Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг


НазваниеДжон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг
страница7/29
Дата публикации15.04.2013
Размер4.89 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   29

Глава 07
Андерсон стоял в коридоре перед кабинетом Лукаса и читал компьютерные распечатки. Увидев его, он отлепился от стены.

– Шеф хочет видеть нас немедленно.

– Знаю, мне позвонили. Я видел передачу по «ТВ 3», – ответил Лукас.

– Это для тебя, – сказал Андерсон и протянул ему папку из плотной бумаги, – Вчерашние данные по убийству Уонамейкер. В галереях ничего. Эксперты подтвердили, что сигарета – это «Кэмел», табак на теле такой же. На запястьях следы, но узлов не видно; щиколотки были связаны желтой полипропиленовой веревкой, старой, частично развалившейся оттого, что она находилась на солнце. Так что, если мы сумеем найти ее фрагменты, они, скорее всего, окажутся идентичными.

– Что то еще? Частички кожи, семенная жидкость, что нибудь?

– Пока нет… А вот данные по Бей.

– Господи.

Лукас взял папку и раскрыл ее. Почти все бумаги внутри оказались ксерокопиями отчета Коннел, с несколькими мелкими деталями, которых он раньше не видел. Мерседес Бей, тридцать семь лет, убита в тысяча девятьсот восемьдесят четвертом году, дело так и не закрыто. Первая в списке Коннел и главная тема репортажа на «ТВ 3».

– Ты слышал, что случилось на озерах? – спросил Андерсон, понизив голос, словно собирался рассказать особенно неприличный анекдот.

– А что? – Лукас поднял голову от папки с бумагами по делу Бей.

– Около дома у озер произошел настоящий кошмар. Но о нем стало известно слишком поздно, и в утренние новости сообщение не попало. Пострадали парень и его подруга, точнее, возможно подруга. Парень в коме и, скорее всего, до конца дней останется парализованным. Женщина умерла. Ей пробили голову куском трубы или стальным прутом. Может быть, прикладом винтовки или пистолетом с длинным стволом. Похоже на «редхок». По всему, мелкое ограбление. Но выглядит жутко. По настоящему.

– В убойном переполох?

– Народ в невменяемом состоянии, – ответил Андерсон, – На место преступления ездили все. Шеф только что вернулась. А тут еще репортаж «ТВ 3»… Она в ярости. Ты даже представить не можешь в какой.
Рукс рвала и метала. Она наставила на Лукаса сигарету.

– Скажи мне, что ты не имеешь к этому никакого отношения.

Лукас пожал плечами, оглядел остальных и сел.

– Я не имею к этому никакого отношения.

Рукс кивнула и сильно затянулась сигаретой; в ее кабинете пахло как в боулинге во время вечеринки какого нибудь общества. Лестер с несчастным видом сидел в углу, положив ногу на ногу. Андерсон устроился на краешке стула и глуповато уставился на Рукс сквозь толстые линзы очков.

– Я ничего такого и не подумала, мы все знаем, кто это сделал, – сказала Рукс.

– Мм, – Лукасу совсем не хотелось называть имя вслух.

– Не желаешь говорить? – возмутилась она, – Тогда скажу я: вонючка Коннел.

– Двенадцать минут, – сказал Андерсон, – Длиннее сюжета «ТВ 3» никогда не показывал. Там наверняка заполучили то, что удалось нарыть Коннел. Все имена и даты. И выкопали видеопленку с места убийства Мерседес Бей. Использован материал, который ни за что не пустили бы в то время, когда он был снят. А теперь Уонамейкер. Боже праведный, телевизионщикам удалось запечатлеть, как тело достают из мусорного бака. Никакого мешка или чего то подобного – только труп с вываливающимися внутренностями и болтающейся головой.

– Они снимали с моста, – объяснил Лукас, – Мы видели их. Я не знал, что у них такие мощные объективы.

– Дело Бей, разумеется, все еще открыто, – сказал Лестер, поменяв положение ног, – Закона о сроке давности убийства не существует.

– Вчера нужно было думать, – бросила начальник полиции.

Она вскочила и начала расхаживать по ковру, с каждым новым шагом посыпая его искрами от сигареты. Ее прическа, никогда не отличавшаяся особой аккуратностью, растрепалась, и местами волосы торчали в разные стороны, напоминая маленькие рожки.

– Показали мать Бей. Такая старенькая, еле живая, в халате, какие выдают в домах престарелых, с лицом, похожим на кусок пергамента. Она сказала, что мы бросили ее дочь на милость убийцы. Выглядела она ужасно, как будто вот вот умрет. Судя по всему, телевизионщики вытащили ее из постели в три часа ночи, чтобы записать интервью на пленку.

– Видео Коннел какое то странное, если это она передала им информацию, – сказал Андерсон.

– Они его фальсифицировали, – ответила Рукс, отмахнувшись от него рукой с сигаретой, – Я поступила так же, когда выбивала деньги в Комитете по ассигнованиям. Тебя начинают снимать на улице, потом ты входишь в какое нибудь здание, так что это выглядит как запись, сделанная во время слежки, или материал из дела. Все так и было, можете мне поверить, – Рукс посмотрела на Лукаса, – У меня через десять минут встреча с журналистами.

– Удачи, – Он улыбнулся, но улыбка получилась фальшивой.

– Тебя ведь не отстранял и от дела? – Шеф пошевелила левой бровью.

– Разумеется, нет, – ответил Лукас, – Их источник получил неверную информацию. Я весь вечер занимался этим делом и даже сумел получить зацепку по одному подозреваемому.

– Это правда? – Бровь снова поползла вверх.

– Более или менее, – сказал Лукас, – Предположительно, Мусорщик Дуг работает на свалке в Дакоте.

– Хм. Мы сделали большой шаг вперед, – с некоторой долей удовлетворения заметила Рукс, – Если ты сможешь сегодня доставить его сюда, я лично сообщу об этом непосредственно в «Стар трибьюн». А также все, что тебе удастся узнать. И пошел к чертям «ТВ 3».

– Если Меган является их информатором, они узнают, что ты солгала, когда заявила, что не отдавала приказа о передаче дела в Сент Пол, – сказал Лестер.

– Вот как? И что? – спросила Рукс, – Что они сделают – возмутятся? Или откроют нам имя своего информатора? Да пошли они!

– Коннел по прежнему работает со мной? – спросил Лукас.

– У нас нет выбора, – рявкнула шеф, – Если мы не отзывали расследование, тогда она должна участвовать в нем. Я разберусь с ней позже.

– У нее нет «позже», – напомнил Лукас.

– Господи, – сказала Рукс и застыла на месте, – Мог бы и промолчать.
Сюжет «ТВ 3» представлял собой подборку видеоматериалов с комментариями ослепительной блондинки, выглядевшей очень сексуально. Журналистка, одетая в дорогое пальто, выдавала длинные, напористые обвинения, основанные на сведениях, собранных Коннел; у нее за спиной, освещенное в лучших традициях фильма ужасов, высилось здание из красного кирпича, стоящее в квартале трущоб, где было обнаружено тело Мерседес Бей. Журналистка подробно рассказала о гибели Бей и последующих жертвах, зачитав данные из отчетов, сделанных после вскрытия. Затем она продолжила: «Из за того, что начальник полиции Рукс приняла весьма сомнительное решение о приостановке расследования…», и «Учитывая то, что полиция Миннеаполиса отказалась заниматься этими убийствами по политическим мотивам…», и «Неужели вопли Мерседес Бей, умоляющей о справедливости, будут растоптаны департаментом полиции Миннеаполиса ради победы на выборах? Неужели в нашем округе падут от руки жестокого убийцы другие невинные женщины? Время покажет…»

– Никто не смеет так подставлять меня! – заорала Рукс на своего помощника по связям с общественностью, когда Лукас и Андерсон вышли из ее кабинета, – Никто не смеет…

Андерсон ухмыльнулся, взглянув на Лукаса, и сказал:

– Очевидно, Коннел посмела.
В коридоре Лукаса остановил Грив. Он был в свободном костюме лавандового цвета с голубым шелковым галстуком.

– Я прочитал дело, но только зря потратил время. Я вполне мог узнать все подробности сегодня утром по телевизору.

– Ну да, – буркнул Лукас.

Он открыл дверь своего кабинета, и Грив вошел вслед за ним. Лукас проверил, нет ли голосовой почты, обнаружил сообщение и нажал на кнопку воспроизведения. Зазвучал смущенный голос Меган:

– Сегодня утром я видела сюжет по телевизору. Это что нибудь меняет?

Лукас фыркнул от такой наглости и записал номер, который она оставила.

– Что будем делать? – спросил Грив.

– Попытаемся отыскать одного парня в Дакоте. Психопат, помешался на сексуальной почве. К тому же он любил пускать в дело нож.

Лукас говорил и одновременно набирал номер Коннел. Она взяла трубку после первого гудка.

– Это Дэвенпорт.

– Господи, – сказала Меган, – Я смотрела телевизор…

– Да да. Во всем городе только человека три не знают, кто поделился с ними информацией, и Рукс не входит в их число. Тебе сегодня лучше не высовываться. Она в ярости. А мы вернулись к расследованию.

– Вернулись, – сказала она с утвердительной интонацией, и Лукас услышал в ее голосе намек на удовлетворение. При этом она не стала ничего отрицать, – Есть что нибудь новенькое?

Он сообщил ей то, что Андерсон узнал в криминалистической лаборатории Висконсина.

– Следы от веревки? Если он связал свою жертву, значит, наверняка отвез ее к себе домой. Он живет здесь. Других он не связывал, выходит, не мог забрать их… Слушай, если ты почитаешь дело Мерседес Бей, то увидишь, что ее нашли далеко не сразу.

– Возможно, это важно, – не стал спорить Лукас, – Мы с Гривом поищем Мусорщика Дуга. У меня есть наводка.

– Я тоже хочу поехать с вами.

– Нет. Сегодня ты не должна здесь появляться. Поверь мне, так будет лучше.

– Можно, я попробую позвонить в пару мест? – спросила она.

– Куда?

– Людям из списка, который мы получили в книжном магазине.

– Этим займутся ребята из Сент Пола, – ответил Лукас.

– Но они ничего не делают. А я могу приступить прямо сейчас.

– Сначала поговори с Лестером, – сказал Лукас, – Пусть он свяжется с Сент Полом. В конце концов, это их расследование.
– Ты послушаешь мою историю? – спросил Грив, когда они шли к «порше».

– Твою историю?

– Если не хочешь, чтобы я ныл и стонал в течение пары часов.

– Давай, – согласился Лукас.

Грив рассказал, что школьную учительницу по имени Шармань Картер нашли мертвой в ее собственной постели. Квартира была заперта изнутри. В ней стояла система безопасности, в которой использовались датчики движения и инфракрасное излучение. Тревожный сигнал поступал напрямую в охранную компанию.

– Квартира была закрыта надежно?

– Абсолютно.

– А с чего ты взял, что ее убили?

– Ее смерть была выгодна очень плохим людям.

– Имена?

– Братья Джойс, Джон и Джордж, – ответил Грив, – Знаешь их?

– Отлично знаю, – улыбнувшись, сказал Лукас.

– Что такое?

– В детстве я играл с ними в хоккей, – пояснил он, – Они уже тогда были настоящими негодяями, и с тех пор ничего не изменилось.

Джойсы чуть не стали очень богатыми. Они начали с того, что брали внаем дома в трущобах у их владельцев – создавалось впечатление, что по большей части это были адвокаты, – и сдавали квартиры. Накопив достаточно средств, братья купили пару ночлежек. Когда обеспечивать бездомных жильем стало модно, Джойсы довели состояние приютов до минимальных стандартов, а потом продали благотворительному фонду.

– Директор фонда приехал на огромном «БМВ», – продолжал Грив.

– Наверное, экономил на завтраках, – предположил Лукас.

– Вне всякого сомнения, – подтвердил Грив, – Итак, Джойсы получили деньги и начали спекулировать квартирами. Мне рассказали, что в какой то момент они контролировали около пяти или шести миллионов долларов. А потом случился экономический кризис. И недвижимость особенно упала в цене.

– Ой ой.

– Так вот, братья спасли, что смогли, и вложили все до единого цента в старый дом на Саут Ист Сайд. Сорок квартир. Широкие коридоры.

– Широкие коридоры?

– Точно, широкие. Идея Джойсов состояла в том, чтобы с помощью сухой штукатурки, шпатлевки и краски отремонтировать дом, убрать шкафы, поставить новые невысокие плиты и холодильники, а потом продать дом городу в качестве государственного жилья для инвалидов. Они кого то там подмазали, и городской совет горел желанием провернуть эту сделку. Братья собирались получить полтора миллиона. Но на их пути возникло препятствие.

До того как дом купили Джойсы, учительница Шармань Картер и дюжина других жильцов подписали долгосрочные договора на аренду с предыдущим управляющим. Он, видимо, знал, что лишится работы после сделки и, думаю, заключил эти соглашения, чтобы отомстить новым хозяевам. Город не желал покупать дом, в котором живут люди, имеющие на руках такие договоры. Часть из них Джойсы перекупили, а на тех, кто отказался, подали в районный суд, но он поддержал квартиросъемщиков.

– По условиям аренды в течение пятнадцати лет они должны платить пятьсот долларов в месяц плюс два процента увеличения арендной платы в год. И все. Это очень дешево за такие квартиры, к тому же повышение не идет ни в какое сравнение с инфляцией, – сказал Грив, – Вот почему они не хотели уезжать оттуда. Но возможно, им все равно пришлось бы, потому что Джойсы терроризировали их. Впрочем, им не удалось запугать старую учительницу, и она объединила вокруг себя остальных жильцов. А потом ее нашли мертвой.

– Понятно.

– На прошлой неделе она не пришла в школу, – продолжал Грив, – Ей позвонил директор, но она не взяла трубку. Тогда туда отправили копа, чтобы посмотреть, что случилось, но он не смог открыть дверь, поскольку оказалось, что та заперта изнутри, а на телефонные звонки никто не отвечает. Наконец они взломали замок, тут же сработала сигнализация. Картер нашли мертвой в собственной постели. Джордж Джойс умывается слезами, но вид у него как у кота, который сожрал канарейку. Мы думаем, это он убил ее.

– Вскрытие сделали?

– Да. На теле никаких следов. В отчетах токсикологов сказано, что они обнаружили в крови снотворное, по количеству равное двум таблеткам, на которые нашелся рецепт. На прикроватном столике стояла бутылка пива и стакан, но, видимо, алкоголь метаболизировался, потому что в крови его не обнаружили. Дочь учительницы сообщила, что ее мать много лет страдала от бессонницы. Она запивала пару таблеток пивом, читала, пока не чувствовала, что начинает засыпать, шла в туалет и укладывалась в постель. Все выглядит именно так. Патологоанатомы говорят, что у нее остановилось сердце. Все, точка.

– Так бывает, – пожав плечами, сказал Лукас.

– В ее семье никто не страдал от сердечно сосудистых заболеваний. В феврале она проходила медосмотр, никаких проблем, кроме бессонницы. Кроме того, она слишком худая. У людей с недостаточным весом не бывает проблем с сердцем.

– И тем не менее такое случается, – возразил Лукас, – Человек падает замертво.

Грив покачал головой.

– Когда Джойсы управляли ночлежками, на них работал тип, который следил там за порядком. Потом они поручили ему заниматься квартирами. Твой старый дружок – ты засаживал его три или четыре раза, судя по тому, что говорится в Национальном центре информации о преступности. Помнишь Рэя Черри?

– Черри? Господи, он настоящий подонок. В молодости участвовал в матчах «Золотых перчаток»10.– Лукас задумчиво почесал подбородок, – Да уж, мерзкая компания собралась.

– И что мне делать? У меня ничего нет.

– Тебе нужен паяльник и темный подвал. В конце концов Черри заговорит.

Лукас оскалился в ухмылке, и Грив чуть заметно отшатнулся от него.

– Ты ведь не серьезно.

– Ну… нет, наверно, – ответил Лукас и, просветлев, добавил: – Может быть, ее закололи сосулькой.

– Что?

– Дай подумать, – сказал он.
В округе Дакота имелось две свалки. В соответствии с законом Мерфи11 они сначала выбрали не ту, затем по заасфальтированным боковым дорогам добрались до нужной. Последние полмили они ехали между двумя огромными мусоровозами, чье содержимое перезрело на солнышке раннего лета.

– Офис, – сказал Грив, показывая налево.

Он промокал платком лацканы своего лавандового костюма, как будто пытался таким способом избавиться от запаха гнилых фруктов.

Администрация свалки расположилась в крошечном кирпичном здании с большим зеркальным окном, выходящим на весы для грузовиков и длинный строй самосвалов с мусором, которые с грохотом катили в сторону участка грязно желтой земли. Лукас свернул к парковке и остановил свой «порше» в углу.

Они вошли внутрь и увидели, что переднюю часть офиса от задней отделяет стойка с поверхностью из жаростойкого пластика. За ней стоял металлический стол, за которым сидел толстый мужчина в зеленой футболке и держал во рту незажженную сигару. Он на что то жаловался в телефонную трубку и одновременно сковыривал с локтей кусочки омертвевшей кожи – последствия псориаза. Дверь за спиной толстяка вела в комнатенку размером с телефонную будку, где были унитаз и раковина. Из открытой двери доносилось какое то бульканье. Наполовину израсходованный рулон туалетной бумаги пристроился на бачке, другой валялся на полу и пропитался ржавой водой.

– Так он говорит, чтобы приехать сюда и посмотреть, ему придется выложить целую сотню, – сказал толстяк в телефонную трубку, глядя в сторону туалета, – Слушай, я сгоняю во «Флит фарм»12 и куплю там детали… Я знаю, Эл, но это меня просто бесит.

Мужчина прикрыл трубку рукой, сказал:

– Подождите минутку, – и снова обратился к своему собеседнику: – Эл, мне нужно заканчивать, тут ко мне пришла парочка ребят в костюмах. Угу, – Он посмотрел на Лукаса и спросил: – Вы из Агентства по защите окружающей среды?

– Нет.

– Нет, – сказал в трубку толстяк, послушал и снова поднял голову, – Управление по технике безопасности и гигиене труда?

– Нет, полиция Миннеаполиса.

– Полиция Миннеаполиса, – сообщил мужчина своему собеседнику, послушал минуту и опять посмотрел на Лукаса, – Он отправил чек.

– Что?

– Он отправил чек своей старушке. Сегодня утром по почте, и все такое.

– Замечательно, – сказал Лукас, – Я очень надеюсь, что он говорит правду, иначе мы арестуем его за то, что он ввел в заблуждение офицера во время исполнения служебных обязанностей, а это преступление третьей категории.

Грив отвернулся, чтобы скрыть улыбку, а толстяк повторил слова Лукаса в трубку и после паузы добавил:

– Коп так говорит, – Затем он повесил трубку, – Эл уверяет, что действительно отправил чек.

– Хорошо, – сказал Лукас, – Кроме того, мы разыскиваем парня, который предположительно тут обитает. Мусорщик Дуг…

Мужчина отвел глаза.

– Значит, он здесь? – спросил Лукас.

– Мусорщик… ну, он вроде как… – Толстяк постучал себя пальцем по лбу.

– Я знаю. Имел с ним дело пару раз.

– А в последнее время?

– После того как он вышел из «Сент Питера», я не видел его.

– Мне кажется, у него болезнь Альцгеймера, – сказал толстяк, – В какие то дни он как будто не в себе. Забывает поесть, делает свои дела в штаны.

– Где он? – спросил Лукас.

– Господи, мне его ужасно жалко. У парня ничего хорошего в жизни не было, – сказал мужчина, – Ни единого дня.

– Он резал людей. Это недопустимо.

– Да, я знаю. Он убивал красивых женщин. Я не оправдываю преступления, но если поговорить с Мусорщиком, то сразу становится ясно, что он не может иначе. Он как ребенок. Ну, не совсем, потому что нормальный ребенок не стал бы делать такое, просто он не ведает, что творит. Он вроде питбуля. Это не его вина.

– Мы это учитываем, – мягко проговорил Грив, – Это ужасно.

Толстяк вздохнул, с трудом поднялся на ноги и, обойдя стойку, подошел к окну.

– Видите вон ту иву? – Он показал на дальний конец свалки, – Мусорщик живет там, в лесу. По правилам это не разрешается, но что тут поделаешь?
Полицейские шагали по желтой земле, стараясь не попадаться на пути туч пыли, поднимаемых мусоровозами. Свалка больше напоминала строительство автострады, чем то, чем являлась на самом деле. Тракторы с прицепами Д 9 деловито сновали вдоль границ желтой земли, и только здесь свалка выглядела так, как ей подобает: кучи зеленых полиэтиленовых мешков для мусора, использованные подгузники, коробки от каш, картон, куски пластика и металла – все присыпано желтой пылью и окружено молодыми деревцами. Чайки, вороны и голуби летали над горами отбросов в поисках пропитания. Тощая серая собака, двигаясь как шакал, бежала вдоль края свалки.

Ива оказалась очень старой и пожелтевшей от времени, но с могучими, опущенными к земле ветками и ярко зеле ными молодыми листочками. Два куска голубого пластика, пристроенных на нижних ветвях, создавали подобие палатки. Под одним из них стоял угольный гриль, явно найденный на свалке, под другим валялся матрас, а на нем лицом вверх, с открытыми глазами, неподвижно лежал мужчина.

– Господи, он умер, черт его подери, – прошептал Грив.

Лукас сошел с земляного участка. Грив неохотно последовал за ним, и они зашагали по узкой тропинке меж зарослей кустов. В следующее мгновение в нос им ударил мерзкий запах человеческих отходов, такой сильный, что казалось, будто он окружил их со всех сторон. Стараясь дышать ртом, Лукас бессознательно потянулся к кобуре, вытащил пистолет на четверть дюйма, высвобождая его, и засунул обратно. Он остановился неподалеку от человека на матрасе и крикнул:

– Эй!

Мужчина дернулся и снова замер. Он лежал, вытянув одну руку, а другой прикрывая низ живота. Подойдя ближе, Лукас понял, что с его вытянутой рукой что то не в порядке. Возле матраса стоял плоский пень, служивший столом. На нем пристроилось несколько маленьких коричневых цилиндров, похожих на куски вяленой говядины. Рядом на боку валялась открытая банка с растворителем для краски.

– Эй…

Человек откатился от них и попытался сесть. Мусорщик Дуг. Он был босиком, а в руке сжимал длинный изогнутый нож с перламутровой рукоятью. Дуг держал его очень осторожно, точно опасную бритву.

– Пошливонотсюда, – произнес он в одно слово.

У него были белые мутные глаза, словно затянутые катарактой, лицо загорело дочерна, во рту не осталось ни одного зуба. Судя по всему, он не брился уже несколько недель. Когда он встал, седеющие волосы упали на плечи, грязные и спутанные. Лукас никогда не видел его в таком ужасающем состоянии; ни одно человеческое существо на его памяти не выглядело так.

– Тут повсюду дерьмо, – сказал Грив и тут же добавил: – Осторожно, берегись ножа.

Мусорщик вращал нож в пальцах с ловкостью фокусника. Сталь вспыхивала в слабых лучах солнца.

– Пошли вон отсюда! – завопил Мусорщик.

Он сделал шаг к полицейским, упал, попытался опереться на свободную руку, вскрикнул и повалился на спину, прижав ладонь к себе.

На ней не было пальцев. Лукас посмотрел на пень и понял, что коричневые кусочки – это обрубки пальцев руки и ноги.

– Боже праведный, – пробормотал он и взглянул на Грива, у которого отвисла челюсть.

Мусорщик зарыдал, пытаясь подняться и продолжая размахивать ножом, зажатым в здоровой руке. Лукас переместился ему за спину и, когда Мусорщик встал на колени, толкнул его ногой между лопатками. Тот повалился лицом вниз рядом с матрасом. Прижав его к земле, Лукас схватил руку без пальцев, но Мусорщик, по прежнему рыдая, стал вырываться. Лукас поймал его другую руку и вытряхнул из нее нож. Мусорщик был слишком слаб, чтобы сопротивляться.

– Идти сможешь? – спросил Лукас, пытаясь поставить его на ноги, – Помоги мне, – взглянув на Грива, попросил он.

Мусорщик, не в силах справиться со слезами, кивнул и с помощью полицейских поднялся на ноги.

– Нам нужно идти, приятель. Давай уйдем отсюда, – сказал Лукас, – Мы копы, ты пойдешь с нами.

Они повели его назад сквозь заросли сорняков и вонь дерьма. Мусорщик спотыкался, продолжая плакать. Где то на полпути, видимо, в голове у него что то щелкнуло, глаза стали относительно осмысленными, и он посмотрел на Лукаса.

– Принеси мой нож. Принеси нож. Он заржавеет.

Лукас мгновение изучал его лицо, потом оглянулся назад.

– Подержи его, – попросил он Грива.

Мусорщик не имел никакого отношения к убийствам, которые они расследовали, он просто не мог совершить их. Впрочем, нож следовало изъять.

– Принеси нож.

Лукас бегом вернулся к иве, подобрал нож, закрыл его и уже не спеша пошел к тому месту, где Грив держал за плечо Мусорщика. Тот, покачиваясь, стоял на тропинке, его сознание снова затуманилось, и он послушно побрел вместе с Лукасом и Гривом по желтой земле свалки. Он едва передвигал ноги, как будто они были деревянными чурками. На ступнях остались только большие пальцы. На левой ладони сохранились большой палец и костяшка около мизинца. Рука стала багровой от заражения.

Когда они подошли к офису, на пороге появился толстяк, и Лукас обратился к нему:

– Позвони в «девять один один». Скажи, что полицейский офицер вызывает машину «скорой помощи». Меня зовут Лукас Дэвенпорт, я заместитель начальника полиции Миннеаполиса.

– Что случилось? – спросил толстяк, но тут он увидел руку Мусорщика, а в следующее мгновение его ноги, – Пресвятая Дева Мария! – выдохнул он и поспешил в офис.

Лукас посмотрел на Мусорщика, сунул руку в карман и вернул ему нож.

– Отпусти его, – сказал он Гриву.

– Ты что задумал? – спросил Грив.

– Делай, как я говорю.

Грив неохотно отпустил Мусорщика, который сжимал в руке закрытый нож. Лукас сделал шаг в сторону и встал в позу человека, приготовившегося сражаться на ножах.

– Я тебя порежу, Мусорщик, – сказал он тихо, с угрозой в голосе.

Мусорщик повернулся к нему, и на его изможденном лице появилась улыбка. Нож шевельнулся у него в руке, неожиданно выскочило лезвие, и Мусорщик сделал неуверенный шаг к Лукасу.

– Это я тебя порежу, а не ты меня.

– Нет, я тебя достану, – возразил Лукас и начал отступать по дуге вправо, в противоположную от лезвия сторону.

– Не выйдет!

Из домика появился толстяк.

– Эй, что вы делаете? – возмутился он.

Лукас посмотрел на него.

– Расслабься. «Скорая» едет?

– Да, вот вот будет, – ответил толстяк и сделал шаг к Мусорщику, – Дуг, дружище, отдай мне нож.

– Я его порежу, – сказал тот, приближаясь к Лукасу.

Он споткнулся, и Лукас тут же подскочил к нему, крепко взял за изуродованную руку, вывернул ее, ухватился за потрепанный правый рукав, сжал запястье и заставил выпустить нож.

– Ты арестован за нападение на офицера полиции, – сказал он, оттолкнув в сторону толстяка, поднял с земли нож, закрыл его и убрал в карман, – Понимаешь меня? Ты арестован.

Мусорщик посмотрел на него и кивнул.

– Сядь, – приказал ему Лукас.

Мусорщик, спотыкаясь, подошел к плоскому бетонному крыльцу перед домиком администрации свалки и плюхнулся на него.

– Вы все видели. Запомните это.

– Не думаю, чтобы он был в состоянии причинить вам вред, – сказал толстяк, с сомнением посмотрев на Мусорщика.

– Арест – это лучшее, что я могу для него сделать, – спокойно ответил Лукас, – Его заберут, помоют и займутся его ранами.

Мужчина немного подумал и кивнул. Зазвонил телефон, и он вернулся в офис. Полицейские и арестованный молча сидели и ждали. Неожиданно Мусорщик поднял голову.

– Дэвенпорт, что тебе нужно?

Его голос прозвучал четко, спокойно, глаза стали осмысленными.

– Кто то убивает женщин, – ответил Лукас, – Я хотел убедиться, что это не ты.

– Я зарезал нескольких женщин, давно, – сказал Мусорщик, – Была там одна, с красивыми… ну, ты знаешь. Я делал на них виноградное вино.

– Да, я знаю.

– Давно… Им нравилось, – сказал он.

Лукас покачал головой.

– Кто то режет женщин? – переспросил Мусорщик.

– Да, кто то режет женщин.

Они еще немного помолчали, и Грив спросил Мусорщика:

– Почему парни это делают?

Вдалеке послышался вой сирены, который заглушил грохот грузовиков, направляющихся к границе свалки. Видимо, толстяк сказал, что вызов срочный.

– Так нужно, – ответил Мусорщик Гриву, – Если ты не будешь резать их, особенно хорошеньких, они перестают слушаться. А женщины должны слушаться.

– Да?

– Да. Если ты ее зарезал, она уже никуда не денется. Это точно. Никуда не денется.

– Тогда скажи, почему ты делаешь большой перерыв и никого не трогаешь, а потом начинаешь убивать женщин одну за другой?

– Я не убивал их, – возразил Мусорщик и бросил на Грива настороженный взгляд.

– Ты – нет. Так ведет себя тип, которого мы ищем.

Лукас с интересом посмотрел на парня в итальянском костюме лавандового цвета, болтающего с человеком без пальцев ног так, будто они сидели на улице перед кафе и пили капучино.

– Он просто начал убивать их, и все? – спросил Мусорщик.

– Да.

Мусорщик задумался, поглаживая лицо здоровой рукой, потом вскинул голову, словно нашел ответ.

– Потому что женщина заводит тебя, вот почему. Ты видишь женщину, и она тебя заводит. Словно хватает тебя за твою игрушку. Твой член несколько дней не дает тебе покоя, и ты просто должен что то сделать с этим. Ну понимаешь, должен порезать каких нибудь женщин.

– Женщина заводит тебя?

– Угу.

– И тогда ты берешь нож и убиваешь ее.

– Ну… – Мусорщик как будто попытался заглянуть к себе в душу, – Может быть, не ее. Иногда зарезать ту самую женщину невозможно. Была вот одна… – Он словно унесся от них, вернувшись в прошлое, – Но ты должен обязательно кого нибудь зарезать, – сказал он наконец, – Если ты этого не сделаешь, твой член так и будет торчать и мучить тебя.

– И что?

– В каком смысле? Ты же не можешь ходить по улицам с торчащей игрушкой. Не можешь, и все.

– Я бы хотел, – фыркнул Грив.

Мусорщик разозлился, напрягся, его лицо исказилось.

– Ты не можешь! Не можешь так ходить!

– Ладно…

На свалку влетела «скорая помощь», а за ней через несколько секунд – машина шерифа.

– Пойдем, Мусорщик, мы положим тебя в больницу, – позвал его Лукас.

– Но ты должен заполучить ее, – сказал тот Гриву, вцепившись здоровой рукой в его брючину, – Рано или поздно должен получить ту, из за которой твоя игрушка просыпается. Если женщина разгуливает по улицам и заставляет твой член торчать, когда ей захочется, значит, она себя плохо ведет. Она себя плохо ведет, и ты должен ее зарезать.

– Ладно…

Лукас заполнил бланк заявления, передал его шерифу, приехавшему вслед за «скорой помощью», и Мусорщика увели.
– Я рад, что поехал с тобой, – сказал Грив Лукасу, – Посмотрел на свалку и парня, который режет себя, точно он кусок проволоне13.

Лукас покачал головой.

– Ты там классно выступил. У тебя отлично получилось разговорить его.

– Правда?

– Знаешь, беседы с людьми – это половина работы убойного отдела.

– Болтать я умею. Зато больше у меня ничего не получается, – мрачно проговорил Грив, – Слушай, давай на обратном пути заедем в мою таинственную квартиру.

– Нет.

– Ну пожалуйста, дружище!

– Сейчас слишком много дел, – сказал Лукас, – Может, позже удастся выкроить время.

– Ребята из убойного меня достали, – пожаловался Грив, – Они постоянно шлют мне записочки. «Ну как, есть результат?» Пошли они все!
Грив отправился в отдел по расследованию убийств, чтобы доложить о своем возвращении, а Лукас подошел к кабинету Рукс и заглянул внутрь.

– Мы взяли Мусорщика Дуга. Почти наверняка он тут ни при чем.

Лукас объяснил, почему он так думает, и рассказал, как Мусорщик изуродовал себя.

– А что будет, если я скормлю его «Стар трибьюн»? – спросила Рукс, покусывая губу.

– Все зависит от того, как ты это сделаешь, – ответил Лукас. Сложив на груди руки, он прислонился к дверному косяку, – Если ты предупредишь их, что информация не подлежит разглашению, но ты готова сообщить им кое какие детали, возможно, это поможет немного снять напряжение. Или, по крайней мере, уведет их в другую сторону. Но в любом случае получится довольно цинично.

– Плевать. Мусорщика арестовывали в нашем округе?

– Кажется, да. Обвинение ему предъявляли точно здесь. Если ты дашь им наводку на него прямо сейчас, они могут перейти на другую сторону улицы и раздобыть его дела.

– Даже если все это чушь, материал получится роскошный. Для первых газетных полос, – сказала Рукс и потерла глаза, – Лукас, мне совсем не хочется делать это, но мое положение под угрозой. Думаю, у меня в запасе пара недель, а потом, скорее всего, мне не спастись.
Вернувшись в свой кабинет, Лукас обнаружил, что его ждет голосовое сообщение.

– Это Коннел. У меня появилось кое что интересное. Свяжись со мной.

Он набрал номер ее пейджера. Немного послушал гудки и повесил трубку. Мусорщик оказался сплошной потерей времени, хотя его можно использовать в качестве кости, которую бросят репортерам. Так себе кость…

Лукас снова принялся листать отчеты Коннел, пытаясь запомнить как можно больше подробностей.

Во всех убийствах было кое что общее, но больше всего из этого Лукаса беспокоила простота, с которой совершались преступления. Преступник выбирал женщину, убивал ее, потом выбрасывал тело. Не всех находили сразу – Коннел предположила, что он продержал кого то из них у себя несколько часов или даже всю ночь, но в одном случае, в Южной Дакоте, тело обнаружили через сорок пять минут после того, как женщину видели живой и здоровой. Преступник не рисковал и сразу избавлялся от трупов, так что этот путь никуда не приведет.

А еще он не оставлял никаких улик. Он мог совершать убийства в своей машине – Меган считала, что это, скорее всего, фургон или пикап, – или воспользоваться мотелем, если тщательно планировал свое преступление.

В одном случае, в Тандер Бее, на одежде жертвы предположительно остались следы семенной жидкости, но пятно, чем бы оно ни было, испортили, когда безуспешно пытались узнать группу крови. В отчете говорилось, что это вполне могла быть и салатная заправка. Эксперты не сумели определить ДНК преступника.

Вагинальные и анальные тесты ничего не дали, но патологоанатомы обнаружили синяки около рта жертв, и это говорило о том, что они подверглись оральному насилию. Исследования содержимого желудков убитых женщин показало отсутствие семенной жидкости, значит, он не эякулировал им в рот или они прожили достаточно долго и желудочный сок уничтожил все следы.

Другой проблемой являлись волосы. С некоторых тел удалось собрать образцы волос, не принадлежащих жертвам, но почти во всех случаях их оказалось несколько видов. Определить, какие укажут на убийцу, не представлялось возможным. Скорее всего, они не имели отношения к делу. Коннел попыталась сравнить образцы, но часть из них была потеряна или уничтожена либо бюрократические преграды оказались столь непроходимыми, что данный вопрос так и остался открытым. Лукас сделал себе пометку, что следует поискать совпадения в образцах волос в деле Уонамейкер и Джоан Смите.

Закрыв папку, Лукас встал, подошел к окну и невидящим взглядом уставился на улицу. Он думал. Убийца не оставил однозначных улик. Таким образом, на данный момент волосы – единственный шанс найти его. Требовалось провести сравнительный анализ, причем как можно скорее. Больше не было ничего, что помогло бы связать конкретного человека с определенным трупом. Совсем ничего.

Зазвонил телефон.

– Это Меган. Я нашла свидетеля, который помнит убийцу.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   29

Похожие:

Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconАссасины террористы-самоубийцы Средневековья
Несмотря на многочисленную охрану и высокие неприступные стены, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconЖенщина не стоящая внимания
Сэр Джон и леди Кэролайн Понтефракт, мисс Эстер Уэрсли на стульях под большим тиссом
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconСергей Васильевич Лукьяненко Ночной Дозор
Но по следу «ночных охотников» веками следуют охотники другие – Ночной Дозор. Они сражаются с порождениями мрака и побеждают их,...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconАссасины члены тайной религиозной шиитской секты исмаилитов. В европе...
Несмотря на многочисленную охрану и высокие неприступные стены, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconАссасины члены тайной религиозной шиитской секты исмаилитов. В европе...
Несмотря на многочисленную охрану и высокие неприступные стены, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconДжон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие
Мне не давала покоя мысль о том, что повышенным спросом пользуется произведение, к которому и у меня, и у рецензентов накопилось...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconДжон Перкинс Психонавигация. Путешествия во времени
Эта книга посвящается Рут и Джейсону Перкинсам, которые первыми познакомили меня с другими культурами
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconИздание с дополнительными материалами
«Живая и милая самоирония… Джон Грин изобразил Аляску, как Джон Ноулз — Финея в своем романе «Сепаратный мир»: с любовью к этой мрачной...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconДжон Стейнбек Благостный четверг Джон Стейнбек Благостный четверг Элизабет с любовью посвящаю
Как то вечером вытянулся Мак вольготно на своей постели в Королевской ночлежке и говорит
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconДжон У. Оллер-мл., Джон Л. Омдал Глава 7 из сборника (под ред. Дж. П. Морлэнда)
Из сборника (под ред. Дж. П. Морлэнда) «The Creation Hypothesis: Scientific Evidence for an Intelligent Designer»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница