Подкидыш


НазваниеПодкидыш
страница6/17
Дата публикации19.04.2013
Размер3.36 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

ШЕСТЬ

Монстры
В нескольких шагах от меня стояла девушка. Надо отдать ей должное, в рассветных сумерках она выглядела очень эффектно: коротко стриженные каштановые волосы слегка взъерошены, короткая юбочка и длинный черный кожаный плащ. Ветерок поигрывал полами распахнутого плаща, из-за чего незнакомка походила на героиню какого-нибудь сюрреалистического боевика. Словно из «Матрицы» выпрыгнула.

И при этом она была босиком. Я и сама люблю походить босиком, но сейчас-то на улице холодрыга. Зато, наверное, удобно незаметно подкрадываться к чокнутым подкидышам в пижамах. Девушка выжидающе смотрела на меня, и я решила первой нарушить молчание. — Ну… мне, пожалуй, пора домой, — объявила я.

Девушка улыбнулась:

— Венди Эверли, ты отправишься с нами.

— С кем — с вами? — растерянно спросила я и тут же поняла, что за моей спиной есть кто-то еще.

С внезапной остротой я ощутила его присутвие и быстро оглянулась. На высоченном типе с зализанными назад темными волосами был такой же плащ, как и на девчонке, у меня даже мелькнула неуместная мысль, что вместе парочка смотрится очень стильно. Прямо супергерои из навороченного комикса.

Парень осклабился, и по этой хищной улыбке сразу стало понятно, что у меня опять проблемы.

— Спасибо большое за приглашение, но я живу всего через три дома отсюда, — зачастила я, даже для убедительности махнула рукой в сторону дома, хотя и так было яснее ясного, что они прекрасно знают, где я живу. — Пожалуй, я пойду домой, а то меня старший брат хватится.

— Об этом надо было подумать раньше, до того, как вышла, — неприятным голосом сказал парень.

Может, рвануть назад? Нет, лучше не провоцировать. С девчонкой, пожалуй, я и справлюсь, но с верзилой — точно нет.

— Так вы искатели? — без обиняков спросила я.

Наверное, сородичи Финна. Вот только смотрят на меня эти сородичи не как на подопечную, а как на добычу.

— А ты у нас сообразительная, да? — Девчонка улыбнулась еще шире и ослепительней, но от ее улыбки внутри у меня все так и заледенело.

Если они и искатели, то не такие, как Финн. Может, охотники за головами? Или похитители? Или просто любители покрошить девчонок на мелкие кусочки? Предположения одно веселее другого завертелись в голове, но я продолжила храбриться:

— Ну что ж, приятно было познакомиться, но мне пора. Контрольная сегодня.

Я шагнула в сторону, и тут же в мою руку впились пальцы парня.

— Полегче с ней! — предупредила девчонка. — Она не должна пострадать!

Пожалуй, самая приятная новость за утро. «Не должна пострадать», по крайней мере, подразумевает, что на куски меня не покромсают. Уже неплохо.

— Да, полегче!

Я попыталась высвободиться, но проще было бы отгрызть себе руку — хватка была мертвой.

Нет, никуда я с ними не пойду! И раз они не могут причинить мне вреда, стоит этим воспользоваться. Главное — вырваться. Всего-то пару домов пробежать — и я дома. А там Мэтт…

Я вонзила локоть в живот парня, постаравшись вложить в удар все силы. Он охнул и согнулся пополам, но руку мою не выпустил. Я пнула его в колено, извернулась и впилась зубами в руку. Заорав от боли, он наконец-то отпустил меня.

Но тут вмешалась девчонка. Я развернулась и нацелилась ей в лицо, но она увернулась, и удар скользнул по плечу. В этот момент парень снова сцапал меня и прижал к себе. Я завопила что было мочи и принялась без разбору лупить руками и ногами. Несколько ударов явно угодили в цель. Парень швырнул меня на землю лицом вниз и навалился сверху. Каким-то чудом мне удалось вывернуться из-под него, я вскочила на ноги, но парень уже стоял передо мной. Я рванулась было прочь, но он поймал меня за руку, дернул к себе и с размаху влепил оглушительную пощечину. От удара в голове зазвенело, и вот тут-то я узнала, что же это такое — искры из глаз. Парень толкнул меня, и я осела на траву.

— Сказала же, полегче! — зашипела девчонка.

Лицо горело, щека нещадно ныла, в голове разливалась адская боль. Я попыталась подняться, но пошатнулась, едва удержав равновесие. Девчонка толкнула меня, и я снова повалилась на газон.

Я лежала на мягкой траве и смотрела в прозрачное небо. Все. У меня нет ни шанса против этих мультяшных героев боевиков.

— Да я просто приласкал ее! — раздался неприятный голос парня. — И если будет продолжать, то приласкаю еще.

— Давай ее в машину! — раздраженно приказала девчонка.

Парень нагнулся, чтобы поднять меня, но я отбила его руку. Он предпринял новую попытку, и я лягнула его сразу двумя ногами. Он отскочил и, рассвирепев, с размаху пнул меня чуть ниже колена. Ногу пронзила адская боль. Парень уперся мне коленом в живот и пригвоздил к земле. Я продолжала махать руками, норовя попасть ему в глаз, но он перехватил мои запястья и крепко стиснул одной рукой, точно наручниками.

— Хватит! — прошипел он. — Ты идешь с нами!

— Нет!

Этот голос… Такой знакомый… Финн!

Я принялась бешено извиваться, чтобы сбросить с себя громилу. За спиной девчонки, попавшей в поле зрения, я увидела смутную фигуру. Еще миг — и Финн будет рядом!

— Черт! — выдохнула девчонка. — Слишком долго ты возился. Давно надо было свалить.

— Она первая полезла в драку! — неожиданно плаксиво проныл парень.

— Сейчас я полезу! — зарычал Финн. — Прочь от нее! Живо!

— Финн, давай договоримся, — вкрадчиво произнесла девушка. — Я знаю, как серьезно ты относишься к своей миссии. Но может, нам удастся прийти к согласию?

Кошачьим движением она скользнула к нему, но Финн стремительным выпадом отбросил ее от себя с такой силой, что она упала на землю.

— Финн, я не хочу с тобой драться.

Верзила машинально отпустил мои руки и убрал колено с живота. Это была ошибка, про меня никогда не стоит забывать. Я изогнулась и что есть силы врезала ему ногой в пах. Но вместо того, чтобы взвыть от боли и схватиться за причинное место, как показывают в кино, парень развернулся и с размаху лягнул меня.

Я и вскрикнуть не успела, а Финн уже колошматил моего обидчика. Не человек, а смертоносный ураган. Я откатилась в сторонку и принялась наблюдать за дракой в буквальном смысле одним глазом.

Верзила оказался упорным, но Финн обрушил на него такой град ударов, что я не сомневалась, кто выйдет победителем. Сбоку опять возникла девчонка, запрыгнула Финну на спину, но тут же получила локтем в лицо, отлетела в сторону и схватилась за разбитый нос.

— Все! Хватит! — Парень упал на колени, прикрывая голову согнутыми руками. — Хватит! — Еще раз увижу возле нее — убью! — прохрипел Финн.

Верзила помог подняться девчонке, и славная парочка поковыляла к припаркованному поблизости черному автомобилю. Финн наблюдал за ними, пока они не забрались в машину и не умчались. Лишь окончательно убедившись, что их и след простыл, он повернулся ко мне.

Я по-прежнему кулем валялась на траве. Он опустился рядом на колени и осторожно коснулся моей пострадавшей щеки. Ссадина нещадно болела, но я даже не поморщилась. Столь приятно было его прикосновение.

Финн смотрел на меня с таким сочувствием, что я готова была еще раз огрести по физиономии, лишь бы продлить этот момент.

— Прости, что задержался. Я проснулся, только когда ты окончательно запаниковала.

— Ты спишь одетым?

Он был, как обычно, в черных джинсах и черной рубашке.

— Иногда.

Финн убрал руку с моего лица.

— Так и знал, что сегодня что-то случится. Я чувствовал, но не мог точно определить, слишком далеко был от тебя. Мне вообще не следовало ложиться.

— Да ладно, не кори себя. Я сама виновата. Нечего шастать по ночам.

— Но как ты вообще оказалась на улице?

Финн с любопытством смотрел на меня. Я смущенно отвела взгляд:

— Мне показалось, что я увидела тебя.

Финн помрачнел.

— Лучше бы ты и вправду меня увидела. Не следовало оставлять тебя без присмотра.

Он поднялся и помог мне встать. Болело все, но я постаралась не подать виду.

— Как ты?

Я вымучила улыбку, насколько позволяло уже начавшее опухать лицо:

— Все нормально. Немного побаливает, но ничего страшного.

Судя по жалостливому взгляду Финна, улыбка вышла так себе. Он снова дотронулся до моей щеки, осторожно, лишь кончиками пальцев. Я вся затрепетала от его прикосновения. И когда его темные прекрасные глаза встретились с моими, то окончательно поняла, что пути назад нет. Я влюбилась.

— Синяк будет в пол-лица, — пробормотал Финн, убирая руку. — Прости.

— Ты тут ни при чем. Не следовало вести себя как идиотка. Должна понимать…

Собиралась сказать «должна понимать, что мне грозит опасность», но осеклась. С чего бы вдруг? Я понятия не имею, что это были за люди.

— Кстати, кто это такие? Что им надо? — спросила я.

— Это витра, разрушители7.

Финн скривился, будто у слова был кислый вкус, и огляделся, словно ожидая, что они появятся, стоит лишь произнести их имя. Затем сказал:

— Поехали. Объясню все в машине.

— В какой еще машине? — Я резко остановилась. — Я иду домой, пока Мэтт не заметил, что я пропала.

— Тебе нельзя домой, — твердо сказал Финн. — Я понимаю, это идет вразрез с твоими желаниями, но я не могу тебя здесь оставить. Витра тебя нашли, и теперь здесь опасно.

— Не знаю, кто такие эти ваши витра, но Мэтт… — Я запнулась и посмотрела в сторону дома.

Мэтт, конечно, покрепче многих, но вряд ли справился бы с моими похитителями. Кроме того, он и так из-за меня натерпелся и впутывать его в новые проблемы не хотелось. Если по моей вине что-то случится с Мэттом или Мэгги, я себе этого не прощу, никогда.

— Венди, на споры нет времени.

Я неохотно кивнула и поплелась вперед, подталкиваемая Финном.

Машина была припаркована в паре кварталов от нашего дома. Уже совсем рассвело. В любую минуту мог проснуться Мэтт, и тогда… Я ускорила шаг.

— Он этого не переживет.

Ссадины защипало сильнее — это по щекам потекли слезы.

— Думаю, Мэтт бы предпочел, чтобы ты была в безопасности.

Он прав. Но Мэтт ведь никогда не узнает, в безопасности я или нет. Если я просто исчезну, он вообще ничего обо мне не у знает.

— У тебя мобильник есть? — всхлипнула я.

Мы уже были возле машины. Финн нажал на кнопку, отключая сигнализацию.

— Мне надо поговорить с Мэттом, он должен знать, что я жива и здорова.

Финн открыл дверцу и помог забраться на пассажирское сиденье. Когда он сел рядом, я снова спросила:

— Так можно мне позвонить?

Финн завел двигатель.

— Ты уверена, что это нужно?

— Конечно, уверена!

Машина уже неслась по безлюдной улице. Городок еще спал.

Финн сунул руку в карман и вытащил телефон:

— Держи.

— Спасибо! — Я благодарно улыбнулась и дрожащими пальцами набрала номер.

В горле стоял комок. Это будет самый тяжелый разговор в моей жизни. Прижав трубку к уху, я слушала гудки и старалась выровнять дыхание.

— Алло, — хрипло отозвался Мэтт.

Разбудила. Значит, еще не заметил моего отсутствия… Я закрыла глаза, набрала побольше воздуха.

— Алло! — снова раздалось в трубке.

— Мэтт, — прошептала я, испугавшись, что если буду и дальше молчать, он повесит трубку.

— Венди? — Сна в голосе Мэтта как не бывало. — Ты где? Что случилось?

— Все хорошо, Мэтт.

Ну разве что меня избили загадочные витра, рассечена щека, заплыл глаз, а все тело нещадно ноет. Но, пожалуй, об этом не стоит упоминать, иначе Мэтт немедленно помчится меня спасать.

— Ну… я звоню сказать, что уезжаю. Хочу, чтобы ты знал, что со мной все будет хорошо.

— Что значит «уезжаю»? Куда?!

В трубке послышались неясные звуки. Я догадался, что Мэтт бросился в мою комнату.

— Ты где, Венди? Живо домой!

— Не могу, Мэтт.

— Почему? Тебя похитили? Это Финн?

На заднем плане я расслышала приглушенный голос тети Мэгги.

— Я убью этого гаденыша, если он хоть пальцем тебя тронет!

— Да, я с Финном, но все не так, как ты думаешь. Наоборот, он меня спас. Я бы с радостью тебе все объяснила, но сейчас не могу. Он обо мне позаботится, все будет хорошо. Правда.

— От кого спас? От меня, что ли?! Куда он тебя везет? Объясни! Венди, если мы что-то не так сделали, мы все исправим. Просто вернись домой, ладно? Пожалуйста, Венди!

Его голос дрожал, и это было невыносимо. Слезы уже не ползли по щекам, они катились градом.

— Да нет же, дело не в вас! Вы ничего плохого не сделали. Ни ты, ни тетя Мэгги, честное слово. Я очень люблю вас и с радостью осталась бы с вами… Если бы могла. Но я не могу, Мэтт.

— Почему ты все время повторяешь, что не можешь? Он тебя заставил уехать, да? Я звоню в полицию! Мы тебя найдем! Я убью этого урода!

Ох, зря я позвонила. Возможно, только растравила Мэтта.

— Никто меня не похищал! Пожалуйста, не ищи меня, все равно не найдешь, и я не хочу, чтобы ты искал. Просто знай, что я в безопасности, что со мной все нормально. Я люблю вас. Вы ничего плохого не сделали. Хорошо? Я просто хочу, чтобы вы были счастливы.

— Венди?!

В голосе Мэтта прозвучало что-то странное. Страх? Слезы?

— Ты так говоришь, будто не собираешься возвращаться. Ты не можешь уехать навсегда. Ты… Венди, я сделаю все, что хочешь. Если надо опять переехать — мы переедем. Только вернись, Венди!

— Прости, Мэтт, не могу. Я позвоню тебе. Постараюсь все объяснить, если получится. Но, если не позвоню, ты не беспокойся, со мной все хорошо.

Я размазала слезы по лицу. Дело сделано. По крайней мере, меня не будут искать по больницам и моргам.

— Венди! — кричал Мэтт. — Ты должна вернуться! Венди!

— Прощай, Мэтт!

Когда я нажимала отбой, брат все продолжал выкрикивать мое имя. Я глубоко вдохнула и напомнила себе, что это единственный способ оградить родных от беды. И для меня так тоже будет безопаснее, а именно этого всегда хотел Мэтт. Если бы он знал, что происходит, он бы обязательно со мной согласился. Если бы знал. А я-то сама знаю? Пока каждая новая встреча с Финном приносит больше вопросов, чем ответов.

— Венди, — мягко позвал Финн.

Я посмотрела на него сквозь слезы.

— Ты все правильно сделала, поверь.

Он легонько сжал мою ладонь. В других обстоятельствах это было бы приятно, но сейчас во мне все словно умерло. Я снова и снова вытирала слезы, но они не иссякали.

— Иди ко мне, — ласково сказал Финн и свободной рукой обнял меня.

Я уткнулась ему в плечо, и он крепко прижал меня к себе.
СЕМЬ

Фьоренинг
Потихоньку я все же успокоилась, слезы высохли. Финн продолжал одной рукой меня обнимать, но, поймав мой взгляд, осторожно отстранился.

— Может, все-таки объяснишь, что происходит? — сухо спросила я. — Кто такие витра? Почему мы убегаем?

Я устала от догадок и предположений, мне хотелось простых и ясных ответов.

— Прости, не сейчас. Это займет слишком много времени. На эти вопросы лучше всего ответит твоя мать.

— Моя мать?

При чем тут она? Но через мгновение до меня дошло, что Финн имеет в виду вовсе не Ким.

— Так мы едем к ней? А где она живет?

— Во Фьоренинге8. Там же, где и я. И где будешь жить ты.

Он улыбнулся, и мне стало легче. Самую чуточку.

— Правда, ехать туда семь часов.

— Где это?

— В Миннесоте, на берегу Миссисипи, в очень тихом уединенном местечке.

— А что вообще такое этот Фьоренинг?

— Городок. Его часто называют общиной, но лишь в том смысле, что это скорее закрытое уединенное поселение.

— Значит, люди там тоже живут?

У меня появилась робкая надежда перетащить вслед за собой Мэтта.

— Не в том смысле, который ты подразумеваешь. — Он помедлил, прежде чем продолжить, и покосился на меня: — Только трилле, искатели и мансклиги9. Всего около пяти тысяч жителей. У нас там есть заправки, продуктовый магазин и школа. Очень маленький тихий городок.

— С ума сойти, — пробормотала я. — Это что получается, посреди Миннесоты существует целый город троллей? И никто не в курсе?

— Мы живем очень тихо.

— Тебя послушать — так вы что-то вроде мафии, — сказала я мрачно, и Финн криво усмехнулся. — Вы там что, людей на корм рыбам пускаете?

— Убеждение — очень сильный дар, — сказал он серьезно.

— А ты убеждением владеешь? — осторожно спросила я.

Почему-то эта тема Финну явно не нравилась. Как я и ожидала, он отрицательно покачал головой.

— Почему?

— Я искатель. У нас другие способности.

Он глянул на меня и продолжил, убедившись, что я просто так от него не отстану:

— Способности, необходимые тем, кто ищет. А дар убеждения в нашем деле не слишком полезен.

— А какой полезен?

Финн устало вздохнул:

— Это непросто объяснить. Это ведь даже не совсем способности, во всяком случае, не столь необычные, как дар убеждения. Скорее обостренные интуиция и чувства. Как у гончей, которая берет след, только в нашем случае речь идет, конечно, не об обонянии. Я просто знаю, где искать.

Он покосился на меня. Я молчала, ничего не понимая.

— Например, когда ты поехала к той женщине в больницу…

К женщине, которую я всю жизнь считала матерью.

— Я знал, что ты в пути. И знал, что ты встревожена.

— Ты знаешь, когда я расстроена? Даже на большом расстоянии? — удивилась я.

— Да, пока я ищу тебя, — кивнул Финн.

— А говорил, что не телепат, — пробормотала я.

— Я не умею читать мысли. Это правда. — Чуть помедлив, он несколько раздраженно добавил: — А твои мысли, боюсь, и телепатам недоступны. Что у тебя на уме, сказать невозможно. Я даже твои чувства не до конца распознаю. Различаю лишь твое беспокойство или страх. У меня есть миссия. Я обязан заботиться о твоей безопасности и вернуть тебя домой. Так что я должен знать, когда тебе грозит опасность, чтобы помочь.

— А как ты вообще вычислил меня? Я же постоянно переезжала.

— Матери часто хранят что-то, принадлежавшее их детям. Обычно это прядь волос. Так я получаю изначальный импульс, необходимый для поиска. Кроме того, родители, как правило, знают, где примерно искать ребенка, а по мере приближения к цели я начинаю ощущать его присутствие. Вот и все.

Мне вдруг стало тепло и уютно. Мать хранила мои вещи. Ким никогда меня не любила, но, выходит, на свете есть женщина, которая все эти годы не забывала меня. И бережно хранила прядь моих младенческих волос. — Так ты поэтому постоянно на меня таращился? Изучал?

— Да.

Что-то в тоне его меня смутило. И ведь вроде не врет, однако явно недоговаривает. Но вопросов, теснившихся в голове, было предостаточно, так что я решила пока не отвлекаться.

— И многих ты уже нашел?

— Ты одиннадцатая.

Он явно ожидал какой-то реакции, так что я постаралась сохранить каменное лицо. Но на самом деле его ответ немало меня удивил. На поиск наверняка уходит куча времени. Только меня он преследовал почти месяц, даже в школу мою поступил. Он слишком молод, чтобы проделать такое одиннадцать раз. Да и как-то не по себе было от мысли, сколько же в этом мире подкидышей.

— И давно ты этим занимаешься?

— С пятнадцати лет.

Вот тут я не смогла сдержать изумления:

— С пятнадцати лет?! Хочешь сказать, твои родители вот так запросто отпустили тебя одного? В пятнадцать лет? А те, кого ты находил, тот человек, он сразу тебе верил и послушно следовал за тобой неведомо куда?

— Я в своем деле профессионал, — холодно ответил Финн.

— И все же как-то… слабо верится. И что, ни одному подкидышу не показалось странным, что какой-то незнакомый парень хочет умыкнуть его?

— Да, — просто ответил он.

— И так всегда? У всех искателей? — не отставала я.

— Нет, не всегда. Как правило, но не всегда.

— А у тебя, значит, всегда? — недоверчиво уточнила я.

— Да, у меня всегда. В это так сложно поверить?

— Если честно, во все твои россказни сложно поверить.

Я помолчала, размышляя.

— Постой. Тебе было пятнадцать, когда ты стал искателем? Так сам ты, получается, никогда не был подкидышем? Почему?

— Искатели подкидышами не бывают, — сдержанно ответил Финн. — Думаю, мать тебе лучше все разъяснит.

— И все-таки. Почему искатели не бывают подкидышами? — не сдавалась я.

— Нас с детства обучают мастерству искателей. Юность — это наше преимущество. С подростком проще сблизиться такому же подростку, а не сорокалетнему человеку.

— Главное — завоевать доверие, да?

— Именно.

— Значит, на балу ты вел себя как последний придурок, чтобы завоевать мое доверие? — не удержалась я.

По его лицу скользнула тень обиды, но тут же оно снова стало бесстрастным.

— Нет, наоборот, тогда мне потребовалось отдалиться от тебя. Зря я пригласил тебя на танец. Я зашел слишком далеко и пытался исправить ошибку. Мне от тебя требовалось доверие, но не более.

Вот оно что… Получается, все, что я себе нафантазировала…. все это лишь для сближения со мной. Он втерся ко мне в доверие, сблизился, а когда понял, что я вот-вот влюблюсь, поспешил оттолкнуть меня. Ну и манипулятор! А я-то уши развесила… Я стиснула зубы и отвернулась к окну.

— Прости, если обидел тебя, — сказал Финн.

— Ерунда. Ты же просто выполнял свою работу.

— Я понимаю, что ты сейчас язвишь, но так и было. — И через паузу: — И сейчас так и есть.

— И ты отлично справляешься, молодец!

Скрестив руки на груди, я смотрела на проносящиеся мимо пейзажи. Продолжать разговор больше не хотелось. У меня еще миллион вопросов, но уж лучше я подожду и задам их кому-нибудь другому. Кому угодно, только не ему. Я полагала, что из-за волнения не скоро засну. Однако не заметила, как задремала. Когда я разлепила веки, солнце стояло уже высоко. От неудобной позы тело затекло. Я потянулась, покрутила головой, разминая шею.

— Я уж думал, ты всю дорогу проспишь, — сказал Финн.

— Долго еще? — Я зевнула и устроилась поудобнее.

— Не очень.

За окном мелькали живописные горы, поросшие лесом, скальные утесы. Я невольно залюбовалась пейзажем, несмотря на усталость и душевное состояние. Вскоре Финн сбросил скорость. Еще через несколько минут мы свернули на неприметную боковую дорогу и поехали вверх по крутому склону, петляя среди деревьев. Вдалеке мелькала река. Миссисипи.

Дорога внезапно уперлась в массивные железные ворота. Мы остановились, ворота медленно разъехались, и появившийся охранник знаком разрешил проезжать. Взгляду открылся зеленый склон, по которому сбегали сказочные домики, уютно примостившиеся под сенью огромных деревьев. От красоты этой картины у меня перехватило дыхание. Домики были такие чудесные, нарядные, а некоторые так и вовсе роскошные.

Машина принялась карабкаться по петляющей меж домов узкой дороге и остановилась у белоснежного особняка, увитого диким виноградом. Он стоял на краю обрыва, внизу вилась река, и стена, обращенная к ней, была полностью стеклянной. Крышу поддерживали изящные и казавшиеся невесомыми балки. Дом был словно из сказки. Он завис над обрывом, точно готовый вот-вот вспорхнуть.

— Что это? — Я наконец оторвала взгляд от дома и посмотрела на Финна.

Он улыбнулся:

— Вот мы и на месте. Добро пожаловать домой, Венди.

Я выросла в богатой семье, в моем детстве мы жили в роскошном пригороде Нью-Йорка, но ничего подобного я никогда не видела. Дом был словно пропитан аристократизмом. И оттого моя заурядность показалась мне особенно очевидной. Не может быть, чтобы это был мой дом.

Финн подвел меня к крыльцу. Я ждала, что дверь откроет чопорный дворецкий, но на пороге возник самый обычный мальчишка, примерно моих лет. Ну хорошо, не совсем обычный. А очень и очень симпатичный. С живописно растрепанными светлыми волосами. Что ж, вполне логично. Прекрасный дом должны населять не менее прекрасные обитатели. Уродству тут явно нет места.

Мальчишка недоуменно разглядывал меня. Видимо, не каждый день у дверей появляется косматая девчонка в грязной пижаме и с подбитым глазом. Ну и ладно. Плевать. Но тут мальчишка перевел взгляд на Финна и расплылся в улыбке.

— Ох… Ты, наверное, Венди?

С явным усилием он открыл пошире массивную дверь, приглашая нас внутрь.

Финн галантно пропустил меня вперед, так, наверное, первобытный мужчина пропускал свою даму в пещеру с саблезубым тигром. Сияющая улыбка парня меня жутко смущала, я-то выглядела вовсе не так презентабельно. А он словно из дорогущей частной школы явился.

— Н-ну… да, — выдавила я.

— Ой, извини. Меня зовут Риз, очень приятно. — И он посмотрел на Финна: — Мы не ждали вас так скоро.

— Так получилось, — уклончиво ответил Финн.

Риз снова засиял улыбкой.

— Я бы с радостью с вами еще потрепался, ребята, но я заскочил перехватить ланч. Пора обратно в школу. Если что, Элора в мастерской. Найдете ведь сами?

Финн ухмыльнулся:

— Я же искатель.

— Отлично. Простите, что так вот срываюсь. Приятно познакомиться, Венди! Финн, пока!

Риз еще раз ослепил меня улыбкой, подхватил сумку, валявшуюся на полу, и исчез, словно его и не было.

Чуть оправившись от знакомства с этим сияющим метеором, я принялась рассматривать дом. Полы мраморные, с потолка свисает огромная хрустальная люстра. И чудесный вид за стеклянной стеной. Убегающие вниз верхушки деревьев, изгиб реки и бесконечное небо. У меня даже голова закружилась.

— Пошли! — позвал Финн.

Он неторопливо двинулся через роскошный холл, не дожидаясь меня. Я поспешила следом.

— Кто это был? — спросила я шепотом, словно опасаясь, что меня услышат.

— Риз.

— Это я уже поняла, но… он мой брат? — спросила я, втайне надеясь на отрицательный ответ. Риз мне понравился. Не хватало еще, чтоб мы оказались родственниками.

— Нет, — коротко ответил Финн.

Из холла мы попали в угловую комнату, там уже две стены были полностью из стекла. Посредине третьей стены — большой камин, над ним — портрет приятного пожилого человека. Всю четвертую стену занимали шкафы с книгами. У камина — старинная, обитая бархатом кушетка.

В углу на высоком табурете, спиной к нам, сидела женщина в темном свободном платье. Распущенные волосы струились по плечам. Перед ней на мольберте стоял большой холст. Я вгляделась. Это… пожар? Какие-то осколки, темный дым…

Какое-то время женщина продолжала работать, не замечая нас. Мы стояли у двери, не издавая ни звука. Я взглянула на Финна, он покачал головой, мол, не стоит ее беспокоить. Он выпрямился, руки сцепил за спиной и стоял неподвижно, как гвардеец в карауле.

Наконец Финн выбрал момент и негромко позвал:

— Элора!

Я могла бы поклясться, что он ее боится. Ого. Финн не из пугливых, в чем я уже не раз убедилась. Да и эти мерзкие витра его явно опасались.

Элора обернулась, и у меня дух захватило от ее величественной красоты. Она была гораздо старше, чем я ожидала, далеко за пятьдесят. Но она прямо-таки излучала элегантность и изящество. Большие темные глаза завораживали. В молодости она наверняка была еще прекраснее.

— Финн?!

В ее низком звучном голосе мне почудилась тревога.

Быстрым, но грациозным движением она поднялась, и Финн поклонился. Тут я растерялась еще больше. Я неуклюже попыталась повторить его поклон, но женщина легко рассмеялась. Разглядывая меня, будто музейный артефакт, спросила:

— Это она?

— Она.

В голосе Финна я уловила горделивую нотку. Ясно, что это было особое задание.

Элора медленно направилась к нам. Длинный подол платья струился по полу, и она словно не шла, а плыла. Передо мной Элора остановилась и, склонив голову, внимательно оглядела с ног до головы. Мой пижамный наряд она явно не одобрила, как и разорванные на коленках штаны, и пятна. Когда же ее взгляд переместился на мое лицо, она осуждающе поджала губы:

— Что приключилось?

Бровь удивленно приподнята, но на лице нет и тени беспокойства.

— Витра.

Финн буквально выплюнул это слово.

— Да? Кто именно?

— Йен и Кира, — ответил Финн.

— Ясно.

С минуту Элора смотрела куда-то мимо меня. Потом вздохнула и перевела взгляд на Финна:

— Ты уверен, что кроме Йена с Кирой там никого не было?

— Поблизости я никого не заметил. И они наверняка позвали бы на помощь. Они были настроены весьма решительно. Йен пустил в ход силу.

Элора вновь посмотрела на меня:

— Я вижу. Но и в таком виде ты очень мила.

Она ободряюще улыбнулась, и я почувствовала, как заливаюсь краской.

— Тебя зовут Венди, не так ли?

— Да.

— Слишком простенькое имя для столь необычной персоны. — Она взглянула на Финна: — Хорошая работа. Молодец. А теперь оставь нас, нам надо поговорить. Далеко не уходи. Ты мне понадобишься.

Финн еще раз поклонился и, пятясь, выскользнул из комнаты. Из-за подобных церемоний мне стало не по себе. Как прикажете вести себя с этой дамой?

— Я Элора. Так ты и будешь меня звать. Понимаю, тебе все здесь непривычно. Я помню тот день, когда сама впервые оказалась здесь. — Она улыбнулась, покачала головой. — Никак не могла взять в толк, где я и что я.

Я молча кивнула.

— Присаживайся. Беседа нам предстоит долгая. — Спасибо.

Я нерешительно пристроилась на краешке софы. Элора прилегла на кушетку. Мягкие складки платья заструились, обтекая ее совершенное тело. Она подперла голову ладонью и разглядывала меня с неприкрытым интересом. В глубине ее прекрасных темных глаз мелькали непонятные искры, словно там кипела укрощенная стихия.

— Не знаю, сообщил ли тебе Финн, но я твоя мать, — сказала Элора.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница