Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг


НазваниеДжон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг
страница8/29
Дата публикации15.04.2013
Размер4.89 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29

Глава 08
Близился вечер, солнце нагрело городские тротуары. Грив отказывался ехать с Лукасом.

– Послушай, пользы от меня будет немного. Я же не знаю, что вы с Коннел делаете и какие у вас идеи. А мне очень хочется заняться моим расследованием. Кроме того, я побывал сегодня на той поганой свалке.

– Нам нужен еще один человек, который работал бы над этим делом, – ответил ему Лукас, – А именно ты. Я хочу, чтобы мы вместе встретились кое с кем и поговорили с ними.

Грив обеими руками пригладил волосы и сказал:

– Ну ладно. Но если у нас останется время, мы заедем в ту квартиру, где убили учительницу, договорились?

Лукас пожал плечами.

– Если успеем.
Коннел ждала их на углу улицы в Вудбери, под вывеской «Быстрая мойка машин». Она была в пуританском черном костюме и белой блузке, а в руках держала все ту же огромную сумку. Центр диагностики автомобилей тянулся на целый квартал.

– Давно ждете? – спросил Грив.

Он все еще продолжал дуться.

– Минуту, – ответила Коннел.

Она была на взводе, бьющая через край энергия победила страшную усталость. Лукас подумал, что она не спала всю ночь. Беседовала с телевизионщиками. Умирала.

– Ты поговорила с Сент Полом? – спросил он.

– Пустышка, – сказала Меган, и в ее голосе Лукас уловил нетерпение, – Коп, который находился в книжном магазине, их парень. Он слишком много пьет и изменяет жене. Мне рассказали, что они часто дерутся. Похоже, что про одну из их ссор много болтали в отделе. Жена выбила ему два зуба утюгом, а он голый гонялся за ней по двору с палкой от швабры, пьяный и весь в крови. Соседи вызвали наряд, подумав, что жена подстрелила его.

– Твое мнение?

– Настоящий козел, но сомневаюсь, что он убийца, – сказала Коннел, – Он уже немолодой, слишком толстый и в плохой физической форме. Раньше он курил «Мальборо», но бросил десять лет назад. Парни из Сент Пола прикрывают его по всем статьям. Их вызывали к нему домой полдюжины раз, но обвинение так и не было предъявлено.

Лукас покачал головой и посмотрел на Центр диагностики.

– А свидетель?

– Мэй Хайнц. Рассказала мне по телефону, что она обратила внимание на мужчину с бородой, невысокого, но на вид очень сильного.

Лукас повел их за собой в длинный офис, пропитанный обычными для подобных мест запахами антифриза и трансмиссионной жидкости, забитый каталогами запчастей, шинами и макетами глушителей. Хайнц оказалась жизнерадостной круглолицей женщиной с розовой кожей, усыпанной веснушками. Она сидела за прилавком, широко раскрыв глаза, а Коннел записывала ее показания.

– Я видела ту женщину, – сказала Хайнц, – Она еще задала вопрос.

– Но вы не заметили, как она ушла с мужчиной?

– Она ушла одна, – ответила Хайнц, – Я хорошо это помню.

– Там было много мужчин?

– Несколько. Парень с хвостиком и бородой, его зовут Карл, он все задавал вопросы о свиньях. У него была грязь под ногтями, так что он меня не слишком заинтересовал. Мне показалось, что его там все знают. А еще мужчина, который занимается компьютерами, коренастый, со светлыми волосами. Я слышала, как он разговаривал с кем то.

– Мейер, – сказала Меган Лукасу, – Сегодня утром я с ним побеседовала. Не тот, кто нам нужен.

– Довольно симпатичный, – вставила Хайнц, посмотрела на Коннел и подмигнула, – Если вам нравятся интеллектуалы.

– А как насчет…

– Там еще был полицейский, – сообщила Хайнц.

– Мы в курсе, – сказал Лукас.

– Двое мужчин пришли вместе, и я подумала, что это, наверное, голубые. Они стояли друг к другу слишком близко.

– Имена знаете?

– Понятия не имею, – ответила она, – Но они были прилично одеты. Наверное, архитекторы или ландшафтные дизайнеры, что то в этом роде, потому что они разговаривали с автором о рациональном использовании земли.

– И мужчина с бородой, – напомнила Меган, пытаясь подтолкнуть ее.

– Да. Он появился во время обсуждения. И наверное, сразу ушел, потому что позже я не видела его. Ну… я его искала. Господи, я уже могла бы быть мертвой. То есть если бы нашла его.

– Каким он был? Высоким, низким, толстым, худым?

– Крупный. Не высокий, но мускулистый. Широкие плечи. Борода. Я не люблю бороды, но его плечи мне понравились, – Она снова подмигнула Коннел, и Лукас поднес руку к лицу, чтобы скрыть улыбку, – И вот еще что, – сказала Хайнц, обращаясь к Коннел, – Вы спрашивали меня, не курил ли он. Я видела, как этот мужчина бросил сигарету на улице, а потом вошел в магазин.

Лукас посмотрел на Коннел и кивнул. Хайнц заметила его взгляд.

– Это он? – взволнованно выдохнула она.

– Вы его узнаете, если мы покажем вам фотографию? – спросил Лукас.

Хайнц склонила голову набок и посмотрела в сторону, как будто прокручивала в голове видеопленку.

– Не уверена, – через минуту ответила она, – Может быть, если увижу снимок. Я отлично помню бороду и плечи. Правда, борода показалась мне какой то смешной. Она была короткая, но густая, как мех. Я еще подумала, что мне она не нравится, неприятная какая то. Возможно, фальшивая. А вот лицо я запомнила плохо. Оно было какое то бугристое.

– Борода темная или светлая?

– Мм… темная. Нет, не очень. И волосы у него самые обычные, как мне кажется, каштановые.

– Хорошо, – сказал Лукас, – Давайте подведем итоги и отвезем вас к художнику. Вы сможете поехать с нами в Миннеаполис?

– Конечно. Прямо сейчас? Подождите, я предупрежу босса.

Когда она ушла, чтобы переговорить с начальником, Меган поймала Лукаса за рукав.

– Это наверняка он: курит, появился после начала обсуждения и сразу исчез. Уонамейкер немного задержалась, а потом ушла, как будто встретила кого то.

– Я бы не стал рассчитывать на это, – сказал Лукас, в глубине души надеясь, что дело сдвинулось с мертвой точки. Он ощутил это, словно учуял запах убийцы, намек на след, – Мы должны показать Хайнц дела сексуальных маньяков.

Хайнц вернулась. Она не скрывала возбуждения.

– Поехали. Я за вами.
Грив хотел, чтобы они заехали в жилой комплекс и Лукас помог разрешить загадку запертой квартиры.

– Слушай, всего двадцать минут. Мы вернемся раньше, чем она закончит с художником, – сказал он, и в его голосе появились умоляющие нотки, – Ну давай же. Это дело сводит меня с ума.

Лукас посмотрел на него: сжатые кулаки, слишком модный костюм…

– Ладно. Двадцать минут, – вздохнув, согласился он.

Они выехали на 1 94 по направлению к Миннеаполису, но свернули на юг, в сторону здания городского муниципалитета. Грив показывал дорогу через лабиринт улиц, пока они не оказались у невысокого бетонного дома постройки пятидесятых годов.

На небольшой лужайке стояла вырезанная вручную табличка из натурального дерева с названием «Доки Эйзенхауэра» под изображением птички. Толстый мужчина толкал перед собой газонокосилку, оставляя за собой запах бензина и дешевых сигар.

– «Доки Эйзенхауэра»? – спросил Лукас, когда они выбрались из машины.

– С крыши можно увидеть реку, – сказал Грив, – Владельцы посчитали, что пожилым людям понравится, если в названии будет упомянут Эйзенхауэр.

Мужчина с газонокосилкой развернулся в конце лужайки и двинулся обратно. Лукас узнал Рэя Черри, который стал на сорок фунтов тяжелее с тех пор, как принимал участие в матчах «Золотых перчаток» в шестидесятых годах. Большая часть «накоплений» сосредоточилась в районе живота, свисающего над джинсами без ремня. Его лицо из массивного стало обрюзгшим, и от шеи к плечам сползло около полудюжины складок жира. Футболка промокла от пота. Он увидел Лукаса и Грива, остановил газонокосилку около их ног и выключил ее.

– Ты что тут делаешь, Дэвенпорт?

– Изучаю обстановку, Рэй, – улыбнулся Лукас, – Как поживаешь? А ты растолстел.

– Ты больше не коп, так что убирайся к чертям с чужой собственности.

– Я вернулся в строй, Рэй, – продолжая улыбаться, ответил Лукас. Он очень обрадовался, увидев Рэя, – Ты бы читал газеты, хотя бы иногда. Я теперь заместитель начальника полиции и намерен выяснить, как ты убил старую леди.

На лице Черри промелькнуло выражение, которое Лукас сразу узнал, потому что видел его множество раз. Убийство совершил Черри. Впрочем, он тут же попытался изобразить, что удивлен, достал из кармана грязную тряпку и высморкался.

– Чушь собачья, – сказал он наконец.

– Я до тебя доберусь, Рэй, – пообещал Лукас, все так же улыбаясь, но его голос стал холодным, как сталь, – И до Джойсов тоже. Засажу тебя в «Стиллуотер». Тебе ведь около пятидесяти, Рэй. Убийство первой степени. Ты получишь… о черт, они недавно изменили закон. Когда ты выйдешь, тебе будет около восьмидесяти.

– Да пошел ты, Дэвенпорт, – ответил Черри и снова включил газонокосилку.

– Поговори со мной, Рэй, – сказал Лукас, стараясь перекричать ее рев, – Ты же знаешь, Джойсы сдадут тебя в ту самую минуту, когда решат, что им это выгодно. Но возможно, нам удастся заключить сделку.

– Иди к черту! – рявкнул Черри и отвернулся от них.

– Симпатичный парень, – проговорил Грив с фальшивым английским акцентом.

– Это он, – сказал Лукас.

Он повернулся к Гриву, и тот отступил на шаг назад, потому что лицо Лукаса стало каменным.

– Что?

– Он убил ее. Давай посмотрим на квартиру.

Лукас направился к входу в дом, и Грив поспешил за ним.

– Эй, подожди минутку, ну подожди же…
В квартире обнаружилось около тысячи книг, свернутый восточный ковер, перевязанный коричневой бечевкой, и пятнадцать еще не разложенных коробок из «Сам себе перевозчик»14. На фортепианном табурете сидела расстроенная женщина средних лет. На голове у нее был повязан носовой платок, на лице, обветренном и очень загорелом, как у садовника, застыло печальное выражение. Дочь Шармань Картер, Эмили.

– Я должна все вывезти по первому требованию, иначе придется платить за аренду квартиры, – объяснила она Гриву и окинула взглядом комнату, – Понятия не имею, что делать с книгами. Я хотела бы сохранить все, но их так много.

Лукас присмотрелся к книгам: американская литература, поэзия, история, эссе. Труды по феминизму, расставленные таким образом, что становилось ясно: это сознательная подборка, а не случайное чтение.

– Я могу кое что забрать, – сказал он, – Разумеется, если вы назовете цену. Меня интересует поэзия.

– Ну… как по вашему, сколько это может стоить? – спросила Эмили.

Грив с любопытством посмотрел на Лукаса. Тот быстро подсчитал.

– Здесь тридцать семь книг, в основном в бумажных переплетах. Сомневаюсь, что среди них есть редкие экземпляры. Как насчет ста баксов?

– Давайте я сначала просмотрю их, а потом позвоню вам.

– Конечно, – Лукас отвернулся от книг и посмотрел на Эмили Картер, – Ваша мать в последнее время не страдала от депрессии или чего нибудь подобного?

– Если вы хотите спросить, не совершила ли мама самоубийство, отвечу: нет. Она ни за что не доставила бы Джойсам такого удовольствия. Это прежде всего. Но главное, она любила жизнь, – ответила Эмили. Вспоминая мать, она немного оживилась, – Накануне вечером мы ужинали вместе, и она рассказала мне про чернокожего мальчишку из своего класса. Мама считала, что он может стать писателем, но ему требуется поддержка. Она не могла покончить с собой. Кроме того, даже если бы она и решила это сделать, то как?

– Да, непростой вопрос, – согласился Лукас.

– Единственное, что беспокоило маму, – это щитовидка. Небольшая проблема, но ей было трудно поддерживать постоянный вес, она худела. И еще бессонница. Возможно, причина отчасти в той же щитовидке.

– Значит, она все таки была больна? – спросил Лукас, искоса взглянув на Грива.

– Нет нет, вовсе нет. Не настолько, чтобы принимать таблетки. Мама весила девяносто девять фунтов при росте пять футов шесть дюймов. Это меньше нормы, но об истощении или чем то подобном речи не шло.

– Хорошо.

– Теперь мальчику, который мог бы стать писателем, никто не поможет, – сказала Эмили, и по ее щеке скатилась слеза.

Грив погладил ее по плечу – Офицер Френдли, – а Лукас отвернулся и, засунув руки в карманы, шагнул к двери. Он уже понял, что тут они ничего не найдут.

– Вам нужно поговорить с Бобом, он живет в следующей квартире по коридору, – сказала Эмили. Она взяла рулон скотча и коробку, разложила ее, превратив в куб, и оторвала кусок ленты с таким звуком, будто кто то разодрал простыню, – Он заходил ко мне перед вами.

– Боб дружил с Шармань, – пояснил Грив, – Он был здесь в тот вечер, когда она умерла.

Лукас кивнул.

– Хорошо. И примите мои соболезнования.

– Спасибо. Надеюсь, вы поймаете этих подонков, – сдавленным голосом произнесла Эмили.

– Вы считаете, что вашу мать убили?

– Что то здесь определенно произошло, – ответила она.
Боб Вуд, худой лысеющий нервный мужчина, тоже был учителем, он преподавал естествознание в Центральной средней школе Сент Пола.

– Теперь, когда Шармань умерла, нам всем придется отсюда уехать. Город обещал дать денег на переезд, но я не знаю. Цены просто ужасающие.

– Вы ничего не слышали в тот вечер? Совсем ничего?

– Совсем. Я видел Шармань около десяти часов; мы оба отвозили пустые алюминиевые банки вниз, в мусорный бак, и вместе поднимались в лифте. Она собиралась сразу лечь спать.

– Вам не показалось, что она чем то огорчена?

– Нет нет, Шармань была в прекрасном настроении, – ответил Вуд, – И я повторю вам то, что уже говорил другим полицейским: когда она закрыла дверь, я слышал, как щелкнул замок. Это можно сделать только изнутри, при помощи ключа. Я знаю совершенно точно, потому что, когда Шармань поставила новый замок, она волновалась, что окажется в ловушке, если, например, начнется пожар. Однажды Черри страшно напугал ее – он просто посмотрел на нее, но этого хватило, – и она стала запирать дверь. Я был здесь, когда взломали замок, так вот, вместе с ним отвалился кусок стены. Там все закрасили, но след остался.

На стене была видна едва различимая заплатка из штукатурки. Лукас потрогал ее и покачал головой.

– Если бы в квартире у Шармань что то происходило, я бы заметил, – продолжал Вуд, – Между нашими спальнями общая стена, а кондиционер не работает уже несколько дней. Никакого шума не было. Только очень жарко и пугающе тихо. Я ничего такого не слышал.

– И вы считаете, что она просто умерла?

Вуд дважды сглотнул, его адамово яблоко заходило ходуном.

– Господи, я понятия не имею. Если знаешь Черри, можно предположить… Боже мой…
Выйдя на улицу, Лукас и Грив увидели, что по тротуару едет маленькая девочка на крошечном велосипеде. Она упала, подняла велосипед, села и снова упала.

– Нужно, чтобы кто нибудь бежал за ней, – сказал Грив.

Лукас фыркнул.

– Все так и делают.

– А ты у нас философ!

– В квартирах Вуда и Картер общая стена.

– Да.

– Ты проверил Вуда?

– Проверил. Он считает, что газетные комиксы полны насилия.

– Но тут должно быть что то. Что можно сделать с общей стеной? Например, вставить иголку и закачать в другую квартиру газ или еще какую нибудь гадость.

– Слушай, Дэвенпорт, токсикологический анализ ничего не показал, – резко возразил Грив, – Ничего, понимаешь? Если заглянуть в словарь, чтобы узнать, что значит слово «токсикология», ты увидишь там фотографию нашей пожилой леди и надпись: «Не про нее».

– Ладно, ладно…

– Ее не отравили ядом или газом, не зарезали, не застрелили, не задушили и не избили до смерти. Что еще бывает?

– А как насчет электрического тока? – предположил Лукас.

– Хм, и как они могли это проделать?

– Не знаю. Прикрепили провода к кровати, протянули под дверью, а когда она легла – раз, и все готово. Потом они просто вытащили их наружу.

– Ты не обидишься, если я посмеюсь? – спросил Грив.

Лукас оглянулся на дом.

– Дай я еще немного подумаю.

– Но ты не сомневаешься, что ее убил Черри?

– Не сомневаюсь, – Оба посмотрели на лужайку и увидели в дальнем ее конце Черри: тот стоял на коленях около затихшей газонокосилки и что то делал, наблюдая за ними, – Точно, как в банке.
Подойдя к машине, Лукас взглянул на часы: они провели в доме около часа.

– Коннел разорвет меня на части.

– Да уж, она настоящая заноза, – заметил Грив.

На парковке около участка они столкнулись с Мэй Хайнц, которая садилась в свою машину. Лукас посигналил ей и крикнул:

– Как все прошло?

Хайнц подошла к ним.

– Эта дамочка, офицер Коннел… очень уж она назойливая.

– Что есть, то есть.

– Мы нарисовали портрет, но…

– Что?

Хайнц покачала головой.

– Не знаю, это мое или ее творчество. Понимаете, портрет вышел слишком точным. Я в основном помню того мужчину с бородой, но теперь, когда у нас получилась полная картина, я начала сомневаться. Мне кажется, что все правильно, но, с другой стороны, я не уверена, этого ли человека я тогда видела, или его лицо возникло из за того, что мы перебрали слишком много разных вариантов.

– А вы посмотрели фотографии в делах маньяков?

– Нет еще. Мне нужно забрать ребенка из садика, но я приеду вечером. Офицер Коннел дождется меня.
Меган была в кабинете Лукаса.

– Господи, где вы были?

– Отклонились от основного маршрута, – ответил Лукас, – Еще одно дело.

– Грив? – прищурившись, поинтересовалась Коннел, – Все таки рассказал тебе, – Она протянула Лукасу листок бумаги, – Это он. Тот тип.

Лукас развернул листок и увидел квадратное лицо с темной короткой бородкой, маленькими глазками и тяжелым треугольным носом. Волосы тоже были темными, средней длины.

– Мы должны передать портрет на телевидение. Нет никакой необходимости говорить, что мы охотимся на серийного убийцу. Скажем, что разыскиваем этого человека по делу Уонамейкер, – предложила Коннел.

– Давай немножко придержим его, – возразил Лукас, – Думаю, надо показать портрет тем, кто был тогда в книжном магазине, чтобы убедиться, что это и есть наш преступник. Может быть, отправить в Мэдисон и в другие места, где его могли видеть.

– Мы должны показать его, – запротестовала Меган, – Необходимо предупредить людей.

– Успокойся, – ответил Лукас, – Нужно сначала все проверить.

– Назови хоть одну вескую причину.

– У нас нет ничего существенного, – сказал Лукас, – Если дело дойдет до суда, а мы сможем представить только косвенные улики, я не хочу, чтобы защита вытащила на свет этот портрет, попросила всех сравнить его с нашим убийцей и заявила: «Смотрите, он совершенно не похож». Вот тебе и причина.

Коннел потеребила губу и через некоторое время кивнула.

– Сегодня вечером я покажу портрет тем, кто был в магазине. У меня есть список.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29

Похожие:

Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconАссасины террористы-самоубийцы Средневековья
Несмотря на многочисленную охрану и высокие неприступные стены, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconЖенщина не стоящая внимания
Сэр Джон и леди Кэролайн Понтефракт, мисс Эстер Уэрсли на стульях под большим тиссом
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconСергей Васильевич Лукьяненко Ночной Дозор
Но по следу «ночных охотников» веками следуют охотники другие – Ночной Дозор. Они сражаются с порождениями мрака и побеждают их,...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconАссасины члены тайной религиозной шиитской секты исмаилитов. В европе...
Несмотря на многочисленную охрану и высокие неприступные стены, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconАссасины члены тайной религиозной шиитской секты исмаилитов. В европе...
Несмотря на многочисленную охрану и высокие неприступные стены, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconДжон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие
Мне не давала покоя мысль о том, что повышенным спросом пользуется произведение, к которому и у меня, и у рецензентов накопилось...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconДжон Перкинс Психонавигация. Путешествия во времени
Эта книга посвящается Рут и Джейсону Перкинсам, которые первыми познакомили меня с другими культурами
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconИздание с дополнительными материалами
«Живая и милая самоирония… Джон Грин изобразил Аляску, как Джон Ноулз — Финея в своем романе «Сепаратный мир»: с любовью к этой мрачной...
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconДжон Стейнбек Благостный четверг Джон Стейнбек Благостный четверг Элизабет с любовью посвящаю
Как то вечером вытянулся Мак вольготно на своей постели в Королевской ночлежке и говорит
Джон Сэндфорд Ночной убийца Лукас Дэвенпорт 6 Джон Сэндфорд Ночной убийца Посвящается Эстер Ньюберг iconДжон У. Оллер-мл., Джон Л. Омдал Глава 7 из сборника (под ред. Дж. П. Морлэнда)
Из сборника (под ред. Дж. П. Морлэнда) «The Creation Hypothesis: Scientific Evidence for an Intelligent Designer»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница