Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6


НазваниеРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
страница13/21
Дата публикации19.04.2013
Размер4.06 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   21
ГЛАВА 14
Сет вскочил с кресла с лицом, исполненным боли и ярости. Это было невероятно. На мгновение он показался мне незнакомцем... и все же выглядел таким, каким я всегда его знала, каким любила, каким мучила.

— Ты, — закричал он, подбегая ко мне. — Как ты могла такое со мной сделать? Как ты могла такое со мной сделать?

Никогда я не слышала, чтобы Сет так орал. Я скрючилась на стуле, слишком ошеломленная, чтобы хоть как-то отреагировать. Между тем Хью, кажется, пришел в себя. Он был так же шокирован неожиданным поведением Сета, как и я, к тому же еще меньше понимал, что вообще происходит. Он, безусловно, пребывал в замешательстве, однако некий инстинкт подстрекнул его к действиям, когда он увидел разбушевавшегося Сета. Не думаю, что Сет ударил бы меня, но вид у него был устрашающий. Хью схватил Сета сзади за руки.

— Эй, эй, — сказал он. — Полегче. Всем успокоиться.

До Романа, похоже, тоже наконец дошло: что-то идет не по плану. Он так увлекся развитием событий, так жаждал добиться, чтобы его теория подтвердилась. Теперь ситуация развернулась совсем в другую сторону. Этого Роман не предвидел. Он вскочил и принял бойцовскую позу, повторяя движения Хью. Только принял на себя функцию прямого защитника: занял позицию передо мной на случай, если Сет вырвется из лап Хью. Едва ли это могло случиться. Бес был силен.

— Как ты могла такое со мной сотворить? — повторил Сет с той же яростью в голосе. — Я доверял тебе! Я верил тебе и любил тебя!

Я видела все, что происходит у меня перед глазами, но не смела позволить себе поверить, что это происходит наяву и всерьез. Я видела то, чего быть не могло. Видела, как Сет оживляет в памяти жизни мужчин, которых он не знал, которых не мог знать, продвигаясь в глубь столетий моего долгого существования. Голос внутри меня твердил: «Нет, нет, этого не было. Это не может быть правдой. Это какой-то трюк Ада». Я старалась не анализировать то, что услышала, так как это означало бы принять услышанное за реальность. Но последними словами Сет пронял меня до самой глубины души, онемение спало, и я взорвалась.

— Ничего! Ничего я с тобой не творила! — закричала я, пытаясь выглянуть из-за спины Романа, чтобы посмотреть в глаза Сету, и почти желая, чтобы ничего из этого не вышло. В его глазах застыл холод, ужасный холод и боль.

— Ты обманула меня, — сказал Сет, борясь с Хью. — Обманула с моим лучшим другом... — Говоря это, Сет запнулся. Чувства, которые он испытывал как Кириакос, были настоящими, но он переживал их, будучи Сетом Мортенсеном. Реальности перемешались у него в голове. Это понятно. Я и сама была не в себе.

— Сет, — в отчаянии твердила я. — Я этого с тобой не делала. Подумай сам. Я люблю тебя. Я так сильно тебя люблю!

Сет перестал сопротивляться, но Хью не ослабил хватки. Лицо Сета было исполнено страдания и смущения

— Не со мной... с ним. Но я — это он. Я — все они. — Сет закрыл глаза и глубоко вздохнул. То, что выглядело таким логичным и ясным под гипнозом, не так-то легко было сопоставить с реальностью. — Как? Как такое возможно?

— Прошлое живо, — сказал Роман. — Ты прав. Ты был всеми ими. Ты прожил все эти жизни задолго до того, как был рожден в этой жизни.

— Реинкарнация? Это... это невероятно, — сказал Сет.

— Ой ли? — спросил Роман, обретая уверенность по мере того, как ситуация перестала накаляться. — Откуда ты знаешь? У тебя прямая связь с небесной канцелярией?

— Так, погодите... а как насчет вас, ребята? — спросил Сет. — Небеса и Ад не реальны?

— Ох, — озабоченно вздохнул Хью, — они реальны.

— Все это реально, — подтвердил Роман, — и гораздо сложнее устроено, чем объясняет любая ложная теория, придуманная людьми. — Он повернулся ко мне, выражение лица титана смягчилось. Я, должно быть, выглядела напуганной до смерти. — Что увидел Сет... прожитые жизни. Ты знала их всех, не так ли? Всех этих мужчин?

Я не отводила взгляда от Романа, боясь утратить душевное равновесие, если встречусь глазами с Сетом, и кивнула.

— Да... все они были людьми... мужчинами, которых я знала.

Хью нахмурился.

— Как это возможно? Я еще могу смириться с реинкарнацией, видел достаточно, чтобы поверить, что это случается. Но чтобы он всегда перерождался и оказывался рядом с тобой? Ты сталкивалась с ним... как там выходит? Десять раз? Это статистически невероятно.

— То, с чем мы имеем дело, не подвластно законам статистики и теории вероятности, — сказал Роман. — Тут действуют иные силы — силы, которые управляют его перерождениями. Это часть уговора — сделки, которую заключил Кириакос. Что ты можешь нам сказать об этом?

— Я понятия не имею, о чем вы говорите... Я не помню... Я... — Сет потряс головой, и ярость снова охватила его. — Я больше не хочу об этом говорить. Дайте мне уйти. Мне надо выбраться отсюда. Мне нужно уйти от нее!

— Сет... — сказала я.

— Но ты же ключ! — воскликнул Роман. — Ключ к решению проблем Джорджины! Твой контракт — это тот, другой, о котором говорил Эрик. Ты связан с ней, причастен ко всему, что с ней произойдет.

— Меня это не волнует, — сказал Сет. Казалось, он с трудом сдерживал эмоции. — Мне нет дела до ваших хитроумных планов! Вы хоть понимаете, что я сейчас видел? Через что прошел? Я сам до конца не понимаю, что это было! Не понимаю, кто я! Я знаю только ее и то, что она со мной сделала.

— Сет, — попыталась я унять его снова. Или, может, следовало назвать его Кириакосом? Я не знала. — Пожалуйста... Я люблю тебя. Я всегда тебя любила. То, что произошло... это была... случайность...

Сет искоса злобно посмотрел на меня.

— Наша с тобой встреча точно не была случайной.

— Я никогда не собиралась...

— Вырвать мое сердце? — закричал Сет. — Разрушить мой мир? Мою жизнь?

— Роман, — вкрадчиво сказал Хью. — Может, лучше дать ему время переварить все это.

— У нас нет времени, — ответил Роман. — Ад не станет медлить, особенно если они узнают о том, что мы раскопали. Если мы собираемся спасать Джорджину...

— Меня не волнует! — снова прокричал Сет, на этот раз с еще большей горячностью. — Мне наплевать, что станет со всеми вами, и, разумеется, мне совершенно безразлично, что будет с ней. Вероятно, это меньше того, что она заслуживает.

— Она тебе ничего плохого не сделала, — сказал Роман. — Была тебе верной подружкой, насколько я видел.

— Сет, — взмолилась я, понимая, что Роман еще не во все вник. — Я... прости меня. Это было так давно. — Мои слова звучали ужасно, ужасно неуместно, но Сет стучался в те двери, которые я отчаянно старалась запереть накрепко, потому что таившееся за ними причиняло слишком сильную боль.

— Для тебя — может быть, — сказал Сет. — Это случилось много столетий назад, в одной твоей жизни. Но для меня... все, что вы, ребята, вытащили из меня под гипнозом, все это теперь здесь — все эти жизни... воспоминания... все у меня в голове одновременно. Для меня это случилось не «ох как давно», а как будто только вчера! Все эти чувства, эта боль...

— Это пройдет, — сказал Хью, но голос его прозвучал так, будто он был не слишком уверен в своих словах. — То, что ты вспоминал, еще свежо, к тому же тебя вывели из транса неправильно. Подожди. Или... если хочешь, я могу снова загипнотизировать тебя, и ты все забудешь.

— И ее забуду? — резко спросил Сет. — Забуду, какой продажной дрянью она была по отношению ко мне?

— Сет... — На глаза навернулись слезы. — Прости меня. Прости. Если бы я могла вернуть все назад, я бы это сделала.

— Какую часть? — спросил он. — Ту, в которой ты доказала, что наш брак для тебя пустое место? Или те бесчисленные случаи, когда ты лгала мне и разбивала мне сердце? Ты хоть представляешь, что я чувствую? Каково это — пройти через всю цепь страданий за один раз? Может быть, ты переступишь через все это и больше ни о чем не вспомнишь, но для меня это реально!

— Для меня тоже. Я... я люблю тебя, — только и смогла сказать я, но этого было явно недостаточно. Куда подевалась моя очаровательная бойкость в речах? Моя способность выпутаться хитрым словом из любой ситуации? Я была слишком поглощена чувствами и боялась посмотреть в глаза Сету, зная, что это означает встретиться взглядом со всеми мужчинами, которых я когда-то любила. Я хотела показать ему, как мне горько, и объяснить, что от долгой жизни мои чувства ничуть не притупились. Вероятно, им просто требовалось больше времени, чтобы пробиться сквозь защитную оболочку и начать терзать и казнить меня. Я хотела дать ему понять, что я испытывала, когда согрешила в тот первый раз; ведь это была поспешная и глупая реакция на чувства, с которыми я не могла справиться, будучи всего лишь напуганной молодой женщиной. Я хотела объяснить ему, что большая часть моих поступков с тех пор, особенно когда я отталкивала других любовников, объяснялась желанием и неумелой попыткой защитить их.

Я так много всего хотела сказать ему, но у меня не хватало слов или смелости, чтобы произнести их. Поэтому я молчала, а из глаз моих текли слезы.

Сет глубоко вздохнул, силясь сдержаться.

— Хью, отпусти меня. Я не стану бросаться на нее. Я не хочу иметь с ней ничего общего. Просто хочу пойти домой. Мне надо выбраться отсюда.

— Нет, — сказал Роман. — Он нам нужен. Нам нужны еще сведения, чтобы понять, в чем суть контрактов.

— Хью, отпусти его. — Я едва узнала собственный голос. Роман посмотрел на меня, как на сумасшедшую, и повторил:

— Он нам нужен.

— Он сделал достаточно, — произнесла я ровным голосом. В голове эхом отдавались слова Сета: «Я не хочу иметь с ней ничего общего». — И мы над ним покуражились достаточно. — Никто не шелохнулся, тогда я взглянула прямо в глаза Хью. — Делай, что сказано. Отпусти его.

Хью посмотрел в пространство между мной и Романом, а потом принял решение. Держа Сета за руку, он протащил его мимо нас и подвел к двери. Роман так легко не хотел уступать. Он сделал несколько шагов по направлению к Хью с Сетом, а я не сдвинулась с места. Я не обернулась, даже когда хлопнула дверь. Хью вернулся, и Роман плюхнулся на стул с досадливым вздохом, говоря:

— Ладно, он успокоится, тогда и поговорим.

— Не думаю, что он собирается успокаиваться, — произнесла я, уставившись в пустоту. «Я не хочу иметь с ней ничего общего».

— Он просто сейчас в шоке, — сказал Роман.

Я не ответила. Что отвечать, если Роман не знает и не может понять всех перипетий нашей истории. Он не видел, какое лицо было у Кириакоса после моего предательства; на нем отразилась глубочайшая печаль, какая способна привести человека к самоубийству. Отчасти поэтому я и стала суккубом — использовала свою душу, чтобы купить для него покой в форме забвения. Это был единственный способ спасти его. Но если сейчас он все вспомнил, если он действительно переродившийся Кириакос... тогда нет, он не «просто в шоке». Я поступила с ним поистине ужасно, и его ярость нельзя считать беспричинной.

У меня по спине пробежала дрожь при мысли о неразрывной связи, которую я ощущала с Сетом: мне всегда казалось, будто я его знала всегда. Объяснение нашлось, и очень простое: я действительно знала его всегда. Жизнь за жизнью. Я всегда ощущала, что мы связаны накрепко и от нашего единства возникает нечто большее, чем просто мы двое, — нечто великое и ужасное.

Хью подтащил стул, сел напротив меня и взял мою руку.

— Дорогая, клянусь тебе, я не представлял, что случится такое.

Я с искренним чувством пожала ему руку в ответ.

— А что, по-твоему, должно было случиться?

Хью глянул на Романа.

— Он спросил, могу ли я загипнотизировать Сета и вызвать у него воспоминания о прошлом. Я понятия не имел, для чего это нужно. Черт, я вообще не думал, что это сработает и в результате кто-то прогуляется по девяти эмоционально разрушенным жизням. По десяти, поскольку теперь мы испоганили ему и эту.

Я ощущала пустоту внутри, болезненную пустоту; обернулась к Роману, удивляясь, что еще способна вести разумную беседу, когда весь мой мир только что рухнул.

— Откуда ты знал, что это случится? Как ты все это просчитал?

— Я просчитал только часть этого, — сказал Роман. — На самом деле это твой спор с Сантой натолкнул меня на мысль. Ну, о том, что этот парень переживал, как это Санта раздвоится и будет находиться одновременно в двух разных местах? — Титан ухмыльнулся и провел рукой по волосам. — Я стал думать о том, как все говорили, что с твоим контрактом все в порядке, а Эрик упомянул второй контракт. Мы уже выяснили: Ад хочет разлучить вас с Сетом, но почему? И тогда я подумал: а не похоже ли это на историю с Сантой? Сами по себе ваши контракты не вызывают вопросов, но вот вместе не сходятся, тут что-то не так.

— А откуда ты узнал, что у Сета тоже есть какой-то контракт? — спросил Хью.

— В том-то и дело. Я этого не знал. И, судя по тому, что Сет никогда об этом не упоминал, он и сам ничего не знал. А как такое возможно? Я стал соображать: вероятно, причина в том, что он заключил контракт не в этой жизни. Я подумал, не мог ли Ад затеять с ним игру, которая тянется уже несколько жизней, и вот тут появилась мысль о гипнозе.

— Иисусе Христе, — сказал Хью, качая головой. — Да ты тут дедуктивный метод применил.

— И добился результата, — сказал Роман. — Джорджина и Сет оба заключили сделки с Адом. И эти контракты противоречат один другому.

— Почему? — спросила я.

В глазах Романа снова засветился огонек страсти.

— Что мы смогли выяснить относительно контракта Сета? Что он получил?

Единственное, что мне стало ясно: Сет больше не хочет со мной разговаривать. Я отказалась отвечать, и роль ученика Романа послушно исполнил Хью.

— Он получил десять жизней вместо одной — дар реинкарнации.

— Зачем? — задал вопрос Роман.

— Чтобы отыскать Джорджину, — ответил Хью. Он помолчал; полагаю, прокручивал в голове слова Сета. — Похоже, в той первой жизни он умер и, когда его душе пришло время отлетать, он сознавал утрату Джорджины. Моя догадка такова: Ад в тот момент не мог завладеть его душой, поэтому заключил с ним сделку — дал ему еще девять шансов, чтобы найти Джорджину и воссоединиться с ней.

— Он находил меня, — спокойно сказала я, — снова и снова.^ Предательство за предательством.

— Да, — сказал Роман. — И тебя бессознательно притягивало к нему. Очевидно, всякий раз он впечатлял твою мечтательную, артистическую натуру, но ты никогда не давала хода вашим отношениям.

— На что, судя по всему, и рассчитывал Ад, — добавил Хью. В нем заговорил бес: он был явно озадачен вопросом, как такой контракт мог быть придуман. — Ад должен вести себя по-честному, но они всегда выискивают преимущества. Они, вероятно, пошли на сделку, полагая, что парень, который надеется воссоединиться со своей возлюбленной, никогда не достигнет желаемого, если она суккуб. Сет, конечно, этого не знал, как не знал бы никто другой. Ему было известно только, что он ее забудет. — Хью поразмышлял об этом еще немного. — Но тут все правильно. Ставка на ставку, никакого насилия.

— Ты прав, — сказал Роман. — И проблема не в этом. — Он обратился ко мне: — В чем состояла твоя сделка? Что ты получала в обмен на превращение в суккуба?

— Ты уже это знаешь, — устало ответила я. Меня утомили эти умопостроения и сухие подсчеты. Мне хотелось уползти, зарыться в постели и спать следующие пять столетий. Я хотела изменить свой контракт, чтобы память и сердце очистились от боли.

— Порадуй меня, — попросил Роман. — Повтори мне основные моменты сделки, которую заключил с тобой Нифон.

— Роман, оставь ее, — сказал Хью.

Я отмахнулась.

— Хорошо. Я продала свою душу и стала суккубом в обмен на то, что каждый смертный, которого я узнаю, будет забывать обо мне.

Роман прямо-таки засиял от удовольствия, мне даже захотелось пнуть его хорошенько. С видом триумфатора он кивнул Хью и сказал:

— А теперь повтори мне, что там говорилось в контракте Сета?

— Предположительно? Он получил десять жизней, в каждой из которых оказывался рядом с ней, что давало ему шанс найти ее и воссоединиться с ней. По окончании десятой жизни Ад получит его душу.

— А почему Сет согласился на эту сделку? — намекнул Роман, буквально трепеща от возбуждения.

— Потому что он помнил, что... — Хью осекся, глаза его расширились.

— Именно, — сказал Роман и в возбуждении потряс меня, потому что не дождался никакой реакции. — До тебя не дошло? Ваши контракты противоречат друг другу! На самом деле контракт Сета вообще не должен был быть подписан! Он помнит тебя и знает, что ты исчезла из его жизни.

— Он знает, что исчезла его «половинка души», — с горечью сказала я. — Не думаю, что он помнит какие-то особенности. Ты ведь сам видел, сколько он выстрадал.

Роман покачал головой.

— Это ерунда. Я предполагаю, что твой контракт подразумевал полное забвение, а он помнит. Раз такое случилось, значит, Ад нарушил соглашение с тобой. Тогда они сочинили невозможный контракт для Сета, записав, что у него есть шанс воссоединиться с тобой, а это, в свою очередь, предполагает сохранение памяти о тебе, хотя бы в очень малой степени.

— Мы этого не знаем точно, — предупредил Хью. — Мы не видели контракта и не получили от Сета сведений обо всех деталях. Я не могу сказать с уверенностью, обещано ли ему содействие в улаживании отношений с ней или нет.

— Мы знаем достаточно, — сказал Хью. — Сет хотел вернуть ее, и чтобы все стало по-прежнему. Без нарушения контракта Джорджины в пункте, который предполагал ее полное забвение, этого произойти никак не могло.

— Я бы хотел прочесть формулировку, — сказал Хью. — Не хочу разрушать твои надежды, просто мне известно, как такие вещи работают.

— Достаточно четко, — согласился Роман. — Но ты не станешь отрицать, что в прошлом месяце, когда Сет назвал ее Летой, это было очевидным нарушением ее контракта? Он помнил. Не сознательно, но какая-то глубинная часть его существа помнила.

Мысли у меня в голове текли медленно, но внезапно будто что-то щелкнуло, и все встало на свои места.

— Извещение о переводе... Оно пришло на следующее утро после того, как я рассказала Джерому, что Сет назвал меня Летой.

— Да, — сказал Роман. — Вот почему все так унавожено. Гарантирую, мой дорогой папочка все знал о ваших контрактах и принимал их крайне неохотно, особенно потому, что договор Сета позволял вам сталкиваться друг с другом. Но когда ты рассказала всей компании происшествие с именем, у Джерома возникла серьезная проблема. Он понял, что контракт сомнительный, и тут же донес наверх, чем заставил начальство запаниковать и кинуться выпихивать тебя из Сиэтла.

— Но... ведь это уже случилось. Сет вспомнил. Нарушение договора налицо, — проговорила я, сама себе не веря.

— Это как одинокое дерево в лесу, — заметил Хью. — Его вроде и нет, пока об него лбом не стукнешься. Ни ты, ни Сет и в ус не дули. Какое там нарушение, каких контрактов? Джерому только того и надо, пускай так и будет, он тем временем разлучит вас, а вы и не поймете, что случилось.

— Отсюда и Вегас, где сбываются мечты, — сказал Роман. — Мы уже об этом говорили. Вам не запрещено быть вместе, но никто не должен заметить запрета. Заурядный перевод должен был выглядеть как необходимый для дела или, на худой конец, как способ повысить производительность сотрудника. Ад так торопился дать делу ход, что прислал тебе уведомление раньше, чем Джером успел поговорить с тобой. Не сомневаюсь: всё, что ты видела в Вегасе, было состряпано за день.

Я отняла руку у Романа и уткнулась лицом в ладони.

— О боже.

Роман похлопал меня по плечу. Этим жестом он хотел меня утешить, но вызвал только скрежет зубовный.

— Не на Бога тебе сейчас надо рассчитывать. Ты хоть понимаешь, Джорджина, что получила? Единственную в тысячелетие возможность надуть Ад! Ты можешь оспорить контракты — и свой, и Сета. Тебе нужно только поговорить с ним и выяснить все детали...

Я вскочила со стула и наконец дала волю всем своим чувствам — горю и ярости.

— Нет! Ты что, не видел его лицо? Не слышал, что он говорил? Он не станет говорить со мной! Ни сейчас, ни позже, вообще никогда. И не повторяй, что он просто в шоке, — предупредила я, заметив, что Роман собрался открыть рот. — Ты не знаешь того, что знаю я: каково ему было... тогда. Я ведь не просто так заставила его забыть меня! Были причины. И он мне этого не простит. Никогда. Тогда не простил, не простит и сейчас. О господи. Зачем мы это сделали? Зачем заставили его вспомнить? Почему не дали все забыть... Все было так прекрасно... — В бессильной ярости я сделала несколько шагов и оказалась у окна, отдернула шторы. День клонился к вечеру, заходящее солнце окрасило облака в рыжий цвет.

— Прекрасно? — спросил Роман, подойдя и встав рядом со мной. — Ад строил козни, как разлучить вас и прикрыть свою задницу! Ради этого они сводили в могилу его невестку. Это вовсе не прекрасно. Все эти столетия вы с Сетом были игрушками в руках Ада. Снова и снова вы находили и теряли друг друга, ты боролась и мучилась, но все разваливалось от сомнений и недостатка информации. И ты допустишь, чтобы все шло так и дальше? Особенно теперь, когда ты знаешь, что они не дали тебе того, что обещали?

Я прислонилась щекой к стеклу, находя утешение в прохладе гладкой поверхности. Логические выкладки Романа ничуть не задевали меня.

— Но Сет меня не помнил, пока мы не «помогли» ему.

— Неправда. Он и раньше тебя помнил, — сказал Роман. — Он сам назвал тебя Летой. С этого-то все и началось. Оттого, что сделали мы, ничего не изменилось.

— Он меня ненавидит, — сказала я, прекрасно понимая, как жалко это прозвучало.

Роман не пытался отрицать очевидное.

— Люди склонны прощать.

Я ухмыльнулась.

— Разве?

— Конечно, — подтвердил Хью, встав с другой стороны от меня. — Сет должен простить, кем бы он ни был раньше. Твой муж. С чего бы он иначе стал ставить такие условия: прежде всего, найти тебя?

— Потому что он не помнил, что я сделала, — сказала я и встретилась взглядом с Хью. — Он знал только одно: я исчезла из его жизни.

— Ты сама ответила на свой вопрос, дорогуша. Его любовь к тебе была сильнее ненависти, раз он помнил одно и забыл другое.

Я хотела возразить, но не знала как.

— Я не могу... я не могу встретиться с ним. Вы не понимаете, каково это все. Это... — Страх всей моей жизни? Мой величайший грех? — Я просто не могу.

— Нам нужно знать подробности о его контракте, — сказал Роман, — каждую деталь, если мы собираемся довести дело до конца.

Хью шмыгнул носом.

— Ты продолжаешь говорить «мы», хотя я что-то не вижу тебя в роли истца, составляющего бумаги, чтобы оспорить контракт Джорджины с Адом. — Роман ничего не ответил, и тогда Хью добавил: — Для чего, по моим расчетам, нам не нужно больше никакой информации от Сета. У нас имеется достаточно фактов, чтобы подвергнуть сомнению правомочность ее контракта.

— Подвергнуть сомнению правомочность?! — воскликнул Роман. — У нас хватит сведений, чтобы порвать эти сети. — Снова метафоры, Роман испытывал страсть к драматическим эффектам. — Ад выпустил из рук свою нить соглашения. Они обещали, что тебя все будут забывать, но, очевидно, не справились с задачей.

— Может статься, это окажется нелегко. Ад поставит под сомнение то, что ты называешь очевидным свидетельством, — сказал Хью.

— Но ведь это можно сделать, правильно? — спросил Роман. — Ты знаешь, как составить необходимые бумаги?

Я оторвала взгляд от окна и сказала Хью:

— Нет, не стоит этим заниматься. Ты не знаешь никого, кто сделал такое, потому что ни один бес, который ценит свою работу и дорожит жизнью, не станет даже пытаться аннулировать какой бы то ни было контракт. Я не хочу, чтобы ты занимался этим ради меня.

— Хью, — сказал Роман, глядя поверх моей головы, будто меня тут вообще не было. — Ты можешь освободить ее. Ты можешь вернуть ей душу и покончить с этой вечной жизнью в постели с незнакомцами.

— Прекрати, — рявкнула я. — Прекрати вовлекать его в это дело. Он тут ни при чем. Это был мой выбор. Никто не завлекал меня обманом, чтобы превратить в суккуба. Мне внятно объяснили, какие будут последствия и что я получу взамен.

— И ты этого не получила, — тихо сказал Хью.

— Это не имеет значения, — отрезала я. Если я осталась без Сета, какая разница — все превратилось в ад.

— Я бы постарался для тебя, — сказал Хью. — Я подготовлю бумаги. Может, ты и знала, на что идешь, но это не означает, что ты не могла изменить своего отношения, особенно если тебя обманули. Если ты хочешь, я помогу.

— Зачем? — спросила я, вспоминая все те случаи, когда Хью тушевался, стоило только заговорить о нарушении статус-кво. — Чего ради ты будешь рисковать?

— Потому что ты мой друг, — сказал Хью, и его губы искривились в горькой усмешке. — А это для меня кое-что значит. Кроме того, положись на своего приятеля Хью: может быть, мне удастся все устроить и отделаться легким испугом.

У меня в груди возникло странное ощущение: сперва будто стеной поднялось напряжение, а потом оно внезапно спало. В этот день невероятные происшествия сменяли одно другое, как в калейдоскопе. Однако слова Хью делали невозможное чуть более реальным. Я так привыкла к мечтаниям Романа на тему: «Как бы подкопаться под Ад», что временами просто пропускала его разглагольствования мимо ушей. Но раз о том же заговорил Хью, значит, дело может выгореть...

Я сглотнула, чувствуя, что на подходе новая порция слез.

— Не могу себе представить мира, в котором я не принадлежу Аду. На что будет похожа моя жизнь? Даже не знаю.

— На то, чего тебе захочется, — сказал Хью и заключил меня в объятия. Я услышала, как у меня за спиной раздался вздох Романа.

— Ну, а я позабочусь о том, чтобы разорвать в клочки и швырнуть в лицо Аду другой договор. Я вот о чем: Сет ведь и так уже повязан Адом по рукам и ногам, не так ли? Безотносительно к тому, что здесь сегодня происходило.

Я вздрогнула. Это была правда. Душа Сета, когда-то сияюще чистая, стала темнеть после того, как он изменил Мэдди со мной. Он перебрался в мою постель, потому что любил меня, но все равно продолжал чувствовать себя виноватым. Печать греха лежала на его душе, и если бы он вдруг внезапно умер прямо сейчас, то наверняка попал бы в Ад.

Хью прочистил горло и отпустил меня, будто внезапно почувствовал смущение.

— Забавно, что ты упомянул об этом.

— Почему? — спросила я.

— Я давно не видел Сета и ничего не замечал... но сегодня здесь его душа... — Хью покачал головой. — Я не знаю всего, что он совершил, но его душа очистилась. Конечно, она не светится первозданным светом, но что-то изменилось. Будто порчу сняли, и я не думаю, что теперь он отмечен печатью Ада.

— Если не считать контракта, — докончила его мысль я. — Это цена, заплаченная за прожитые жизни. Не имеет значения, насколько он хорош. — Я снова почувствовала слабость в ногах, пришлось приложить усилия, чтобы не упасть. Сет искупил свой грех. Чем? Возможно, принесением себя в жертву семье. Он бросил ради родных то, что любил больше всего, — писательство и даже меня. Это был настоящий подвиг, мало кто из смертных способен поступить так. Обычно проклятые остаются проклятыми.

Но какое это имело значение. Душа Сета могла сиять, как сверхновая звезда, он все равно отправится в Ад, потому что в нем заключена та же душа, что и в Кириакосе — том человеке, который заключил сделку ради того, чтобы найти меня.

— Точно не знаю, — сказала я, — он выразился неопределенно: отписал он свою душу или заключил пари, что сохранит ее, если сможет воссоединиться со мной.

— В данный момент не похоже, чтобы это случилось, — сказал Роман, — так что в любом случае проклятие с него не снято.

— Если только мы не разорвем и его контракт тоже, — добавила я. — А для этого нам нужна его помощь.

Хью сочувственно посмотрел на меня.

— Ты хочешь, чтобы я с ним поговорил?

Я ненавидела себя за то, как поступила с Кириакосом сотни лет назад, ненавидела так сильно, что заплатила самую высокую цену за то, чтобы воспоминание обо мне было стерто из его памяти. Но после того, как я сегодня увидела взгляд Сета... Честно, будь у меня шанс, я бы, наверное, снова попросила о том же. Я не могла видеть эту ненависть, это разочарование в глазах человека, которого я любила. Я причинила ему боль, сразила наповал. Мне хотелось спрятаться и никогда с ним больше не встречаться, потому что, увидев его вновь, я окажусь лицом к лицу с собственным ничтожеством.

Вот в чем моя вечная проблема, вдруг поняла я. Я не выношу разборок, особенно когда сама виновата. Всю жизнь я бегу от этого.

Я натужно улыбнулась Хью, который стоял рядом и предлагал мне выход, удобный для труса. Нет, решила я. Если мы надеемся получить помощь от Сета, говорить с ним об этом должна я. Станет он меня слушать? Неизвестно, но попробовать я должна. Ни за что на свете я не стала бы подвергать себя испытанию встретиться вновь с его ненавистью и печалью... но ради спасения души Сета я это сделаю.

— Я сама пойду к нему, — сказала я.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   21

Похожие:

Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение...
Надевать платье из ткани, блестевшей, как фольга, мне было не впервой. Но еще ни разу я не появлялась в подобном виде перед такой...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
Не знаю, как это получилось, наверное, во всем виноват мой друг Даг – он заявил, что выпьет три гимлета с водкой быстрее меня. Мы...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconМгимо (У) мид россии
Целью поощрения научной и общественной работы с использованием ресурсов системы академического рейтинга является стимулирование студентов...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница