Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6


НазваниеРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
страница11/21
Дата публикации19.04.2013
Размер4.06 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21
ГЛАВА 12
Короткий разговор с Кайлой не давал мне покоя весь вечер, пока я возилась с детьми в торговом центре. Я не могла избавиться от воспоминания о взгляде, которым она смотрела на меня, говоря о Темноте. Это был один из тех случаев, когда я одновременно благословляла и проклинала ее экстрасенсорные способности. Если бы у нее их вовсе не было, я никогда бы не узнала, что в доме Мортенсенов неладно. Однако ее способности к пониманию того, что она чувствовала, оставались такими неопределенными, что в результате возникало больше вопросов, чем ответов. Что же такое она ощутила? Эрик мгновенно разобрался бы с этим.

Меня сильно беспокоила еще одна вещь.

Эрик. Убитый из-за меня.

Если мы станем оперировать заключением, что Ад действовал целенаправленно против него, тогда что мне думать о Кайле? В прошлом любое сверхъестественное происшествие в нашей округе являлось результатом того, что какие-то силы вышли из-под контроля Небес и Ада. Всё-таки у Ада и Неба имелся набор определённых правил, которым они следовали. Хотя Мильтон стал доказательством того, что Ад не прочь нарушить некоторые из них. Так может ли быть, что кто-то из наших посещает Андреа Мортенсен в те моменты, когда её состояние ухудшается? И если это правда, то зачем?

Вот вопрос, ответ на который расставил бы все точки над «i», как сказал бы Роман.

Размышления о делах бессмертных я прервала только тогда, когда попыталась зазвать Уолтера к Мортенсенам. Две мамаши подрались в очереди, и у нас выдался незапланированный перерыв, пока охранники улаживали конфликт.

— Санта не ходит по вызовам, — заявил Уолтер.

— В последний раз, когда я этим интересовалась, оказалось, что именно этим Санта и занимается, — возразила я, — каждое Рождество.

— Санту нельзя нанять для развлечения. Дети должны или ждать рождественского утра, или приходить с визитом к Санте, в его беседку в стране чудес розничной торговли.

— Да брось, конечно, тебя можно нанять, — сказала я. — Начнем с того, что именно поэтому ты здесь и работаешь! Давай я тебе заплачу. Или поставлю тебе выпивку. Могу сделать и то и другое, если пожелаешь. Там маленькие девочки, которым необходимо повидаться с Сантой. Их мать больна раком, по милости Божьей. Неужели тебя это не трогает?

Уолтер воззрился на меня сквозь очки.

— Я очень им сочувствую, но не могу этого сделать. Играя эту роль в праздничный сезон, я беру на себя строгие обязательства, даю обет верности духу Санты. Если я покажусь в этой роли за пределами торгового центра, а Боб останется здесь и будет играть ту же роль, какой вывод сделают из этого дети?

Я смотрела на него скептически.

— Эти дети, если только они не обладают даром переноситься сквозь пространство и время, никогда не узнают, где настоящий Санта: здесь, в «Лейк-Форест-Парке», или в одном из тысячи прочих торговых центров страны.

— Но я-то знаю. Я не могу быть Сантой, пока роль Санты играет Боб. Это нарушит священный договор.

— Священный договор? Это просто работа! — Я всерьез подумывала, не нарушить ли режим пития. Если я хорошенько подпою его, он на все согласится.

— Не для нас, — торжественно произнес Уолтер. Охрана восстановила порядок, и очередь снова начала двигаться. Дискуссия прервалась, и я не успела вставить, что, насколько мне известно, литры виски тоже не являются неотъемлемым атрибутом «духа Санты».

Я могла бы ворчать до конца смены. Конечно, я ценила преданность Уолтера роли, но, по правде сказать, это попахивало маразмом.

Ночевала я у Сета, хотя сперва планировала поехать домой и поговорить с Романом о том, что сказала мне Кайла. Но когда по пути домой я позвонила Сету, в его голосе звучала такая грусть, что я поняла: быть сейчас рядом с ним гораздо важнее. Ухудшение состояния Андреа сильно на него подействовало. Мы провели ночь целомудренно, но в том, как Сет держался за меня, чувствовалось глубокое отчаяние, будто я — единственное, что позволяет ему держаться посреди всего этого умопомрачения.

— Ох, Тетис, — шептал он, целуя меня в щеку, когда мы лежали в постели, прильнув друг к другу. — Что я буду делать без тебя?

— Не беспокойся об этом, — бездумно сказала я. — Я ведь пока еще здесь.

— Знаю, - сказал он. — А потом...

Тишина. У меня сжалось сердце.

— По крайней мере, пока ей не станет лучше...

Сет запнулся и замолчал. Я понимала, в каком он настроении, потому что разделяла его чувства. Нас обоих обуревала тревога, в душе брезжил невысказанный страх. А вдруг Андреа не станет лучше, и самая ужасная вещь: если она действительно не поправится, рано или поздно Сет все равно переберется ко мне в Лас-Вегас. Но как я смогу жить с сознанием того, какова цена моего счастья?

Наконец Сет собрался с силами и нашел подходящие слова.

— Теперь я понимаю, почему ты так недовольна тем, как устроен мир, — произнес он. — Я никогда ничего так сильно не желал, как быть с тобой. И вот я получил тебя... и тут такое случилось. Люди говорят, что ради любви можно бросить все, но реальность этому противоречит. И честно сказать, если бы я был парнем, который бросит семью на произвол судьбы ради собственных интересов... Тогда не думаю, что тебе стоило бы обращать на меня внимание. Вот так-то.

— Все правильно, — бодро согласилась я, хотя никакой особой бодрости не ощущала. — У нас все будет хорошо. Они нуждаются в тебе. Так что делай, что должен.

— Джорджина.

— Сет. — Я прикоснулась губами к его губам. — Сейчас это важнее.

— Чем мы? — спросил он.

Я не сразу смогла ответить, но сделала это.

— Да.

На следующий день я работала в торговом центре в утреннюю смену на пару с Бобом. Я предприняла повторную попытку, такую же, как с Уолтером, организовать визит Санты к девочкам Мортенсенов, и встретила тот же суровый отпор. Я рассчитывала, что раз Боб не такой отъявленный алкоголик, то убедить его будет легче. Ничего подобного. Из него сыпалась та же чушь насчет магии и целостности роли Санты.

К счастью, дело сдвинулось с мертвой точки, когда я вернулась домой и нашла Романа. Вечером была назначена тренировка по боулингу, но прежде я хотела переговорить с нашим тренером с глазу на глаз. Остальных моих бессмертных друзей можно было допросить поодиночке, но так как влияние Ада в этом деле становилось все более очевидным, я сомневалась, стоит ли вовлекать их. Роману не грозили страшные последствия, а я не боялась навлечь на себя гнев работодателей. Перспектива же подставить под удар своих друзей меня не вдохновляла.

— Она сказала еще что-нибудь об этой Темноте? — допытывался Роман, когда я передала ему свой разговор с Кайлой. — Высшие бессмертные, или низкого ранга, или постороннее божество?

— Она не понимает, что означают эти слова, — сказала я. — Ей всего четыре года. Или уже пять.

— Ей надо научиться понимать, — мрачно сказал Роман. — Ты должна потренировать ее.

— Мало ей того, что с ней происходит? Думаю, подобные тренировки нужны ей меньше всего.

— Вовсе нет, если какое-то сверхъестественное существо портит жизнь ее матери! — Роман сел на краешек дивана — Давай посмотрим правде в лицо, Джорджина. Если тут что-то есть, я ни за что не поверю, будто некие злые силы напали на эту семью случайно. Если нечто имеет целью добить Андреа Мортенсен, то это из-за ее связи с тобой.

Мне стало дурно. Опять последствия в связи со мной.

— Значит, Андреа страдает из-за меня, — сказала я, погружаясь в кресло. — Отлично.

— Это Ад, — сказал Роман. — Чего ты ждала? Если они хотят отомстить тебе за что-то, то будут искать нестандартные методы.

Кажется, есть более простые способы заставить меня расплатиться, — заметила я. — Особенно если учесть, что у них в руках контракт на мою душу. Мы слишком многое объясняем тем, что это Ад.

Роман пожал плечами.

— Да нет. Мы уже знаем, что они вмешиваются в твою жизнь, а способностью исцелять и наводить порчу наделены и ангелы, и демоны.

— Как ты думаешь, Картер мог бы сказать, кто является к Андреа? — спросила я. — Если он на нее посмотрит?

— Думаю, мог бы. — Роман несколько мгновений раздумывал. — Вопрос в том, согласится ли он в этом участвовать. Ты же его знаешь. Посланники Небес должны, по крайней мере, делать вид, что играют по правилам.

Я медленно кивнула, вспоминая свой последний разговор с Картером и то, как неохотно он делился сведениями.

— Верно, — буркнула я себе под нос.

— Что же, — сказал Роман, выпрямляясь, — ты можешь спросить его прямо сейчас.

— Ха. Как?

— Он придет на тренировку. Я слышал, как они с Джеромом вчера говорили об этом.

Очевидно, Сет не был единственным, кто испытывал нездоровый интерес к жалким попыткам Джерома защитить честь мундира катанием шаров. Я немедленно встала.

— Тогда поехали. Я поведу машину.

Пока мы спускались по лестнице, я сбоку глядела на Романа.

— Ты никогда не задумывался, как будешь выглядеть с седой бородой и в шляпе Санты?

Роман посмотрел на меня настороженно.

— Я? Нет.

Я быстро объяснила, что дочки Мортенсенов в этом году не видели Санту. Роман отрицательно качал головой уже в конце истории.

— Ну, давай же, Роман. Им нужно встретиться с Сантой. И я знаю, что у тебя нет этих пунктиков по поводу нескольких Сант, которые существуют одновременно.

— Нет, — согласился Роман. — Мой пунктик в том, чтобы не потерять лица, даже если повод достойный. Кроме того, я не чувствую себя виноватым. Если бы ты действительно хотела, чтобы девочки встретились с Сантой, то переоделась бы сама и пристыдила нас всех.

Я осклабилась. Последнее замечание титана вызвало во мне раздражение, потому что было справедливым.

На аллею боулинга мы с Романом приехали последними, к моему огорчению. Я так надеялась поговорить с Картером наедине, но они с Джеромом уже были погружены в разговор (и в свои кружки). Остальные «Нечестивые роллеры» с нетерпением ожидали приезда вожака и выразили бесконечное сожаление по поводу того, что я не надела рубашку.

— Забыла, — попыталась оправдаться я. — Но это неважно. Надену, когда будем играть по-настоящему.

Питер вздохнул.

— Но это помогло бы нам сейчас укрепить командный дух, а чувство близости и единства сделало бы нас лучше.

— На самом деле, — вмешался Джером, — ты станешь лучше, если будешь сбивать больше кеглей.

— Слушай, — сказала я Питеру, — если мне нужно будет вымыться, я же все равно сменю рубашку.

— Это не одно и то же, — проворчал он.

К счастью, нетерпение Джерома не оставило места для продолжения дебатов по этому поводу. Он не видел, как закончилась предыдущая тренировка, и сгорал от желания узнать, насколько мы продвинулись. Мы действительно продвинулись, сказать по правде, однако Джером, похоже, ожидал, что мы будем всякий раз сбивать все кегли одним броском. Когда выяснилось, что до этого еще далеко, босс разъярился.

— Что ты делаешь? — заорал он, когда Коди сделал впечатляющий спэа2, сбив девять кеглей первым ударом и уложив последнюю вторым. — Почему ты не можешь сбить все с первого раза? — Он метнул взгляд на Романа. — Сделай что-нибудь!

Роман раздраженно взглянул на отца; ему не понравилось, что его тренерские способности ставятся под сомнение, тем более что Коди был лучшим из нас.

— А может, этим заняться тебе? Покажешь класс, пап?

Джером энергично прошелся взад-вперед по дорожке, но не снизошел до того, чтобы прикоснуться к шару.

— Это не моя работа, — резко ответил он.

Роман выкатил глаза.

— Тогда позволь мне делать свою.

Пока они пререкались, я наклонилась к Картеру.

— Мне нужно поговорить с тобой. Наедине. Ты можешь задержаться после тренировки?

Картер следил за обменом мнениями, который происходил между отцом и сыном, но, когда я говорила, метнул в мою сторону быстрый взгляд и едва заметно кивнул. Вскоре Джером вернулся на свое место и сказал, что хочет уйти отсюда, чтобы выпить в «Погребке» — снять раздражение, но Картер отклонил предложение.

— Не, — сказал он, лениво потягиваясь. — Я лучше посмотрю, чем все это закончится. Не может же Питер всякий раз выбрасывать сплит. Это противоречит всем законам физики.

Питер разрывался между желанием воспринять это как комплимент или устыдиться.

— Отлично, — сказал Джером, — если ты способен совершить чудо, которое им поможет, сейчас самое время применить это на практике.

— Приму к сведению, — сказал Картер и помахал рукой вслед Джерому.

Мои бессмертные друзья были взволнованы неодобрительными замечаниями босса, поэтому я сконцентрировалась на игре и не заговаривала с Картером, пока мы не закончили тренировку. Джером мог критиковать нас за что угодно, но Роман действительно был хорошим учителем. Полагаю, нашим наивысшим успехом стал момент, когда Питер закрыл четыре фрейма подряд, ни разу не выкинув сплит и тем самым вернув законы физики на круги своя. Хотя надо добавить, что он ни разу не сделал ни страйка, ни спэа, но к тому времени мы уже настолько вымотались, что посчитали победой и такой результат.

Роман, Картер и я дождались, пока остальные участники команды разойдутся. Они сделали это, взяв с меня обещание на следующую тренировку обязательно надеть форменную рубашку. Как только мы оказались в относительном уединении, я обрисовала Картеру проблему. Он слушал, и лицо его становилось все мрачнее и мрачнее.

— Дочь Лилит, — сказал он, когда я закончила, — ты знаешь, что я не вправе вмешиваться.

— Я тебя об этом не прошу, — ответила я, — совсем не прошу. Я только хочу знать, можешь ли ты определить, не происки ли это демонов — болезнь Андреа Мортенсен.

Взгляд Картера был непроницаемым.

— Да. Я могу определить.

— Ты сходишь к ней со мной и скажешь, что ты почувствовал? И все. Я не прошу тебя нарушать правила. — На самом деле я не была в этом уверена. Честно сказать, половину этих «правил», о которых постоянно толковал Картер, я вообще не понимала. — Мне просто нужна информация.

— Ладно, — сказал он после паузы, которая показалась мне вечностью. — Я схожу с тобой. Если я дам тебе информацию, это никому не повредит.

— Не думаю, — вмешался Роман, — что объяснение, зачем Ад это делает, кому-нибудь повредит?

Я поспешила ответить за Картера.

— Мы уже знаем. Чтобы добраться до меня. Я кому-то насолила, и они хотят заставить меня страдать, причиняя страдания тем, кого я люблю.

— Да, но почему именно Андреа? — спросил Роман. — Не обижайся, но есть способы ударить тебя побольнее. Почему не заставить страдать Сета?

Я не удержалась от горькой усмешки.

— Знаешь, с этим моим переводом, кажется, он уже... — Я едва не крикнула самой себе: «Стой!», осознав, что собираюсь сказать. Роман сидел напротив меня на одном из потертых кожаных стульев. По его бешеному взгляду я поняла, что он готов протянуть руки и хорошенько встряхнуть меня.

— Что? — закричал он. — О чем ты сейчас подумала?

— Болезнь Андреа ужасна, — медленно выговорила я. — Трагическая несправедливость, от которой мучается вся семья. Но тут есть кое-что еще: пока она больна, пока всей семье нужна помощь... Сет останется с ними. Он не сможет поехать со мной в Лас-Вегас.

— Вот оно что, — сказал Роман, глаза его прояснились. — Вот для чего задуман этот перевод: убрать тебя из Сиэтла, подальше от Сета, и сделать так, чтобы он не смог поехать с тобой.

— В конце концов... — Живот у меня скрутило; так бывало всегда, когда я думала о людях, которые страдали из-за меня. — В конце концов, он это сделает. Андреа или поправится, или... или нет.

— Да, но сколько это будет тянуться? — требовал ответа Роман. — Сколько времени это займет? Достаточно для того, чтобы ты обрела новую любовь по идеальному сценарию, который они для тебя состряпали? Достаточно долго, чтобы ты сошлась с очередным артистически интровертным смертным? К тому времени, как Сет обретет свободу, это уже не будет иметь никакого смысла.

Я смотрела на Романа, но не видела его. Джерома всегда раздражали мои отношения с Сетом; он ругался, что я слишком привязана к смертному и это сказывается на качестве моей работы. Картер тоже говорил, мол, я делаю нечто такое, что не нравится Аду. Возможно ли, что причина недовольства мной именно любовь к Сету? Что все эти силы пришли в движение, чтобы разлучить нас?

— Если Ад против моих отношений с Сетом, почему просто не запретить их? — спросила я. — Раньше ведь Джером держал меня под стражей. Или почему не забросить меня куда-нибудь... в любое другое место, только не сюда?

Зачем им понадобилось переводить меня туда, где мне безумно понравится?

— Чтобы ты его забыла, — сказал Роман, — чтобы не оглядывалась назад. Если они прикажут тебе расстаться с Сетом, может возникнуть подростковый комплекс запрета на любовь. — Он прищелкнул пальцами. — Ты так и будешь сохнуть по нему. А это... это гораздо тоньше и эффективнее.

— Да уж, — согласилась я, продолжая сомневаться. — Несмотря на все упреки Джерома, я не предполагала... Я и подумать не могла, что Аду настолько неприятна моя близость с человеком.

Роман ничего не ответил мне, а вместо этого перевел взгляд на Картера.

— Ты что-то совсем притих.

Картер пожал плечами, на лице — безразличие.

— Вы оба так много говорите. Мне незачем вмешиваться.

— Но мы правы? — спросила я ангела.

— Конечно, мы правы, — не дал ему ответить Роман. — Ты сама всегда понимала: Ад считал, что ты слишком отвлекаешься на Сета. Это все объясняет.

— Кроме смерти Эрика, — сказала я.

— Тебе точно нечего добавить? — спросил Роман, не сводя взгляда с Картера.

— Думаю, нам надо попасть к Мортенсенам, пока не стало слишком поздно, — тихо сказал Картер. — Эти девочки наверняка ложатся спать вовремя.

Я встала, поняв, что больше мы от него ничего не добьемся.

— Мне нужно сперва забросить домой Романа. Потом можем ехать туда.

— Как ты собираешься ввести меня к ней? — спросил Картер. — Довольно странно приводить постороннего человека в спальню к тяжело больной женщине. Ты хочешь, чтобы я вошел невидимым?

Я сама только-только собиралась это предложить, как вдруг мне в голову пришла другая идея. Я окинула Картера беглым взглядом.

— Ты никогда не хотел примерить костюм Санты?

— Всегда об этом мечтал, — мрачно ответил Картер.

Роман застонал.

Однако, стоило мне объяснить Картеру ситуацию, как он тут же включился в игру. На самом деле он сказал, чтобы я не беспокоилась о костюме, и пообещал, что встретится со мной у Терри через час, а мне хватит времени подвезти домой Романа. Когда мы оказались на пустой парковке, Картер растворился в воздухе.

— Надеюсь, он не станет покупать костюм в том магазине, где обычно берет одежду, — задумчиво сказала я Роману, пока мы ехали. — Нам не нужен Санта-бродяга. Хотя, если там будет Ян, он, вероятно, одобрит это и заявит, что мы разрываем железные оковы мейнстрима.

— Проклятые хипетеры, — сказал Роман и прислонился головой к боковому стеклу машины. — Ты немного рискуешь с Картером, но что-то подсказывает мне: он не станет выкобениваться перед девчонками с больной матерью. В конце концов, он ведь ангел. Ему надо как-то отрабатывать свое содержание.

— И слава богу, у него нет пунктиков насчет того, что Санта не может быть в разных местах в одно и то же время, — пошутила я, — никаких пространственно-временных противоречий.

Вдруг Роман резко дернулся, я едва не ударила по тормозам, решив, что наскочила на что-то. Через полсекунды я поняла: он испугался какой-то собственной мысли.

— О боже, — выдохнул он.

— Что? — сказала я, повторяя его недавнюю манеру. — О чем ты сейчас подумал?

— Похоже... похоже, я все разгадал. — В его голосе сквозило изумление.

— Что? Загадку, над которой мы столько бились? Мы ее уже разгадали.

Роман потряс головой, широко раскрыв глаза.

— Нет... Господи Иисусе. Джорджина, если я прав... как я докажу это? — Он откинулся назад в смятении. — Где я найду доказательства?

— Объясни мне, о чем ты думаешь, — потребовала я.

— Нет. Не сейчас. Высади меня. Мы поговорим, когда ты освободишься. Мне надо это проверить.

Мало что могло вызвать во мне большую ярость. Ненавижу, когда у меня перед носом подвешивают секрет как приманку, и фразу: «Я скажу тебе позже», — тоже не выношу. Но сколько я ни упрашивала, Роман отказался сказать мне больше. Картер был на пути к дому Терри, и задерживаться из-за Романа я не могла, сперва надо было съездить в «Лейк-Форест-Парк». Продолжая ворчать, я оставила Романа наедине с его махинациями, предупредив, чтобы готовился к разговору, когда я вернусь домой.

Вскоре я приехала к Мортенсенам и очень обрадовалась, застав там Сета и увидев, что девочки еще не спят. По дороге я вспоминала шутку Картера и беспокоилась, не успели ли взрослые уложить младших. Большинство были одеты в пижамы, однако по восторженным выражениям их лиц при встрече со мной нетрудно было догадаться, что меньше всего они сейчас настроены спать.

Я радостно обнимала их, думая про себя: как-то они отреагируют, когда появится Картер.

Только Бренди осталась сидеть на диване, пока остальные обнимались со мной. Она улыбалась и приветливо кивала головой, но в глазах читались пустота и затравленность, не то что вчера во время нашего выхода в свет. Вероятно, взрослые, дав ей возможность весело провести вечер, утром сказали ей о состоянии мамы. Я присела на другой конец дивана.

— Как ты вчера повеселилась?

— Хорошо, — ответила Бренди.

— Хочешь посмотреть фотографии? — радостно спросила Кендалл и слегка подтолкнула сестру локтем. — Покажи ей!

Забавляясь энтузиазмом сестренки, Бренди вынула мобильный телефон и дала его мне — пролистать картинки. Там было полно снимков, какие любят делать девочки ее возраста: групповые фотографии с друзьями, которые лезут в кадр, крайние — с очень глупыми лицами. Меня порадовало, что эта вечеринка мало чем отличалась от обычного танцевального вечера в школе, а то бог его знает, чего ожидать от танцев в церкви. Фотографии, где Бренди была заснята одна, впечатляли. Маргарет удался французский твист. На одном снимке Бренди широко улыбалась, стоя рядом с хорошеньким мальчиком с волосами песочного цвета. Он был похож на опытного серфингиста. Я посмотрела на Бренди, вопросительно подняв бровь. Девочка кивнула.

— Симпатичный, — сказала я.

Вдруг раздался стук в дверь, и все оживленные разговоры смолкли. Терри оторвал глаза от книги, которую листал с Маккенной, и удивленно посмотрел в сторону двери.

— Кто бы это мог быть? — Он оглядел комнату, как будто подсчитывая в голове, все ли здесь из тех, кто может зайти в гости. Думаю, имея так много дочек, нетрудно обсчитаться. Яна, Маргарет, Сета и меня Терри тоже внес в список. Кроме нас, было совсем немного людей, которые могли прийти в дом без предупреждения.

— Не знаю, — задорно сказала я. — Сет, почему бы тебе не открыть дверь? Узнай, кто там.

Сет немедленно уловил намек в моем тоне. Он посмотрел на меня недоумевающим взглядом, но к двери, тем не менее, пошел. Повернул ручку и в изумлении отскочил назад, когда через дверной проем в дом ворвался Картер.

Ну, я взяла на веру, что это был Картер, раз уж мы с ним договорились. Потому что человек, который вошел в гостиную, ничем не напоминал опустившегося ангела, которого я знала. На самом деле на известных мне Сант он тоже похож не был. Он выглядел лучше, даже двигался как старик-волшебник, дородный, неспешный, мягко-округлый. Красный костюм блестел и переливался, а щеки розовели так, будто он действительно только что прибыл с Северного полюса, а не пришел с улицы, где господствует унылая сиэтлская зима.

Это был Санта в превосходной степени.

— Хо-хо-хо, — провозгласил он, и голос наполнил весь дом. — Счастливого Рождества!

Несколько мгновений в комнате царила абсолютная тишина; все только ошалело пялились на нежданого гостя. Потом Кендалл и близняшки радостно заверещали и побежали к нему с криками: — Санта! Санта!

— Что ты тут делаешь? — спросила Кендалл. — Ты по контракту не обязан приходить сюда до сочельника.

— Верно, — громовым голосом ответил Санта. Я не могла поверить, что это говорит Картер. — Но я же должен узнать, что вы хотите на Рождество, так?

В ответ раздалось еще больше охов и ахов, и близнецы почти что силой усадили Санту на диван. Бренди стушевалась, а Кендалл немедля воспользовалась этим и первой попросилась на колени к Санте.

У Маргарет и Терри был такой вид, будто они вот-вот заплачут, а Ян, так тот просто остолбенел. Сет взял меня за руку и оттащил в сторонку.

— Это один из парней, с которыми ты работаешь? — шепотом спросил он.

Я ухмыльнулась.

— Да как сказать... Это Картер.

Сет не сразу понял, и на его лице отразилось изумление, как у меня несколькими минутами раньше.

— Правда? Но как... то есть... даже его тело...

— Чудесным образом преобразилось, — договорила я.

Кендалл бойко диктовала список настольных игр и книг по экономике. Близняшки дрожали от нетерпения, когда же наступит их черед. Но все же они вели себя хорошо: нельзя ведь демонстрировать дурные манеры перед Сантой. После упоминания подписки на несколько известных деловых журналов и газет Терри осторожно снял Кендалл с коленей Сайты и предложил ей уступить место сестренкам. Кендалл тотчас же согласилась уйти, но сперва обняла Картера и поблагодарила его.

— Хорошо, — сказал Сет и притянул меня к себе поближе. — Ты меня немного удивила. Что ж, теперь я буду удивляться всему, что ты делаешь. — Он поцеловал меня в лоб. — У нас остался всего месяц, надо провести его на славу. Если вскоре мы расстанемся надолго, надо как-то изменить мой рабочий график здесь.

Я стала отнекиваться и убеждать его: мол, не стоит из-за меня перекраивать семейные планы. Сет слушал молча.

Внутри меня рос протест: какой смысл во всем этом? Если Аду приспичило разлучить нас, мы ничего не сможем этому противопоставить. «Надолго» превратится в «навсегда». Может быть, мне действительно стоит поднапрячься, чтобы извлечь максимум удовольствия из этих последних бесценных дней. Но если я поведу себя так... не станет ли Ад работать против нас с удвоенной силой?

Оглянувшись, я увидела, что место Морган на коленях Картера заняла Маккенна. Они вели беседу о достоинствах двух разных видов фигурок пони. Морган не могла решить, какие ей больше нравятся.

— Принцесса Пони более разноцветная, — серьезно говорила девочка.

— Верно, — отвечал Санта. — Но некоторые пони Призма Силы — единороги. И ты сможешь по-разному причесывать им гриву и хвост.

В другом конце комнаты, свернувшись клубочком в кресле, сидела Кайла. Она с восторгом следила за Картером, но не делала попыток заговорить с ним. Я оставила Сета, подошла к Кайле и опустилась рядом с ней на колени.

— Ты скажешь Санте о своем желании? — спросила я тихо-тихо.

Кайла не сразу оторвала взгляд от Санты.

— Он не Санта, — сказала она. Хорошо, что Кайла говорила так же тихо, как я, никто больше не услышал ее слов.

— Конечно, он Санта, — сказала я. — Кто же еще это может быть?

— Он не Санта, — улыбнулась Кайла и снова уставилась на Картера. — Он прекрасный. Самый прекрасный из всех.

Никто из людей не может видеть ангела в его истинном облике, если только сам ангел не откроется человеку. И даже в этом случае смертный может сильно пострадать от такого зрелища. Нет, Кайла не видела истинного облика Картера, но она видела нечто. Какую-то часть его подлинной натуры. На мгновение я почувствовала укол зависти, удивляясь, что ей дано увидеть недоступное моим органам чувств. Что это было, мне никогда не узнать, но очарованный взгляд Кайлы говорил о том, что зрелище было прекрасное.

— Прекрасный, — повторила она и снова взглянула на меня. — Он может остановить Темноту?

— Он попытается, — сказала я. Это была не совсем правда, но должно было сойти за правду. — Ты можешь притвориться, что он Санта? Сказать ему, чего тебе хочется на Рождество?

Кайла торжественно кивнула. В этот момент Морган как раз закончила беседу, и Картер кивнул в нашу сторону. Я подвела к нему Кайлу, помогла ей взобраться на колени Санты, и он взглянул на меня снизу вверх блестящими серыми глазами. Это определенно были глаза Картера. Я отошла, чтобы они могли поговорить. Кайла продолжала смотреть на него с обожанием, но никто, кроме меня, не догадывался, что на самом деле так очаровало ее. Со стороны она выглядела как любой другой ребенок, благоговеющий перед Сантой: перечисляла свои желания и не упоминала ни о каких существах из потустороннего мира, которые рыскают в ее доме по ночам.

Оставив их вдвоем, я тихонько поднялась вверх по лестнице и заглянула в комнату Андpea. Она не спала и читала книгу. Под глазами появились тёмные круги, и лицо осунулось больше, чем в прошлый раз. Несмотря на плохое самочувствие, Андреа бодро улыбнулась мне.

— Джорджина, — сказала она. — Я догадываюсь, что причина всей этой суматохи — ты.

Я засмеялась.

— Не всей. Тут один мой друг разыгрывает роль Санты для девочек. Прямо сейчас он принимает от них рождественские заказы.

Лицо Андреа смягчилось, напомнив мне выражение, которое я уже видела на лицах других взрослых.

— Это очень мило с его стороны. И с твоей тоже.

— Хочешь поговорить с ним, пока он не ушел? — спросила я.

Андреа поморщилась и машинально похлопала себя по волосам.

— Теоретически да... но бог мой, я выгляжу ужасно.

— Поверь мне, — сказала я, — ему абсолютно все равно.

Когда я спустилась вниз, Кайла уже закончила беседу и Картер пытался получить список желаний от Бренди, которая категорически заявила ему, что на колени ни за что не сядет.

— Думаю, вам придется немало потрудиться, чтобы выполнить их заказы, — сказала она с искренним чувством.

— А ты сама ничего не хочешь? — спросил Картер самым густым сантовским басом.

— Боюсь, ничего, что вы могли бы мне дать, — ответила Бренди и перестала улыбаться. — Но все равно спасибо.

Картер посмотрел на нее тем пронзительным взглядом, которым, бывало, испытывал меня, казалось, проникая в самую душу.

— Да, — согласился он. — Ты права. Но я могу отдать тебе все свои молитвы и надежды на лучшее.

Бренди глядела на Картера во все глаза, завороженная его взглядом, и молча кивнула. Не думаю, чтобы она понимала, какой силой обладал предложенный ей дар — все молитвы ангела, но она наверняка почувствовала искренность и твердость намерения в его словах.

— Спасибо, — повторила она.

Я взяла Картера за руку.

— Их мама хочет поговорить с тобой, Санта.

Он встал и пошел следом за мной к лестнице. Мы прошли мимо Яна, который снисходительно наблюдал за нами.

— Ты не спросишь, чего хочу я?

Картер остановился и оглядел его с головы до ног.

— Сожалею, но моя лавочка не обслуживает шикарных оборванцев. — И Картер пошел дальше вслед за мной, несмотря на протесты Яна по поводу того, что у него «винтажный» стиль, а «шикарные оборванцы — это фанаты поп-звезд».

Если Андреа и чувствовала себя неуютно от мысли о встрече с незнакомцем, то ей прекрасно удалось это скрыть. Когда Картер вошел в спальню, на лице Андреа отобразилось восторженное умиление, что напомнило мне Кайлу. Андреа не могла почувствовать того, что ощутила ее маленькая дочка, но, думаю, она уловила частицу исходившей от Картера благодати. Он остановился в ногах кровати и изящным движением снял с головы красную шапку, обнажив ряды белых кудряшек.

— Это мой друг Картер, — сказала я, удостоверившись, что никто из детей не увязался за нами.

— Миссис Мортенсен, — сказал Картер, оставив актерство. — Очень рад с вами познакомиться.

Андреа радостно улыбнулась, и от этого заметно похорошела, несмотря на болезнь.

— Мне тоже очень приятно. Спасибо, что зашли повидаться с девочками.

Обмен любезностями был краток. Картер сказал что-нибудь милое и забавное о каждой девочке, и улыбка Андреа становилась все шире и шире. В ответ она не переставая благодарила его. Итак, все положенные слова вежливости были сказаны, и я, пожелав ей всего хорошего, вышла из комнаты, увлекая за собой Картера. Я закрыла дверь и собралась было начать спускаться по лестнице, но Картер схватил меня за руку.

— Ты увидел все, что нужно? — быстро спросила я.

Он кивнул с мрачным лицом, теперь он как нельзя больше походил на Картера.

— Ты была права. Ее состояние ухудшилось из-за происков демона.

— Ты можешь сказать, какого демона? — спросила я. Понятно, что Джером не принимает мои интересы близко к сердцу, но думать о нем как о причине несчастья тех, кого я люблю, было тяжело.

— Нет, — ответил Картер, — но, скорее всего, это не Джером. Такой грязной работой обычно занимаются мелкие демоны. Я могу тебе также сообщить, что изначально болезнь возникла сама собой, никто ее не насылал.

— Они просто спровоцировали рецидив, когда она пошла на поправку. —^ Чтобы добраться до меня. Чтобы не дать Сету расслабиться.

Картер кивнул.

— Ну, хорошо. Спасибо, что ты пришел сюда сегодня. Я очень ценю это. — Сказав так, я начала разворачиваться, но Картер снова задержал меня.

— Джорджина... — В голосе ангела послышались необычные, напряженные нотки, каких я обычно не замечала в речи уверенного в себе, скупого на слова Катера. — Джорджина, я много раз говорил тебе, что существуют правила, которые я должен соблюдать, и мера, на которую мне позволено вмешиваться. Вообще-то мне не положено слишком активно встревать в дела людей.

— Понимаю, — сказала я.

— Но то, что с ней случилось... — Картер слегка нахмурился. — Это тоже нарушение правил, этого не должно было случиться. В данной ситуации два неправильных действия складываются в одно верное.

Я в изумлении смотрела на своего друга.

— Что ты говоришь?

— Говорю, что могу вылечить ее. Я не в силах полностью избавить ее от рака, но способен вернуть в то состояние, в котором она была неделю назад, прежде чем был нанесен удар. Я могу устранить последствия этого воздействия и очистить доску.

У меня чуть челюсть не отпала.

— Это... это было бы чудесно! — Однако Картер выглядел печальным, и я не могла понять отчего. Неужели он чувствовал себя нарушителем установлений, даже если намеревался устранить беззаконие? — В чем дело?

Ангел вздохнул.

— Что вы там с Романом говорили... насчет желания Ада разлучить вас с Сетом. Как ее болезнь будет удерживать его здесь? Да... такое вполне возможно, именно этого они и добиваются. Она поправляется, они делают так, что ей становится хуже. Так вот, если она пойдет на поправку сама или с моей помощью, тогда все снова обретут надежду, пока посланцы Ада не вернутся и не нанесут новый удар. Я не утверждаю, что они обязательно появятся, но вполне могут. Это состояние неопределенности выгодно Аду; оно удержит Сета здесь. Если я сейчас исцелю ее — а я это сделаю, если ты захочешь, — то тем самым увековечу сложившуюся ситуацию.

Из его речи я извлекла два важных свидетельства. Во-первых, в ней содержалось очень слабое подтверждение нашей с Романом идеи. О, конечно, Картер не утверждал наверняка, что за спиной у меня и Сета стояли силы Ада, но он и не отрицал этого определенно. Такова уж его осторожная ангельская натура. Второй вещью, и гораздо более тревожной, был намек на то, что нарушать планы Ада — значит удерживать Андреа в неопределенном состоянии неизвестно долгое время. Если она постоянно будет переходить от кризиса к выздоровлению и обратно, Сет останется привязанным к семье. Если она совершенно поправится, он будет свободен. А если она умрет...

— Нет, — сказала я. — Это не имеет значения. Исцели ее. Пусть Сет останется здесь навсегда, если это продлит дни Андреа. А обо мне не беспокойся.

Картер кивнул, и в его глазах блеснуло нечто... нечто похожее на гордость... и печаль.

— Я не сомневался, что ты так скажешь.

Он тихо постучал в дверь, прежде чем снова войти в комнату Андреа.

— Простите, что беспокою вас, — сказал Картер, — но я забыл спросить, что вы хотите на Рождество.

Андреа рассмеялась и закашлялась; протянула руку, взяла стакан воды с тумбочки у кровати, отпила немного и наконец привела себя в чувство.

— Вы очень добры, но я уже не в том возрасте.

— Ничуть не бывало, — сказал Картер. — Какое-то желание должно быть.

Андреа все еще улыбалась, но в улыбке сквозила печаль.

— Кое-какое есть, — сказала она. Я подумала, попросит ли она о выздоровлении, очевидно, такое же желание не решилась высказать вслух Бренди. — Я хочу... хочу, чтобы мои девочки были счастливы. Неважно, что случится со мной, я хочу, чтобы кто-то любил их и заботился о них.

Картер в роли Санты смотрел на нее проникающим в душу взглядом, и что-то будто искрой проскочило между ними. Я частью этого не была. После продолжительной паузы Картер произнес:

— Клянусь, что так будет.

Он подошел сбоку к кровати и протянул руку Андреа. У меня мурашки побежали по спине, когда он это сделал. «Клянусь». Нечасто услышишь такие слова от ангела. Я подумала про себя: в том, что Картер сказал Бренди, было столько мощи, но это ничто в сравнении с клятвой. Андреа неуверенно взяла руку Картера. Я ничего такого не увидела — ни ослепительной вспышки света, ничего подобного. Я даже ничего не почувствовала своими бессмертными органами чувств. Однако лицо Андреа изменилось — осветилось изнутри и стало мечтательным, будто она внимает словам и лицезреет образ самого прекрасного существа на свете. Когда Картер отпустил её руку, женщина улыбнулась ему и закрыла глаза, погружаясь в сон.

— Ты вылечил ее? — спросила я, решив не упоминать об обещании.

— Да, — ответил ангел. — Она почти ничего не будет помнить о моем визите.

— Возможно, как и...

Зазвонил мобильник, и я поспешно вышла из комнаты, чтобы ответить, не разбудив Андреа. Это был Роман.

— Привет, — сказала я.

— Привет, ты все еще у Мортенсенов?

— Да, а что?

— Похоже, я знаю, как подтвердить мою теорию, — сказал Роман суровым тоном.

— Я до сих пор не в курсе, что у тебя за теория, — сказала я.

— Скоро будешь. Спроси Сета, как он относится к гипнозу.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21

Похожие:

Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение...
Надевать платье из ткани, блестевшей, как фольга, мне было не впервой. Но еще ни разу я не появлялась в подобном виде перед такой...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
Не знаю, как это получилось, наверное, во всем виноват мой друг Даг – он заявил, что выпьет три гимлета с водкой быстрее меня. Мы...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconМгимо (У) мид россии
Целью поощрения научной и общественной работы с использованием ресурсов системы академического рейтинга является стимулирование студентов...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница