Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6


НазваниеРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
страница6/21
Дата публикации19.04.2013
Размер4.06 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
ГЛАВА 6
К счастью, ни биты, ни словари в дело пущены не были, и мы с Сетом провели вместе волшебную ночь. Он провожал меня на выходные в хорошем настроении, и, пока мы были вместе, казалось, все может кончиться хорошо. Но как только я осталась одна и началась унылая часть моего путешествия, сомнения вернулись.

Поездка в аэропорт, досмотр, инструктаж по безопасности... Все эти маленькие, само собой разумеющиеся формальности накладывались одна на другую, и я все меньше верила в возможность приезда Сета в Лас-Вегас, по крайней мере в ближайшее время. Оставалось поддерживать связь на расстоянии, но представить, что мы будем совершать такие поездки каждый... черт, я не знала, как часто. Это стало еще одной проблемой. Что на самом деле означает «поддерживать связь на расстоянии»? Встречаться каждую неделю? Месяц? Слишком частые поездки неизбежно вызовут утомление и раздражение. Слишком редкие создадут опасность охлаждения чувств: с глаз долой — из сердца вон.

Такие мысли занимали меня все время до посадки в Лас-Вегасе. Странно, но меня утешали воспоминания о том, что говорил Джером. Если уж мы с Сетом одолели препятствия, которые встают на пути сближения смертного с бессмертным, что в сравнении с этим двухчасовой перелет?

Мы с этим справимся. Должны справиться.

— Вот она!

Раздался знакомый рокочущий голос, пока я ждала багаж. Вздрогнув от испуга, я обернулась и увидела загорелого красавца Луиса, главного демона Лас-Вегаса. Я утонула в его широких объятиях; надо признать, он обнял меня с отменной деликатностью, хоть и обладал медвежьей силой.

— Что ты здесь делаешь? — спросила я, когда мускулистые руки ослабили хватку. И тут меня осенило: — Ты ведь не за мной приехал? Разве у тебя нет людей, у которых есть люди, которые выполняют такие поручения?

Луис осклабился, сверкнув темными глазами.

— Само собой, но я не мог доверить мелким сошкам встречать моего любимого суккуба.

— Ой, стой, — вскрикнула я. Моя сумка проехала мимо на карусели. Я рванулась к ней, но Луис отстранил меня и легко подхватил мой багаж. Мы пошли на стоянку, а я все пыталась вообразить Джерома в такой роли. Не получалось.

— Ты смеешься, а мне до смерти надоели все здешние суккубы. И большинство прочих адских наймитов тоже, — говорил Луис. — Полный набор разномастных личностей, по-своему одаренных, ординарных и исключительных. Ты, дорогуша, относишься к разряду исключительных.

— Не стоит соблазнять меня новым местом работы, — сказала я, улыбаясь помимо воли. — У меня все равно нет выбора.

— Верно, — согласился Луис. — Но я хочу, чтобы ты была здесь счастлива. Пусть каждый, кто на меня работает, потом рассказывает, какой я обалденный. Вот мое желание. Это повысит мой рейтинг на ежегодной конференции.

— Джером пытается поднять своей победой в боулинг над командой Нанетт.

Луис рассмеялся и подвел меня к небрежно припаркованному за краем стоянки блестящему черному «Ягуару». Он закинул в багажник мою сумку и дошел до того, что открыл для меня дверцу машины. Прежде чем тронуться, Луис заговорщицки склонился ко мне и громко прошептал:

— Если хочешь переодеться, пока мы в машине — самое время.

— Переодеться во что?

Он пожал плечами.

— Ты же в Вегасе. Вживайся в образ. К черту джинсы и шлепанцы. Надень что-нибудь для коктейля, секвинс, платье с корсетом. В общем, смотри на меня.

Величественным жестом Луис указал на себя самого, как будто без этого на его эффектный, явно сшитый на заказ в Италии костюм можно было не обратить внимания.

— Но еще нет и полудня, — заметила я.

— Не имеет значения. Я одеваюсь так, как только встаю с постели.

Оглянувшись на стоявшие рядом машины, я быстро переоделась из дорожной одежды в маленькое платье на одной бретельке, которое обтянуло меня, как греческая сорочка. Ткань отливала серебром, когда на нее под определенным углом падал свет. С ней дивно сочетались мои длинные светло-каштановые волосы. Луис одобрительно кивнул.

— Теперь ты готова к «Белладжио».

— «Белладжио»? — удивленно спросила я. — Я думала, меня запихнут в какой-нибудь дешевый мотель милях в десяти от Стрипа. — Я посчитала нелишним сделать макияж поярче.

— Ну, — сказал Луис, выезжая со стоянки, — обычно, когда прибывает новичок, выделенных на прием денег только на это и хватает. Мне удалось выбить кое-какие дополнительные средства, потом я пошуршал в своих карманах, чтобы тебя побаловать.

— Не надо было этого делать, — воскликнула я. — Я могла бы и сама заплатить за комнату. — Говоря это, я прекрасно понимала: если уж мне за долгие годы стало легко получать финансирование, то Луису с его сроком службы сделать это в миллион раз легче. Машина и костюм, вероятно, были приобретены на карманные деньги от его доходов. Он развеял мои сомнения.

— Это ерунда. Кроме того, мою машину тут же угонят, стоит припарковать ее у какого-нибудь малобюджетного стойла.

Датчик в машине показывал, что температура за бортом не сильно отличалась от той, что бывает в декабре в Сиэтле. Разница была в свете.

— О, боже, — воскликнула я, прищурившись глядя в окно. — Я два месяца не видела солнца.

Луис тихо посмеивался.

— Подожди Лета, когда температура поднимется до трехзначных чисел. Большинство людишек варятся заживо, но тебе это понравится. Жара и сушь. По ночам не меньше восьмидесяти градусов.

Я любила Сиэтл. Даже если бы на горизонте не появился Сет, я могла быть там счастлива долгие годы. Но, должна признаться, единственной неприятностью для меня была погода. В сравнении с крайностями Восточного побережья, климат в Сиэтле мягкий и приятный для проживания. Но это означает — ни то ни се. Не слишком холодно, не слишком жарко. Жара наступала только в середине лета и быстро проходила, мягкость зимы портили дожди и постоянная облачность. К февралю я обычно была готова пачками глотать витамин D. Я выросла на пляжах Средиземноморья, и мне их по-прежнему не хватало.

— Это здорово, — сказала я. — Лучше бы я приехала в более теплое время.

— О, тебе не придется долго ждать, — заверил Луис. — Еще месяц, и температура начнет расти. В марте можешь доставать бикини. — Я подумала, что это явное преувеличение, но на его слова ответила улыбкой.

Мы приближались к великолепному Стрипу. Дома становились все более роскошными и дорогими на вид. На тротуарах и боковых улицах прибавлялось народу. Рекламные щиты предлагали все виды увеселений, какие только можно вообразить. Это было похоже на парк развлечений для взрослых.

— Тебе тут, похоже, неплохо живется, — сказала я.

— Еще бы, — согласился Луис. — Мне повезло. Место отличное, к тому же у меня под началом одна из самых многочисленных в мире групп служителей Ада. Когда я увидел в списке твое имя, то решил: я должен ее заполучить.

От его слов на розовых очках, сквозь которые я таращилась на ослепительные виды, появилась трещинка.

— Когда пришло мое имя?

— Мы ведь постоянно получаем письма о переводах, новых вакансиях и прочем. Когда я прочитал, что тебя переводят из Сиэтла, тут же закинул удочку.

Я отвернулась к боковому окну, чтобы Луис не видел моего лица.

— Давно это было?

— Не знаю. Довольно давно. — Он добродушно рассмеялся. — Ты знаешь, как долго все это тянется.

— Да уж, — сказала я, стараясь не показать волнения, — знаю.

Именно об этом говорили мы с Романом: Ад очень скрупулезен в принятии решений относительно персонала. Роман уверял, что обстоятельства, при которых было принято решение о моем переводе, вызывают подозрения: похоже, все происходило в спешке. А Луис вел себя так, будто все идет как положено, с соблюдением всех формальностей. Возможно ли, чтобы с извещением Джерома о моем переводе произошла какая-то накладка?

Имелась вероятность, и я это знала, что Луис врет. Верить в это не хотелось, но ведь ясно: каким бы дружелюбным и обаятельным он ни казался, он демон и останется им до скончания веков. Доверять ему полностью не стоит; да не усыпят его чары мою бдительность. В нашей компании бытовало одно выражение, которое все очень любили: «Как определить, врет ли демон? У него двигаются губы».

— Я вообще удивилась, что меня вдруг перевели, — сказала я. — Я была счастлива в Сиэтле. Джером говорит... ну, он говорит, это потому, что я халявщица.

Луис хмыкнул и свернул к «Белладжио».

— Так и сказал, да? Не кори себя, милая. Если хочешь знать причину, почему тебя вышибли, моя версия такова: это как-то связано с вызовом Джерома в суд и тем, что он позволил титанам и созданиям сновидений безобразно обращаться с его суккубами.

На это мне нечего было ответить, но, к счастью, мы подъехали ко входу в отель и отдали машину на попечение гостиничному водителю, который, видимо, был знаком с Луисом и его щедрыми чаевыми. Многие люди, входившие в отель и выходившие из него, были одеты так же ярко, как мы, но было немало и вполне заурядных субъектов. Это была смесь всех культур и социальных слоев; собравшихся здесь людей объединяло одно — поиск удовольствий.

Не менее ошеломительной была и волна человеческих эмоций. Я не обладаю магической силой «видеть» эмоции, но очень хорошо читаю выражения лиц. Тот же навык помогал мне вычислять отчаявшихся и потерявших надежду в торговом центре. Здесь наблюдалось то же самое, только в сотню раз интенсивнее. Люди испытывали полную гамму эмоций, радостных надежд и возбуждения. Одни радовались и сгорали от нетерпения, торжествовали победу или были готовы поставить на карту все, чтобы ее добиться. Другие уже совершили попытку и проиграли. На их лицах лежала печать отчаяния, неверия в то, что это случилось с ними, и печали из-за того, что они не способны справиться с ситуацией.

Добрые приметы тоже бросались в глаза. Некоторые молодцы так откровенно просились на крючок, что я могла бы цеплять без всяких усилий тут и там. Другие представляли собой идеальную приманку для суккуба: эти ребята приходили сюда, дав зарок не сбиться с пути, но стоило их поманить, и они поддавались любому искушению. Хоть сердце мое и было накрепко привязано к Сету, я не могла удержаться от трепета, чувствуя на себе столько восторженных взглядов. Я даже порадовалась тому, что приняла предложение Луиса и переоделась.

— Так просто, — буркнула я себе под нос, оглядываясь вокруг, пока мы ждали лифта. — Они все, как...

— Скот? — предположил Луис.

Я скривилась.

— Это не совсем то слово.

— Невелика разница.

Двери лифта открылись, и миловидный молодой человек лет двадцати с хвостиком жестом предложил мне войти. Я победоносно улыбнулась ему, наслаждаясь производимым мною эффектом. Когда наш попутчик вышел, Луис подмигнул мне, а потом наклонился и прошептал прямо в ухо:

— Так легко к этому привыкнуть, да?

Наш этаж был следующим, и, когда двери открылись, Луис кивнул направо. После нескольких шагов по холлу меня осенило:

— Неужели у меня будут апартаменты? — удивленно спросила я.

— Ах, да, я кое о чем не успел тебя предупредить. Для тебя забронированы апартаменты, потому что в них больше комнат. Ты будешь жить здесь с еще одним новым работником.

Я едва не остолбенела. Так вот она где запрятана — ловушка, а то все шло как-то слишком гладко. Сладкий сон, да и только. Я представила, что делю жилье с другим суккубом, и немедленно приняла решение: буду искать другое пристанище. Суккубы, ютящиеся поневоле на одной территории, посрамят любое полное драматизма реалити-шоу.

— Я не собираюсь никого стеснять, — деликатно выразилась я, придумывая, как бы выпутаться из этой истории.

Луис подошел к двери и вынул пластиковую карточку, которая служила ключом.

— Ничего подобного, там места хоть отбавляй: две спальни, гостиная и необъятных размеров кухня. — Он открыл дверь. — Если захотите, вы можете вообще ни разу не встретиться за все выходные. Но мне почему-то не кажется, что так случится.

Я собралась подвергнуть это утверждение сомнению, но вдруг оказалось, что в этом нет нужды. Мы вступили в гостиную огромных размеров, как и обещал Луис. Повсюду только гладкие линии и современная мебель, окрашенная в золотисто-зеленый цвет, с отделкой из резного темного дерева. Из длинного окна открывался потрясающий вид на город. Перед окном стоял мужчина и любовался панорамой.

Лица незнакомца я не видела, и что-то подсказало мне: если бы даже я разглядела его, то все равно не узнала бы, кто это. Ну и что с того? Я опознала этого мужчину по печати бессмертного — уникальному сенсорному маркеру, который отличал его от всех прочих. Я едва могла в это поверить, даже когда мужчина обернулся и улыбнулся мне.

— Бастьен?! — воскликнула я.

ГЛАВА 7
Неважно, какой облик он принял, Бастьен всегда сохранял обворожительную, теплую улыбку. Я обнимала его и улыбалась во весь рот. Другого подходящего приветствия было не подобрать, настолько переполняла меня радость от неожиданной встречи. Я даже не спросила, какими судьбами он здесь.

В последний раз я встречалась с Бастьеном в Сиэтле прошлой осенью. Он приехал в город, чтобы помочь дискредитировать владельца одной консервативной радиостанции, и преуспел в этом (благодаря мне), чем заслужил похвалы от начальства. Потом я потеряла связь с ним и думала, что его отправили в Европу или на Восточное побережье. Может, так и случилось, но сейчас Бастьен был здесь. Только когда я отступила от Бастьена, до меня дошел смысл сказанного Луисом.

— Погоди. Так это ты новый сотрудник?

Бастьен заулыбался еще шире. Ему нравилось удивлять и шокировать меня.

— Боюсь, что так, Флер. Я перебрался сюда с неделю назад, и наш наниматель проявил незаурядную щедрость: меня разместили здесь, пока не найду себе жилье. — Он отвесил Луису изящный поклон.

Луис кивнул в ответ, явно наслаждаясь удачно срежиссированным сценарием.

— Надеюсь, вскоре это случится. Бухгалтерия не позволит мне снять эти апартаменты навечно.

Бастьен мрачно кивнул.

— Я уже посмотрел несколько местечек.

— И? — игриво сказала я. На самом деле Бастьену не нужно искать собственное жилье. Он может просто выйти вечерком на улицу, улыбнуться кому надо, и дюжина богатых леди будет рада предложить ему ночлег. Сейчас Бастьен выглядел мужчиной лет около тридцати, с выгоревшими на солнце каштановыми волосами и глазами цвета лесного ореха. Очень мило, но даже если бы он был ужасен видом, все равно сумел бы найти дорожку к любому сердцу. Такой уж он, Бастьен.

— Это приглашение? — спросил мой давний друг. — У меня как раз нет планов на сегодняшний вечер.

— Теперь есть, — сказал Луис. — Я вот что подумал: вам с Джорджиной надо сравняться; так ты покажи ей город, поделись впечатлениями — положительными, разумеется.

— Само собой, — ответили мы с Бастьеном в один голос.

— Я хочу, чтобы она познакомилась с Фоэбой и, может быть, еще с другими суккубами, — продолжил Луис.

— Ах, мадемуазель Фоэба, — одобрительно закивал головой Бастьен. — Исключительное создание. Ты от нее обалдеешь.

— Ты, похоже, уже обалдел, — сказала я. Иногда суккубы сходились с инкубами, но чаще предпочитали романтические приключения с людьми. У Бастьена же наблюдалась склонность к созданиям моей природы.

Он сделал кислую мину.

— Мои чары на нее не действуют. Она говорит, я никогда не полюблю никого так, как полюбил себя, и ей тут нет места.

Я засмеялась.

— Она мне уже нравится.

— Тогда решено. — Луис двинулся к двери. — У меня есть кое-какие дела, но мы еще встретимся до твоего отъезда. Тем временем Бастьен не даст тебе скучать. Я ему доверяю. Если что понадобится, звони, не стесняйся.

Луис щелкнул пальцами, и в руках у него появилась визитная карточка. Он протянул ее мне. Карточка была еще теплая.

— Спасибо, Луис, — сказала я и наскоро обняла его. — Я ценю все, что ты сделал.

Босс ушел, а мы с Бастьеном несколько мгновений стояли молча. Наконец я сказала:

— Знаешь, я что-то не припомню, чтобы за все годы, проведенные в Сиэтле, Джером хоть раз предложил мне звонить ему в случае чего.

Бастьен хохотнул и подошел к маленькому, но плотно уставленному бутылками бару.

— Луис — исключение из всего, что я видел. Мне повезло, что я здесь оказался. Тебе тоже.

— Да уж, мы счастливчики, разве не так? — Я скрестила на груди руки и прислонилась к стене рядом с баром. — А как тебя сюда занесло?

— Так же, как всех нас куда-нибудь заносит. Я жил в Ньюарке, а пару дней назад получил уведомление о переводе. И вот я здесь.

Я нахмурилась.

— Ты же говорил, что здесь уже неделю?

— Неделю, несколько дней. Не знаю. Признаю, я с момента приезда немного не в себе. Это случилась недавно, вот и все. И стало сюрпризом.

— Как и для меня, — буркнула я. — Удивительно. И вот ты здесь. Немного странно.

— Странно? — Бастьен разлил содержимое шейкера в два бокала. — Раньше мы работали вместе. Почему бы этому не случиться снова?

Я взяла бокал, который предложил мне Бастьен.

— Конечно, но все же... не слишком ли часто мы с тобой оказываемся вместе? Не много ли совпадений? — Я сделала глоток и одобрительно закивала. Он использовал для коктейля «Грей Гуз».

— А если это не случайное совпадение? У них же все записано; они просмотрели отчеты и увидели: ага, вместе мы работаем здорово.

Об этом я не подумала.

— Думаешь, они опять свели нас из-за этого? Чтобы получить результат? Знаешь, я до сих пор пытаюсь понять, почему меня вообще переводят.

— Не обязательно должна быть причина, совсем нет.

— Знаю. Одна из теорий относительно того, почему я здесь, гласит: я вообще дрянной суккуб.

— Так вот в чем дело. Значит, тебя послали ко мне, потому что я хорошо на тебя влияю.

— В смысле плохо.

Глаза Бастьена блеснули.

— Мы с тобой тут повеселимся. Я ведь еще ни разу не сыграл, а уже чувствую себя так, будто сорвал джекпот. — Он одним глотком опорожнил бокал. — Допивай, и пойдем развлекаться. Я знаю отличное место, где можно пообедать. Мы сходим туда, а потом займемся азартными играми.

Странно было выходить в город посреди дня. Видно, жизнь в Сиэтле сделала меня скромницей. Я так старательно разыгрывала из себя женщину, что совсем позабыла, каково это — мыслить как суккуб. Почему бы не побыть суккубом и при дневном свете? Я была в служебной командировке, цель которой — познакомиться поближе с местом, где мне предстояло работать. Раньше я бывала в Лас-Вегасе много раз, но смотреть на город глазами «суккуба при исполнении» мне еще не доводилось. И снова меня поразило уже испытанное чувство: просто, как тут все просто.

Мы взяли такси, и Бастьен попросил, чтобы нас отвезли в «Искры». Я пробежалась по имевшемуся в голове списку популярных в Лас-Вегасе мест и ничего похожего не вспомнила.

— Никогда о таком заведении не слышала. Название как у стрип-клуба.

— Нет, это новый брендовый отель и казино, — просветил меня Бастьен. — Открылся всего пару недель назад, просто сияет новизной и уже до жути популярен.

— А почему «Искры»? — спросила я.

Бастьен ухмыльнулся.

— Увидишь.

Ответ стал очевиден, когда мы туда добрались. Все было, точно, искристым. Вывеска над входом — сплошное буйство мигающих, бегающих огоньков. К ней не мешало бы прикрепить табличку с предупреждением: «Опасно! Может вызвать эпилептические припадки!» Весь персонал отеля и казино был облачен в униформу, сплошь покрытую круглыми, как монетки, блестками, а внутренняя отделка помещений состояла из одних только блестящих металлом поверхностей. К этому добавлялось непрерывное мигание сотен лампочек, так что поначалу было больно глазам. При таком подходе к дизайну легко скатиться к пошлости. И все же в атмосфере заведения таилось нечто такое, от чего исходило ощущение роскоши.

— Сюда, — говорил Бастьен, проводя меня по лабиринтам казино. — Там, куда мы идем, гораздо меньше нагрузки на органы чувств.

С противоположной от входа стороны над дверями висела табличка: «Бриллиантовая гостиная». Судя по названию, нас ожидала встреча со стриптизерами и еще больше блеска, однако вместо этого я оказалась в тихой и изысканно спокойной атмосфере. Здесь сверкали только хрустальные люстры и бокалы. Все прочее в ресторане — теплое дерево медового цвета и красный бархат. Когда мы сели за столик, Бастьен сказал официантке:

— Не могли бы вы передать Фоэбе, что пришел Бастьен?

Когда мы остались одни, я искоса посмотрела на своего спутника.

— Теперь мне ясно, в чем дело. Я думала, ты так расстарался, чтобы удивить меня приятной обстановкой. А на самом деле просто хотел повидаться со своей милашкой.

— Это дополнительное удовольствие, — весело ответил Бастьен. — Кухня тут действительно превосходная. И Луис хотел, чтобы ты познакомилась с Фоэбой, помнишь? Не волнуйся, она тебе понравится.

Я даже не пыталась скрыть скептицизма.

— Не знаю, Бастьен. У меня на одной руке хватит пальцев, чтобы пересчитать суккубов, которые мне нравились за прошедшие годы. В лучшем случае они терпимы или полузабавны, как, например, Тауни. В худшем — а таких случаев большинство — суккубы первостатейные суки. Кроме меня, конечно.

— Подожди, сама увидишь, — успокоил меня Бастьен.

Долго ждать нам не пришлось, потому что через пару минут меня окатила волной аура суккуба, напоминающая цветок апельсина и мед. Появилась высокая стройная женщина в черно-белой униформе. Она несла поднос с коктейлями. Сотрудники ресторана не были обязаны соответствовать по внешнему виду своим сверкающим собратьям из казино. Женщина поставила перед нами напитки с плавностью и грацией, излишними для этого места. Такая манера больше подошла бы для столового зала в средневековом королевском замке. Думаю, с дворцовой обстановкой эта женщина была хорошо знакома.

— Ах, Фоэба, — мечтательно вздохнул Бастьен. — Ты, как всегда, похожа на призрак. Познакомься с нашей новой коллегой.

Фоэба посмотрела на него, как смотрят на наивных детишек, уступая их капризам, и села за столик на один из свободных стульев. Ее длинные светлые волосы были гладко зачесаны назад и завязаны в конский хвост; взгляду открывались высокие скулы и зеленые глаза с длинными ресницами.

— О, Бастьен, не начинай опять о своих видениях. Еще слишком рано. — Она вежливо протянула мне руку. — Привет, я Фоэба.

— Джорджина, — сказала я, отвечая рукопожатием.

— Чего бы ни наговорил тебе Бастьен, верь ему только наполовину, — рассуждала Фоэба. — А лучше на треть.

— Эй, — воскликнул Бастьен с шутливым недоумением. — Я не согласен. Неужто я стану лгать таким бесценным созданиям, как вы!

— Бастьен, — сухо сказала Фоэба, — ты станешь лгать любой женщине, если это поможет тебе поскорее проскользнуть к ней в трусы.

Я не удержалась от смеха, чем заслужила еще один обиженный взгляд от Бастьена.

— Флер, ты ведь знаешь, что это неправда. Мы с тобой знакомы тысячу лет.

— Именно поэтому я в курсе, что это правда, — важно ответила я.

Бастьен пробормотал что-то нелестное по-французски и избежал следующей порции упреков только благодаря тому, что явилась напарница Фоэбы принять у нас заказ. С нашего согласия заказ сделала сама Фоэба, попросив принести «особые блюда», которых не было в меню.

— Вы здесь повар? — спросила я.

— Бармен, — ответила Фоэба, сложила руки запястьями друг к другу и положила подбородок на ладони. — Есть чем заняться, пока не начнется шоу.

— Шоу?

Тревогу Бастьена как рукой сняло, вместо нее явилось самодовольство.

— Видишь ли, Флер, я говорил, что тебе надо прийти сюда. Моя дорогая Фоэба здесь... — Он сделал деликатную паузу. — Прилично ли назвать это «девушка из шоу»? Я теперь не знаю, что считают политкорректным. Никогда, видно, не разберусь, почему мне противно называть женщин, делающих карьеру, «работающими девушками».

Фоэба засмеялась.

— Да, «девушка из шоу» — это нормально.

Я невольно выпрямила спину.

— Ты танцовщица? Где ты выступаешь?

— Здесь, — ответила она. — Или, точнее, буду выступать месяца через два. Площадка еще не открылась.

— А что за танцы? — спросила я. — Я имею в виду, в каком стиле?

— Это чисто вегасская музыкально-танцевальная феерия. Именно то, чего можно ожидать от заведения под названием «Искры». Всюду искусственные бриллианты. Одежды минимум, но не топлес. — Фоэба наклонила голову и посмотрела на меня с интересом. — Ты тоже танцуешь?

— Танцую, — скромно ответила я. — Хотя уже очень давно не выступала на сцене. Практики нет.

Бастьен хмыкнул.

— Это вздор. Флер легко может набрать форму. Перед ней стояли на коленях все танцполы Парижа.

— Да, — сказала я, — много лет назад.

— Ты хочешь заняться этим снова? — спросила Фоэба с очень серьезным лицом. — Набор продолжается. Я могу договориться о просмотре. Хотя... тебе надо подтянуться.

— Я... я не знаю, — пролепетала я, вдруг испугавшись. — То есть меня переведут сюда только в следующем месяце...

Фоэбу это не остановило.

— Не думаю, что Маттиас станет возражать. Он менеджер компании. На самом деле... — Она посмотрела на свои часы. — Он будет тут через час или около того. Я могу вас свести.

— Она будет счастлива, — сказал Бастьен.

— Уверена, она может ответить за себя сама, месье, — едко заметила Фоэба.

Я хихикнула, видя, как Бастьена опять опустили.

— С удовольствием. Это будет здорово.

Начали приносить блюда с едой, и Фоэба покинула нас, пообещав вернуться, когда мы закончим трапезу. Все, что она заказала, было восхитительно. Я побаивалась сильно наедаться: вдруг моя встреча с менеджером компании обернется полноценным просмотром.

— Она милашка, правда? — сказал Бастьен.

— Да, — согласилась я. — Ты был прав. — Но больше, чем возможность танцевать в шоу в Лас-Вегасе, меня удивлял тот факт, что дирижером этого действа стала Фоэба и, кажется, была рада услужить. На своем опыте я убедилась, что суккубы, как правило, ревностно охраняют свои нагретые места и стараются устранять конкурентов.

— Не сомневаюсь, что своим танцем ты проложишь путь прямо к сердцу этого Маттиаса, — задумчиво проговорил Бастьен. — Если бы так же легко было проникнуть в сердце Фоэбы!

— Она слишком умна, — сказала я, — разгадала все твои уловки.

— Конечно, разгадала. В этом половина ее привлекательности. — Бастьен сделал паузу и допил коктейль. — К слову о причудливых увлечениях. Я совершенно не в курсе, что там происходит в вашем северо-западном мире. Ты все еще трешься со своим смертным дружком-интровертом?

— Буквально и метафорически, — сказала я. От мысли о Сете эйфория слегка спала. — Этот перевод... это был шок. Не знаю, как это скажется на наших отношениях.

Бастьен пожал плечами.

— Тащи его сюда.

— Это не так просто.

— Ничего подобного, если он сильно хочет тебя. Эй, — Бастьен махнул рукой официантке. — Еще по коктейлю. Чтобы все улеглось.

— А вдруг мне придется танцевать!

Однако я выпила, и воодушевление вернулось. С Бастьеном это было нетрудно. Я давно его знала и всегда чувствовала себя рядом с ним легко и комфортно. Мы обменялись историями и сплетнями о знакомых нам бессмертных, а я получила сведения о наиболее ярких типажах, с которыми вскоре встречусь в Лас-Вегасе.

Мы как раз расплачивались по счету, когда вернулась Фоэба, переодетая из униформы в трико для танцев. Она повела нас обратной дорогой через сверкающие лабиринты казино в гораздо более тихие задние помещения, и дальше—к служебному входу на сцену театрального зала, который еще не был открыт для публики. В помещении было пусто, только двое рабочих собирали и устанавливали столики в зрительном зале. Стук молотков эхом разносился по всему театру. Через мгновение я увидела мужчину, который сидел на краю сцены, и была очень удивлена, что не заметила его сразу. При нашем появлении он оторвался от изучения бумаг и сказал:

— Фоэба, ты рано.

— Я хотела тебя кое с кем познакомить, — сказала она. — Маттиас, это мои друзья — Бастьен и Джорджина. Джорджина переезжает сюда через месяц.

Маттиасу на вид было лет тридцать или чуть больше. Он имел песочного цвета волосы, настоятельно требовавшие стрижки; впрочем, эта растрепанность была ему к лицу. Он снял очки в тонкой металлической оправе, чтобы получше рассмотреть меня. Я тут же подумала: Яну такие очки пришлись бы по вкусу, но, в отличие от Яна, Маттиасу они, вероятно, были необходимы. Маттиас пару раз моргнул, а потом удивленно поднял брови.

— Вы танцовщица, — сказал он мне.

— Ну, в общем да. Как вы догадались? — По совету Фоэбы я подтянулась и приосанилась, пока мы шли сюда по задворкам, но едва ли этого было достаточно, чтобы опознать во мне танцовщицу.

Маттиас встал и осмотрел меня с головы до ног, не искоса, с осуждением, но как смотрят на произведение искусства, прикидывая, во что оно может обойтись.

— Это видно по тому, как вы двигаетесь и стоите. В этом есть такая грация и энергия. Совсем как у нее. — Маттиас кивнул в сторону Фоэбы. — Вы часом не сестры?

— Нет, — ответила Фоэба, — но мы брали уроки у одних учителей.

Бастьен прыснул со смеху.

Маттиас кивал, приведенный в полный восторг. Он схватил в охапку свои бумаги и торопливо перелистывал страницы.

— Да... да... мы можем использовать вас здесь и здесь. — Он остановился, проверив еще несколько мест. — И здесь. А может быть, даже здесь. — Он вскинул голову, голубые глаза сияли от воодушевления. — Давайте-ка взглянем, на что вы способны. Фоэба, покажи вступление ко второму номеру.

Фоэба отреагировала мгновенно — прыжком переместилась на центр сцены и замерла, вытянувшись в струнку. Маттиас начал отсчитывать такты. Когда они закончили, хореограф бросил на меня выжидательный взгляд.

— Теперь ты сделай это.

Я хотела было отказаться, сославшись на то, что, мол, я на каблуках и в платье, но потом поняла: девушки выступают в шоу именно в такой «униформе». Так что я заняла место рядом с Фоэбой и повторяла все ее движения под счет Маттиаса. Мы повторили комбинацию, а на третий раз мне уже почти не нужно было смотреть на Фоэбу. Потом Маттиас перешел к другому номеру, чуть более сложному, и представление повторилось — я копировала движения Фоэбы. Когда мы закончили, Маттиас одобрительно прищелкнул языком.

— Очаровательно, — подвел итог он. — Скажите мне, подружки, где вы учились танцевать, и я найму на работу всех ваших однокашников. — Он вернулся к бумагам и стал что-то наскоро записывать. — Фоэба, ты можешь одолжить ей какую-нибудь одежду для репетиции?

Фоэба подмигнула мне.

— Уверена, мы что-нибудь подыщем.

Я переводила взгляд с нее на Маттиаса.

— Репетиция?

— Так точно, — сказал Маттиас, не отрываясь от записей. — Именно этим мы и занимаемся, чтобы подготовиться к выступлению.

— Ты ведь хотела выступать на сцене, или нет, Люси? — подтрунивал Бастьен.

— Я все понимаю... но я перееду в Лас-Вегас только в январе, — объясняла я. — Я улетаю домой завтра вечером.

Маттиас наконец оторвался от своих бесценных заметок, причем с такой же болью во взгляде, как у Сета, когда его отрывали от работы над книгой.

— Но сейчас ведь ты здесь, не так ли? Почему бы не начать, если, конечно, у тебя нет других планов?

Я беспомощно взглянула на Бастьена и Фоэбу, которые лыбились, как идиоты. Инкуб дружелюбно обнял меня и сказал:

— Конечно, у нее нет никаких планов.

Секунду поколебавшись, я медленно кивнула, ошарашенная тем, как быстро тут решаются дела.

— Я... я с удовольствием порепетирую.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение...
Надевать платье из ткани, блестевшей, как фольга, мне было не впервой. Но еще ни разу я не появлялась в подобном виде перед такой...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
Не знаю, как это получилось, наверное, во всем виноват мой друг Даг – он заявил, что выпьет три гимлета с водкой быстрее меня. Мы...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconМгимо (У) мид россии
Целью поощрения научной и общественной работы с использованием ресурсов системы академического рейтинга является стимулирование студентов...
Райчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница