Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты


НазваниеРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты
страница9/21
Дата публикации09.03.2013
Размер3.94 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21

ГЛАВА 10
За столетия? Я решила, что это явное преувеличение.

Но больше спорить с Романом не собиралась, нет; слишком много страсти пылало в его взгляде. Я хорошо знала титана: в самой мягкой форме это настроение могло вылиться в какой нибудь рискованный эксперимент, а в самой крайней – в замах на убийство бессмертного.

Все школы закрылись на зимние каникулы, и теперь Санта работал в торговом центре не только по вечерам. Я записалась на дневную смену в понедельник и наконец, оставив Романа, пошла спать, чтобы утром встать пораньше. На мое пожелание спокойной ночи он ответил кивком головы, погруженный в глубокие раздумья. Роман изрядно допек меня, но я знала, что он сейчас ищет ответ на заданный мною вопрос: почему Аду так нужно удалить меня из Сиэтла, что он пустился на разыгрывание сценария моей мечты?

Ответа у меня не было ни вечером, ни на следующее утро. Я приехала в торговый центр рано, сверкая платьем из фольги, и сразу наткнулась на толпу родителей с детьми, которые ожидали, когда мы откроем лавочку. Уолтер Санта пил крепкий кофе. Я была рада отметить это обстоятельство. Конечно, главной причиной, скорее всего, была борьба с похмельем, и я не сомневалась, что к полудню начнутся требования чего нибудь покрепче.

– Санте хотелось бы, чтобы его беседка находилась не под стеклянной крышей торгового центра, – заметил он, чем усугубил мои подозрения насчет похмелья. Санта уселся на стул, к удовольствию собравшихся ребятишек, и кисло сощурился от солнечного света, лившегося вниз сквозь решетчатую крышу беседки. Он обернулся ко мне и Гремпи. – Я даже не рассчитываю, что мы достанем где нибудь кусок брезента.

Мы с Гремпи посмотрели друг на друга.

– Не думаю, что в этом торговом центре продается брезент, Уолтер Санта, – сказала я, – но, может быть, в перерыве я добуду для тебя несколько кусков в гончарной мастерской.

– Да да, – промямлила Гремпи, стараясь не таращить глаза от удивления. – Уверена, мы подыщем что нибудь подходящее.

Санта торжественно кивнул.

– Санта рад, что у него такие ответственные эльфы.

Мы открыли ворота. Сегодня я работала рядом с Сантой, иными словами, на передовой, сталкиваясь с самыми нелепыми просьбами. Мне также пришлось уводить визжащих детей, вопреки протестам родителей и мольбам «просто подержать его там», пока они сделают снимок. В голове засела мысль: вместо того, чтобы заниматься этой ерундой, я могла бы сейчас быть в Лас Вегасе, репетировать с Маттиасом и между делом обмениваться шутками с Фоэбой.

Нельзя сказать, чтобы я относилась к работе с полным пренебрежением. Я любила Рождество и детей тоже любила. Я бы не пошла на эту работу, если бы одно или другое утверждение не было правдой. Но, наблюдая за семьями, особенно за девочками и их мамами, я никак не могла избавиться от беспокойства за Мортенсенов. Если я стану думать о них слишком много, то просто разорвусь на части. Так что… Иногда без цинизма не обойтись. Он не дает мне совсем пасть духом.

Смена закончилась после полудня, и я обнаружила, что отправляюсь домой не одна. Гремпи повесила табличку: «У Санты перерыв десять минут», чем вызвала недовольство стоящих в очереди, и Уолтер пошел со мной в офисные помещения торгового центра. Трудно было удержаться от улыбки, видя реакцию детей, которые пришли с родителями за покупками и не подходили пообщаться с Сантой. Они замирали на месте, разевали рты и тыкали в его сторону пальцами.

– Ты сегодня отлично держишься, – сказала я Уолтеру.

– Санте легче, когда он знает, что может пойти выпить в обеденное время, – ответил он мне.

Я нахмурилась.

– Ты идешь домой? Ох, конечно, да. Ты ведь здесь столько же времени, что и я. – Эльфы всегда менялись в течение смены, но Санта оставался на посту постоянно. Теперь время работы увеличилось, и Санта не мог стоять на часах весь день. – У тебя есть замена?

Уолтер приложил палец к губам и подмигнул мне, отказываясь говорить что нибудь, пока мы на людях. Когда мы скрылись из виду в административной части, я получила ответ: мы нашли другого Санту; он сидел на стуле и листал каталог «Секреты Виктории». При нашем появлении он отложил журнал.

– Пора?

Уолтер кивнул и обернулся ко мне.

– Виксен, мы похожи?

– Конечно, – сказала я. – Вы оба мужчины в красных костюмах и с бородами.

– Приглядись лучше, – ворчливо сказал Уолтер. Второй Санта поднялся со стула, и они оба встали рядом. – Имеют значение детали. Какая нибудь мелочь, и ребенок из очереди заметит подмену, когда мое место займет Боб.

Длина бороды, очки, как сидит костюм… все важно. Одна ничтожная деталь – и дети поймут, что их дурачат, что нас тут двое.

– А если они это поймут, – встрял Боб, по примеру Уолтера говоря с британским акцентом, – тогда конец иллюзиям. Они узнают, что их обманывали, что нет ни одного настоящего Санты.

– Ну, ребята, вы воспринимаете все это так серьезно, – сказала я, слегка удивившись. Я осмотрела их более тщательно и внесла в костюм Боба несколько поправок: расправила шапку и изменила положение нескольких завитков бороды. Наконец я удовлетворенно кивнула:

– Ну вот, теперь можешь идти.

Боб выжидательно посмотрел на Уолтера. Уолтер снял шапку, очки и бороду и предстал перед нами неприметным мужичком с редеющими седоватыми волосами.

– За пределами этой комнаты может существовать только один Санта, – таинственным тоном объяснил Уолтер, наблюдая за тем, как уходит Боб. – Это часть магии.

– Это было мило, – заметила я. Покинув пост, Уолтер немедленно вытащил фляжку из своего шкафчика и с жадностью припал к ней. Я подумала: интересно, у этих двух Сант одинаковые слабости? – Рискованно, но мило.

Переодевшись и ненадолго заскочив домой, я отправилась на аллею боулинга «У Берта». Роман выбрал это место для тренировок нашей бессмертной лиги. Кроме того, то было место наших с Романом свиданий во время давнишнего неудачного романа. Живя с ним изо дня в день, справляясь с бытовыми проблемами совместного существования, легко забыть о той части нашей истории. Было время, когда я считала, что влюблена в Романа, хотя в конце концов чувство к Сету одержало верх. Близкое знакомство с характером Романа и его планами убить Картера не способствовало укреплению наших отношений. Роман оставил все свои притязания, и слава богу. Но временами я удивлялась, что он сохранил теплые чувства ко мне.

Наш славный учитель еще не появился, а вот Сет уже был на месте, в компании с Коди, Питером и Хью. Увидев, что я иду, Сет бросил на меня отчаянный и полный благодарности взгляд. Могу себе представить, в какой разговор его втянули «сотоварищи». Пока я приближалась к ним, в глаза мне бросились рубашки моих приятелей. На Сете была футболка с надписью: «Скажи что нибудь». Это для него типично. А вот что оказалось необычным: мои бессмертные друзья, все трое, были одеты в одинаковые бледно голубые рубашки. Не успела я их как следует рассмотреть, Коди подскочил и протянул мне такую же, аккуратно сложенную.

– Вот, – сказал он. – Не могу дождаться, когда увижу нас всех четверых в этом прикиде.

Рубашка была обычная, специально для игры в боулинг – короткие рукава и застежка на пуговицах. На груди вышито мое имя. Развернув одежку, я обнаружила надпись «Нечестивые роллеры», сделанную замысловатыми пламенеющими буквами. Я изумленно выгнула бровь.

– Вот как? – сказала я. – Значит, мы этому соответствуем?

– Это умно и работает на многих уровнях, – восторженно говорил Питер, – перекликается с «благочестивыми роллерами»1, и когда думаешь, что мы будем катать шары…

– Да, да, – сказала я и надела рубашку поверх свитера с высоким горлом. Размер оказался маловат, и я переоделась, чтобы было удобнее. – Я знаю, что такое игра слов, Питер. Просто не думала, что мы будем так… откровенны.

– Вариантов было всего два: или этот, или «Грехуспешники», – сказал Хью.

Я поморщилась и приткнулась под руку Сету.

– Думаю, вы сделали правильный выбор. По крайней мере, рубашки приятного цвета.

Хью и Коди обменялись довольными, торжествующими взглядами. Питер ухмыльнулся.

– В розовом тоже нет ничего плохого, – сказал он. – Думаю, это была бы заявка.

– Да уж, – отреагировал Хью. – Заявка на то, что мы слабаки, которых команда Нанетт смешает с грязью.

Питер издал долгий страдальческий вздох.

– Почему вы так не уверены в своих мужских достоинствах? Если бы Джорджина присутствовала при голосовании, могу поспорить, она бы тоже была за розовый.

Эти слова напомнили всем о причине моего отсутствия. Лица моих приятелей помрачнели.

– Это правда? – спросил Коди. – Ты уезжаешь?

– Боюсь, что так, – ответила я, пытаясь излучать бодрость, которой на самом деле не чувствовала. – Со следующего месяца я в Лас Вегасе.

– Но это нечестно, – возмутился Коди, – ты нужна нам здесь.

Хью сочувственно улыбнулся ему.

– Малыш, ты еще совсем недавно в этом деле. Слово «честно» тут не в ходу.

Коди не понравилось упоминание о его неопытности, но Хью был прав. Юный вампир недавно стал бессмертным и еще не познакомился с тем, что такое перевод и прочие организационные махинации отдела кадров. Питер и Хью все это уже испытали, а потому, хоть и грустили по поводу расставания со мной, понимали, что есть вещи, с которыми не поспоришь.

– Не переживайте за меня, – беззаботно сказала я. – Там сейчас работает Бастьен. И я уже получила место танцовщицы.

– А тут у тебя вообще никакой работы не было, – заметил Питер.

– Танцовщицы без верха? – спросил Хью.

– Нет, – ответила я, – слегка прикрытой блестками.

Хью одобрительно закивал.

– Это здорово.

Коди все не мог успокоиться. Его взгляд упал на Сета.

– Что ж, в твоей работе есть одно большое преимущество: ты можешь жить где угодно. Переезд не проблема.

Не знаю, что на самом деле думал Сет по этому поводу, однако он выдавил из себя бравую улыбку.

– Посмотрим.

Тут я вспомнила свой последний разговор с Андреа, как мы с ней говорили о Сете: «Он, как скала, поддерживает всех нас».

По телу волной пробежало ощущение тепла, но не слишком приятное, к нему прибавился запах серы. Я и остальные бессмертные подняли взгляды: к нам приближался Джером в сопровождении задумчивого Романа. На лице моих друзей отразилось то же недоумение, что и на моем.

– Не знала, что ты придешь, – сказала я Джерому, когда дуэт «отец и сын» оказался рядом. – Кажется, ты ясно дал понять, что в команде не участвуешь.

– Не участвую, – подтвердил босс, с отвращением оглядывая потертую кожаную обивку стульев. – Но моя честь зависит от этой так называемой команды, поэтому я решил убедиться, что вы на правильном пути.

– Спасибо за доверие к моим способностям, – сказал Роман и ввел наши имена в компьютер у дорожки.

– Я не сомневаюсь в твоих способностях, – отрезал Джером, соблаговолив наконец усесться. – Но я также знаю, что немного поддержки никогда не помешает продвижению к успеху.

– Полагаю, под «поддержкой» ты понимаешь собственное крайнее неудовольствие в случае нашего поражения, – заметила я.

Губы Джерома дрогнули.

– Вот именно, Джорджина. Кроме того, я бы хотел услышать…

Джером замолчал, упершись взглядом в футболку Сета с изображением Джона Кьюсака в культовой позе – с магнитофоном на голове.

– Миленькая рубашка, – наконец произнес босс.

– Хм, спасибо, – ответил Сет.

Джером обернулся ко мне, как будто ничего не случилось.

– Так вот, мне бы хотелось услышать, как прошли выходные в Лас Вегасе.

– Ну и заботлив же ты, – сказала я и почувствовала, как нервозно заерзал рядом со мной Сет. Я знала, что мои бессмертные друзья заставляют его чувствовать себя не в своей тарелке, но Джером действовал на него совсем по другому: он не просто лишал Сета присутствия духа, он его пугал. Ничего удивительного, ведь в половине случает босс и на нас оказывал такое же воздействие. – Не сомневаюсь, у тебя достаточно верных глаз и ушей, чтобы знать доподлинно, как прошли мои выходные.

– Верно, – подтвердил Джером. – Но это не означает, что мне не доставляет удовольствия твоя проницательность.

– Правильно, – сказала я, – потому что ты так заботишься о моем счастье.

Роман скрестил на груди руки и раздраженно смотрел на нас.

– Простите, что перебиваю, но вы собираетесь тренироваться или нет? – Он не подавал виду, что допрашивал меня с пристрастием о каждой детали вышеупомянутого уик энда. Сейчас по выражению лица титана можно было заключить, что это его интересует меньше всего на свете.

– Разумеется, – великодушно сказал Джером и указал на дорожку, как царственная особа, дающая сигнал к началу торжества. – Приступайте.

Роман выкатил глаза и обернулся к нам, «Нечестивым роллерам».

– Отлично, сперва посмотрим, на каком вы уровне.

Весь последний год я не занималась с Романом, однако оправдала доверие: сбила шесть кеглей первым броском и две вторым. Коди удивил всех тем, что двумя бросками сшиб все кегли. Первый шар, пущенный Хью, укатился в желоб, зато вторым он догнал меня, выбив восемь кеглей. Питеру в первой попытке удалось проделать пару дыр в кегельном заборе, а во второй он не добился ничего. Сет, в какой то момент набравшись храбрости, наклонился к Джерому и сказал:

– В этом соревновании предполагается гандикап?

– Это, – произнес Джером, не отводя взгляда от разрушений, которые произвел в строе кеглей Питер, – прекрасный вопрос.

Даже Роман, кажется, удивился тому, насколько неслаженно мы действовали. Он вошел в роль тренера и подсказывал каждому, как справиться с тем, что плохо получалось. Из всех нас только Коди почти не нуждался в наставлениях; он выбивал все кегли за один или за два удара с завидной регулярностью. Я проявила неожиданную способность к обучению и вскоре две трети моих попыток стали оканчиваться удачей. Думаю, это был достаточно высокий уровень игры. Питеру, похоже, никакие наставления не шли на пользу, броски его раз от раза становились все эксцентричнее. Хью делал небольшие успехи, но ему никак не удавалось избавиться от тяги направо.

– Ну, – сказал Сет и встал, когда Хью готовился закрыть фрейм. – Можно мне попробовать? Раньше я не хуже тебя катал шары.

Хью охотно отложил шар, и Сет вступил на дорожку. Я села прямее и приготовилась наблюдать: никогда прежде я не видела, как Сет играет в боулинг. Сначала он повторил технику Хью, сделав движение, при котором шар улетает влево, а потом совершил настоящий бросок. Шар покатился быстро и аккуратно уложил не сбитые Хью кегли.

– Боже правый, – с отвращением произнес Джером. – Придется спросить Нанетт, не согласится ли она, чтобы я взял в команду смертного. Это единственный способ сохранить лицо.

– Эй, – сказал Роман, – дай им шанс. Через неделю мы будем творить чудеса.

Джером поднялся.

– Чудеса не в нашем репертуаре. Я увидел все, что нужно, и теперь пойду выпью – попытаюсь смыть воспоминание об этом позоре. В следующий раз, когда я появлюсь на тренировке, надеюсь увидеть, как вы все сильно продвинулись. Если этого не случится, вы узнаете, что такое работа в команде, я вас всех заставлю помучиться. – Джером резко развернулся на каблуках и чуть не врезался в официантку, которая подходила к нам. Увидев злобное выражение лица нашего босса, девушка взвизгнула от неожиданности. – Этим не наливать, – предупредил ее Джером. – Мы не можем допустить, чтобы всё стало ещё хуже, если такое вообще возможно.

Мы смотрели, как босс и официантка быстро удаляются. Только Джером вышел из зала, Роман облегченно выдохнул и сел рядом с нами.

– Вот и хорошо, он ушел. Можем мы теперь бросить этот глупый боулинг и заняться делом? Коди, нам нужно поговорить с тобой о Мильтоне.

– Тпру! Тпру! – произнес Питер. – Разве я один слышал: «заставлю вас всех помучиться»? Нам нужно тренироваться.

Роман пренебрежительно махнул рукой.

– Мы к этому вернемся.

– А что насчет Мильтона? – спросил Коди с недоумевающим видом; причин для такой реакции было несколько.

– Ты ему сказала, – буркнул Хью. – Черт.

– А чего ты ожидал? – спросила я. – Тебе следовало бы понимать, что я не успокоюсь.

– Мильтон – наемный убийца на службе у Ада, – сказал Роман.

– Мильтон… Вампиришка, который не так давно крутился здесь? Это он наемный убийца? Да ладно. Это ночной кошмар для моды, но не больше.

– У нас есть веские причины считать его убийцей, – медленно проговорила я. – Он много путешествует, и, когда приезжает… люди умирают. Как Эрик.

– Эрика убили грабители, – сказал Коди. – Там ничто не указывало на вампира.

– Нет, конечно нет, – сказал Роман. – Это ни к чему. Никто не должен заподозрить, что к убийству причастен Ад.

– Это точно, – согласился Питер. – Но значит, у Ада имелись причины, чтобы убрать Эрика.

– Имелись, – подтвердил Роман и кивнул в мою сторону. – Она. Эрик разбирался с контрактом Джорджины, когда его убили.

Я сглотнула слюну, делая паузу, чтобы обрести способность говорить. Мысль о том, что смерть Эрика не глупая случайность, что у нее есть причина, давала слабое, очень слабое утешение. Но это перечеркивал тот факт, что причиной оказывалась я.

– Роман считает, есть какая то мерзкая подоплека в том, что меня переводят. Какой то крупный сговор. И смерть Эрика – его часть, – сказала я наконец.

Сет смотрел на меня в изумлении.

– Ты же говорила, это обычное дело.

Я только плечами пожала, не в силах встретиться с ним глазами.

– Не знаю. Может быть, да, а может, и нет.

– Нет, – яростно выпалил Роман. – Происходит чересчур много событий, которые не согласуются друг с другом. Эрик подобрался слишком близко к чему то, и Ад от него избавился. Это возвращает меня к тому, с чего я начал. Коди. Ты и Габриэлла, вы вместе следили за Мильтоном, не так ли?

– Я… да… – Коди находился в состоянии шока. – Но говорю вам, мы не видели, как он убивал Эрика! Мы ничего такого не видели!

– Ты когда нибудь встречал его в Лейк Сити? – спросила я. Там находился магазин Эрика.

Коди покачал головой.

– Никогда мы не забирались так далеко. Мы только ходили за ним в несколько клубов. Это была игра, и все. Габриэлла хотела увидеть вампира, вот мы за ним и наблюдали, а за пределы центра города не выходили.

– Я видел.

Все обернулись в сторону Питера.

– Чего вы на меня уставились? – громко спросил он.

– Я об этом не знал, – сказал Коди. – Зачем ты пошел за ним?

Питер хмыкнул.

– А ты как думаешь? Он был на нашей территории. Я проверял, действительно ли он в отпуске, как уверял. Я хотел убедиться, что он не вышел на охоту за жертвами.

Временами я впадала в умиротворение от общения со своими недалекими, отрешенными от мира приятелями и забывала об их истинной сущности. Наиболее обманчивое впечатление производили иногда Питер и Коди. В обычной жизни они часто выглядели нелепыми и бестолковыми, но к концу дня становились вампирами.

– И? – вопросительно произнес Роман; в глазах его снова засветился неугомонный огонек. – Ты видел его в Лейк Сити?

– Нет. Один раз я поехал за ним в Истсайд и один раз – в западный Сиэтл.

По моей спине пробежал холодок.

– Западный Сиэтл? Что он там делал?

– Ничего, – сказал Питер. – Поездил по округе, посидел в машине. Я решил, он выслеживает добычу, но он меня заметил и бросил это занятие. Правильно сделал.

– Очень может быть, что он и высматривал добычу, – пробормотала я. – Эрик жил в западном Сиэтле. Ты узнаешь то место?

– Если увижу, то может быть, – сказал Питер. – Но привести тебя туда не смогу, извини.

– Неважно, – сказал Роман. – Это все, что нам нужно. Доказательств достаточно.

– В лучшем случае это случайное совпадение, – возразил Хью, – о чем я сразу и сказал Джорджине. И это не объясняет, почему Ад хотел избавиться от Эрика, особенно после того, как тот помог Джерому. Знаю, знаю. – Мы с Романом выразили намерение протестовать, и Хью поднял руку, прося нас утихнуть. – Контракт. Но вспомни, Кристин проверяла его и сказала, что с ним все в порядке.

Кристин была мелким бесом из Ванкувера. Я однажды сделала ей одолжение, и в ответ на это она заглянула в адский архив и просмотрела мой контракт, когда я однажды размечталась, что, может быть, в него вкралась ошибка. Нифон – черт, с которым я заключала контракт, находился в городе и вел себя подозрительно. Я была уверена, что с документом не все в порядке. Кристин вернулась с огорчительной вестью: все оформлено по правилам.

– Эрик говорил, что проблема не с моим контрактом, а с каким то другим, – сказала я.

– С каким другим? И как это связано с тем, что тебя переводят? – спросил Хью. Ни у кого не было ответа. Хью вздохнул. – Слушай, дорогуша. Я тоже люблю хорошую шутку, как и все вы, но нельзя же доходить до очевидной глупости. – Он взглянул на Романа. – Ты тут приобрел известность в последнее время, отдаю тебе должное, но ты не живешь нашей жизнью. Тебе не приходится держать ответ перед системой. А нам приходится. Так что не надо морочить ей голову всякими бредовыми теориями.

– А что, если это больше, чем теория? – спросил Роман. – Что, если это правда?

Хью взглянул ему прямо в глаза.

– Тогда лучше сперва убедись, что за ее раскрытие не придется заплатить слишком высокую цену.

Все примолкли. После долгой паузы Коди сказал:

– Как вы думаете, Джером сильно напугал официантку? Мне очень надо выпить.

Роман вернулся к роли тренера, но на всех напало угрюмое настроение от упоминания о Мильтоне и Эрике. Мы повторяли движения, но было ясно: ни у кого сердце к боулингу не лежало. Когда мы наконец закончили тренировку, Роман заявил, что все мы делаем успехи, но нужно больше практики. Это ни для кого не было секретом, так что мы составили расписание на остаток недели и разбежались. На выходе Роман остановил меня, взяв за руку.

– Меня сегодня не будет дома, – сказал он. – Мне нужно… кое что сделать.

– Дела, за которыми последуют проблемы? – осторожно спросила я.

– Не больше, чем уже есть. Просто решил предупредить тебя на случай, если… – Он взглянул на Сета, потом на меня. – Ну в общем, на случай, если тебе нужно это знать.

– Спасибо, – поблагодарила я. Поняв намек, я обернулась к Сету, когда мы остались на парковке одни. – Какие у тебя планы? Останешься у меня? Или тебе нужно возвращаться к Терри?

Сет обнял меня за талию и притянул к себе.

– Вообще то сегодня вечером я свободен. Андреа чувствовала себя хорошо весь день.

Я вспомнила, как она выглядела вчера: несмотря на общую слабость, были очевидны признаки выздоровления. В моей груди затеплился огонек надежды, и я немного обрадовалась тому, что хоть что то обретает ясные очертания в мире, который перевернулся с ног на голову.

– Думаешь, она и правда поправляется? Лечение помогает?

– Не знаю, – тоскливо произнес Сет. – Хотелось бы верить. Это было бы… замечательно. Я на такое не смел и надеяться.

Сердце откликнулось болью – за Сета и за всю семью. Я не знала, что сказать, поэтому просто нежно поцеловала любимого в губы. Они были теплые, несмотря на ночную прохладу.

– Джорджина, – сказал Сет, когда я отстранилась. – Все эти подробности… о твоем контракте и переводе. Я впервые об этом слышу.

– Знаю, – сказала я. – Прости. Я не хотела ничего скрывать от тебя. Просто… еще так много неясного. Я не хотела обсуждать все это, пока сама до конца не разобралась, что происходит.

– А я понимаю еще меньше твоего, – сказал Сет.

Я кивнула.

– Не хочу, чтобы ты беспокоился напрасно.

Сет смотрел на меня сверху вниз; глаза честные и полные искреннего чувства.

– Прекрати это. Я тебя не брошу. Ты можешь говорить со мной обо всем. Если мы не будем полностью доверять друг другу, у нас ничего не получится. Мы же с тобой вместе, Тетис. То, что происходит с тобой, влияет и на меня. Я хочу быть с тобой, где бы ты ни была.

– Знаю, – повторила я. – Трудно отделаться от привычки… от желания оберегать тебя.

– Меня поразила одна вещь… то, что сказал Хью. Ты действительно подвергаешься опасности? Он прав относительно Романа? Что Романа не коснутся последствия, которые скажутся на вас? Не хочется думать… Мне противна сама мысль, что он тебя впутает в одну из своих махинаций и ты пострадаешь от его безрассудства.

– Не так уж он безрассуден, – сказала я. – Сперва и я считала, что Роман преувеличивает. Но теперь думаю, может, он и прав. Насчет Эрика и моего перевода.

– А если прав? Что это означает для тебя? Я вот о чем: насколько мне знаком Роман и титаны вообще, он удовлетворится тем, что выведет Ад на чистую воду. Отсюда и вся его ретивость. А ты… тебе отвечать перед Адом. Что тебе будет за раскрытие их планов? Наемным служащим быть непросто.

Я прижалась к груди Сета и смотрела в сторону, в ночь. Небо было ясное, но мы находились слишком близко к центру города, чтобы видеть много звезд.

– Я добьюсь правды, – наконец сказала я. – Не знаю, связан мой перевод со смертью Эрика или нет, но если Эрика убили не просто потому, что он оказался не в то время и не в том месте, тогда… Эх, мне нужно это выяснить. Я должна узнать правду.

– Стоит ли? – Сет крепко сжал меня. – Стоит ли рисковать собой ради этого?

– Да, – шепнула я. – Стоит.

Говоря это, я думала об Эрике – добром и мудром Эрике, который так много заботился о других и так мало – о себе. Он был восхитительно щедр и сделал для меня очень много; вероятно, даже расплатился за это жизнью. Узнать правду – в моем понимании означало выяснить, за что его убили. Вот так. Ради этого стоило рискнуть чем угодно, однако это не исключало ужасающих последствий для меня. Никакие усилия не изменят того, что случилось с Эриком. Он мертв, а сеть интриг вокруг нас становится только гуще.

– Что случилось? – спросил Сет. Я закрыла глаза и уткнулась лицом в его грудь. Действие было инстинктивным, похоже, я подсознательно пыталась укрыться от вихря, который закручивался вокруг меня в бессмертном мире.

Я открыла глаза и вздохнула.

– Ничего. Все. Я не… Я больше не хочу об этом думать. По крайней мере сейчас. Завтра… Все это подождет, я знаю. Но пожалуйста… – Я прижалась к Сету еще сильнее. Почти касаясь его тела губами, я произнесла: – Поедем домой. Помоги мне забыть обо всем этом… хотя бы сегодня.

Сета не пришлось просить дважды. Он нашел губами мои губы, и мы слились в поцелуе, голодном и отчаянном. Стало жарко, по телу будто проносились разряды электричества, и я не чувствовала холода зимней ночи. Когда мы расцепились, оба почти без дыхания, я едва сумела произнести:

– Жду тебя у себя.

Мы пошли каждый к своей машине. Хорошо, что так сложилось. Попытайся мы поехать домой вместе, даже не знаю, каким опасностям мы бы себя подвергли. А так я только удивилась, как это мне удалось вернуться домой на Алки Бич, ни разу не нарушив правил движения. На стоянку мы въехали почти одновременно, вылезли из машин, тут то все и началось. Мы накинулись друг на друга и едва смогли добраться до двери моей квартиры, прежде чем полностью отдались на волю чувств.

Я пыталась держать оборону и ограничивать секс, но на самом деле страдала от этого не меньше Сета. Все сексуальные приключения в мире, вместе взятые, не могли сравниться с ночью, проведенной с ним, единственным, кого я любила. От этого выполнять обязанности суккуба мне становилось только легче, для меня это вообще ничего не значило. Я продолжала считать, что строго придерживаться расписания наших с Сетом сексуальных встреч – это разумно и правильно, но сейчас мне хотелось нарушить все запреты.

Сет подхватил меня на руки, как только мы ввалились в квартиру, одновременно умудряясь целовать меня. Кошки, которые обычно набрасывались с выражениями любви на каждого, кто переступал порог, на этот раз проявили чуткость и посторонились, давая нам возможность доковылять до спальни. На входе Сет споткнулся, покачнулся и едва сумел донести меня до кровати, куда мы оба повалились какой то невообразимой кучей.

Неужели прошел всего месяц? С тех пор как я пробовала на вкус его губы. Мои руки заново знакомились с его телом. Мне казалось, что с тех пор прошли годы. Годы жажды. Я изголодалась по нему и долго не могла справиться с его футболкой. Хотелось быстрее стащить ее и ощутить блаженство от прикосновения к его коже кончиками пальцев. Сет увлеченно занялся моей рубашкой, снять ее оказалось не так то просто. «Нечестивые роллеры» не желали сниматься через голову, пока не будет расстегнута каждая пуговка в отдельности. Сет справился с задачей терпеливо и умело, быстро перейдя к одежке, надетой снизу.

И вот я раздета. Сет смотрел на меня с таким же вожделением, что и я на него. Он провел рукой по моему телу, благоговейно притормаживая на изгибах груди и бедер.

– Как ты прекрасна, – пробормотал он и перевернул меня, так что я оказалась сверху. Потом откинулся на спину и съехал вниз, мои груди повисли над его лицом, и один сосок Сет захватил губами. Я резко вдохнула не столько от прикосновения языка, которое было изысканно нежным, сколько оттого, что это был Сет.

Он водил языком и губами по соску, пока тот не стал мягким и в нем появилась сладкая, ноющая боль. Потом перешел к другой груди, отдавая дань другому соску. В моем теле снова вспыхнуло пламя, зажженное его жизненной энергией. Вместе с ней в меня влились все его чувства ко мне – любовь и страсть, по настоящему пьянящая смесь. Я тихо вскрикнула, и Сет скользящим движением опустил меня на постель, чтобы мы снова соединились в поцелуе, таком долгом и опустошительном, что тот прежний, на парковке, совершенно померк.

Пока мы целовались, Сет опустил руку вниз, к внутренней стороне моих бедер. Он проворно двигал пальцами, будто исследовал меня, а потом забрался внутрь. Я снова вскрикнула, но звук был проглочен поцелуем, от которого я едва не задохнулась. Его пальцы совершали трепетный танец, терпеливо нащупывая место, которое отзывается на его па сильнее всего. Медленное тремоло пальцев, и он снова гладит и гладит меня, с наслаждением следя за тем, как я увлажняюсь, пока каждый мой нерв распаляется от удовольствия. Я могла оттягивать оргазм сколь угодно долго, но сегодня в этом не было надобности. Я хотела раствориться в Сете, отпустить на волю свое тело – пусть делает что хочет. То, чего оно хотело, как оказалось, наступило очень быстро. Мы с Сетом слишком долго не были вместе, мое тело истосковалось по его ласкам.

Еще несколько умелых прикосновений, и я почувствовала, как мое нутро взорвалось блаженством, настолько всепоглощающим, что, кажется, я не могла вынести больше ни одного прикосновения… хотя и страстно желала продолжения. Сет не переставал ласкать меня, пока оргазм не пошел на убыль, и только тогда убрал пальцы. Он больше не целовал меня, оба мы тяжело дышали, неотрывно глядя друг на друга.

– Иди сюда, – сказала я, притягивая Сета к себе. Он, как и я, мог с легкостью растягивать игривую прелюдию… и, как и я, не хотел этого. Полагаю, такова была цена «разумных ограничений». Они не оставляли места терпению.

Сет прижался ко мне всем телом, и я почувствовала, как он вошел в меня в полной готовности. Я обвила руками шею любимого и снова поцеловала его, а он начал двигаться во мне вперед назад. Я хотела получить от него как можно больше, хотела, чтобы наши тела соприкасались как можно сильнее. Пока продолжалось наше соитие, у меня возникло то же чувство, какое посещало меня всегда: даже когда Сет был во мне и налегал на меня, как только мог, он никогда не был ко мне достаточно близок. Мне всегда хотелось его еще больше. Наши тела созданы друг для друга, решила я. Ощущать его внутри себя было восхитительно, в этом крылось нечто убийственно правильное.

– Джорджина, – выдохнул Сет, и его движения стали более частыми и напористыми. – Ты удивительная. За пределами понимания…

Какие еще слова он собирался сказать, я никогда не узнаю. Лицо Сета исказилось, и его сотряс оргазм. Он устремился в меня всем телом с новой интенсивностью, сладко застонал, продолжая совершать волнообразные движения, чтобы не упустить последние капли удовольствия. А когда он ушел, я ощутила мощное вливание похищенной у него жизненной силы. Чувство было головокружительное, и я постаралась принять его как неотъемлемую часть всего процесса. Не хотелось портить момент чувством вины.

Наконец Сет затих, обмяк, лежа на мне и положив голову мне на грудь. Он тяжело вздохнул и запечатлел поцелуй между моих грудей.

– Я сказал, что ты удивительная? – спросил он.

Я довольно вздохнула и провела рукой по его волосам, которые растрепались больше обычного.

– Не такая уж удивительная, – ответила я. – Мне кажется, всю работу сделал ты.

Сет снова поцеловал меня.

– Вот что в тебе самое замечательное, Тетис: ты даже не знаешь, когда ты удивительна.

Я почувствовала, как мои губы невольно растянулись в улыбке, и это не имело никакого отношения к комплименту. Джорджина. Тетис. Знакомые старые имена, оба придуманные. После нашего прошлого бурного свидания я беспокоилась, не станет ли он снова называть меня Летой. Но нет. Память об этом, это имя… всё ушло в прошлое, как и та женщина, которой я была раньше.

– Я люблю тебя, – сказала я, кажется, это был единственный правильный ответ.

– М м м. – Сет уткнулся в меня носом. – Давай не будем ждать так долго следующего раза, ладно?

Я тихо засмеялась.

– Мы будем ждать еще дольше. Не думаю, что ежемесячный секс позволит нам растянуть удовольствие на всю жизнь. Это все равно слишком часто.

Сет застонал.

– Да брось. Мне наплевать на риск. Это того стоит. Меня удовлетворит секс раз в две недели. Сегодняшний вечер показал, что ты сама не выдерживаешь дольше.

– Раз в две недели! Это точно слишком часто! Сегодня это случилось только потому, что у меня внезапно возник кризисный момент.

Сет хохотнул, но смешок утонул в зевоте.

– Если я буду иметь секс с тобой всякий раз, когда у тебя «кризисный момент», тогда, вероятно, это будет происходить каждую ночь.

Я тихонько шлепнула его.

– Это неправда. – Я немного подумала. – По большей части.

Сет снова засмеялся и обхватил меня руками.

– Ох, Джорджина. С тобой мне все в радость. Все.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21

Похожие:

Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
Не знаю, как это получилось, наверное, во всем виноват мой друг Даг – он заявил, что выпьет три гимлета с водкой быстрее меня. Мы...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
Джорджине весьма удачной. Откуда ей было знать, каково это — быть суккубом — демоном, обреченным вечно совращать нестойкие человеческие...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconМгимо (У) мид россии
Целью поощрения научной и общественной работы с использованием ресурсов системы академического рейтинга является стимулирование студентов...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение суккуба Мужчине моей мечты iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница