Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6


НазваниеРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
страница14/21
Дата публикации19.04.2013
Размер4.06 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21
ГЛАВА 15
Легче было сказать это, чем сделать. Как только Хью и Роман расступились, смысл происшедшего обрушился на меня с неумолимой силой.

Сет был Кириакосом.

Кириакос был Сетом.

Даже став свидетельницей всего, что произошло у меня на глазах, не думаю, что я поверила бы в это, если бы нечто внутри меня... какой-то инстинкт... не подсказывал: все это правда. Я никогда ни о чем подобном не подозревала и не мечтала. Меня сильно тянуло к Сету, это бесспорно, так же как и к другим его инкарнациям. В Сете было для меня нечто особенное, хотя теперь я задумалась, что именно так выделяло его на фоне остальных? Может, в глубине души я — или он? — мы оба понимали: это последний шанс для нас быть вместе? Было ли это причиной нашей нетерпеливости? Или это я стала такой со временем? Долгие годы жизни в шкуре суккуба совсем измучили меня, и я думала: может, потому Сет и наша любовь стали столь ценными для меня.

Наша любовь, которая только что рассыпалась в прах прямо у меня перед глазами.

На следующий день я позвонила на работу и сказалась больной; это сообщение не было встречено с восторгом. Канун Рождества — один из самых горячих дней для Санты и его команды, но меня это не заботило. Ни при каких условиях я не смогла бы окунуться с головой в этот хаос после того, что случилось с Сетом. Мне сухо сообщили: если я не выйду на работу, на следующий год меня вообще не наймут. Я чуть не рассмеялась и, изобразив наличие остатков профессиональной гордости, ответила управляющему, что беру на себя такой риск. Следующее Рождество я, скорее всего, проведу в Лас-Вегасе. А если даже нет, я не сомневалась, что без минимального заработка и платья из фольги смогу как-нибудь обойтись.

Разыскать Сета оказалось куда сложнее. Он не отвечал на звонки, и, когда я пришла к его дому, мне никто не открыл. Рядом с домом не было ни машины Сета, ни машины Маргарет, что привело меня к выводу: они либо делают последние рождественские покупки, либо поехали к Терри и Андреа. Если верно первое, нелегко будет обнаружить Сета; если второе — я, конечно, не посмею явиться в дом Терри и потребовать, чтобы Сет поговорил со мной. Ситуация критическая, но все же я знала границы приличий.

Очень легко было использовать сложившиеся обстоятельства как предлог, чтобы уклониться от разговора с Сетом. Несмотря на обещания, данные Хью и Роману, мне совсем не хотелось видеть его. Ну, та часть меня, которая любила Сета, желала этой встречи и агонизировала каждое мгновение, которое мы проводили в разлуке. Но в остальном я страшилась вновь увидеть на лице любимого это жуткое выражение страдания. Я не хотела в очередной раз столкнуться с суровой реальностью и прочитать в его глазах, кто я есть.

Да, я согласилась встретиться с Сетом, но на самом деле была не в силах передать Хью и Роману, насколько мучительна для меня сама мысль о том, чтобы снова лицезреть собственные грехи. Я не могла выдержать их тяжести тогда, едва ли смогу сейчас. Продав душу, я разрушила воспоминания обо мне во всех, кого любила... а все потому, что не хотела отвечать за ужасный поступок, который совершила. Вы можете подумать: мол, прошло полторы тысячи лет и за это время страхи могли позабыться, а желание отгородиться от правды, наверное, сошло на нет. Этого не произошло.

А может, и произошло. Ведь я пыталась найти Сета, следовательно, изменилась; немного, но достаточно для того, чтобы решиться на еще один разговор после того, как самый любимый человек резко отверг меня.

— Кинкейд?

Я оглянулась. Дело происходило в кафе, где раньше часто бывал Сет; он любил сидеть здесь и писать. Я стояла в очереди. Глупо было приходить сюда, и я не сильно удивилась, увидев, что Сета здесь нет. И без того ясно: он не заходил сюда давным-давно; ситуация в семье не позволяла этого. Очевидно, в кафе появились новые завсегдатаи, с которыми я не была знакома.

— Дог? — удивленно воскликнула я, быстро заказала мокко с белым шоколадом и помахала рукой бывшему другу, который направлялся ко мне. Он только что вошел; на темных волосах блестели мелкие бусинки водяных капель. — Что ты будешь? — спросила я и подозвала жестом бармена. Дог выглядел немного смущенным, какую-то секунду он помедлил, а потом заказал нечеловеческих размеров чашку черного кофе.

— Спасибо, — сказал он, когда я передала ему напиток.

— Посидишь минутку? — спросила я, хотя сама собиралась взять свой мокко и уйти. Какие планы у Дога, мне было невдомек, не знаю, что мною двигало, какая-то нездоровая потребность, но мне захотелось побыть с ним немного.

— Конечно, — ответил Дог не слишком охотно, — но только минутку. Мне надо через час быть на работе.

— Да, ты не должен опоздать, — согласилась я, усаживаясь за маленький столик, откуда было прекрасно видно, как за окном на улице валил мокрый снег и сновали прохожие. Сиэтл не снискал себе славы города, где снежно на Рождество. — Все эти люди спешат в последние минуты нахватать подарков.

На лице Дога появилась тень улыбки.

— Тебе лучше знать. Странно, что ты не на работе. Это правда? Я слышал, ты работаешь эльфом в торговом центре в Истсайде.

Я поморщилась.

— Больно признавать, но это правда. А сегодня я сбежала.

Дог удивленно поднял брови.

— В канун Рождества? Это плохо, Кинкейд. Подумай о детях.

— Знаю. Но кое-что случилось... — Я посмотрела в сторону, не в силах встретиться взглядом с Догом, чтобы не выдать переполнявших меня чувств.

— Да уж, я и так понял, — сказал он.

Я осмелилась взглянуть на него.

— Что ты имеешь в виду?

Дог пожал плечами.

— Не знаю. Я всегда чувствую, когда у тебя плохое настроение, по исходящим от тебя волнам эмоций. Ты надеваешь довольную маску для всех вокруг, но энергетика меняется, когда ты чем-то расстроена. Боже. — Дог сделал большой глоток кофе. — Я говорю, как проповедник нью-эйджа и прочего дерьма.

— Ну, как бы там ни было, инстинкт тебя не обманул. — Я сформулировала мысль по-другому: — Хотя «плохое» — неподходящее слово, скорее уж очень плохое или даже мерзкое.

— Мортенсены? — предположил Дог.

Я покачала головой и снова взглянула на него. — Ты не захочешь об этом слышать. — Хотя он отчасти был бы рад известию, что у нас с Сетом нелады. Это стало бы отмщением за наше поведение по отношению к Мэдди.

— Испытай меня, — предложил Дог. Я не ответила, и он вздохнул. — Кинкейд, я не испытываю ненависти к тебе. Хотя меня не слишком радует то, что случилось, но я почему-то все равно беспокоюсь о тебе. Если что-то не так, можешь мне рассказать. Мортенсен обидел тебя?

— Нет, — сказала я, а потом добавила: — То есть да, но не без причины. Сначала я его обидела.

— А-а.

Я снова посмотрела на Дога. Его глаза были темны и серьезны, в них не читалось и намека на упоение моим страданием.

— Сегодня я пыталась найти его... чтобы попробовать удержать. Но, думаю, он меня избегает. Нет, я знаю, что он меня избегает.

— Ты все уладишь, — сказал Дог.

— Не знаю. На этот раз вряд ли.

— «На этот раз», — ухмыльнулся Дог. — Кинкейд, как только я увидел тебя с Мортенсеном, стало ясно: это неспроста. Не знаю, как объяснить. Меня всегда удивляло, что вы не сходитесь. А когда Сет стал появляться на людях с Мэдди, я глазам своим не поверил, хотя, кажется, они были вполне счастливы, пока... ну, ты сама знаешь. Пока он не решил, что ему лучше быть с тобой. — Дог задумчиво помолчал. — Что там говорить. Я много чего сказал о любви в своих песнях, но в реальной жизни до постыдного мало об этом знаю. Правда, исходя из того, что мне все-таки известно, могу сказать: никакие ссоры не разлучат вас.

— Спасибо, — сказала я, — Это очень мило... но ты не знаешь... То, что я сделала, было ужасно.

— То, что вы, ребята, сделали с Мэдди, тоже было ужасно, — сказал Дог, — но я простил вас.

— Простил? — изумилась я.

— Да. — Казалось, Дог сам удивился своему признанию. — Ну, то есть на прошлой неделе один нейрохирург пригласил ее на свидание, и это помогло. Я могу многое простить, если в результате получу зятя нейрохирурга. Но если говорить серьезно, я знаю, что вы не хотели причинять ей боль, так же как ты не хотела ранить чувства Мортенсена. То, что вы сделали, по большей части было предрешено в департаменте грядущего.

— Грядущего? — озадаченно повторила я.

Дог небрежно махнул рукой.

— Неважно. Это просто слова. Если бы вы, ребята, были честны с самими собой и с ней, всем было бы намного легче. Запомни это на будущее.

— Ты просто гуру в области межличностных отношений, — сказала я, чем заслужила еще одну скептическую усмешку. Слова Дога звучали мудро и все же не убеждали меня, что есть средства загладить эту боль тысячелетней давности. Не успела я сформулировать ответ, зазвонил мобильник. Я взглянула на экран. — Это Сет. — А про себя подумала: вот чудо!

— Тогда лучше ответь, — посоветовал Дог.

Я сглотнула и ответила.

— Алло? Да. Ух... конечно... Я понимаю. Ладно. Пока.

Я нажала отбой, и Дог вопросительно посмотрел на меня.

— Особо теплым разговор не прозвучал.

— Сет пригласил меня сегодня на рождественский ужин, — произнесла я, сама себе не веря.

— Ну, это добрый знак, — прокомментировал Дог.

Я покачала головой.

— Не думаю. Он сказал, что не хочет огорчать девочек, поэтому я нужна там просто для вида, чтобы не омрачать младшим праздник. Он ясно дал понять, что ничего не изменилось и он не хочет ничего менять.

— И все-таки я считаю, что это скорее добрый знак, — сказал Дог.

Я вздохнула, а Дог мягко взял меня за подбородок и сказал:

— Кинкейд, выше нос. Ты хотела поговорить с ним. Теперь у тебя есть шанс, не упусти его. И неважно, что там сказал Сет.

Я выдавила из себя улыбку.

— Откуда в тебе столько мудрости, Дог?

Он допил кофе одним глотком.

— Если б я знал!
Дог говорил словами из книг и фильмов, где добро всегда побеждает зло, а любовь преодолевает все препятствия. Кто не любит читать и смотреть такое! Это был мой шанс пробить стену, которую выстроил Сет, и перескочить через возникшие между нами непреодолимые барьеры.

Но Сет ясно дал понять, что никакой надежды на это нет.

Я приехала одна, нагруженная подарками, и мне тут же было указано место — развлекать девочек. Так распорядился Сет, потому что большинство взрослых (кроме Яна, которого не считали абсолютно взрослым) окопались на кухне. Такое распределение сил выглядело вполне разумным. Я и сама ничего не имела бы против, если бы у меня внутри не свербела мысль: Сет сделал это нарочно, чтобы держать нас на расстоянии и самому все время находиться в окружении других людей.

Итак, я играла с девочками, слушая вполуха, как они возбужденно рассказывают мне о том, что получили на Рождество. Единственный раз мои тягостные мысли отвлеклись от Сета, когда Бренди сделала замечание, что утром под елкой было гораздо больше подарков, чем они рассчитывали.

— Никто не признался, что устроил все это. Мама с папой думают, это дядя Сет, а он считает, что бабушка, — тихо говорила Бренди, чтобы младшие не услышали.

— А что за подарки? — спросила я.

Бренди пожала плечами.

— Игрушки... большая часть из них. Ну вот, мама с папой подарили Морган Принцессу Пони. А этим утром? К ней прибавился пони Призма Силы.

Я смутно припомнила, как Морган и Картер обсуждали именно этих лошадок.

— Может, к вам заглядывал Санта, — сказала я.

Глаза Бренди округлились, и вид у нее был скептический.

— Может быть.

Когда накрыли ужин, избегать Сета стало невозможно. Все ждали, что мы сядем рядом, и он едва ли решился бы выбрать другое место. Но это не имело значения для меня, потому что вокруг все равно было слишком много людей. Я не стала бы обсуждать острые вопросы посреди рождественского ужина, и Сет это знал. Мы оба сидели тихо и слушали восторженные разговоры остальных о том, как прошел день и как они счастливы, что Андреа чувствует себя лучше.

Когда ужин подошел к концу, Сет первым поднялся из-за стола и деловито распорядился, что все мужчины идут на кухню мыть посуду, а женщины — отдыхать в гостиную. Идея всем понравилась, кроме меня и Яна.

— Что с вами происходит в Рождество? — заговорщицким тоном спросила Андреа.

Мы сидели с ней в кресле на двоих и наблюдали, как Кендалл ведет подаренных Морган пони в эпическую битву не на жизнь, а на смерть.

— А? — переспросила я, отрывая взгляд от баталии.

— Ты и Сет, — сказала Андреа. — Я помню прошлое Рождество, вы вели себя так же. Разве Рождество не самый счастливый день в году?

Я подавила горькую усмешку. В прошлое Рождество я узнала, что Сет спит с Мэдди, пытаясь «защитить меня» от общения с ним. Да уж. В тот раз праздник тоже не удался.

— Мы ничего не имеем против Рождества... — вяло ответила я. — Просто... надо кое с чем разобраться.

Андреа нахмурилась.

— Это связано с его поездкой? Я думала, ты не против.

— С какой поездкой?

— Издатель Сета хочет, чтобы он отправился в поездку сразу после новогодних праздников. Сет сперва отказался из-за... из-за меня. Но в последнее время я чувствую себя хорошо, поэтому сказала ему, что не стоит упускать шанс.

Я ничего об этом не знала. Интересно, это предложение появилось только сейчас или Сет просто ничего мне об этом не говорил. Тур должен был начаться до моего отъезда в Лас-Вегас, и я не стала бы настаивать, чтобы Сет отказывался от поездки, даже если бы он захотел таким образом продлить время, которое нам осталось провести вместе. Так было бы, пока все не пошло прахом.

— Дело не в этом, — сказала я после долгой паузы, когда поняла, что Андреа ждет от меня ответа. — Все так... запутано.

— Это всегда так, — мудро заметила моя собеседница.

Я взглянула мимо нее, в сторону кухни, где мелькали смутные тени мужчин семьи Мортенсен, которые возились с посудой. — Сейчас я просто хочу немного побыть с ним наедине.

Андреа ничего на это не ответила, но когда позже мужчины вернулись в гостиную, она сказала самым непринужденным тоном:

— Сет, сходи, пожалуйста, наверх за моим красным кардиганом. Я оставила его на кровати.

Сет как раз собирался сесть, разумеется, подальше от меня, но сразу откликнулся на ее просьбу. Как только Сет скрылся на лестнице, Андреа подтолкнула меня локтем. Я недоуменно обернулась к ней, а она кивком головы указала мне в сторону лестницы и произнесла беззвучно, одними губами:

— Иди.

Я огляделась, удостоверилась, что никто не обращает на меня внимания, и поспешила вслед за Сетом.

В спальне Андреа он безуспешно пытался найти кардиган, которого, вероятно, не существовало в природе. Увидев меня в дверном проеме, Сет тяжело вздохнул, поняв, что попался на удочку.

— У меня нет времени на объяснения, — сказал он и попытался пройти мимо меня.

Я уперлась рукой в косяк и заблокировала дверь.

— Сет, прошу тебя. Просто выслушай меня. Всего несколько минут.

Он остановился передо мной, всего в нескольких сантиметрах, а потом попятился. Очевидно, не хотел прокладывать себе дорогу силой, а то еще пришлось бы прикоснуться ко мне. Должно быть, Сет решил, что сохранять дистанцию для него лучше, даже если при этом он оказывается запертым в комнате.

— Джорджина, ты ничего не можешь мне сказать, ничего такого, отчего то, что произошло между нами, изменилось бы.

— Знаю, — сказала я, — и даже не буду пытаться.

Сет подозрительно посмотрел на меня.

— Не будешь?

Я сглотнула. Из головы улетучились все мысли, и язык онемел, как только я посмотрела ему в глаза: вот он, этот взгляд, преисполненный боли и страдания, взгляд, каким смотрел на меня Кириакос много столетий назад. А теперь тот же взгляд пронзал меня из глаз Сета.

Я снова сглотнула.

— Нам нужны сведения о твоем контракте. Мы хотим знать некоторые детали.

— Чтобы помочь тебе? — спросил Сет.

— Чтобы помочь нам обоим. Судя по сведениям, которые мы собрали, подписав контракт с тобой, Ад нарушил мой контракт. И это делает некоторые положения твоего договора противоречивыми. Я точно не помню... то есть местами. То, что выяснилось... под гипнозом... это реально и нереально...

Я попробовала сделать шаг вперед, чтобы прикоснуться к Сету и успокоить его, так как вид у него был крайне смущенный. Однако осторожность пересилила.

— Ты должен попытаться. Прямо сейчас. Если ты этого не сделаешь, то после смерти отправишься в Ад. Даже если до того момента станешь святым — не поможет. Этот контракт — печать на твоей душе... если только, ну... мы не вполне уверены, есть ли в соглашении такой пункт: если мы с тобой будем вместе, тогда ты обретёшь свободу. Вот что нам нужно узнать.

— Это имеет значение? — спросил Сет. — Если учесть, что такое едва ли случится. Не похоже, что это вообще когда-нибудь могло случиться, если все прожитые жизни хоть что-то значат.

— Ну, я имею в виду, что... это имеет значение: чем больше у нас информации, тем лучше.

— Ты не могла попросить Хью, чтобы он просмотрел бумаги?

Я покачала головой.

— Это привлекло бы ненужное внимание. Лучше нам узнать все подробности от тебя.

— Тогда прошу прощения. Я ничего больше не помню, кроме того, что уже сказал вам. И хочешь начистоту? Меня это совсем не беспокоит.

— Как это «не беспокоит»? — недоуменно спросила я. — Мы говорим о твоей душе!

— Я использую свой шанс, — сказал Сет.

Искра гнева пробилась сквозь печаль, которая поглощала меня последние пару дней.

— Нет никаких шансов. Сделка заключена. Твоя душа принадлежит Аду. Ничто не может этого изменить.

— Какое это имеет значение? Ты отдала свою душу Аду.

— Ради тебя! — крикнула я. — Я сделала это ради тебя, чтобы спасти тебя. Я сделаю это еще сотню раз, если понадобится.

Сет ухмыльнулся.

— Ты могла бы просто не обманывать меня хотя бы один раз.

— Я была молода и глупа, — сказала я, изумляясь, как легко призналась в этом. — Я боялась и чувствовала, что ты очень отдалился от меня, будто я тебя больше не интересую. Тебя увлекала только музыка.

— И ты даже не подумала поговорить со мной обо всем этом? Ты знаешь, что всегда можешь обсудить со мной любые проблемы.

Я вздохнула.

— С тобой, может быть, но не с Кириакосом. Он... ты... может, и имел благие намерения, но до него нелегко было достучаться.

— Но я и есть он, — возразил Сет, хотя в его голосе не слышалось особой уверенности. — Эх, то есть был им.

— И да и нет, — сказала я. — Слушай, я не эксперт по перевоплощениям, но, насколько мне известно, хотя душа и некоторые черты характера остаются неизменными, все равно происходит своего рода эволюция. Ты растешь и меняешься. В этом смысл перевоплощения. Ты тот же самый и в то же время иной. Раньше ты не был совершенным. Черт, и теперь тоже. Может быть, ты, Сет, способен рассуждать об этом... может, прожив десять жизней, ты накопил богатый опыт в выстраивании отношений. Но тогда? Я не уверена, что ты был таким. У меня-то точно никакого опыта не было.

— Точно, — повторил Сет. Он долго не сводил с меня глаз, и на этот раз я не могла определить, что он чувствовал. По крайней мере, я не ощутила открытой ненависти или чего-то в этом роде. Либо ее действительно не было, либо Сет научился скрывать истинные чувства. Наконец он сказал: — Мне нечего добавить. Я не помню деталей контракта... кроме того, что мне позволено искать тебя.

— И только? — сказала я. — Больше ничего? Если есть что-то еще... Пойми, Сет, ставки очень высоки. Я знаю, ты сказал, что не упустишь свой шанс, но не забывай: когда мы говорим о твоей душе, то выходим за пределы одной человеческой жизни. Мы смотрим в вечность.

— Опять ты за свое, — сказал Сет и слабо улыбнулся. — Борешься за спасение души, которую сама продала.

— Я тебе уже говорила, что сделала бы это снова.

— Чтобы не пришлось встречаться со мной и смотреть мне в глаза после всего, что ты натворила.

— Отчасти, — сказала я. — Но также, чтобы спасти твою жизнь и дать тебе шанс обрести счастье. Потому что в тот момент... это было важнее, чем моя вечная жизнь после смерти.

Сет долго молчал, мне ужасно хотелось узнать, что происходит у него внутри, что скрывается за непроницаемым взглядом темных глаз. Чьи мысли бродят у него в голове? Сета или Кириакоса? Или какого-то другого мужчины, с которым у меня был бурный роман?

— Тогда ты не хотела встречаться со мной, — наконец произнес он, — а теперь ты здесь. Почему? Чтобы спасти свою собственную душу?

— Чтобы спасти обе наши души, — сказала я.

Сет стоял, прислонившись к стене, но теперь выпрямился и направился к двери.

— Я не могу тебе помочь, я уже сказал, что больше ничего не помню. А теперь, если бы ты нашла предлог, вежливо попрощалась и ушла, я был бы тебе очень признателен.

Он подошел и встал прямо передо мной в дверном проеме. На каких-то полсекунды время остановилось; мы стояли совсем близко и напряженно изучали друг друга. Внутри меня боролись тысячи чувств, усиленные накопленым в душе за тысячу лет.

Я медленно наклонила голову и отодвинулась, давая Сету возможность пройти.

Он не обернулся.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Похожие:

Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение...
Надевать платье из ткани, блестевшей, как фольга, мне было не впервой. Но еще ни разу я не появлялась в подобном виде перед такой...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
Не знаю, как это получилось, наверное, во всем виноват мой друг Даг – он заявил, что выпьет три гимлета с водкой быстрее меня. Мы...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconМгимо (У) мид россии
Целью поощрения научной и общественной работы с использованием ресурсов системы академического рейтинга является стимулирование студентов...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница