Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека


Скачать 280.14 Kb.
НазваниеФ. А. Папаяни Смысл жизни человека
Дата публикации29.04.2013
Размер280.14 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
Ф.А. Папаяни
Смысл жизни человека

Проблема смысла жизни существует в современной философии весьма парадоксальным образом. С одной стороны признается, что эта проблема имеет особое значение. Для большинства людей она вообще осознается как главная, центральная, а порой даже единственная проблема философии. Но, с другой стороны, проблема смысла жизни практически не разрабатывается в философской литературе. Не разрабатывается, возможно, потому, что речь идет вовсе не о точном знании, а, согласно замечанию Л.Толстого, о некотором роде веры. Одни верят в то, что жизнь не имеет смысла, а другие не верят в это и, наоборот, считают ее исполненной смысла. Наука (как и обыденное знание) самым очевидным образом демонстрирует свою неспособность ответить на вопросы «зачем» и «во имя чего»?

Смысл жизни можно рассматривать и как цель и как предназначение. Но тот или другой подход предполагает совершенно разный дискурс. В философском сознании традиционно рассматривается суть вопроса как с одной из этих двух позиций, так и с третьей, когда смысл жизни рассматривается как отождествление предназначения и цели. На самом деле, можно спорить о соотноше­нии понятий «смысл жизни» и «цель жизни». Они не исключают двойственной трактовки. Однако, как представляется автору, желательно все-таки принципиально разделить понятия «смысл жизни» и «цель жизни». Предлагается рассматривать смысл жизни исключительно как предназначение человека, а цель жизни - как поставленную к выполнению главную жизненную задачу (макроцель). Тогда цель жизни может быть определена как желаемое состояние жизнедеятельности человека, ограниченное нравственностью. А смысл вообще всякого явления находят за его пределами. Смысл определяется не изнутри, а извне Его можно только найти, а цель может ставиться (корректироваться) как субъектом целеообразования, так и извне. Цели ставят себе даже животные, а искать свое предназначение дано только человеку.

Следуя заявленному подходу, логично предположить, что смысл жизни человека должен существовать (или нет) независимо от понимания его человеком. Смысл жизни человека должен быть, если допустить существование смысла во всем мироздании. Ведь если существует смысл в мироздании, следовательно, он должен быть и у каждого элемента мироздания, включая человека. В этом случае смысл жизни вполне может оказаться универсальным, т.е. одним и тем же независимо от времени и места жизни человека, независимо от его пола, положения в обществе и национальности. Задача поиска такого смысла жизни чрезвычайно сложна и, безусловно, потребует принятия на веру ряда положений. Например, того, что во всем мироздании есть смысл.

Так в чем же смысл жизни человека? В продолжении биологического вида или рода? В максимально возможном получении благ? В поиске счастья? Или в осуществлении естественной «воли к жизни»; в проявлении «воли к власти»?

А, может, смысла в жизни нет вообще, и просто существуют природные процессы рождения, созревания, увядания и смерти? Или в качестве смысла жизни человека все-таки выступает некое предназначение свыше, особая миссия?

Рассмотрению предназначения человека и посвящена эта работа, расширенный вариант которой представлен в монографии «Смысл жизни»1.

Существует три основных источника поиска смысла жизни: искусство, философия, религия.

Все лики искусства преображают наблюдаемые явления жизни в художественные образы, помогают осваивать этические и эстетические ценности. Но делают они это на основе философского либо религиозного мировоззрения авторов этих образов. Следовательно, для поиска ответа на вопрос о смысле жизни надо искать мировоззренческий первоисточник самих авторов.

Согласно натуралистической (атеистической, агностической и т.д.) философии смысл жизни человека заключается в том, чтобы полностью реализовать свое биологическое предназначение, социальные установки и личностные устремления ради существования себя, близких себе и вообще своего биологического вида. Такое понимание мало отличает смысл нашей жизни от смысла существования других животных и никак не может быть удовлетворительным и полным, поскольку исключает или недооценивает важнейшее сущностное свойство человека – духовность. Кроме того, понимание смысла жизни «ради самой жизни» зачастую подводит к осознанию абсурдности жизни со всеми вытекающими из этого последствиями. Следовательно, подобная философия представляет собой тупиковый путь поиска смысла жизни как предназначения.

Субъективно же ориентированная скептическая философия, представленная волюнтаризмом и пессимизмом (А.Шопенгауэр, Ф.Ницше), а также экзистенциализмом (Ж.-П.Сартр, А.Камю), по существу, обессмысливает сам вопрос о смысле жизни.

И только философы, признающие и высоко ценящие духовную жизнь человека, которую они считают производной, прежде всего, от отношения человека к Абсолютному бытию, к тому, что выше человеческого Я, указывают логику «результативного» поиска смысла жизни (Г.Сковорода, В.Соловьев, Е.Трубецкой, Н.Бердяев и др.).

Третьим источником, в котором можно найти ответ на этот вопрос, является религия. Вне зависимости от нашего отношения к ней, нельзя не признать, что в рамках религиозного мировоззрения и подлинной веры, с помощью, разумеется, адекватной философии, можно не только обосновать существование смысла жизни как предназначения, но и ответить на сам вопрос по существу.

Предназначение само по себе, по своей внутренней сути является чем-то внешним для человека, именно пред-назначением; это соотнесенность жизни с некими целями, заданная помимо моей воли и сознательной свободы. В жизнь человека предназначение входит как призвание и как служение. Тот, Кто жизнь человеку дал, не просто к чему-то человека предназначил, Он еще и призывает человека к сознательному и свободному исполнению этого предназначения. Столь дорогое и значимое для человека слово «призвание» означает ведь именно «призыв», услышав который, он должен на него откликнуться и быть ему верным. То есть, это означает, в конечном счете, откликнуться и быть верным Тому, Кто тебя зовет, Тому, Кто тебе жизнь дал.

Предназначение человека метафизично по своей сути и лучшим образом толкуется религией. Для европейского сознания христианство является кратчайшим и очевидным путем осмысления такого предназначения.

Теперь рассмотрим вопрос о смысле жизни с несколько иных позиций. «Смысл жизни» является ценностным мировоззренческим ориентиром, точнее, главным ориентиром, предопределяющим отношение ко всему сущему. Коль это так, то вопрос смысла жизни нельзя рассматривать без увязки с основными мировоззренческими аспектами. Поэтому ниже приводятся рассуждения практического сознания о «мировоззрении», в т.ч. о «мироздании», «первичности идеи», «материальности мысли», «нравственном законе» и т.п.

Как известно, основное ядро всякого мировоззрения составляет одна из двух базисных философских систем: материалистическая и идеалистическая. Именно их положения в контексте заявленной темы и будут рассматриваться, несмотря на общее обилие разных философских и религиозных систем и взглядов. Мировоз­зрение должно давать ориентир позиции человека по фундаментальным вопросам:

  • что есть мироздание;

  • что есть человек;

  • как человеку следует жить;

Причем осознанный ответ на два последних вопроса является следствием представлений о первых двух.

Что составляет суть наших представлений обо всем в мире? Наши воззрения на мир, на то, каков он, могут быть знаниями или только верованиями? И вообще, что мы достоверно знаем об этом мире, если во всех сферах его освоения приходится апеллировать к вере. Наука решает свои проблемы в пределах принятой парадигмы очередной картины мира, которая предлагает свои «аксиомы».

Аксиома - это положение, которое исключает доказательную базу, но предполагает определенную критическую массу знаний, обусловливающую возникновение аксиомы и ее статус. С оформлением новой картины мира и востребованностью новой парадигмы, «практика, посрамляя науку» вчерашнего дня, востребует новые аксиомы, сдав в архив истории старые.

Вера в науке перекликается с верой в философии и верой в формате обыденного сознания, демонстрируя родство с верой в религии.

Истина заключена в том, что лишь малая часть воззрений, и то весьма фрагментарных, получили надежное объяснение. Однако этих фрагментарных знаний явно недостаточно, чтобы сформировать цельное мировоззрение человека. Согласно Вольтеру, мы ничего о самих себе не знаем. Мы не знаем, что такое жизнь, чувство и мысль. Что касается рационального мышления, то мы, по словам Василия Великого, не можем понять даже природу муравья.

Но тогда получается, что верования, собственно говоря, и составляют наши воззрения на мир, на то, каков он. Они бывают истинными, но бывают и ложными. И только в некоторых случаях, когда верования истинны и получили надежное доказательство, они образуют знание. Наука может объяснить свойства и закономерности поведения объектов, но не может объяснить, почему всякий объект обладает теми общими свойствами, которыми он обладает, не может объяснить первопричину организованного порядка мироздания. Если же допустить, что все в мире совершенно случайно, то тогда наука не в состоянии объяснить, по какому экстраординарному совпадению случайностей различные объекты, состоящие, в конечном итоге, из одних и тех же элементарных частиц, имеют совершенно различные свойства. У нас нет никаких оснований предполагать, что случай мог создать такую чудесную и невероятно сложную организацию мироздания. Поэтому то, что материалистами представляется случайным совпадением, настоятельно требует своего объяснения. Без такого объяснения материализм есть не знание, а особая вера. С другой стороны, сам успех науки в демонстрации того, насколько глубинно упорядочен естественный мир, дает основания считать, что у самого этого порядка есть еще более фундаментальная причина2.

То же касается и вопроса человека. Человек – уникальное творение, хранящее тайну своего происхождения. Поэтому вполне можно согласиться с мнением Т.Манна о том, что человек – это загадка, и в основе человечности всегда лежит преклонение перед этой загадкой.

Научные исследования человека упираются в феномен образования ДНК (высокомолекулярного природного соединения, содержащегося в ядрах клеток живых организмов). Сложность структуры ДНК исключает представления о случайности процесса. Исследователи даже примерно не могут объяснить «рождение» и «эволюцию» ДНК традиционными научными методами.

Научно доказанных ответов на вопросы «Что есть мироздание?» и «Что есть человек?» никогда не было и ныне нет. Ответить на эти вопросы помогут только здравый смысл и логика, интуиция и совесть, принятые верования. Поэтому мировоззрение человека, как субъекта обыденного сознания, на самом деле представляет собой упорядоченную комбинацию его верований. Иначе говоря, наше мировоззрение, каким бы оно ни было,- идеалистическим, материалистическим или смешанным, - всегда представляет собой комбинацию тех или иных верований, накапливаемых (приобретаемых) в процессе жизненного опыта. Признавая то, что базовым основанием мировоззрения выступает миропонимание, следует признать и то, что оно складывается не из знаний, а из устойчивых верований. Поэтому и ведутся многовековые споры мыслителей по вопросу «что есть что».

Принятие на веру тех или иных идей будет предполагать совершенно определенное толкование смысла жизни. Например, принятие на веру теории эволюции Ч.Дарвина, и, в частности, происхождения человека от обезьяны, предопределяет смысл жизни как борьбу за выживание вида (рода). Принятие на веру теории коммунизма К.Маркса предопределяет смысл жизни в том, чтобы участвовать в построении коммунизма (социальной справедливости и материального рая на земле), а главной миссией социального существования человека является борьба против класса эксплуататоров. Принятие на веру идей Ф.Ницше предполагает, что истинным смыслом жизни является реализация «воли к власти», а при принятии на веру идей З.Фрейда – осуществление первичных влечений… Философы–материалисты вообще могут придти к выводу, что ответа на вопрос о смысле жизни как о предназначении не существует и не нужно его искать. Ведь у них представление о возникновении мира и человека часто сводится к необъяснимому совпадению случайностей. Случайность, понятное дело, исключает замысел. Поэтому случайность изначально ставит под сомнение и предназначение человека.

Но, может быть, наука в будущем может дать нам необходимые знания и уже совсем скоро снимет все наши мировоззренческие сомнения? Наука, после частичного научного отображения некоторых закономерностей, фрагментов мироздания оставляет неразрешимым главный мировоззренческий вопрос: а почему, зачем это происходит и происходит именно так? Что, имеющиеся законы природы, частично отраженные современными научными теориями, так всесильны, что сами являются причиной своего осуществления? Или имеющиеся законы сами отражают лишь некоторые грани некой изначальной всеобщей Идеи?

И если поверить, что Творца нет, и что существует саморазвитие материи, что наука рано или поздно все разъяснит, ответы на вопрос о смысле жизни будут размыты. Ведь человеческая фантазия безгранична. Наличие множества подходов, их бездоказательность и множество ответов на этот вопрос, в которые мы должны также верить, но уже не признавая Создателя, заставят нас сомневаться в их правильности. Если человек отказался от веры в Бога, то он не захочет верить ни в идола, ни в научные мифы. Он должен достоверно знать. Но как раз знания в этих вопросах и нет! Поэтому ответ философа-материалиста никогда не будет научно убедительным. Этот ответ придется принять (или не принять) только на веру. «Убедительным» же его смогут сделать только политические идеологии и силы, подконтрольные последним средства массовой информации. А мода на того или иного философа-материалиста, как показала история, всегда быстро проходит. Мода проходит, а бездуховный атеизм, суть которого заключается в отрицании религии, остается. При этом отрицается очевидный факт общения миллионов верующих с над-материальным духовным миром. Кроме того, атеизм, отрицая Бога, не предлагает взамен ни то что достоверную картину мира, не предлагает вовсе никакой концепции мироздания. При этом материализм и атеизм заявляют претензию на научность своих умозаключений. Но получается совсем уж как-то не научно.

Принятие на веру идеалистических идей теизма будет предполагать совершенно иное толкование смысла жизни. Признание божественной сути человека предопределяет смысл жизни как поиск дороги к Богу, как поиск Бога в себе, поиск красоты, любви и гармонии буквально во всем. Однозначный ответ на вопрос о смысле жизни в этом случае может быть определен выбранной религиозной базой.

Смысл жизни человека как элемента мироздания может иметь место в том случае, если существует «смысл» всего мироздания. Будет как-то совсем уж странно, если смысла в мироздании нет, а в существовании человека есть. С другой стороны, если допустить, что никакого смысла в мире нет, то как же тогда можно объяснить наблюдаемую упорядоченность, а, следовательно, разумность организации всего мироздания?!

Смысл всегда есть спутник деятельности разума. На то он и разум, чтобы осмысленно подходить к деятельности. В свою очередь, признание наличия разума в мироздании влечет за собой и признание его осмысленной деятельности, предопределяющей предназначение (смысл) всех составных частей и элементов мироздания.

Поэтому представляется логичным, что осмысленная идея мироздания, как высшая истина, должна существовать, причем должна существовать вечно и независимо от нашего согласия с ней. Одновременно логически следует и признание закономерности в совпадении случайностей, образовавших этот мир и человека. По Вольтеру, «случайности не существуют, – все на этом свете либо наказание, либо награда, либо предвестие». Логика требует принять на веру существование замысла (идеи) создания мира. И носителем этой изначальной, существующей до мироздания идеи мог быть некий разум мироздания. Этот разум и принято считать Творцом. В свою очередь, если признать существование Замысла (Идеи), то следует признать и наличие смысла существования всего сущего (в т.ч. и человека), поскольку данный смысл должен быть предопределен этой Идеей. Ею же предопределена и отмеченная закономерность в совпадении случайностей, и удивительная целесообразность, и организованность всего сущего, рациональность структуры природы.

«Моя религия состоит в чувстве скромного восхищения перед безграничной разумностью, проявляющейся в мельчайших деталях той картины мира, которую мы способны частично охватить и познать нашим умом. Эта глубокая эмоциональная уверенность в высшей степени логической стройности устройства Вселенной и есть моя идея Бога». Это сказал А. Эйнштейн и тем самым признал, что на атеизме научной картины мира не построишь. Ему вторит и физик В.Гейзенберг: «Первый глоток из сосуда естественных наук порождает атеизм, но на дне сосуда нас ожидает Бог».

Теперь рассмотрим третий из важнейших мировоззренческих вопросов - «как человеку следует жить?»

Человек обретает собственно человеческие качества (в том числе, разговорную речь и абстрактное мышление), только вырастая в обществе, впитывая с детства определенную культуру, правила поведения своей семьи и общества. Следует, однако, отметить, что по своим правилам живут не только люди, но и все животные, птицы и даже насекомые. Регуляция сообщества живых существ является важнейшим фактором его жизнеобеспечения. Например, сообщество пчел без регуляции, т.е. без четкого распределения их функций и границ дозволенного, не имеет никакого шанса на выживание. В случае с любым животным или насекомым регуляция как программа, мотивирующая и ограничивающая его поведение, жестко зафиксирована на генетическом уровне и дает сбои в исключительно редких случаях. Это достойный повод для сравнительного анализа животного и человека с последующим размышлением о том, что их объединяет и разобщает.

Регуляцию отношений людей выполняют мораль общества и нравственность личности, обеспечивая гуманизацию этих отношений через принятые нормы поведения, общения и взаимоотношений. Внутренняя регуляция человека обеспечивается исключительно его нравственным воспитанием, которое никогда не бывает одинаковым или идеальным, и поэтому она нередко дает «сбои». Дело усложнено еще и тем, что мораль и нравственность, в условиях слабого влияния Церкви, выступают в качестве некоего традиционного неписаного закона, реализуя свою регулятивную функцию посредством обыденного сознания. В свою очередь, если закон четко и однозначно не прописан, то возможна его неоднозначность, индивидуальность его понимания и трактовки. Это приводит к постоянному нравственному нормотворчеству индивида как творца своего бытия. Объективность уступает субъективности, что и влечет за собой «сбои».

Стало быть, общество должно иметь что-то высшее по отношению к индивидуальному нормотворчеству. Высшая идея нужна не только отдельному человеку, но и этносу, чтобы и ему иметь свой ориентир, цель и смысл жизни. По мнению Ф.Достоевского, «без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация». Ему вторит И.Ильин, отмечая факт того, что «у каждого народа есть известная ступень духовной зрелости, на которой он осознает особенности своего национального духа и своей национальной культуры и уразумевает, что ему даны свыше Дары и что он воспринял, усвоил и воплощает их своеобразно. Тогда нация постигает свой религиозный смысл, а национальная культура утверждается на обоих (доселе неосознанных) религиозных корнях».

Таким образом, можно утверждать, что религия как институт воспитания нравственности является естественным и необходимым атрибутом этничности. Целью любого этноса является создание сообщества самодостаточных, способных к самореализации (и имеющих для этого условия) индивидуумов, оберегающих свои ценности. Согласно А.Энштейну, основой всех ценностей служит нравственность. Без нее неминуемо разрушается личность, семья и государство.

Таким образом, каждый народ, сохраняющий и оберегающий свою страну, исторически сложившуюся культуру, институт семьи (следовательно, и перспективу самого своего существования), свою духовность, должен в первую очередь оберегать нравственный закон, которому учит своя религиозная традиция. Поэтому база мировоззрения должна быть выбрана в согласии с нравственным законом религии своего народа.

Нравственное чувство всегда оставляет место соображению, рассуждению и принятию решения. Требования нравственного Закона исполняются человеком только тогда, когда человек признает эти требования обязательными для себя. Признание нравственного Закона, уважение к нему должны воспитываться с детства и сохраняться всю жизнь. Это касается буквально каждого человека, независимо от наличия и глубины его веры. Наличие веры достаточно для спасения человека – носителя этого духовного опыта, но оно недостаточно для жизни любого общества, особенно того, где религиозных людей подавляющее меньшинство.

Исполнение людьми нравственного Закона может стать искомым согласованием свободного человеческого разума и природных ритмов, согласованием материального и духовного миров, которое обеспечит становление и развитие подлинно гражданского общества, где будут осуществлены ключевые ценности человека: его жизнь и свобода, равенство прав, надежда на справедливость и солидарность.

Касаясь вопроса о смысле жизни, хотим мы того или нет, мы упираемся в тот же самый краеугольный камень, на котором держится система наших представлений о доб­ре и зле. Нравственный закон является той отправной точкой, исходя из которой мы формируем стратегию поиска ответа на вопрос о смысле жизни. Как минимум, нравственный закон ограничивает зону этого поиска, поскольку он является тем основанием, которое позволяет осуществить «приведение всех стихий человеческого бытия, всех частных начал и сил человечества в правильное отношение к безусловному центральному началу, а через него и в нем к пра­вильному согласному отношению их между собою; только тогда является единство, цельность и согласие в жизни и со­знании человека, только тогда все его дела и страдания в большой и малой жизни превращаются из бесцельных и бес­смысленных явлений в разумные, внутренне необходимые события», - писал В. Соловьев.

Чтобы реально подойти к осмыслению жизни, необходимо иметь соответствующий уровень сознания. Необходимо утвердиться в своем мировоззрении, а через него прийти к пониманию своего места в этом мире. Направление поиска ответа на вопрос о смысле жизни человека предопределяется мировоззренческим дискурсом, поскольку этот вопрос напрямую связан с представлением о смысле (или его отсутствии) существования всего мироздания.

Но как же можно определиться со своим мировоззрением в условиях, когда сущность бытия остается тайной для человека?

Мыслители разных времен и народов выработали ряд разных и противоречивых мировоззренческих систем. Системы возникают как гипотезы и зачастую исчезают из-за отсутствия доказательной базы, а вопрос о смысле жизни остается открытым. В решении этого вопроса наука оказалась бессильна, поскольку не в состоянии предложить всеобъемлющую, достоверную картину мира и определить место человека в этом мире.

Поскольку мировоззрение человека представляет собой комбинацию его верований (идеалистических и/или материалистических), то все, что остается человеку – это сделать свой выбор и принять ответственность за него.

Если верить в то, что смысл жизни (как предназначение) дан человеку свыше, то тогда наши устремления сводятся к поиску высших сил, приближающих к пониманию этого назначения. Если не верить в предназначение свыше, то тогда задача поиска смысла жизни сводится к целеполаганию и самоопределению.

Логика рассмотрения заявленной проблемы последовательно выводит автора к предпочтению подхода, обоснованного утверждениями:

● мир хранит тайну своей сущности и происхождения, но очевидно, что он организован упорядоченно и разумно (осмысленно);

● признание упорядоченности и разумности организации мироздания предопределяет принятие на веру первичности Идеи этой упорядоченности;

● из этого следует признание Бога как источника исходной Идеи. Бог выступает гарантом смысла существования мира и человека;

● в мироздании в целом, и у каждого его фрагмента имеется свой смысл, свое предназначение;

● гипотеза существования Всеобщего энергоинформационного поля как сущности мироздания имеет право на жизнь;

● в мироздании все находится в состоянии взаимосвязи, взаимодействия и взаимной обусловленности;

● мысль материальна, ибо она также имеет «полевую структуру»;

● существует связь (взаимовлияние полей) между разумом человека и окружающим его миром; каждая мысль и даже эмоции оставляют свой «след» в энергоинформационном поле мироздания;

● поскольку мысль материальна, человек несет ответственность не только за свои слова и дела, но и за каждую свою мысль; он обязан формировать «ментальный фильтр» своих помыслов и целей;

● установка на добро корректирует локальное поле, что ведет к преображению личности и ее гармонии с окружающим миром;

● существует прямая зависимость добра на земле от нравственных усилий людей по причине взаимовлияния полей;

● в обществе человек, наделенный душой и духом, выступает основополагающей ценностью; он несет в себе атрибутивность Творца;

● важнейшими качествами человека являются составляющие его духовного мира. Поэтому важнейшей ценностью для человека является свобода как возможность для нравственного и духовного роста;

● человек обязан ориентироваться на согласие с окружающим его миром общества и природы;

● высшая Идея (смысл, цель) нужна и человеку, и обществу;

● зрелость человека и общества определяется их отношением к нравственному Закону; зрелое общество имеет единое нравственное поле;

● только нравственный Закон сохраняет за собой претензию на статус подлинного регламента (регулятора) жизнедеятельности людей;

● человек, в принципе, не только легко обучаемое существо, но и существо внушаемое. Поэтому важно, чтобы общество выработало каноны с ориентиром на ценности нравственного Закона;

● человек способен творить как добро, так и зло, в зависимости от своего нравственного состояния;

● поведение человека в социуме предопределяется внутренним противоборством добра и зла, где все решает совесть;

● совесть человека развивается должным образом только в нравственной культуре, только в поле нравственного Закона;

● нравственный Закон выступает жизненной необходимостью, гарантом оптимального функционирования и защиты от вырождения как личности, так и общества;

● одним из источников пробуждения совести человека выступает институт религии. Он является хранителем и проводником нравственного Закона;

● нравственный Закон предопределяет систему ценностей, на которой держатся наши представления о доб­ре и зле; именно эта система позволяет осуществлять сопоставление всех наблюдаемых явлений с жизнью человека и общества. В результате такого сопоставления и формируется мировоззренческая база человека, определяется направление поиска смысла жизни;

● такие виды познания как научное, философское и религиозное, могут и должны сосуществовать по принципу дополнительности, обеспечивая процесс освоения духовных и материальных явлений в их целостности;

● лишь в рамках религиозного мировоззрения, с помощью, разумеется, адекватной философии, можно не только обосновать смысл жизни человека, но и ответить на сам вопрос по существу; предназначение человека метафизично по своей сути и лучшим образом толкуется религией своего народа.

Эти авторские утверждения носят исповедальный характер. Изначально заявленная искренность и логика текста заставляют автора заявить о своей субъективности, отметив, что религией его народа является христианство, точнее православие. Для автора это означает обращение к опыту православной Церкви, что позволяет обрести краткий и ясный ответ на вопрос о смысле жизни как предназначении:

«Нам, людям, Господь дал разум и бессмертную душу и дал нам назначение: познавать Бога и становиться все лучше и добрее, то есть совершенствоваться в любви к Богу и друг ко другу и получать от этого все большую радость в жизни.

Бог сотворил нас, людей, по образу и по подобию Своему – дал нам разум, свободную волю и бессмертную душу, для того, чтобы, познавая Бога и уподобляясь Ему, мы становились все лучше и добрее, совершенствовались и наследовали вечную блаженную жизнь с Богом.

Поэтому существование человека на земле имеет глубокий смысл, великое назначение и высокую цель»3.

Но тут же возникают новые вопросы. У Сократа или Конфуция, живших в далекие дохристианские времена, что, не было смысла жизни? А если был, то нельзя ли его сформулировать так, чтобы он носил универсальный характер? Попробуем дать ответы на эти вопросы. Причем такие, чтобы позиция в вопросе о смысле жизни, с одной стороны, не противоречила православной (в моем конкретном случае), а с другой, она не должна противоречить представлениям нравственных людей иной веры (в том числе тех, кто жил в дохристианское время) или неверующих в Бога. Ведь человек должен иметь единое предназначение, независимо от уровня его понимания, образования и верований, независимо от его происхождения и эпохи.

Достижение этого непротиворечия вполне возможно, поскольку:

● представитель народа, разделяющий веру устоявшейся в течение последней дюжины веков религии (тоталитарные секты в счет не идут), найдет адекватный ответ на вопрос о смысле жизни в религии своего народа. И гарантом тому является тот факт, что теистические религии объединяет любовь к Богу, человеку и миру.

● нравственные люди разных времен, народов и верований (в т.ч. и неверующие в Бога) имели и имеют достаточно близкие представления о базовых нравственных ценностях. Их жизненная позиция может быть согласована в вопросе о «смысле жизни», поскольку она включает любовь к человеку и миру.

Это подтверждается высказываниями целого ряда как христианских, так и нехристианских мыслителей.

Рассматривая человеческую психику, следует признать, что она включает в себе как позитивный, так и негативный потен­циал. Дать простор позитивным потенциям и нейтрализовать негативные – вот главная задача, которая стоит перед обществом и личностью в обществе.

По своей натуре человек является существом вечной неудовлетворенности, и от того, как он ее ощущает, зависит его жизнь. Одно дело - быть неудовлетворенным виллой или властью, и другое – переживать, много ли добра ты сделал людям сегодня. Нравственное состояние человека определяет вектор его неудовлетворенности.

Еще точнее, состояние человека предопределяют его мысли и намерения. Мысли материальны, поэтому от нравственного состояния людей зависит общий баланс (равновесие) добра и зла на Земле.

Нравственность, к сожалению, не является общей характеристикой человечества, поскольку оно, в своем большинстве, находится в плену алчного потребительства, последовательно разрушая природный мир и мир человеческих взаимоотношений. Человеческая алчность истощает все ресурсы среды обитания. Мораль многих людей изъедена жаждой власти в различных ее проявлениях, славы, денег, материальных благ и плотских удовольствий, коим нет ни числа, ни предела.

Данная человеку свобода выбора целей и ценностей может привести его к вершинам нравственности, а может привести и к погибели. Чтобы сохраниться духовно и физически, необходимо постоянно совершенствоваться, изменяя свой внутренний мир.

Л.Толстой, считал, что «человек… – духовное существо, рождающееся от животного, и все наше пребывание в этом мире есть не что иное, как это рождение». То есть вся жизнь, по мысли Л.Толстого, является постоянной работой над собой, непрерывным движением к нравственному самоусовершенствованию.

Из этого следует, что смыслом жизни является процесс рождения Человека в человеке. Именно это рождение и может привести людей к новому действительно счастливому существованию. Этот процесс требует большого эмоционального мужества. Рождение никогда не протекает легко. Но наградой за это становится жизнь, прежде неведомая, ориентированная на преображение личности, на формирование ее духовного мира. Только в этом случае возможно просветление и единение всего человеческого мира, к которому обязательно должна прийти жизнь человека. В этом мире люди будут понимать, что благо жизни достигается не стремлением каж­дого существа к своему личному благу, а стремлением каждого человека к благу всех других.

Таким образом, цель жизни человека, которую он ставит перед собой, предопределена ее смыслом. Поэтому цель жизни всех и каждого следует рассматривать через призму духовного совершенствования (духовного роста, просветления).

По Сократу, нельзя лучше жить, кроме как стараться быть лучше, и нет большего удовольствия, как чувствовать, что действительно становишься лучше; а совершеннейшим из людей можно считать того человека, который стремится к совершенству.

К.Циолковский усматривал основную задачу человека в распространении совершенства, а М.Горький в совершенствовании человека видел смысл его жизни. «Богом было предопределено назначение человеческого существования: личное совершенствование вплоть до уподобления себя Отцу Небесному…» (Патриарх Кирилл).

Человек должен совершенствоваться интеллектуально и физически, но, прежде всего, - нравственно, подготавливая основу любому иному совершенствованию, в том числе и профессиональному. Заинтересованность в самосовершенствовании является показателем зрелости как личности, так и общества.

Если принять на веру, что человек создан по образу и подобию Божию, то он должен содержать в себе составляющую Божьего Духа. Поэтому для достижения совершенства человеку следует искать (воспринимать) и познать Божий Дух (его проявления, сигналы, волны, вибрации) прежде всего, в самом себе. Возможно, в этом и заключается истинный смысл жизни человека. Этим объясняется, почему мудрецы прошлого призывали к поиску в себе божественного содержания. «Познай самого себя, – учил Сократ, – ибо душа человека причастна божеству». Только на пути интеллектуального и нравственного проникновения в свое «Я» возможны совершенствование, добродетель и благая жизнь.

«Бог в нас самих» (Платон); «Познай самого себя, и ты познаешь Богов и вселенную» (Хилон); «Бог есть наша совесть» (Цицерон); «Душа – это Бог, нашедший приют в теле человека» (Сенека); «Ищите Бога в своем собственном сердце, вы не найдете Его больше нигде», – гласит арабская пословица. «Смысл жизни – во всё боль­шем и большем осознании в себе Бога» (Л.Толстой). Господь «беспределен и есть везде и во всем… ты найдешь Его внутри себя, в душе своей, всякий раз, как истинно взыщешь Его», – писал православный монах о.Никодим Святогорец3.

Попробуем рассмотреть проблему «познания Бога» с несколько иной стороны.

Микроэлементами сложнейшей энергоинформационной биоструктуры человека являются нервные клетки, коих миллиарды. Они воспринимают, обрабатывают, хранят и передают информацию на высшие структуры нервной системы. Человек воспринимает мир этими чувствительными микроэлементами. Даже те клетки, которые исчерпали свой потенциал, тем не менее, оставили после себя информацию, которая хранится и анализируется центральной нервной системой. Из этого следует, что, лишь познавая центральную нервную систему человека, можно понять назначение (смысл существования) его отдельных чувствительных нервных окончаний (микроэлементов).

Возможно, подобным образом Бог воспринимает мироздание через великое множество живущих (и живших) людей и других чувствительных микроэлементов живой природы. Если Бог присутствует в каждом творении, наделенном чувственным восприятием, и все они вместе вмещаются в Нем, то каждое такое творение как бы является Его чувствительным микроэлементом. Человек, по аналогии с нервными клетками, самостоятельно реагирует на внешние воздействия. В отличие от клеток, человек способен абстрактно рассуждать, творить и познавать мир, находящийся за пределами непосредственного восприятия. Именно эта возможность и делает человека важнейшим и необходимым Богу «микроэлементом».

Если это так, следует вывод о том, что лишь в процессе познания Бога можно приблизиться к пониманию истинного смысла своей жизни. Так, по мнению философа Е.Трубецкого, «...вопрос о всесильном и всепобеждающем смысле есть вопрос о Боге». Православный «Закон Божий» также определяет смысл нашей жизни в познании Бога3.

Но познание человеком Бога является невероятно сложной задачей, поскольку человек не в силах понять планы и психологию Бога. Так, по мнению Вольтера, для того чтобы познать Бога, надо быть им самим. Вместе с тем, согласно российскому философу-богослову А.Осипову, начало познания Бога осуществляется в бескорыстном искании истины, смысла жизни, нравственной чистоты и понуждении себя к добру ради добра. В Евангелии это условие выражено кратко и ясно: “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят”. Вполне реальной представляется возможность использования энергии молчаливой молитвы, самососредоточения сознания (исихазм, например) как формы связи человека с Богом, формы Его духовного познания. И, как известно, многие подвижники достигли в этом высочайших вершин.

С другой стороны, поскольку Бог проявляет себя непрерывными процессами, происходящими в мироздании, нам ничто не мешает познавать грани Божьего замысла через познание этих процессов. Наука этим и занимается, хотя зачастую, находясь в плену наукоцентризма и атеизма, ошибочно отчуждает эти процессы от Бога. Несмотря на то, что «материя вселенной есть такая же принадлежность Бога, как и идеи, а идеи – такая же принадлежность Его, как и материя» (Вольтер). По мнению физика В.Гейзенберга наука, занимающаяся фундаментальными структурами природы, имеет дело скорее с идеями, чем с их материальным отражением.

Под выражением «познание Бога» вполне можно иметь в виду весь нескончаемый процесс познания Его человеком. Весь непрерывный и нескончаемый процесс человеческого познания, как духовного, так и материального в их целостности и есть процесс познания Бога.

Бог понимается христианами, прежде всего, как Любовь. Согласно Новому Завету, "Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем".

Любовь является идейным и чувственным фундаментом нашей жизни. Человеческая «жизнь заключается в любви. Она начинается любовью к матери, длится любовью к женщине, детям, делу, которому посвятил себя, и заканчивается любовью к самой жизни, из которой жалко уходить» (Э.Севрус).

Что же есть любовь для человека? «Любовь представляет собой плодотворную форму отношения к другим и к самому себе. Она предполагает заботу, ответственность, уважение и знание, а также желание, чтобы другой человек рос и развивался. Тот, кто любит по-настоящему какого-то одного человека, любит весь мир» (Э.Фромм).

«Любовь порождает радость, добрую волю и свободу в душе, которая охотно служит ближнему и не считается с благодарностью и неблагодарностью, хвалой и хулой, приобретениями и утратами» (М.Лютер).

Любовь в ее высшем проявлении следует понимать как высшую степень гуманизма и совершенствования. Поэтому, независимо от религиозной принадлежности, да и вообще религиозности, для всех людей доброй воли высшей, самой гуманной жизненной установкой была и остается главнейшая заповедь Иисуса Христа: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». То же и у Конфуция: «Учение мое состоит единственно в том, чтобы иметь чистое сердце и любить своего ближнего, как самого себя». В любви проявляется божественная Сущность, которую можно обнаружить в себе. Обрести в своем сердце Любовь - это означает обрести истинную духовность, совершенство духа.

Итак, высшую форму человеческой любви составляет духовная нравственная связь, которая определяется чувством милосердия (поддержки, помощи, сочувствия, сострадания, душевного понимания) и единения человеческого существования. Духовное рождение человека совершается в обретении им этой высшей формы человеческой любви.

Из этого следует обобщение: смысл жизни человека – в обретении им милосердной Любви. Или, как считал А.Толстой, смысл жизни для каждого из нас – просто расти в любви. Но совершенство в любви, согласно мнению А.Осипова, - это не только нравственное и эмоциональное благо человека. Любовь в не меньшей степени является и совершенным "инструментом" познания Истины и тварного мира.

Поскольку мысль материальна и имеет полевую структуру, можно относиться к любви не как к некой абстракции, а как к конкретной энергии поля, способной преобразить не только отдельного человека, но и общество в целом. Отсюда вытекает признание любви как высшего закона жизни.

Выше приведены, на первый взгляд, различные ответы на вопрос о смысле жизни. Несмотря на их кажущиеся различия, автор вычленяет в них единую и непротиворечивую суть. Она систематизирована и выражена следующим образом:

^ Смысл жизни заключается в процессе духовного рождения человека.

Признаки духовного рождения (рост, совершенствование, просветление) проявляются тогда, когда удается:

  • исключать зло из своих мыслей, слов и дел;

  • творить добро в своих мыслях, словах и делах;

  • обрести милосердную любовь к ближнему, признавая любовь в качестве высшего закона человеческой жизни;

  • находить радость в помощи ближним;

  • обрести собственное счастье в стремлении сделать других счастливыми;

  • познать фрагменты духовных и материальных явлений в их целостности;

  • познать себя как духовное существо.

Духовное рождение человека осуществляется тогда, когда любовь и чувство единения к человечеству и миру, а, значит, и к Богу, становятся внутренним состоянием.

Автор на основе анализа философского и религиозного наследия, имеющихся научных данных, востребованной литературы, публицистики, средств массовой информации и житейского опыта пришел к определенному пониманию заявленной проблемы. Работа над этой проблемой потребовала от автора значительных усилий. Однако уже сам поиск ответа о смысле жизни и полученная модель ответа являются достойным вознаграждением.

Вместе с тем, знание о добре и делание добра – вещи, часто не совпадающие. Понимание смысла жизни как духовного рождения - еще не вовлечение в этот процесс. Осознание значимости милосердной любви еще не означает умения жить с этим чувством. Легко говорить о милосердии, сострадании, любви к ближнему, намного труднее это состояние осуществить. Но мало понимать, надо воплощать эти смысложизненые слова в поступки, связывая воедино Мысль, Слово и Дело.

Никому не уйти от вопросов: что определяет смысл жизни и что оправдывает ее осуществление, ибо только жизнь, обретая смысл, не страшится смерти, не страшится ничего. Только осуществление высшего смысла придает человеческой жизни нравственное величие, осознание своей целесообразности и востребованности, свое оправдание.

Каждый человек уникален. Ему дарована жизнь удивительных возможностей. Каждый из нас погружен в мир многообразия форм, красок, видов, рас, наций, характеров, мнений, культур и верований. Нам авансом и с избытком даны многие жизненные блага. Но нам и отпущено обязательное испытание страданиями, проблемами и искушениями.

Человеку дана свобода нравственного выбора во многих жизненных ситуациях, чтобы каждый мог состояться и определиться в своем отношении к миру, формируя свой внутренний мир, чтобы каждый нашел свой путь к духовному рождению. Такое рождение и будет той самой духовной энергией, которая в своей совокупности превращается в фактор спасения нашего мира от безнравственности, загрязнения и угрозы разрушения. Это рождение становится прочным основанием гармонии человека с самим собой и миром.
^ Список использованных источников

  1. Папаяни Ф. Смысл жизни – Донецк: Норд-Пресс, 2008.-384 с. или см. сайт: www.fiodor-papayani.narod.ru, где представлены: материал данного исследования в развернутом виде, список из 70 использованных источников и подробный глоссарий.

  2. Суинберн Р. Есть ли Бог? Пер. с англ.- М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2006. – 120 с.

  3. Закон Божий. Составил о. Серафим Слободский.-Изд. Братства во имя св. князя А. Невского, Н. Новгород, 2002. -648 с.

1 См.: Папаяни Ф. Смысл жизни – Донецк: Норд-Пресс, 2008.-384 с.

2 См.: Суинберн Р. Есть ли Бог? Пер. с англ.- М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2006. – 120 с.


3 Закон Божий. Сосавил о. Серафим Слободский.-Изд. Братства во имя св. князя А. Невского, Н. Новгород, 2002. -648 с.





Похожие:

Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconПроблемы Смысл человеческой жизни Поиск жизненного пути Самореализация человека. Тезисы
В чем жизнь? В чем ее смысл? В чем цель? Ответ только один: в самой жизни (В. Вересаев, писатель)
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconРабота по психологии «О смысле жизни». Смысл жизни
По мнению учёных, у каждого человека разные цели и соответственно нельзя подобрать универсальный смысл жизни для всех людей, поэтому...
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconОсвобождение (символ Знания)
Почему в реальной жизни всё совсем не так, как мы учим своих детей ? Неужели это серенькое существование, а иногда и тихое отчаяние,...
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconЧто такое жизнь?
В чем смысл жизни? Как надо жить, чтобы нам было лучше? — Дайте развернутый ответ. Приведите примеры (из литературы, кино), где обозначается...
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconИрвин Ялом. Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории
Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории / Пер с англ. Е. Филиной. — М.: Изд-во эксмо-пресс, 2002. — 288 с. (Серия “Искусство...
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconХристианский смысл страдания франсуа Деларю
Через страдание, человек осознает свою смертность и ищет смысл своей жизни и своего конца
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconЛев Толстой. Церковь и государство
Вера есть смысл, даваемый жизни, есть то, что дает силу, направление жизни. Каждый живущий человек находит этот смысл и живет на...
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconРушатся привычные стереотипы. Все в жизни так зыбко. Что же может...
Именно семья во все времена была самым важным в жизни человека, то, ради чего имело смысл жить и умирать. Сейчас все иначе. Нарушены...
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconВ мире действуют универсальные законы, соблюдение которых так же...
Эти фундаментальные принципы1 определяют уровень нашей жизни, поэтому наши ценности и призвание должны находиться в согласии с ними....
Ф. А. Папаяни Смысл жизни человека iconВиктор Франкл Человек в поисках смысла Виктор Франкл Человек в поисках смысла о нем: (1905-1997)
Я видел смысл своей жизни в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в своей жизни
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница