепица с крыш. Вот-вот рухнут сте­ны! Один офицер не выдержал и сказал:

^ Если мы сейчас не выйдем на помощь, город падет!

Ему отрубили голову.

Только тут неприятель окончательно уверился, что городу не дождаться помощи, и без опаски бросил все силы на штурм. И только тогда полководец поднял свои войска и ударил в спину неприятеля.

Выйти вторым, не такое уж простое дело, оно требует отменной выдержки, но оно приносит плоды. Удлиняй свой путь, выходи вторым, приходи первым. Короткий путь один, длинных путей много. Удлиняя путь, можно получать выгоду, не борясь за нее.

Сколь часто идущий первым, пролагающий путь в неизведанное несет большие потери, делает ошибки и наживает врагов. А второй не спешит, готовится, а затем, опираясь на опыт первого, но не имея его издержек, первым приходит к финишу, к выгоде. Если не можешь выйти вторым, не доверяй второму. Удлиняй путь и первым достигай промежуточной выгоды.
^

Не ищи выгоды за сто ли


Не ищи выгоды за сто ли. Будь то город, поле сражения или колодец. Сто ли — большая дистанция. Из каждых десяти солдат дойдет только один. Армия ослабнет в десять раз и станет легкой добычей для противника. Что толку, что раньше она была сильной, если теперь она растянулась по всему пути, а ее авангард разбит! Если выгода за пятьдесят ли, это уже лучше. Из каждых десяти солдат дойдут пятеро. Понятно, что нужно искать промежуточные выгоды и одерживать промежуточные победы. Но что делать, если нет промежуточных выгод и нельзя задерживаться в пути?! Раздели солдат на отряды по их выносливости и задай разным отрядам разный темп движения. Тогда самый сильный отряд в одну десятую армии придет к цели первым. Он может вступить в бой и хорошо сражаться, зная, что через час подойдет такой же отряд, а через час еще, и еще. Нет дезорганизации. Можно сражаться и побеждать. Если, давая работнику задание, назначить нереальный, невыпол­нимый срок, скажем один день, он, зная, что все равно не успеет, сделает работу в три дня. А если назначить очень трудный, но все-таки реальный срок — два дня, то он в них и уложится. Нельзя вращать жизнь не только в отчетах, но и в планах. Нереальный план сразу толкает в дезорганизацию, даже минуя беспорядок.

Пришел новый молодой руководитель. У него новые интересные мысли, энергия, обаяние, юмор. С ним хочется работать и идти к тем далеким горизонтам, куда проникает его взгляд. Люди работают не только в положенное время, но и сверх того. Все полны энтузиазма. Коллеги подсмеиваются, но разве им дано понять?

Работа идет очень успешно. Но дел оказывается все больше и больше. Уже и на юмор времени не остается. А коллеги из соседнего отдела все менее приветливы. Руководители соседних служб откровенно недоброжелательны. Чужой успех не всегда радует.

Один сказал сегодня я не смогу задержаться, у меня неотлож­ное дело! Я еще один, тот, кто ходит на курсы. Их можно понять! Жаль, конечно. Когда договаривались выйти поработать в суббо­ту, этих двоих решили не звать. Им действительно некогда, Зачем ставить в неловкое положение? Того, кто учится на курсах, спросили:

^ А что это ваши делали в прошлую субботу?

В субботу?! Разве?

Так тебе ничего не говорят? Шеф хочет на ваших плечах в рай въехать! Да я шучу, шучу!

^ Пили кофе с третьим, у которого жена взбунтовалась, он тоже не смог работать сверхурочно:

Ну, как там у наших?

Да вроде все хорошо.

Молодцы!

Конечно, есть, как говорится, недостатки, где-то и отрыв от реальности, но молодцы! Когда расходились по домам, молодой руководитель сказал:

^ Нашей троице не стоит об этом говорить. Что-то они много с соседним отделом общаются!

На совещании у очень главного руководителя обсуждали работу наших энтузиастов. В их отсутствие. Все руководители служб чернили отсутствующих, хотя и не приводя конкретных фактов. Правда, один из руководителей сказал:

Нет, отчего же… Там есть трезвые головы, способные объективно смотреть на вещи. Без иллюзий и авантюр! Взять хотя бы того, кто ходит на курсы! Очень здравый человек. И хороший специалист! Все закивали:

^ Да, да! Надо его поддержать! Идея-то не такая плохая, да и руководитель не туда ведет, голову людям морочит!

Тому, кто ходит на курсы, предложили повышение, новые помещения, оклады, и часть людей перешла к нему. Все дело расстроилось. Руководитель остался со своим юмором и несколь­кими преданными ему пока людьми. Говорят, затевает какое-то новое дело.

Он искал выгоды за сто ли. Других ошибок у него не было. Но и этой оказалось достаточно.
^

Понести своих солдат в местность смерти


Местность смерти — положение, в котором можно или победить, или умереть, откуда нет дороги к жизни или она не видна. Чтобы сломить сопротивление врага, надо показать ему дорогу к жизни. А чтобы ваши солдаты стали непобедимыми, надо отнять у них дорогу к жизни.

Полководец трижды высаживался на вражеский берег со своим войском и трижды вынужден был уплывать обратно. В четвертый раз, высадившись, он сжег корабли. И враг в панике бежал, поняв, что на этот раз высадка была окончательная.

Менее удачливый полководец перед сражением на реке на всякий случай приказал подготовить к спуску на воду лодки. На тот невероятный случай, если его явно превосходящая противника армия все же потерпит поражение. И она тут же его потерпела: солдаты поторопились воспользоваться лодками.

Помещение в местность смерти — это нагружение ответственностью. Но тот, кто нагружает ответственностью, не должен выступать как ее причина. Поместить в местность смерти — это не значит напугать расстрелом в случае отступления. Полководец не угрожает казнью, а приказывает телами лошадей завалить все проходы в скалах. Убивать своих солдат полководец не будет. Их будет с неизбежностью убивать враг, если они будут плохо сражаться. Если вы говорите, что надо закончить работу к полудню и что это очень важно, — это может быть стимулом. Но если вы скажете, что в любом случае ровно в полдень уедете и работу можно будет выбросить за ненадобностью, стимул будет сильнее. Поместить подчиненного в местность смерти — значит создать положение, при котором он может либо выполнить работу, либо не выполнить. Но не может выполнить ее лучше или хуже, полностью или неполностью. Только да или нет! Когда руководитель вынужден выбирать между двумя суждения­ми различных специалистов о вопросе, в котором он сам не разби­рается, и не знает, кому из специалистов верить, он должен поместить их с местность смерти, поставить вопрос таким образом, чтобы один из них сказал: нет, эту задачу решить невозможно! А другой сказал: я решу! Тогда руководитель может выбирать между ними исходя из их человеческих качеств: самонадеянности или осторожности, верности слову и запальчивости. А в этом он должен разбираться. Если какая-то обязанность очень важна, надо поместить испол­няющего ее в местность смерти. Освободить его от всех других обязанностей, оставив ему только эту одну. Один человек — одна обязанность. Один человек — одна задача. Тогда он не сможет, не выполнив ее, сослаться на другие. Нельзя часовому поручить в свободное от появления врагов время рубить дрова. Помещая подчиненного в местность смерти, мы поднимаем его над собой. Теперь от нас ничего не зависит! Все зависит только от него. И если он с задачей не справится, то произойдет то-то и то-то, что он сам прекрасно понимает. Теперь он вполне нагружен ответственностью. Но должна быть и мера, местность смерти — это не пытка медным шестом. Шанс должен быть. Не бойтесь помещать своих солдат в местность смерти. Только так и формируется настоящее войско.
^

Стрела, не имеющая силы


Стрела, не имеющая силы, не пробьет даже слабый шелк.

Стрела очень опасна. Но если отойти достаточно далеко, то полет стрелы и ладонью можно остановить. Даже царапины не появится. Все дело в расстоянии. Важно отойти достаточно далеко. Полководец защищает себя расстоянием. Он не находится в первых рядах, и стрелы до него не долетают. Если он слишком храбр, его убьют. Мужества воина, не боящегося смерти и готового к ней, недостаточно. Полководец должен избегать личной опасности и уводить войско от опасности. Высшая доблесть солдата — заслонить в бою своим телом командира. Полководец защищает себя расстоя­нием и телами своих солдат и офицеров. Руководитель оберегает себя от ударов противника. Его подчи­ненные принимают, в случае необходимости, ответственность и вину на себя. Руководитель защищает себя расстоянием. В опасных случаях он отсутствует или заболевает. В рискованных случаях документы за него подписывают подчиненные. Доблесть подчинен­ного — отвести ответственность от руководителя. Но руководитель не переносит своей вины ответственности на подчиненного. Это акт доверия подчиненному. И если у подчинен­ного не возникает желания защитить руководителя, нельзя понуж­дать его к этому, рано или поздно это приведет к полному поражению. Руководитель защищается и временем. Удар слабеет, если время его нанесения откладывается и затягивается. Это время может быть использовано для инициативных ходов, в. силу которых противник вынужден изменить свою картину мира и потерять время на пере­ориентацию. Он приходит, я ухожу. Он уходит, я прихожу. Он не знает, как ему быть. И изматывается. Или уходит вовсе, или делает ошибки. Уходи и возвращайся.
^

Находясь в бедствии, думай о выгоде


Находясь в бедствии, думай о выгоде. Получая выгоду, думай о бедствии. Обратить бедствие в выгоду — вот главная задача на войне. Убегая от превосходящего противника и переправляясь через реку, не закрепляйся на другом берегу, а отойди дальше. Иначе враг не решится переправляться вслед за тобой и ты не сможешь, повернув назад, разгромить его части, разъединенные водой. Обращать недостаток в достоинство, отсутствие ресурса — в ресурс, слабость в силу — в этом искусство руководителя.

Отсутствие оружия — недостаток, слабость. Но отсутствие оружия и преимущество, поскольку освобождает других от страха, вызывает доверие, на которое можно опереться.

Отсутствие информации — недостаток. Но отсутствие информации и преимущество: оно даем право на незнание чего-либо, на бездей­ствие, освобождает время для действий в другом, более важном направлении.

Отсутствие имущества — недостаток. Но отсутствие имущества и достоинство, так как экономит силы и средства, необходимые для его охраны, оберегает человека от неискренности, лести, зависти и недоброжелательства, делает его более мобильным, а иногда и более духовным. Нет такого недостатка, который нельзя обратить в преимущество. Получая выгоду, думай о бедствии. Прежде чем нанести удар по противнику, подумай, какой вред он может принести тебе. Ведь и противник не будет бездействовать. Выгода делает человека беспечным и самонадеянным. Он и не замечает, как упускает время, рискует отстать или пасть жертвой коварного врага.

Князь, утомившись набегами варварских пламен, повел на них войско и разгромил без большого труда. Напуганные, они признали себя побежденными, обещали дружбу и в знак примирения богато одарили князя и его приближенных, устроили в их честь богатый пир. На пиру победителей повязали. Кого умертвили, кого обра­тили в рабов, а с князя сняли кожу.

Логика борьбы, невозможной без обмана, лишает противника доброты, великодушия и порядочности, если он и был ими наделен. От коварства может уберечь только предусмотрительность. Довер­чивость к противнику — проявление лености мысли и желания иметь передышку. Не всегда можно победить, но сделать себя непобедимым можно всегда.
^

Управляй гражданскими методами…


Управляй гражданскими методами, а в повиновении держи воен­ными.

Следовать принципу отделения твердого от пустого — это знать, кто находится в состоянии войны с тобой, а кто нет, от кого ждать обмана, а от кого нет.

Но вот беда: нет такого врага, с которым следовало бы вести войну в любое время и по любому поводу. Враг — человек, как и вы, а значит, есть многое, что вас соединяет, делая вражду очевидно не­выгодной для обеих сторон. Нежелание видеть в противнике чело­веческое — проявление лености мысли и желания иметь передышку. Вы управляете всем миром, пусть и не всегда хорошо. Ваши враги — подчиненные, вышедшие из повиновения. Потому только вы и применяете к ним военные методы. Что есть повиновение и выход из него? Повиноваться — значит не обманывать. Обманывать — значит не повиноваться.

Когда врач назначает вам лекарство, а вы обещаете его принять, хотя уверены, что делать этого не будете, вы не повинуетесь врачу. Почему вы так поступили? Чтобы не огорчить врача и не выказать недоверия к его профессиональным знаниям. Спустя некоторое время врач интересуется вашим здоровьем, дабы убедиться в эффективности лекарства и рекомендовать его другим пациентам. И вы оказываетесь перед выбором: либо при­знаться, что вы лекарства не принимали, либо вновь солгать. Эта ложь может потребовать новой — уже перед лицом других людей. При известном развитии событий этот путь станет путем войны.

Тут есть и вина врача. Он должен уметь читать по глазам пациента и понимать, будет тот повиноваться или нет. Нельзя ожидать повиновения профессиональной компетентности, если она не признана. Неповиновение тому, чего нет, не повод для войны.

Не рассчитывайте на повиновение, если не знаете, что есть вы и что есть в вас, чему обязаны повиноваться. Нельзя управлять миром, не отделив в себе твердого от пустого.
^

Как отличить ложь милую от лжи злой?


Обман — дитя двух родителей. Выращенное двумя или одним, хотя, может быть, нежеланное для обоих. Кто обманут? Тот, кто хотел быть обманутым и молча молил об этом? Не обмануть такого иногда бестактность, которая не проща­ется. Она отрезает дорогу к жизни, понуждая к ненужной борьбе. Это трудно простить. Но где мера желания быть обманутым? Желающий услышать правду, но не любую, уже понуждает к обману. Тот, кто не желает быть обманутым, безразличен к тому, какова правда, лишь бы она была правдой. Сила в безразличии. Безразличие к сообщению не есть безразличие к делам и судьбам. Но сообщение о делах одно, а дела — другое. Кто казнит гонца за плохое известие, понуждает других обманывать себя или хотя бы до поры скрывать правду. Мир повинуется безразличным. Безразличен исполнитель чужих, не своих приказаний. Приказаний Великого менеджера. Мир пови­нуется имеющим путь.
^

Что может один?


Как может один человек заставить мир повиноваться? Какую армию должен иметь он? Достаточно самого себя. Каждый человек — армия, которая сра­жается хорошо или плохо. И остальные армии мира — ее враги или союзники. Человек-армия — это полководец и дипломат, офицер и солдат, шпион и проводник. Все в одном лице. Человек-армия может не победить в том или ином сражении, но может сделать себя непобедимым. Победа зависит от противника. Непобедимость — только от самого себя. Может ли человек-армия указать противнику путь и сделать его своим другом? Может. Может ли он проникнуть в замыслы врага и разбить их? Может. Может ли он разбить союзы врага и заключить свои? Может. Может ли он сохранить армию противника в целости, сделав ее применение против себя бессмысленным? Может.

Может ли он овладеть выгодой, еще не захваченной врагом? Может. Все, что может армия, может и один человек. Но любая армия не может того, что может один человек.

Она не может остаться полностью незамеченной.

Она не, может сохранить все секреты.

Она не может быть полностью дисциплинированной.

Она не может постоянно избегать удара твердым о твердое, сражаться, никогда не проливая крови.

Кто виды человека-армию? Никто не видел его.

Кто знает его? Никто не знает.

Кто знает его путь?

Он сам.
^

Есть армии, с которыми не сражаются


Есть армии, с которыми не сражаются. Их пропускают, обходят или избегают. Цена победы так высока, что она не в радость. Вот армии, с которыми не сражаются. Отборные войска, где каждый стоит десяти. Где каждый и каждую минуту ощущает себя в местности смерти. Где смерть в бою почитают радостной. Где воины — как пальцы одной руки. Войска, спускающиеся с горы, как поток, сметающий все на своем пути. Поздно воздвигать препятствия, когда он устремился вниз. Сметет и препятствия, и строителей. Войска, возвращающиеся домой. Сверхсильные желания делают людей сверхсильными. Войска, находящиеся в местности смерти. Человек-армия. Он обладает всеми этими качествами. Разве не боятся тысячи солдат, идущих по лесу, одного, решившего дорого продать свою жизнь?! Их много, но каждый из них рискует столк­нуться с ним один на один!

Есть много признаков, по которым распознают армию и ее состояние.

Если солдаты громко окликают друг друга в лесу — боятся.

Если стоят, опираясь на оружие, — голодают.

Если, зачерпнув воды, сначала пьют сами — их мучит жажда.

Если противник говорит храбрые речи — хочет передышки.

Если то наступает, то отступает — заманивает в ловушку.

Если полон решимости драться, но не наступает — готовит наступ­ление.

Знать себя и знать врага — подать победе руку.

Причина войны в незнании ее результатов.

Причина победы в знании ее законов.
1   2   3   4

Похожие:

В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconВ. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев
Вы держите в руках книгу, которая, возможно, изменит вашу жизнь. Подобно тому, как она изменила мою. Большинство мыслей, которые...
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconКнига 1 Книга «Две жизни»
Их самоотверженный труд по раскрытию Духа человека. Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение,...
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconВладимир Тарасов Принципы жизни. Книга для героев Моим ученикам,...
Подобно тому, как она изменила мою. Большинство мыслей, которые вы здесь найдете, принадлежат мне. Это как раз то новое, которое...
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconКнига "Две жизни" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с
Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение, изложенное в книгах "Живой Этики", как бы проиллюстрировано...
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconКнига доцента Новосибирского сельскохозяйственного института В. Г....
Книга доцента Новосибирского сельскохозяйственного института В. Г. Кашковского "Технология ухода за пчелами" обобщение опыта передовых...
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconАнатолий Владимирович Тарасов Настоящие мужчины хоккея
О героях победного прошлого, о тех, кто создавал советскую школу хоккея, кто в честном соперничестве демонстрируя высокий дух, коллективность...
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconТехнология швейных изделий
Технология швейных изделий : методические указания к выполнению курсовых и дипломных проектов по выбору режимов машинной и влажно-тепловой...
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconУпражнения по развитию речи Логопедия для дошкольников Альбом 3 • Звуки Р, л москва
Назови героев сказок. В их именах спрятались звуки «Л» и «ЛЬ». Билеты в руках героев, в именах которых слышится звук «Л», раскрась...
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconДисциплина: «Технология электро-приботростроения» Лабораторная работа...
Изучить технологические процессы изготовления фотошаблонов для производства пп и мпп
В. К. Тарасов Технология жизни: книга для героев iconКозлов Н. И. Формула успеха, или Философия жизни эффективного человека
«Как относиться к себе и людям, или Практическая психология на каждый день». «Философские сказки, или Веселая книга о свободе и нравственности»,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница