Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении


НазваниеДуховная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении
страница1/6
Дата публикации16.04.2013
Размер0.68 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6




версия для печати
ДУХОВНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
СОДЕРЖАНИЕ
ДУХОВНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
ДУХОВНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ СТАНОВЛЕНИИ
В поисках единства телесной и духовной антропологии
Истоки духовной антропологии.
Антропология и кризис духовности
Псевдосинтез гностицизма в эпохи духовных потрясений
Монизм христианской антропологии: традиция патристики
Антропология Святого Григория Нисского
Антропологический синтез Святого Григория Паламы
Русская культура-культура духовная
Духовный смысл русской идеи
^ ДУХОВНАЯ CУЩHOCTЬ НАТУРАЛИСТИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
Древнегреческая и восточная натуралистическая антропология: от философских идей к медицине
Типологическое мышление в натуралистической антропологии.
Норма как антропологическая проблема

^ ДУХОВНЫЙ СМЫСЛ ОБРАЗОВАНИЯ

Основатели русской философии просвещения
Пушкин о полупросвещении и модернизация образования
Русская школа и православная культура
Духовная и бездуховная интеллигенция
Духовная антропология детства
Фундаментальные стратегии философского поиска в педагогике

Разумная ответственность государства в воспитании детей

Город и преемственность поколений

Творчество разума и души

Права ребенка перед лицом исторической ответственности

Противоречия культуры в зеркале детства

Нравственный потенциал семьи

Имя - духовный парус человека
РУССКАЯ ^ ДУХОВНАЯ ФИЛОСОФИЯ
ВОСХОЖДЕНИЕ К ДУХОВНОЙ ФИЛОСОФИИ
Мудрость. Философия. Духовность.
Проблема начала русской философии. Метафизика молчания.
Национальное лицо русской философии
Антиномия элитарности и примитивизма философии
Философия как проповедь

^ ВОЧЕЛОВЕЧИВАНИЕ В ОБРАЗОВАНИИ

Образование между культурой и цивилизацией
Диалектика - логика творчества
Философия русской школы
Обретение образа Божиего: религиозно-философский взгляд на образование
^ ПОЧВЕННИКИ ПРОТИВ БЕСПОЧВЕННИКОВ
Религиозность Пушкина как явление русской культуры
Духовная философия Ивана Ильина
Парадоксальная душевность прозы Андрея Платонова
Правда есть истина в действии
Георгий Свиридов и традиции русской духовной культуры
Письма как исповедальная философия
О поминовении
^ ДУХОВНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ СТАНОВЛЕНИИ
В ПОИСКАХ ЕДИНСТВА ТЕЛЕСНОЙ И ДУХОВНОЙ АНТРОПОЛОГИИ *
Желание создать универсальное учение о человеке проявлялось едва ли не во все времена, и более всего - у философствующих и богословствующих умов. Всегдашним маяком в тумане, указующим направление поиска целостного учения о человеке, остается античность, когда натурфилософские идеи органически сопрягались с естественнонаучными знаниями. Аристотель мог быть и был создателем в одном лице и метафизических, и научных представлений о человеке.
Творчество в природе, для Аристотеля, - это процесс приближения материи к духу, победы формы над материей, что и воплощается в человеке. Человеческая душа - энтелехия человеческого тела. В человеке, к питающей душе растений и чувствующей душе животных, прибавляется разумная душа, разум, который независим от тела и бессмертен, другие же части души погибают вместе с телом.
Фактически Аристотель здесь создает целостную античную антропологию, включающую триединство философских, натуралистических и религиозных знаний.
Вся последующая история науки, философии и религии в большей или меньшей степени демонстрирует разъединенность этих трех сфер культуры, иногда доходящую до отчужденности и враждебности.
На рубеже ХХ-ХХI веков произошел антропологический взрыв в литературе. Если дотоле ожесточенно спорили о допустимости самого слова "антропология", приобретшего отрицательную репутацию в связи с политическими спекуляциями вождей Третьего рейха, если недавно философскую антропологию оценивали как очень узкое направление в философии, определившееся работой М. Шелера "Положение человека в Космосе" (1928), то к 2005 году на прилавках России появилось множество увесистых книг с названиями: "Философская антропология", "Культурная антропология", "Социальная антропология", "Педагогическая антропология", "Психологическая антропология" и, наконец, монография М. Я. Дворецкой "Интегративная антропология". Означает ли появление этих книг некий прорыв к новому знанию о человеке - это особый вопрос. Пока можно с определенностью засвидетельствовать факт расширяющегося интереса к антропологии и у авторов сочинений, и у читателей, тревогу вызывает как раз избыточность антропологической литературы.
На фоне разрастающегося сонма антропологий утверждение духовной антропологии в качестве особой области знаний о человеке может показаться проявлением нынешней моды на антропологии. В действительности же здесь совсем нет следования моде, в духовной антропологии мы возрождаем и развиваем традицию исторически выверенного образа антропологии, именовавшейся прежде христианской, или, шире, религиозной антропологией. Собственно, исторически никаких иных образов антропологии и не существовало, кроме телесной (естественнонаучной, натуралистической) и духовной (религиозной), они обособлялись друг от друга, но иногда соединялись в едином учении, как это было в творении епископа Григория Нисского "Об устроении человека". Во всех классических антропологических трудах обнаруживается стремление осмыслить целостную природу человека, единство духовной и телесной организации. Даже в сочинениях религиозных антропологов подчеркивается единая духовно-телесная природа человека и обобщаются знания психологии, медицины, биологии; такой синтез находим мы в фундаментальном труде Виктора Несмелова "Наука о человеке" - это видно уже из заголовков двух томов его книги: "Опыт психологической истории и критики основных вопросов жизни", "Метафизика жизни и христианское откровение".
Макс Шелер замышлял написать большой труд "Сущность человека, новый опыт философской антропологии", и вся предварительная работа его по осуществлению замысла говорит о том, что это должно было быть синтетическое сочинение, преодолевающее отрыв философского учения о человеке от естественнонаучной антропологии. Шелер читал лекции в Кельнском университете не только о метафизических вопросах бытия человека, но и о биологии человека.
Правда, Шелер начал свой законченный труд "Положение человека в Космосе" с утверждения о том, что существуют естественнонаучная, философская и теологическая антропология, между которыми нет никакого единства, ибо они не интересуются друг другом, посему "единой идеи человека у нас нет" 1, и особенно скептически он оценивал возможности специальных наук, в том числе биологии, раскрыть сущность человека.
В попытках хотя бы предварительно разобраться в строении биопсихического мира, принадлежащего живым существам, Шелер выделяет ступени душевного становления в царстве живого, начиная с растений, обладающих "чувственным порывом". Понятно, что как биолог он не мог быть первооткрывателем и опирался на сведения, почерпнутые из биологических источников своего времени. Важно то, что Шелер не отворачивается в философском высокомерии от приземленных знаний биологии, а, напротив, стремится разобраться в специфике реагирования растений, не имеющих, по его мнению, ощущений, но несущих "только общий порыв к росту и размножению" 2 .
Антрополог не вправе игнорировать знания о всех формах жизни, ибо даже то, что свойственно растениям - чувственный порыв, присуще и человеку. "Человек, - убежден Шелер, - соединяет в себе все сущностные ступени наличного бытия вообще, а в особенности - жизни" З.
Шелер сумел немало сказать об отличии человека от растений и животных, не обошел он вниманием рационалистическую и иррационалистическую традиции в метафизике, психоанализ Фрейда, но все же надежды на синтез трех антропологий, на разрешение интриги, заявленной в начале его работы "Положение человека в Космосе", так и не оправдались. Если версию Шелера о единстве естественно-научной и философской антропологий можно как-то обсуждать, то теологическая антропология повисла в пустоте, так и не вписавшись в его учение о человеке. Скажу определеннее: религиозную антропологию с ее проблемами, ее поисками собственно человеческих устремлений жизни М. Шелер не чувствует, не сознает, и эта антропология оказалась за пределами его теории. Между тем попытки сказать нечто о духовности, исключая достижения религиозной антропологии, опустошают человеческое бытие, изымают самое существенное в человеке.
^ ИСТОКИ ДУХОВНОЙ АНТРОПОЛОГИИ
Попытки отыскать истоки антропологии приводят к весьма неоднозначным результатам. Пожалуй, мало кто сомневается, что происхождение антропологии следует связывать с античностью и, прежде всего, с Аристотелем. Тем не менее тот, кто отыскивает сам термин "антропология" в сочинениях Аристотеля, убеждается, что такового у Аристотеля нет. Обнаруживается лишь близкий, однажды употребленный Аристотелем в "Никомаховой этике" термин, переводимый как "говорящий о человеке", и "обсуждающий людей" 4. Термин "антропология", как показал архиепископ Тихвинский, ректор Санкт-Петербургских Духовных академии и семинарии Константин, появился лишь в XVI веке в Германии, в анатомическом труде Магнуса Хундта "Антропология о достоинстве, природе и свойствах человека и об элементах, частях и членах тела человека" (Leipzig, 1501). Между тем, как следует из всего контекста исследования истории антропологии в цитируемом труде архиепископа Константина, содержательно антропологические темы обсуждались задолго до появления термина "антропология", особенно в трактатах св. Григория, епископа Нисского "Об устроении человека" (IV век) и епископа Эмесского "О природе человека" (начало V века). Их антропология находится в пограничной области, частично относясь к сфере богооткровенных истин и частично приходя в соприкосновение с данными "внешних наук": философией, естествознанием, медициной5. "Именно в христианскую антропологию, - отмечает архиепископ Константин, - идеи классической философии всегда проникали наиболее свободно, что имело, однако, не всегда положительные последствия. Например, идея переселения душ Платона" 6. Такова обоснованная позиция современного богослова, глубоко исследовавшего "первый систематический опыт философского обоснования православной антропологии", а именно - двухтомное сочинение В. И. Несмелова "Наука о человеке"
Объект и даже предмет антропологии существовали задолго до того, как появился сам термин "антропология", причем обсуждались проблемы телесной и духовной антропологии у разных мыслителей с разной интонацией: у античных философов в большей степени звучала тема "душа - тело", в патристике - "духовное - телесное", а в дальнейшем, в Новое время, вновь зазвучала античная тема души и тела как психофизическая проблема: потом немецкие диалектики, особенно Гегель, отвергли психологизацию этой темы и апеллировали к абсолютному Я, или Абсолютному Духу, но во всех этих усложняющихся спекуляциях по поводу Духа исчезали высота и цельность христианской антропологии, достигнутые в святоотеческих текстах.
Еще раз подчеркнем, что при определении истоков антропологии следует искать не слово "антропология", а антропологическую тематику, нацеленность на постижение человека, его особой природы. Ныне общеизвестное слово "экология" появилось, по историческим меркам, не слишком давно, рождение термина "экология" связывают с Геккелем, между тем ясно, что проблематика экологии как науки о взаимодействиях живых систем со средой существовала задолго до Геккеля и, соответственно, до предложенного им научного понятия.
О телесной и духовной областях антропологии говорят в науке не один век, поскольку антропологию как учение об естественной истории и природе человека рассматривали еще в XIX столетии. При этом исходили из того, что телесной антропологией занимаются преимущественно физиология и комплекс наук соответствующего медико-биологического направления, а духовная составляющая антропологии представлена психологией.
Вопреки расхожим отождествлениям антропологии с комплексом медико-морфологических и физиологических знаний, напомню, что еще Аристотель относил антропологию к постижению духовного в человеке. Лишь в XVIII-XIX веках монополизировали антропологию естествоиспытатели (Бюффон, Ламарк, Блюменбах, Окен). Характерна изданная в 1847 году в Штутгарте книга Карла Фридриха Бурдаха "Anthropologie fur das gabildete Publicum", где представлены, в последовательном развертывании глав, и учение об органах кровообращения, и о нервной системе, и об органах движения, и об ощущениях, волевых качествах человека, и далее - о творческих способностях; здесь же описываются этапы онтогенеза человека, и затем, от этой общей антропологии он переходит к частной - определяет место человека среди животных, описывает человеческие расы, их первобытную историю и дальнейшее расселение, и завершает исследование оптимистическими прогнозами о просвещенном человечестве.
С середины XIX столетия антропология накрепко связала себя с медициной: профессор медицинского факультета Поль Брок организовал парижское антропологическое общество, он же начал активно внедрять в антропологию метрический метод, который впоследствии приобрел столь печальную репутацию в связи с идеологическим использованием его для утверждения расового превосходства.
Философия и религия всегда занимались проблемами человека, но поскольку естествознание в его развитых формах обособилось и от метафизики, и от богословия, то антропология натуралистическая лишена возможности создать целостное учение о человеке. Известно, что дифференциация знаний уводит науки о человеке друг от друга, накапливая взаимонепонимание. В наибольшей степени пропасть пролегла между учением о телесности и духовности. Здесь намертво закрепился дуализм. Телесное бытие человека изучали и изучают медико-биологические науки с всевозрастающим комплексом дисциплин, сопряженных с медициной и биологией - от биохимии, биофизики до медицинской географии и экологии. Наши попытки воспринять и передать современной интеллигенции, в первую очередь философам и педагогам, христианскую антропологию всегда будут уступать по глубине, основательности и аутентичности богословским исследованиям. Чтобы избежать участи занять некую "среднюю ("околоправославную") позицию", В каковой оказался, по мнению богослова, известный философ, исследователь исихазма 7, попытаемся высказывать о христианской антропологии лишь такие суждения, которые имеют прочное основание в признанных православным богословием источниках и, главное, осуществить "постоянное стремление быть верным духу Предания"8 .
Святоотеческая антропологическая традиция лишена односторонностей субъективизма, "психологизма Запада". Среди исследователей святоотеческой, то есть в подлинном смысле христианской, антропологии , исключительное место заняла диссертация Киприана (Керна) " Антропология Григория Паламы ". Духовный опыт отцов Церкви приоткрывает тайну о человеке; по оценке А. И. Сидорова, "книга отца Киприана ценна в первую очередь именно тем, что она передает этот духовный опыт ... сообщая суть святоотеческого ,,предания о человеке", которое как бы "фокусируется" в антропологии св. Григория Паламы "9.
8 апреля 1945 года состоял ась публичная защита архимандрита Киприана (Керна) на соискание степени доктора церковных наук в Совете Православного богословского института в Париже. Хотя диссертация, казалось бы, подразумевала погружение в богословские споры XIV столетия и могла быть сугубо историческим исследованием лишь учения св. Григория Паламы , тем не менее вступительное слово на защите диссертации Киприан (Керн) озаглавил с предельной антропологической широтой - "Тема человека и современность". Большая часть труда относится к историческому становлению святоотеческого учения о человеке с 1 по XIV век, "что делает его незаменимым справочником по святоотеческой антропологию" 10. И не только справочником, но и фундаментальным авторским осмыслением всей полноты тем, принадлежащих христианской антропологии.
Христианскую антропологию открыли не в Париже, но антропологию исихазма, особенно Св. Григория Паламы , безусловно открыла русская школа духовных мыслителей в Париже.
Об исихазме писал В. Н. Лосский, но специальные фундаментальные труды и докторские диссертации об антропологии Св. Григория Паламы принадлежат архимандриту Киприану (Керну) и отцу Иоанну Мейендорфу. Во вступительном слове на защите диссертации Киприан (Керн) признавался, что имя Св. Григория Паламы "мало что говорило уму начинающего студента богослова" 11. Дело состояло не просто в недостаточной осведомленности студента второго курса. "Если о Паламе , - продолжает Киприан (Керн), - знают из истории христианской Церкви и византийского богословия, то только как об участнике споров о фаворском свете и как о руководителе афонских исихастов ... О Паламе и исихастах писали вообще не много. .. О Паламе не написано еще ни одной исчерпывающей монографии, а об антропологии вопрос вообще не поднимался" 12 . Следует сразу отметить, что труд Киприана (Керна), обобщая и истолковывая все, что было сказано или намечено в творениях Паламы , и опираясь на опыт многовековой богословской литературы, создает систему христианской антропологии , то есть это не исследование об антропологии только Григория Паламы , это систематическое православное учение о человеке. "Все, что входит в тему о человеке, как то: происхождение человека, его состав, его назначение, проблема свободы, ответственности, творчества, богоподобия, связь человека с Церковью и соотношение с миром падшим и миром ангельским, - все это в той или иной мере волновало отдельных писателей Церкви" 13 .
Христианская антропология - это онтология идеала. Задача такой антропологии помочь человеку в его земном бытии обнаружить Божий замысел о человеке. Попытки строить антропологию на эмпирической основе противоречивой жизни человека, его грехопадений - ложная предпосылка, на которую не может опираться христианская антропология. Даже аскетическое самоограничение подразумевает существование высшего бытия, онтологии идеала. Архимандрит Киприан (Керн), постигший собственной жизнью аскетику и ее внутренние противоречия, пришел к выводу, что "аскетика борется с испорченностью человека, но строить антропологию на испорченности нельзя. Это значило бы брать за исходный пункт не идею о человеке в небесном плане бытия, идею совершенную и благую, а какой-то этап в его развитии, и при этом этап худший, самый низкий. Наука о человеке, построенная именно на такой почве, не может быть вдохновляющей. Если духовное в человеке есть эмпирическая реальность, то превечное небесное человечество есть самая онтология в учении о человеке. Генеалогия его, имея своим земным праотцом согрешившего Адама, восходит все же к еще более древнему началу, к тому небесному человеку, с которым Логос Божий предобручен в вечности. Если земная история человечества начинается с грехопадения, то пролог ее задуман в небесах в Предвечном Совете Св. Троицы"14.

/Ударился оземь и обернулся ясным соколом, добрым молодцем – алгоритм тот же в сказках. Дыб./
Как наука о нравственности не может основываться на зыбком фундаменте наличных, исторически изменчивых форм морали, так тем более антропология, сползающая в эмпиризм, никогда не способна созидать учение о человеке, его сущности и назначении. Православная антропология подразумевает веру в человека, в возможности его движения к совершенству, к Первообразу. Как только отдельный человек или народ отступает от стремления к совершенству, к Идеалу, отступает от веры в Бога как средоточия этого стремления к совершенству, совершаются индивидуальные и исторические беды, духовная деградация, разрушающая личность и народ, нередко приводящая их к гибели, исчезновению.
Просвещение никогда не достигало своей цели, если активной оказывалась лишь просвещающая сторона и пассивной, безразличной- сторона просвещаемая. Духовный Свет должен не только излучаться, но и восприниматься. Евангелие светит всему человечеству более двух тысяч лет, но свет его, готовый дойти до каждой души, находил и находит тех, кто открывает свою душу этому свету. "И если что-нибудь ему не причастно, то это не от слабости или ограниченности распространяемого им света, но от неспособности принять свет тех, кто не стремится быть его причастником" 15. Невосприимчивость к добру, к святости тождественна невосприимчивости к свету, как его понимали отцы Церкви, что и нашло отражение в Корпусе Дионисия Ареопагита, где, в частности, указывалось: "Потому и воспевается Добро именами света, что Оно проявляется в нем, как оригинал в образе"16.
Ныне запутан, искажен сокровенный смысл просвещения, с ним часто отождествляется любое знание, даже опустошающее душу. Не следует забывать о том, что происхождение просвещения и его истолкование всецело связаны с христианством и его Учителями. Всякий, кто хочет постигнуть исторически незамутненные смыслы просвещения, обязан обратиться к Писанию и патристике.
В третьей части первой триады в защиту священнобезмолвствующих св. Григорий Палама подтверждает особое внимание к просвещению, свету св. Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника, Василия Великого, Григория Богослова. Не всякое знание есть свет. "Не случайно ведь, - поясняет св. Григорий Палама , - никто никогда не называл светом осведомленность ... Ум, когда на нем лежит глухое покрывало злых страстей, может произвести знание, но никак не свет" 17.
Как Кант сознавал ущербность отождествления культуры со всяким профессиональным умением (профессионально можно убивать, обманывать), так гораздо раньше, в первые века христианства, прояснено было несовпадение всякого знания и просвещения. Расхожие формулы более поздних времен - "ученье - свет, а не ученье тьма", "знание - сила", "любите книгу - источник знания" - весьма абстрактны, не несут в себе истины, ибо всегда остаются двусмысленными вопросы: какое ученье, какое знание, какая книга?
Просвещение - это постижение божественного света, света Истины, таков изначальный смысл этого понятия. Просвещение - это труднейший процесс постижения высших смыслов бытия, ошибочно путать просвещение с упрощенным просветительством как разъяснением усвоенного знания, преимущественно книжного происхождения. В православной литературе просвещение всегда означало труднейшее внутреннее делание, которое лишь отчасти связано с постижением книжной мудрости, но главным образом с духовной работой, с аскетическим очищением, созерцанием, умением выявлять духовные соблазны, именуемые, как известно, ересями. Какого подвижничества требует подлинное просвещение, свидетельствует исторический опыт Иосифа Волоцкого с его полемическим сочинением "Просветитель" 18.
Душа человека, наполненная божественным светом, становится духовной. Б христианской антропологии, наряду с категориями душа-тело, обязательна категория духа, то есть вместо привычной философской И психологической дихотомии здесь мы имеем дело с трихотомией: дух, душа, тело. Душа человека может опустошаться до бездуховности, но она способна впитывать в себя возвышенные образы и идеалы, она способна к напряженной духовной жизни.
/НАТУРА (природа) =
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconПолитическая антропология
Физическая антропология. Сферы приложения физической антропологии. Культурная антропология (этнолингвистика, доисторическая археология,...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconСтруктурная антропология ббк87 л 36
...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении icon«Христианская антропология»
Конспект лекций по дисциплине «Христианская антропология» для студентов всех специальностей дневной формы обучения / Е. В. Шестун,...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconСтив Ротер – Духовная психология
Духовная психология: Двенадцать Основных Жизненных Уроков / Перев с англ. — М.: Ооо издательский дом «София», 2006. — 256 с
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconПрограмма по дисциплине опд. Ф. 05 Психолого-педагогическая антропология
Курс «Психолого-педагогическая антропология» разработан для студентов очного отделения Куйбышевского филиала нгпу, обучающихся по...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconЭкзаменационные вопросы по дисциплине «Философская антропология»
Экзаменационные вопросы по дисциплине «Философская антропология» для студентов 5 курса факультета философии и психологии
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconТемы планов по разделу «Духовная культура»  
Вам поручено подготовить развернутый ответ по теме «Духовная культура и ее роль в жизни общества». Составьте план, в соответствии...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconПункт 12. Религиозная (духовная) Практика Духовная практика: йога,...
Духовная практика: йога, исихазм, суфизм — практика индивидуального самосовершенствования
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconДжавад Нурбахш Духовная нищета в суфизме Великий демон Иблис Нурбахш, Джавад
Духовная нищета в суфизме. Великий демон Иблис. – М: Оптимус Лайт, 2000, – 266 с. Isbn 5–93759–001–5
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconПсихолого-педагогическая антропология

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница