Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении


НазваниеДуховная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении
страница3/6
Дата публикации16.04.2013
Размер0.68 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6
Духовность консервативна, но не потому что она не умеет приспособиться к текущему моменту, а потому что в духовности сублимирован исторический опыт человечности. Если духовно развитый человек бескорыстно, искренне любит родителей, Отечество, почитает святыни, то такой консерватизм, выработанный духовной традицией предков, все же вернее даже с прагматической точки зрения, чем недальновидный скепсис юных индивидуалистов, презирающих "предков" (нынешний жаргон подразумевает под предками родителей), готовых примерить к своей расхристанной душе любую религиозность, погиб ающих в конечном счете в наркотиках и сектах.
Кризис духовности имеет логически неизбежный финал в виде деградации или гибели личностей, государств, культур. Стоит напомнить о том, как накануне социальных потрясений начала ХХ столетия "усердно и систематически отравляли нашу школьную молодежь, с каким сарказмом и ехидством европеизированные, неверующие и потому невежественные учителя высмеивали все наше родное, искони древнее, все истинно православное", - свидетельство это принадлежит Киприану Керну, архимандриту и профессору Православного богословского института в Париже (С.29 рукописи).
"Берсень-Беклемишев как-то говорил Максиму Греку: ,,которая земля перестанавливает свои обычаи, та земля недолго стоит". Мы и подпали под духовное рабство Европы" (С.38). "Прельстились западным пониманием христианства, - продолжает Киприан Керн, - строгое, православное, аскетическое направление заменилось рационалистическим, удобным, необременительным ,,христианством" . Оно постепенно и даже довольно быстро просачивалось во все уголки жизни ... Душу стали перекраивать" (с. 39). "О бытовом исповедничестве уже и немыслимо было говорить. Совестно стало перед Европой, стыдно воплощать веру в жизнь, ходить в церковь, соблюдать посты, говеть, жить нравственной жизнью, совестно стало даже, проходя мимо храма, снять шапку и перекреститься ... Ужаснее всего того то, что перестали ощущать потребность деятельной религиозной жизни, точно все живое, возвышенное в душе, самый образ и подобие Божие стали выветриваться из души ... " (С.41). Завершая краткий анализ рукописи Киприана Керна, выделю еще его мысли о пагубе для духовного развития русского человека "третьего элемента", интеллигенции, оказывающей существеннейшее влияние на воспитание детей, молодежи своими книгами, лекциями, выступлениями, учительством. Потеря интеллигенцией чувства русской правды, ее неправославное настроение, утрата верного понимания русской задачи - все это свидетельствовало о том, что она "выпала из русской культуры" (С.42). К счастью, народ - и в пору реформ Петра 1, и после революций, совершенных по западным теоретическим обоснованиям идеологами-западниками, - не пошел за интеллигенцией в духовных СВОИХ устоях. "Все, что потеряли верхи, сохранил народ" (С.42). "Слишком был велик провал между старцами, духовными руководителями всего русского народа и интеллигенцией, хотевшей таковой быть, но все же не имевшей к тому данных" (с. 43). "Интеллигент ушел от веры и народа" (с. 43).
Критические выводы Киприана Керна шли дальше современного ему социализма в России, они целят в сегодняшние реформаторские потуги западнического толка: "Нельзя с материализмом бороться материализмом же, нельзя победить большевизм, дитя западной культуры, социализмом или же западничеством. Нельзя топтаться на месте" (с. 46). "России суждено быть или православной и святой, или никакой, - подытоживает Киприан Керн, - "нужно не только убеждения лечить, а самую жизнь" (с. 46-47).
Духовная антропология не может быть исключительно персоналистической, ибо духовное здоровье нации, семьи - в равной степени входит в круг проблем духовной антропологии, более того - единичное и всеобщее здесь взаимозависимы. Пока духовное здоровье русского человека будет определяться его произвольным выбором, притом, что информационная машина государства, вся система воспитания будет насаждать бездуховные или исторически чуждые русскому человеку ценности, - ни о каком здоровье отдельных людей и нации в целом говорить не приходится. Известно, насколько различен рацион народов: кавказцы любят и едят острые блюда, корейцы к остроте добавляют еще и деликатесы в виде жареных кузнечиков и тутового шелкопряда, украинцы традиционно не могут жить без сала. .. не стану расширять этот ряд ибо мысль очевидна. При этом столь различном, порой до противоположности питании у каждого народа выработан свой тип здорового рациона и почти у всех народов есть свои долгожители. Попробуйте, однако, принудить корейца перейти на сало, а украинца посадите на сугубо корейскую кухню из моллюсков, кальмаров, жгучих приправ, от здоровья того и другого не останется следа. Не случайно врачи рекомендуют при длительном пребывании в экзотических странах стараться сохранить традиционную собственную национальную кухню. Чужебесие в духовной сфере более губительно, чем в телесной. Духовное самоопределение и возмужание Руси, России происходило на основе христианства, поэтому основой духовной антропологии с необходимостью должно оставаться христианство, православие. Не случайно в этой работе и уделено главное внимание сущностной основе духовной антропологии.
^ ПСЕВДОСИНТЕЗ ГНОСТИЦИЗМА
В ЭПОХИ ДУХОВНЫХ ПОТРЯСЕНИЙ
Во времена духовной сумятицы нарастает влияние гностицизма. Не просто теоретическое влияние, а стихийно-практическое, крушение цельного мировоззрения и государственного организма побуждает к исканию нового мировоззрения, но вместо подлинного синтеза в такие эпохи человека подстерегают ловушки псевдосинтеза.
На рубеже ХХ и ХХI столетия в философской литературе наблюдается явный всплеск интереса к гностицизму, как "дохристианскому" (пока не станем пояснять неточность, если не ошибочность такого наименования, а потому подчеркнем это обстоятельство кавычками), особенно Плотина, так и собственно гностицизму. Мимо внимания педагогики проходит пока стремление многих молодых людей к мистике в ее восточном обличье, соединенное с риторикой о новой духовности, о новом христианстве, иногда и о возрождении подлинно славянской, древнерусской религиозности в форме неоязычества.
Известно, что гностицизм - это эклектическое религиозно-философское учение, развившееся в первые два века после Рождества Христова, в гностицизме проявился синкретизм язычества, христианства, греческой философии и восточной мистики.
Иногда гностицизм истолковывают очень расширительно как все, что связано с гнозисом, а это позволяет отнести к гностицизму поиски различий между знанием и мнением в античности, и уж совсем бесспорно, что при таком подходе сюда попадает вся рационалистическая традиция Нового времени. Ниже речь пойдет о гностицизме как религиозно-философском учении, которое проявило свою специфику в первые века христианства и многократно находило своих адептов в последующей истории. Всплеск интереса к гностицизму в России проявился дважды и в ХХ столетии: в самом его начале и на его исходе.
Гностицизм стал едва ли не обязательным симптомом кризисных эпох в развитии христианских культур. Подчеркну лишь, что речь пойдет о метаморфозах гностицизма, типа Василида и Валентина, а не о "метафизическом гностицизме", вершиной которого С. Н. Булгаков считал философию Гегеля, хотя "метафизический гностицизм" Гегеля, утверждавшего, что философия выше религии, - это тоже по-своему эллинизированное христианство и здесь уместно искать родство с гностицизмом. Чтобы избежать размытости понятий "уместно и предпочтительно применять термин ,,гнозис" только к синкретизирующей религиозности, связанной с христианством"24, с ориентализированным христианством.
М. Э. Поснов считал, что гностицизм зародился в космогонических учениях вместе с появлением "герметических" общин, а это, с его точки зрения, произошло еще в дохристианскую эпоху, хотя, впрочем, почти на подступах к ней.
И все-таки мы размоем и утратим облик гностицизма, если отождествим его истоки с самим гностицизмом. Как можно говорить о дохристианском гностицизме, если сущностное определение собственно гностицизма связано хотя и с эклектичным соединением разнородных мистерий, учений, но непременным компонентом в этом конгломерате должно быть христианство? Если историки богословия рассматривают гностицизм как ересь в христианстве, то как ересь (отщепенство, отступничество, раскол) может возникнуть до самого христианства? Предпосылки гностицизма как религиозного синкретизма сложились в дохристианские времена, но лишь предпосылки, а не сам гностицизм. "Первоначальная суть гностицизма, - отмечал С. Н. Трубецкой, - заключалась в магии (теургии) и апокалиптике"25. На этой основе Трубецкой усматривал во всяком двоеверии проявление раннего гностицизма. "В первоначальном своем зерне гностицизм и был, как мы полагаем, специально еврейской формой религиозного синкретизма, в которой скрещивались всевозможные влияния - греческие, персидские и прежде всего сиро-вавилонские"26.
Модернизацией выглядит распространенный в богословии взгляд на гностиков как христианских сектантов, как еретиков. Дело в том, что ранние гностики (как, впрочем, и многие гностики последующих времен) относились к христианству внешне, поверхностно, а потому они не могли быть отступниками от того, к чему глубинно не стремились. Никто ведь не считает отступником от гегельянства философа, который воспользовался элементами гегелевской философии, но никогда не принимал и не собирается принимать дух гегельянства.

И здесь вновь возникают возражения против расширительной интерпретации гностицизма. При строгом религиозно-богословском подходе вся философия с ее сомнениями, проблемностью, поисками высших смыслов и всеобщих оснований бытия оказывается ересью. Философия не может быть догматическим богословием. Отсюда следует, что всю философию якобы можно считать гностицизмом. С. Н. Булгаков, называвший гегельянство "метафизическим гностицизмом", тут же рискует и сам оказаться в его лоне. В сущности то осуждение со стороны Московской патриархии и хранителей чистоты догматического богословия (В. Н. Лосский), которое вынужден был пережить в Париже С. Н. Булгаков, касалось его Софии, в ней усмотрели четвертую ипостась Бога, а стало быть явную ересь. Это ли не метафизический гностицизм?
Достойно внимания меткое замечание Хомякова о буддизме как религии, основанной на нигилизме27, хотя как будто бы религиозность по внутреннему своему смыслу должна быть противоположна всякому нигилизму, да и нигилизм чаще всего связывают с самыми недавними временами. Нигилизм разрушает духовность своим скепсисом, иронией над культурными ценностями, он часто выступает от лица прогресса, научности, но стремясь к строгости рассудка, склонен к мистицизму без корней, к субъективной эклектике мистических верований. Как раз Хомяков, как показал в диссертации "Гностические влияния в философии Владимира Соловьева"28 А. П. Козырев, почувствовал опасность всякого мифологического рационализма, впервые навязанного гностиками раннему христианству, гностики внесли детерминизм, необходимость в область духа, смешали духовное и вещественное.
Неудивительно, что искажения духовной жизни человека эмоциональнее воспринимали не историки философии, а историки церкви. "Опасность для христианства со стороны гнозиса. Язычество в форме гнозиса" - так недвусмысленно озаглавил раздел своей книги об истории церкви В. В. Болотов29. Гностицизм не вытекает из христианства, но он паразитирует на христианстве, стремясь возвыситься над ним своим "совершенством".
Гностицизм стремился стать не только философией, но и религией. Если гностицизм Василида был нацелен на избранных, на "одного из тысячи", то нынешний гностицизм стремится стать альтернативой христианству, особенно его православной ветви.
Еще первый историк русской философии Гавриил (Воскресенский) почувствовал опасность и для христианства, и для русской православной философии искушения "неологией" (рационализмом), стремящейся открыть в христианских символах чистую религию разумаЗО.
Зададимся вопросом - можно ли с достаточной точностыо квалифицировать какое-либо из современных философских, религиозных воззрений как гностицизм, если известные исторические формы гностицизма столь эклектичны, что бесспорным гностицизмом именуют лишь известные течения II века. Приведенные оценки гностицизма известных в России его исследователей (С. Н. Трубецкой, Л. П. Карсавин, В. С. Соловьев, А. С. Хомяков, В. В. Болотов) неоднозначны, но все-таки позволяют выявить существенные особенности всякого исторического проявления гностицизма. Это рационализация духовной жизни с непременными атрибутами ее мистификации, эти черты свойственны ныне сектам типа сайентологов, соединивших позитивистско - прагматический способ мышления с магией и мистификациями. Само по себе убеждение в самодостаточности интеллектуализма, в его возвышающей силе - свидетельство отождествления знания с благочестием, такое отождествление иногда рассматривали как характерную черту гностицизма.
Кризисы духовные, связанные с крупными потрясениями для стран, народов, скоррелированы с взлетами гностицизма. Крушение цельности мировоззрения, с какой бы идейно-философской основой оно ни было связано, во всей двухтысячелетней истории христианского летоисчисления давало повод и благодатную почву для гностицизма. Гностики всегда мнили себя посвященными в высшие тайны, высокомерно смотрели на христиан, полагая, что могут жить вне мира. Их отвержение мира выражалось порой в форме крайнего аскетизма, напоминающего существование опустившегося человека, грязного, презирающего свое тело. Божественное и мирское для них не перекрещиваются. Брошенность в мир, о которой так много писал Хайдеггер в ХХ веке, - это гностический постулат. Изоляционизм, атомарное существование гностика издревле проявлялось в формах либо извращенного аскетизма (не имеющего ничего общего со святоотеческим аскетизмом), либо распущенности плоти, в "свободе" без границ. В эпохи духовных кризисов развивается стихийный гностицизм: бесприютные хиппи, непризнанные "гении" мечутся по миру, они не дорожат ни домом, ни уютом, ни родиной. Им часто кажется, что они гонимы миром, своим анархизмом они создают конфликты с властями, с государством, с людьми традиционного поведения.
Таких разрушителей культуры, беспочвенных анархистов в ХХ столетии появилось более, чем когда-либо, и исследования этого феномена хорошо известны европейским и русским философам, социологам, психологам. Массовость подобного нигилизма и отвержения культуры породила свою философию, ибо, кроме бесприютных скитальцевхудожников, сложилась когорта рефлексирующих гностиков, которые могут не отождествлять себя с гностицизмом, но они фактически стремятся к господству метафизики гностицизма в обществе, воздействуя прежде всего на интеллектуальный слой общества.
Гностицизм многолик в своих проявлениях, одной из наиболее трудноуловимых его граней стало элитарное философствование, снобистское пренебрежение к народной культуре, к поклонению отцам, предкам.
Гностические умонастроения обостряются, как уже отмечалось, в переходные эпохи, в годы гибельных для государства и культуры перемен. Откуда так много зла и почему это зло процветает, торжествует? - такие вопросы в философско-мистической форме обычно задают гностики.
Переплетение многих компонентов кризиса общественной и индивидуальной жизни (экономических, культурных, религиозных, политических, психологических) порождает стремление соединить несоединимое, теряется подлинная цельность жизни, а вместе с этим возникает псевдосинтез в учении о человеке и высших смыслах его духовного бытия. Современный исследователь гностицизма Ганс Йонас оценивает духовные учения поздней античности как преимущественно гностические, поэтому неудивительно, что критик гностиков Плотин оказывается сам в его интерпретации гностиком. Характерно, что Йонас вовсе не настаивает на каких-либо заимствованиях Плотины м идей гностиков, речь идет об умонастроении эпохи, которой принадлежал Плотин. И Плотину, и гностикам свойственно стремление к "универсальной систематизации". Позиция Йонаса- не единственная, но вряд ли может быть оспорена мысль о господствующем умонастроении эпохи, отражающемся в подчас противоположных антропологических учениях. Аргументы же Плотина против гностицизма убедительны не только исторически, они не случайно существенно совпадают с последующими, собственно христианскими критиками гностицизма. Нас в данном случае особенно занимает идея Плотина о том, что догматы гностиков "нагромождены вместе достаточно случайно и явно происходят из разных источников"31.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconПолитическая антропология
Физическая антропология. Сферы приложения физической антропологии. Культурная антропология (этнолингвистика, доисторическая археология,...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconСтруктурная антропология ббк87 л 36
...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении icon«Христианская антропология»
Конспект лекций по дисциплине «Христианская антропология» для студентов всех специальностей дневной формы обучения / Е. В. Шестун,...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconСтив Ротер – Духовная психология
Духовная психология: Двенадцать Основных Жизненных Уроков / Перев с англ. — М.: Ооо издательский дом «София», 2006. — 256 с
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconПрограмма по дисциплине опд. Ф. 05 Психолого-педагогическая антропология
Курс «Психолого-педагогическая антропология» разработан для студентов очного отделения Куйбышевского филиала нгпу, обучающихся по...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconЭкзаменационные вопросы по дисциплине «Философская антропология»
Экзаменационные вопросы по дисциплине «Философская антропология» для студентов 5 курса факультета философии и психологии
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconТемы планов по разделу «Духовная культура»  
Вам поручено подготовить развернутый ответ по теме «Духовная культура и ее роль в жизни общества». Составьте план, в соответствии...
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconПункт 12. Религиозная (духовная) Практика Духовная практика: йога,...
Духовная практика: йога, исихазм, суфизм — практика индивидуального самосовершенствования
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconДжавад Нурбахш Духовная нищета в суфизме Великий демон Иблис Нурбахш, Джавад
Духовная нищета в суфизме. Великий демон Иблис. – М: Оптимус Лайт, 2000, – 266 с. Isbn 5–93759–001–5
Духовная антропология содержание духовная антропология духовная антропология в историческом становлении iconПсихолого-педагогическая антропология

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница