Подкидыш


НазваниеПодкидыш
страница15/17
Дата публикации19.04.2013
Размер3.36 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Д^ ВАДЦАТЬ ДВА

Пропасть
Риз понял, что происходит, раньше меня. Подскочив в два прыжка, он резко толкнул меня обратно в угол, где я минуту назад пряталась от гостей. Именно это и уберегло нас от осколков. Но пронзительные крики, наполнившие залу, свидетельствовали, что далеко не всем так повезло. Из-за спины Риза я потрясенно наблюдала, как затихает хрустальный ливень, как из дыры, образовавшейся на месте огромной люстры, выпрыгивают черные фигуры с огромными черными крыльями. Как легко, грациозно приземляются на мраморный пол… И тут я узнала эти черные плащи, как у супергероев из комиксов.

А в следующее мгновение по залу пронесся единый возглас. Витра!

Их было не меньше пятнадцати. И все спрыгнули из дыры в потолке. Королевская охрана мигом взяла всех в кольцо. Но витра, словно не замечая этого, сдвинулись вместе, образовав плотный черный сгусток ровно в центре залы. Я узнала Йена, своего похитителя. Его прищуренные глаза сканировали толпу гостей. Я невольно пригнулась, спрятавшись за спиной Риза.

— Вас не приглашали сюда. Прошу вас немедленно удалиться. — Звучный голос Элоры перекрыл шум.

— Вы знаете, зачем мы пришли. И мы не уйдем, пока ее не получим! — Кира, еще одна старая знакомая. Босая, она непринужденно ступала по хрустальным осколкам. — Она здесь. Где вы ее укрываете?

Йен шарил взглядом по сторонам и углядел-таки меня. Наши глаза встретились, по лицу Йена скользнула хищная улыбка. Тут же все понявший Риз рванул меня за руку к расположенной неподалеку двери запасного выхода. Йен кинулся нам наперерез. И неподвижная картина вдруг распалась, все находившиеся в зале вышли из столбняка. Охранники кинулись на незваных гостей, витра — на охранников, началось самое настоящее сражение.

Элора неотрывно смотрела на Киру, и та внезапно осела на пол и забилась в конвульсиях. Элора тут же отвернулась.

Туве, который скучал неподалеку от оркестра, подался вперед и разбрасывал врага усилием мысли — я поняла это по его отрешенному лицу. Со всех сторон неслись крики. Внезапно в зал ворвался ветер, закружил, набирая силу. Видимо, дело рук Виллы, успела подумать я. А через миг обнаружила в двух шагах от себя Йена. Друг от друга нас отделял только Риз, прикрывавший меня собой. Йен взвился в воздух и одним мощным ударом отшвырнул Риза в сторону.

— Риз! — завопила я, кидаясь к нему, но Йен ухватил меня за талию.

— Так вот кто тебя теперь охраняет? — рассмеялся он. — А Финн что, не выдержал твоего общества?

— Пошел вон!

Я лягалась, махала кулаками, пыталась укусить его. Все тщетно. Но вдруг неведомая сила сбила нас обоих с ног. Йен спиной врезался в стену и невольно ослабил хватку, а я вырвалась и отскочила в сторону. Что это было? Я огляделась и увидела Туве. Он стоял довольно далеко, но руки его были простерты в нашу сторону. Так это он! Но благодарная улыбка замерла у меня на губах. Не знаю как, но горстка витра явно брала верх над сотней трилле. Повсюду на полу корчились гости, некоторые лежали неподвижно, оглушенные или… Я увидела Киру, которая со свирепой гримасой пробивалась к Элоре. Откуда-то тянуло гарью. Я повернула голову в другую сторону и остолбенела. Языки пламени весело пожирали роскошные занавеси, перебирались на элегантные диваны. Зал быстро заволакивало черным дымом.

Но где же хваленые способности трилле? Неужели среди присутствующих на вечере только Туве, Элора и Вилла ими обладают? А где же Аврора? И другие маркизы? Недавно сияющая прекрасная бальная зала обратилась в кромешный ад. И я поняла, что аду этому не скоро рассеяться, потому что из дыры в потолке посыпались новые витра.

— Вот для чего тебе надо работать над своим убеждением, — крикнул мне Туве.

— Берегись! — завопила я в ответ.

Туве стремительно развернулся, вытянув руку, и подкрадывавшийся к нему витра перелетел через всю залу. Я заозиралась в поисках хоть чего-то, похожего на оружие, но Йен снова сграбастал меня. Я завизжала, вцепилась ногтями ему в лицо, вывернула шею, пытаясь позвать на помощь Туве. К нему с двух сторон подбирались витра. Он попятился и, прежде чем они успели прыгнуть на него, умудрился еще раз швырнуть Йена на стену. На этот раз удар оказался сильнее. Спину мою пронзила боль, но и Йену, похоже, тоже досталось, потому что он с воплем выпустил меня.

Чья-то рука дернула меня вверх, ставя на ноги. От удара перед глазами все еще плавали темные круги, и я ничего не видела.

— Туве, ты бы поосторожнее, — произнес спокойный голос.

— А ты где был?! — прорычал Туве. Он явно пребывал в своей стихии, расшвыривая нападавших. — Я тут едва поспеваю!

Темнота перед глазами наконец рассеялась, и у меня перехватило дыхание. Прижимая меня к себе, Финн бросал по сторонам внимательные взгляды. На нем была черная куртка, из-под которой торчал капюшон черной толстовки.

— Финн! — прошептала я, не в состоянии ни думать, ни шевелиться.

Он наконец посмотрел на меня. В глазах мешались облегчение и паника.

— Ну что за цирк! — прорычал Туве.

Между Туве и нами лежал перевернутый стол. Вот он взлетел в воздух и со всего маху опустился на голову витра, который дубасил пронзительно визжащего канцлера. Убедившись, что государственный деятель жив, Туве кинулся к нам.

— Все хуже, чем я думал, — сказал Финн.

— Да, — согласился Туве, — надо защитить принцессу.

Йен у стены завозился, пытаясь встать, и Туве, даже не оборачиваясь, вновь впечатал его в стену.

— Я выведу ее отсюда, — сказал Финн. — Ты тут справишься?

— А есть выбор?

С другого конца зала раздался отчаянный женский крик. Я узнала голос Виллы.

— Там Вилла! — Я рванулась на крик, но Финн ухватил меня за руку.

— Уводи ее! — приказал Туве, а сам кинулся на выручку Вилле.

Финн потащил меня к выходу, а я все крутила головой, стараясь разглядеть, что происходит в зале, однако все помещение уже затянул густой дым. Туве исчез в серой пелене, не видно было ни Элоры, ни Виллы, ни Гаррета. Мы с Финном пробирались среди обломков мебели, как вдруг я споткнулась, едва не упав. С трудом удержав равновесие, я поняла, что споткнулась о тело Риза.

— Риз! — Я опустилась на колени.

Вокруг него натекла кровь. Господи…

— Риз!

Крепкие руки Финна уже тащили меня прочь.

— Он жив! И они его не тронут!

— Но как же…

— Ты их цель!

— Но Риз…

— Он бы предпочел, чтобы ты была в безопасности!

Я бросила последний взгляд на неподвижно лежащего Риза, а Финн уже тащил меня дальше. У двери я оглянулась снова и остолбенела. Темноту разрывали лишь языки пламени, перекинувшегося на обломки мебели. По белому мраморному полу полз черный дым, хрустальные осколки отбрасывали оранжевые блики.

— Картина… — прошептала я

Все в точности как на картине Элоры.

Я вовсе не предотвратила катастрофу в ту встречу с Туве, когда он раскачивал люстру в холле. Втайне я надеялась, что смогла изменить будущее, но Туве оказался прав. Будущее изменить невозможно. Теперь мне это ясно, но ясно слишком поздно.

— Венди! — крикнул Финн, и мы помчались по коридору.

Одной рукой я вцепилась в руку Финна, а другой придерживала подол длинного платья. Шум сражения постепенно стих за спиной. Я понятия не имела, куда мы бежим. Впереди показался поворот, за которым находился центральный холл, разделяющий замок на два крыла. Финн резко остановился и осторожно выглянул за угол, я тоже успела высунуть голову, прежде чем он пихнул меня назад. Три фигуры в черном скользнули в холл с улицы и остановились, озираясь. Нас они не заметили. Дернув меня за руку, Финн нырнул в соседний короткий коридорчик, который вел в одну из малых гостиных.

Финн бесшумно закрыл двери, и мы оказались в темноте. Только луна слабо светила через стеклянную стену. Финн быстро поволок меня в нишу за книжным шкафом, втолкнул туда и загородил собой.

Из коридора донеслись голоса. Я задержала дыхание, уткнувшись лицом в спину Финна, и принялась молить всех известных и неизвестных богов, чтобы витра сюда не вошли. Голоса проследовали мимо по центральному коридору. Финн не сдвинулся с места, по-прежнему загораживая меня своим телом, но я почувствовала, как сердце его стало биться ровнее. Он медленно повернулся ко мне. Лицо было едва различимо в бледном лунном свете.

— Мы видели это раньше, помнишь? — прошептала я. — Все, что случилось, видели. На картине Элоры! Она знала, что произойдет!

— Тсс…

— Но почему она это не предотвратила?

— Ей было неизвестно, когда и как это случится. И единственное, что Элора могла сделать, — усилить охрану.

— Тогда почему ты ушел?

— Венди… — Он откинул с моего лица растрепавшиеся пряди. — Никуда я не уходил. Я сторожил у подножия холма. Слушал тебя. Я ведь искатель. И узнал о случившемся, как только узнала ты. И тут же бросился сюда.

— Что с нами будет?

— Я не дам тебя в обиду.

Я попыталась разглядеть в темноте выражение его глаз. Стоять бы так всегда, прижавшись к нему…

Скрипнула дверь, и Финн мгновенно напрягся. Я задержала дыхание и приложила все силы, чтобы сердце не так громко стучало. Пару невыносимо долгих секунд ничего не было слышно. Затем щелкнул выключатель.

— Ну и ну. Блудный аист вернулся, — ухмыльнулся Йен.

— Ты ее не получишь, — твердо сказал Финн, разворачиваясь к нему.

Я выглянула из-за его плеча. Йен медленно приближался, обходя нас по дуге. Подкрадывался, словно дикая кошка.

— Может, и нет, — согласился Йен. — Зато я избавлюсь от тебя, а это упростит задачу. Пусть не мне, так кому-нибудь другому. Потому что кто-нибудь за ней придет обязательно.

— Мы будем всегда ее защищать.

— Ты готов умереть, лишь бы ее спасти?

— Ты готов умереть, лишь бы ее схватить?

В бальном зале Туве велел меня защитить. Не думаю, что Туве так уж обо мне заботится. Все из-за того, что я принцесса? А вот интересно, Элоре тоже пришлось пройти через такой кошмар, когда она вернулась домой?

Я сжала кулаки. Финн с Йеном продолжали молча смотреть друг на друга. Не понимаю я, что во мне такого, что все эти витра готовы пойти на убийство, а все трилле, по словам Финна, готовы пойти на смерть.

— Никто из вас не должен умирать, — сказала я и попыталась проскользнуть мимо Финна, но он оттолкнул меня назад. — Я не хочу, чтобы кто-нибудь из-за меня пострадал!

— Может, послушаешь девчонку? — предложил Йен.

— Не сейчас.

— Воля твоя. — Йену явно наскучило болтать попусту, и он бросился на Финна.

Финна буквально вырвало у меня из рук, и я закричала. Они вылетели через стеклянную стену на балкон. Сверкающие в свете луны осколки усеяли все вокруг. Я, как была босиком, бросилась к дерущимся.

Йену удалось нанести Финну несколько крепких ударов, но Финн оказался проворнее и сильнее. Каждый его удар отбрасывал Йена на метр.

— А ты хорошо тренировался, — осклабился Йен и стер кровь с подбородка.

— Если сдашься сейчас, я никому не расскажу.

— Зря стараешься. — Йен бросился вперед и ударил Финна в живот ногой.

Я схватила большой осколок стекла и начала обходить клубок тел, выбирая момент, чтобы броситься в атаку. Я даже не заметила, как порезалась, и теперь кровь тонкой струйкой сбегала по ладони. Йен сбил Финна с ног и осыпал его ударами, целясь в лицо. Я не выдержала, кинулась вперед и что было мочи вонзила осколок врагу в спину.

Йен заорал, но в его голосе почему-то было больше раздражения, чем боли.

Я стояла, тяжело дыша. Вообще-то я ожидала совершенно другой реакции.

Тут Йен развернулся и с такой силой ударил меня по лицу, что я отлетела к краю балкона и повисла над пропастью, успев в последний миг ухватиться за столбики ограды. Осторожно отодвинувшись от края балкона, я оглянулась.

Финн уже успел вскочить на ноги, и теперь Йен валялся на полу. Финн неистово бил его, рыча сквозь зубы:

— Не смей! Больше! Ее! Трогать!

Когда Финн в очередной раз замахнулся, Йен схватил его за ногу и резко дернул. Я услышала, как голова Финна со стуком ударилась о мраморный пол. От удара он, похоже, потерял сознание, и Йен, воспользовавшись этим, мгновенно очутился на ногах, после чего обеими руками схватил Финна за горло и приподнял. Я рванулась вперед и, не мешкая, запрыгнула Йену на спину. Решение оказалось не лучшим, я забыла, что воткнула в Йена стекло. Осколок пропорол тонкую ткань, бок пронзила боль, и я почувствовала теплую влагу, быстро пропитавшую платье. Кровь.

— Слезь! — зарычал Йен и ударил меня локтем в живот.

Я отлетела в сторону, но каким-то чудом приземлилась на ноги. Йен прижал Финна к перилам. Если он его толкнет, то Финн полетит в пропасть.

На бесконечный миг я окаменела, не в силах даже шелохнуться. Перед глазами снова возникла картина. Сверкающие осколки. Растекающаяся тьма. Белый мраморный пол. Мое лицо, искаженное ужасом. И простертая к бездне рука.

— Стой! — взмолилась я. По моим щекам текли слезы. — Я пойду с тобой! Пожалуйста! Только отпусти его! Прошу тебя!

— Если ты еще не поняла, принцесса, ты в любом случае пойдешь со мной! — расхохотался Йен.

— Это вряд ли… — сдавленно промычал Финн, несмотря на то, что рука Йена продолжала сжимать его горло.

Финн лягнул Йена точно между ног. Тот завопил, но хватку не ослабил. Финн начал отклоняться назад. Йен понял, что противник собирается сделать, но поздно — Финн уже успел сжать в кулаке край черного плаща. Секунда — и Финн исчез во тьме, увлекая за собой Йена.

— Нет! — закричала я и бросилась вперед, но рука беспомощно схватила воздух.
^ ДВАДЦАТЬ ТРИ

Последствия
Я перегнулась через перила и ошалело уставилась на выныривающего из темноты Финна. Он медленно поднимался, заходясь в хриплом кашле. Я не верила своим глазам. Как такое возможно? Финн ухватился за перила и тяжело перевалился на балкон.

Я опустилась на колени рядом. Осторожно дотронулась до его лица, провела пальцами по щеке, все еще не веря в реальность того, что произошло. Финн умеет летать?

— Это было рискованно, — раздался голос Туве у меня за спиной, и я обернулась.

Он стоял в дверях балкона, вид был растерзанный: белая рубашка вся в копоти и крови, висит клочьями. Туве шагнул на балкон, хрустя осколками. И тут до меня дошло. Так это Туве поймал Финна и усилием мысли вернул мне.

— Да брось, когда это у тебя что-то не получалось? — прохрипел Финн.

Жив. Рядом. Моя ладонь лежала у него на груди, и я чувствовала, как бешено бьется его сердце. Он нежно положил свою руку на мою, но смотрел по-прежнему на Туве.

— Что там происходит?

— Они отступают, — сказал Туве. — Много раненых, но Аврора ими уже занимается. Погибших, кажется, нет.

Финн с облегчением вздохнул и наконец взглянул на меня:

— Что это? Что с тобой?

Он коснулся набухшей алым цветом ткани.

Я поморщилась, но покачала головой:

— Ничего страшного. Все в порядке.

— Покажитесь моей матери. Она вас обоих подлатает. И в ответ на мой недоуменный взгляд Туве добавил: — Аврора — целительница. Она одним прикосновением поставит тебя на ноги. Это ее дар.

— Хорошо. — Финн медленно сел, лицо его исказилось от боли.

Туве помог ему подняться на ноги, затем подал руку мне.

Мы пересекли комнату и побрели по коридору, я обнимала Финна за талию, поддерживая, он обхватил меня за плечи. Туве двигался впереди, рассказывая, что произошло после нашего бегства из бальной залы.

Если не считать искателей-охранников, большинство трилле, включая меня, не смогли оказать никакого сопротивления. Витра не обладают особыми способностями, но в боевых искусствах они преуспели гораздо лучше трилле. Тем не менее Туве, Элоре и еще парочке трилле удалось одержать победу.

Бальную залу было не узнать. Сплошной разгром. К счастью, кто-то догадался зажечь настенные светильники.

Вилла, увидев нас, с причитаниями кинулась ко мне. От радости, что она жива, я расплакалась. Выглядела Вилла на удивление хорошо, лишь пара ссадин да платье чуточку порвано. Она взволнованно рассказала, как поднятый ею ветер вынес одного из нападавших в дыру. Я сказала, что горжусь ею. Я бы с радостью выслушала все ее истории, но тут нас заметила Элора. Поразительно, но моя мать внешне была все так же безупречна. Даже ни один локон не выбился из идеальной прически. Ни намека, что участвовала в диком побоище. Она направилась к нам, по дороге окликнув какую-то даму, что склонилась над лежащим толстяком. Я узнала канцлера, он тоненько подвывал, пока дама обрабатывала ему рассеченную голову. Дама распрямилась и оказалась Авророй. Она тоже была прекрасна, но выглядела далеко не так идеально, как моя мать: платье порвано в нескольких местах, волосы растрепаны, а руки все в крови.

— Принцесса, — позвала Элора. Она приближалась к нам, грациозно переступая через обломки. — Принцесса, — повторила она, останавливаясь передо мной. — Я рада, что ты жива. Я беспокоилась.

— Со мной все хорошо.

Элора погладила меня по щеке, но в ее прикосновении не было ласки. Наверное, я бы так же гладила экзотичного и очень ценного зверя.

— Не знаю, что бы я делала, случись что с тобой. — Она улыбнулась, уронила руку и посмотрела на Финна. — Кажется, я должна поблагодарить тебя за спасение дочери.

— В этом нет необходимости, — довольно резко ответил Финн.

С полминуты Элора пристально смотрела на него, явно безмолвно что-то ему говоря. Затем повернулась и ушла. Разумеется, у королевы всегда есть дела поважнее, чем побыть с дочерью.

Аврора же, напротив, прижала к себе Туве и что-то зашептала ему. Я смотрела на них, и в душе поднималась обида. Аврора ведь тоже хладнокровная, но вот, не скрывает радости от того, что ее сын жив. Отпустив наконец Туве, Аврора подошла ко мне. Решительным движением она разорвала мое платье там, где оно пропиталось кровью, и положила руку на рану. Я едва не вскрикнула от острой боли. Финн еще крепче обнял меня за плечи. Пульсирующая боль в боку постепенно стихала, а через несколько мгновений я не чувствовала уже ничего.

— Как новенькая, — устало улыбнулась Аврора.

Мне почудилось, что за те мгновения, что длилось врачевание, она постарела. Наверное, исцеление забирает немало сил. Аврора повернулась, собираясь заняться другими ранеными. Я ощутила, как Финн сильнее оперся на мое плечо.

— А как же Финн? — спросила я, и Аврора удивленно оглянулась.

— Нет-нет, я в порядке, — отмахнулся Финн.

— Глупости. — Туве дружески похлопал его по спине и кивнул матери: — Финн всех нас спас. Аврора, позаботишься о нем?

Неуверенно взглянув на сына, Аврора кивнула и подошла к Финну:

— Разумеется.

Пока Аврора осматривала Финна, я решила поискать Риза. Он сидел на краю чудом уцелевшего стола, прижимая к голове окровавленную тряпку.

— Риз! — крикнула я.

Он поднял голову, увидел меня и улыбнулся.

— Иди к нему, — сказал Финн.

Аврора уже занялась исцелением, и лицо его исказилось.

— Обо мне позаботятся, — с трудом выдавил он.

— Я помогу. — Туве подхватил Финна под руку.

Оставлять Финна не хотелось, но надо было хоть несколько слов сказать и Ризу.

— Жива! — ухмыльнулся Риз. Он попытался встать, но я жестом велела ему не двигаться. — Никто не мог понять, где ты и что с тобой… — Заметив за моим плечом Финна, он добавил: — Не знал, что Финн вернулся. Иначе так не волновался бы.

— Я беспокоилась о тебе. — Я потрогала его лоб. — Сильно тебе досталось.

— Ага, даже на ногах не устоял, — проворчал Риз. — Вырубился как последний идиот. И не смог помешать забрать тебя.

— Еще как смог! — возразила я. — Если бы не ты, меня бы сразу уволокли. Я здесь только благодаря тебе.

— Правда? — Он с надеждой заглянул мне в глаза.

— Точно, — улыбнулась я.

— Знаешь, в былые времена, когда парень спасал принцессу, в награду он получал поцелуй. Он по-прежнему улыбался, но взгляд был серьезным. И если бы в нескольких метрах не стоял Финн, я бы точно его поцеловала. Так что я просто покачала головой и улыбнулась.

— Ладно. Но если я когда-нибудь убью дракона, тогда-то ты меня поцелуешь?

— Обещаю. А сейчас объятия взамен поцелуя подойдут?

— Твои объятия заменят что угодно.

Я крепко его обняла. Сидящая рядом дама с ужасом взирала, как принцесса прилюдно обнимает мансклига. Когда я стану королевой, придется здесь многое поменять.

Исцелив Финна, Аврора велела нам отдохнуть. В зале все еще царила суматоха, но Туве уверил, что он с матерью обо всем позаботится. И хорошо, потому что я от усталости едва стояла. Туве сказал, что мы теперь в безопасности, и решительным тоном приказал мне идти к себе в комнату.

Прежде я не видела Туве таким собранным и деловитым. Похоже, дав выход своему мощному дару, он обрел душевное равновесие и все мы увидели настоящего Туве, а не закомплексованного мальчишку, который постоянно пытается усмирить рвущиеся на волю способности. В каком-то смысле мы с ним были полными противоположностями. Я проецировала энергию на других, подвергая их своему убеждению. А Туве, наоборот, как губка, энергию впитывал. Он ощущал мои эмоции и мысли, даже когда сам того не хотел. И ведь я далеко не единственная. Он чувствовал и других людей, а потому постоянно пребывал в густом тумане чужих эмоций.

Финн проводил меня до спальни. У лестницы он взял меня за руку. Большую часть дороги я молчала, но, когда мы подошли к дверям комнаты, спросила:

— Так… вы с Туве близкие друзья?

До этого я даже ни разу не видела, чтобы они разговаривали, но они определенно хорошо знакомы.

— Я искатель, — напомнил Финн. — Я искал Туве. Он хороший парень. Я просил его присмотреть за тобой.

— Если ты так за меня волновался, зачем вообще покинул дворец? — запальчиво воскликнула я.

— Давай не будем об этом.

— А о чем тогда будем?

— О том, как ты прекрасна в этом рваном и перепачканном платье.

Я рассмеялась, и тут он прижал меня к двери. Я буквально задыхалась в его объятиях. Его губы искали мои. Он целовал меня так же страстно и отчаянно, как в прошлый раз. Я обвила его руками и прижалась к нему. Он толкнул дверь за моей спиной, и мы не самым грациозным образом ввалились в комнату. Я чуть было не упала, но он легко подхватил меня на руки, бережно опустил на кровать, а сам навис надо мной, осыпая поцелуями шею и плечи. Потом распрямился, стянул с себя куртку и толстовку. Я надеялась, что он снимет и майку, но Финн вдруг остановился и внимательно посмотрел на меня. Лицо его неожиданно показалось мне чужим. Он все смотрел и смотрел, и я начала краснеть.

— Что?

— Ты совершенство, — печально произнес Финн.

— Какая ерунда! — Я нервно хихикнула. — Сам прекрасно знаешь, что это не так.

— Ты не видишь того, что вижу я.

Он снова наклонился, пристально глядя мне в глаза. Медленно поцеловал в лоб, в щеки и, наконец, в губы.

— Я не хочу устраивать тебе лишние проблемы.

— Какие еще проблемы?

Он хмыкнул, затем выпрямился и отошел от кровати.

— Тебе надо переодеться в пижаму.

— А зачем мне пижама?

Я резко села. Хотя я надеялась, что вопрос прозвучит кокетливо, в голосе была отчетливая паника. Еще у дверей комнаты я не сомневалась, что сегодня у нас все зайдет намного дальше.

— Я переночую в твоей комнате. Но между нами ничего не будет. Просто выспимся.

— Почему?

— Я здесь, — сказал Финн, по-прежнему глядя мне в глаза. — Разве этого не достаточно?

Я кивнула и осторожно слезла с постели. Повернулась к нему спиной, чтобы помог расстегнуть платье, и почувствовала, как его руки на мгновение замерли. Финн прав: главное — он рядом.

В ванной я переоделась в пижаму и забралась в постель. Финн лег рядом, я придвинулась к нему, положила голову ему на грудь, и он обнял меня.

Никогда в жизни мне не было так хорошо. Я боролась со сном, чтобы продлить наслаждение, но безмерно уставший, истощенный нервным напряжением организм сдался, и я заснула.

Проснулась я от какого-то шума. Открыла глаза и увидела перед собой Элору. Вот это да! Не в привычках моей матери являться в комнату единственной дочери. А кроме того, платье сменил брючный костюм. Тоже крайне необычно. Я все еще лежала в объятиях Финна, но Элора и бровью не повела. Более того, похоже, даже не рассердилась. Может, все не так безнадежно?

— Надеюсь, ты хорошо спала. — Она огляделась. — И надеюсь, Финн вел себя, как истинный джентльмен.

— Он по-другому и не умеет, — пробормотала я сонно.

Финн открыл глаза, отодвинулся от меня. Я нахмурилась. Наверное, не хочет лишний раз раздражать королеву. Он слез с кровати, подобрал куртку, толстовку.

— Благодарю за защиту дочери, — сказала Элора, не глядя на него.

В дверях Финн задержался, обернулся. В его темных глазах я увидела смятение. Так и не сказав никому ни слова, он кивнул и вышел из комнаты.

— Я поражена, что вы сдержались, — призналась я, садясь в постели.

— Он не вернется.

— Как?! — Я испуганно посмотрела на дверь.

— Он спас тебя, и я подарила ему прощальную ночь. Я подыщу ему работу.

— То есть он знал?..

— Да. Мы договорились об этом вчера вечером.

Финн обо всем знал, а мне не сказал ни слова. А ведь мы могли сбежать вместе!

— Но… он спас мне жизнь! — У меня перехватило дыхание. — Финн должен остаться и защищать меня!

— Из-за эмоциональной привязанности он не сможет должным образом выполнять свои обязанности, — сухо ответила Элора. — Мало того, если бы он остался, тебя изгнали бы из Фьоренинга. Он этого не хочет. Как и я. — Элора вздохнула. — Мне не следовало разрешать вам провести эту ночь вместе, но… Я не желаю знать, чем вы занимались. Не говори мне. Никому не говори.

— Ничего и не было. Но он должен вернуться. Никто не сможет защитить меня лучше него!

— Это верно, Финн готов на все ради тебя. — Странно, но глаза у Элоры были грустные. — В том числе и умереть. Без раздумий. Ты этого хочешь? Ты действительно хочешь, чтобы он погиб из-за тебя?

— Нет…

Я испуганно замолчала. Королева права. Вчера он едва не погиб, спасая меня. Если бы не Туве, Финн сейчас был бы мертв.

— Вот и хорошо. В его же интересах быть от тебя подальше. — Элора сделала шаг к двери. — А теперь вставай и приведи себя в порядок. Государственные обязанности не ждут.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница