Петрович Лекции «На Досках»


НазваниеПетрович Лекции «На Досках»
страница1/27
Дата публикации30.04.2013
Размер2.76 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Щедровицкий Георгий Петрович

Лекции

«На Досках»

1989


  

Цикл публичных лекций Георгия Петровича Щедровицкого.

Предлагается расшифровка фонограммы, осуществленная Станиславом Юрьевичем Евтушенко, очень щепетильным исследователем МД.

Образовательный центр Светланы Аристовой | Исследовательская лаборатория | Библиотека П.М. Королева | ССU | {Расшифровка фонограммы С.Ю. Евтушенко, Донецк, Украина}

"За немногочисленные врезки, помеченные {как [ - добавлено ЛПЩ]}, а так же за все, начиная со слов "иссякли кадры" (в пятой лекции) и до конца, не отвечаю - взято у Льва [Л.П.Щедровицкого]. Остальное 1:1. Стас". [С.Ю.Евтушенко][Из письма 18.07.05 П.М.Королеву]. Вполне возможно, что ГП сам осуществял правку расшифровки. Тем не менее, аутентичная расшифровка фонограммы может представлять исследователю МД интерес как ценный материал, как некий "факт", "событие".

[Альтернативная редакция в книге, которую можно заказать на сайте http://gp.metod.ru]

  

  ОГЛАВЛЕНИЕ

  Лекция 1. 02.03.89

  Лекция 2. 16.03.89

  Лекция 3. 20.04.89

  Лекция 4. 04.05.89

  Лекция 5. 11.05.89

  Лекция 6. 18.05.89

  

  

  Лекция 1

  02.03.89

  

  Уважаемые товарищи! Курс лекций, который я должен прочитать, для меня очень сложен - в первую очередь из-за того, что я не понимаю, с какими целями вы приходите сюда. Я привык работать в коллективе, которому я стараюсь передать методы и способы своей работы, и рассматриваю всех как будущих соучастников одного дела, как тех, с кем я буду работать. Но вроде бы ситуация публичной лекции не разрешает делать именно этого - вот того, о чем я сейчас сказал - и поэтому мне очень трудно определиться. Эти несколько дней я все время задавал знакомым, которых я уважаю, вопрос: зачем сюда приходят люди, чего они хотят и что я должен делать?

  Андрей Андреевич Пузырей подсказал мне одну идею, которая задала стержень моих размышлений. Я так понимаю, что здесь, в этом помещении, благодаря организационным усилиям театра "На досках" и творческого центра, впервые после огромного перерыва происходят публичные чтения на тему философии. Это, с моей точки зрения, одно из тех приобретений, которые делает наша страна на этом маленьком промежутке времени, на этом этапе. Но опыта таких лекций нет, и вроде бы эту форму, этот институт, эту культуру надо создавать впервые. И в этом я увидел для себя проблему и задачу. Это первое, что я здесь должен отметить.

  Я буду очень благодарен всем вам, если своими вопросами, замечаниями, прямыми высказываниями вы мне поможете эту форму сложить. Мне кажется, что она нужна нашей стране, как и многое другое, чего у нас нет. Тут я бы напомнил эту фразу, которую очень люблю. Из Булгакова, помните, когда там Воланд сотоварищи пытались купить пива, женщина, которая продавала это, обиделась и сказала, что пива нет. Воланд заметил: про что у них здесь в Москве ни спросишь, ничего у них нет. И вот это, вроде бы, и есть характеристика нашей нынешней ситуации. Хотя, говорю я, когда-то было, и мы должны многое восстановить, в том числе, у нас сегодня нет лекций по философии и их надо точно так же восстанавливать.

  Я ставлю отточие... Если кому-то из Вас не понравятся мои слова или возникнут какие-то вопросы, задавайте прямо сходу: делайте знак, я буду спрашивать - это мне поможет, а не помешает тут работать.

  Итак, цель. Андрей Андреевич уже в первом приближении задал это. И хотя мы не сговаривались заранее, но цели наши довольно близки или совпадают. Итак, я хочу обсудить шаги, этапы, какие-то частные линии развития советской философии с конца 40-х и до сегодняшнего дня, - я подчеркиваю, - одну линию, а отнюдь не всю философию, - о чем я говорить не могу. И я, следовательно, хочу рассказать в каких условиях возникал Московский методологический кружок, или Московская методологическая школа как философская школа, какие проблемы там возникали и как дальше шло основное развитие идей. Вот это моя цель и задача.

  Опять отточие: может быть есть какие-то вопросы и замечания? Но мы уже договорились, что если Вы захотите что-то сказать, Вы скажете, итак, я двигаюсь.

  Мне важно так же изложить историю советской философии в эти годы. И у меня здесь есть свои противники, или люди, с которыми я не согласен.

  Нередко можно слышать в последнее время, что в прошедшие, ну, не знаю, сколько там мерить, - 60, 70 лет или 40, - никакой философии в Советском Союзе не было и вообще ничего не делалось. Я, с одной стороны, понимаю основания для таких высказываний и вроде бы точно так же согласился бы, что если речь идет об официальной философии, то там очень мало вещей, которые можно всерьез обсуждать как философские. Но, говорю я, официальная философия - это отнюдь не философия страны.

  И, опять-таки, я вспоминаю эту байку, которую мне рассказывали не так давно, - как приехал к нам один японец, занимающийся производством персональных компьютеров, и решил продавать их сюда, на страну. Его отправили в одно конструкторское КБ авиационной промышленности. Он походил, посмотрел, потом вести переговоры все дальнейшие отказался и поехал к себе назад в Японию. Корреспондент его там спросил почему он отказался от сделок с Советским Союзом? А он ответил: - Когда я ехал туда, я думал, что они отстают на 15 лет, когда я посмотрел, я понял, что они отстали навсегда - у них даже технологий нет. И пять-таки, Вы должны понимать, что я с одной стороны, понимаю, что японец прав. А с другой стороны говорю: не ему судить о том, что есть в России и что там происходит - мы сами не знаем что тут есть. И Россия - это такая странная, чудовищная и чудесная страна, что в ней потом возникает то, чего нет, появляется неизвестно откуда, и оказывается на самом высоком уровне. Я достаточно выразил свое двойственное отношение к этой ситуации, и возвращаюсь к философии, - точно так же и в философии: с одной стороны у нас нет философии, если мы берем официальную философию, в с другой стороны, полагаю, что у нас в эти годы, вот в те 40 лет, о которых я хочу рассказывать, сложилась своя, в общем, национальная школа философии, и сегодня мы имеем философские представления, которые не уступят философским представлениям любой другой страны. И в этом смысле философия у нас есть, и даже со многих точек зрения о-го-го какая!

  И это моя позиция, я ее здесь выразил достаточно четко. Хотя понимаю, что она со многих сторон может не понравиться. Она не понравится как тем, которые говорят, что у нас нет философии, имея в виду официальную философию, так и тем, которые будут ее относить к моим словам, что она у нас есть, и еще очень не плохая, развитая. Это я понимаю, поэтому, если есть критические замечания, прошу вас, и мы дальше будем обсуждать.

  Но возвращаюсь к тому периоду, которым я начинаю свой рассказ - конец 40-х, начало 50-х годов.

  Я полагаю, что надо восстановить эту реальную историю жизни проблем и философских идей как они развивались в Советском Союзе, по крайней мере с этого периода. И в этом вижу одну из целей и задач моего выступления здесь. Больше того, я полагаю, что в условиях перестройки восстановление подлинной истории нашей культурной жизни - поисков, ошибок, свершений или, наоборот, тупиковых ситуаций - является важным и необходимым делом во всех областях нашей культуры. И там пока что в основном пустоты, поскольку мы не знаем, - в большей мере, чем потому, что у нас нет. Опять ставлю три точки...

  Итак, сороковые... конец сороковых и начало пятидесятых годов. Я полагаю, что вообще со многих точек зрения эти годы были переломными для страны. Конкретнее... И здесь я должен рассказывать немножко о своей истории, которая для меня очень важна - мне вообще кажется, что лучше говорить про свое, свою жизнь и работу, и это можно делать искренне, и поистине, как бы, чем рассказывать про что-то другое ... И говорить - "там хорошо, там плохо".

  По своему исходному образованию я физик, хотя в молодости меня больше всего привлекала история, и мне это казалось самым важным и принципиальным делом. Но родители мои объясняли мне - очень жестко и определенно, - что человеком может считаться только тот, кто имеет настоящую профессию. А быть историком или философом - значит не иметь такой профессии и, следовательно, не быть человеком. И я понимаю их тоже - в этом что-то есть. Поэтому мы искали компромисс, и я начал свою учебу в московском университете как физик. Но где-то к концу третьего я курса начал понимать, что решение неправильное и что без гуманитарной науки - философии - мне не жить. Я перешел в 1949 году на философский факультет и вот с тех пор я живу внутри философии, по возможности стараюсь делать эту самую философию - так, как могу.

  Итак, сказал я, конец сороковых и начало пятидесятых годов - были переломным временем. Я вообще полагаю, что в развитии каждой области культуры и каждой системы процесс идет очень неоднородно и непостоянно: есть моменты быстрого движения, затем моменты остановок или задержек, потом опять убыстрение - и это все нормально, это как бы нормальный фон жизни. И если мы смотрим на развитие культуры страны, ее социальных структур или идеологии со стороны, то мы, то мы, как правило, не замечаем этих остановок потому, что остановки в одной области накладываются на интенсивное развитие в других, и в целом получается в общем то движение то ли вперед, то ли вбок, то ли назад, но движение постоянное, которое мы фиксируем.

  Об остановках в том или ином движении знают только люди принадлежащие к узкому кругу этой формы культуры, философии или науки, и то - в своей частной области. Но так получилось, и так случается всегда и постоянно, с моей точки зрения, что жизнь страны может эти процессы с их ускорениями или остановками собирать и организовывать. Естественно, что Великая Отечественная война была тем моментом, которая собрала в узел все, что происходило в стране. За эти годы войны мы несколько раз стояли на краю, но победили. И поэтому с 45 года началась более или менее спокойная жизнь когда мы могли осмотреться по сторонам, понять что происходило, что может происходить, и наметить линию движения вперед. И вот так получилось, что мое движение в философии совпало как раз с этим моментом.

  Но как-то я ловлю себя на том, что я очень ... и мерно все это рассказываю, я хочу несколько баек сюда вставить чтобы как-то ... ситуацию.

  Когда я переходил с физфака на философский, то там по ходу дела, поскольку я уходил с "изучения ядра", меня решили наказать и исключили из университета без права поступления в высшие учебные заведения страны. Я пошел к тогдашнему первому проректору университета Григорию Даниловичу Вовченко (а мы с ним имели постоянные контакты - я должен был постоянно к нему приходить, поскольку вел большую общественную работу в рамках университета, и вроде бы он так очень снисходительно ко мне относился) и говорю: - Григорий Данилович, а что ж Вы меня - исключили? Он говорит:

  - Не может быть.

  Я пошел к секретарю, принес ему приказ. Он говорит:

  - Извините, подписывать часто приходится не читая. Ну, и что ж ты хочешь?

  - Я хочу чтоб меня восстановили на философском факультете.

  Он говорит: - Ты с ума сошел. Философский факультет - это ж помойная яма. Иди к нам на филфак, будет вот так вот!

  И он мне нарисовал прекрасную историю жизни - как я буду двигаться и что должно происходить.

  Я говорю:

  - Хочу на философский факультет.

  Он рассердился и говорит:

  - Это помойная яма, ты ничего не понял. Придешь ко мне через год, будешь ползать на коленях чтоб я тебя оттуда вытащил, - я пальцем не пошевельну!

  Вот такой происходил разговор... И сейчас, пройдя философский факультет, поработав в теле философии, я понимаю, что был глуп, но, с другой стороны, я знаю, что другого пути у меня не было, я бы все равно сделал то же самое, что я делал, хотя... как и тогда, когда я ничего не понимал.

  Но вы должны это помнить, что первый проректор университета мог вот так вот в разговоре, в общем с неблизким ему человеком, характеризовать философский факультет и ситуацию.

  Это был период остановки жизни самой философии... И поскольку он собирался в организации, или структуры, с остановками во многих других областях, постольку это было то, что мы сейчас называем периодом застоя - я знаю, что мы говорим эти слова про другое время, но сороковые годы с этой точки зрения ни чем не отличались от того, про что мы так говорим.

  Все те группы философов, конфликты которых задавали содержание жизни в 20-е или 30-е годы, к этому времени уже ... умерли, их просто не было на сцене. Учеников они не подготовили и не оставили, поэтому было пустое пространство, и вот в этот момент надо было как бы начинать все по новой. Начинать строить философию в стране. Опять ставлю три точки...

  Вообще судьба философии в России очень сложна. Было несколько попыток начинать философствование в России, и вы наверняка о некоторых из этих направлений читали, в частности, и Белинский был близок к такому движению, но, слава богу, остался в области критики... литературной... Короче говоря, философии как института в России дореволюционной не было. Где-то там, в самом начале 900-х годов начало это складываться. Ну, на мой взгляд, прежде всего благодаря усилиям Лопахина, появлению журнала. И возникла целая группа молодых и талантливых философов, которые потом, после эмиграции, составили славу таких развитых стран, как Англия или другие... Но в России это только формировалось, потом пришла революция, и социальный эксперимент вытряхнул этих людей за пределы страны. И опять образовалась пустота и гладь.

  И поэтому к 45, 49 году (я говорю через черточку 45й-49й) мы опять стояли перед ситуацией, когда все надо было определять по новому, поскольку работающих институтов с подлинной философской проблематикой просто не было. Людей, которые знали и понимали философию, тоже не было. И это то, с чем я столкнулся, придя на философский факультет. И я, и многие, многие другие. Это с одной стороны.

  С другой стороны философский факультет представлял собой собрание с моей точки зрения наиболее интересных людей, уцелевших после Отечественной войны. Я говорю об этом поскольку я прошел физический факультет, который тогда, а физтеха еще не было, отсасывал самых продвинутых интересных людей, но после, когда я прошел обучение на факультете философии, я могу сказать твердо, что таких интересных людей, какие были в этот момент на философском факультете, на физфаке не было и близко. Это мое глубокое убеждение, хотя конечно, физики могут меня упрекнуть в том, что я ничего не понимаю.

  Итак, значит, с одной стороны, полное отсутствие философской проблематики, людей, способных работать в философии, - на официальных местах преподавателей и учителей, а с другой стороны - невероятно интересные студенческие коллективы, смешанные. С одной стороны люди со школы, с другой стороны люди, прошедшие войну, знающие все ее ужасы, познавшие, что такое доброта, и понявшие необходимость широкой точки зрения (я бы сказал здесь - геологической точки зрения) и такого взгляда, который берет на себя ответственность за все целое - за жизнь какой-то системы культуры или области, за жизнь страны и т.д.

  И вот это была ситуация конца 40-х годов - ситуация жесткого разрыва между тем, что могли предложить преподаватели и история, традиция философии в России; с другой стороны - острая потребность и восприятие мира в условиях, когда кожа фактически снята. Я опять ставлю отточие, теперь я должен вернуться к этой основной своей цели.

  Итак, я должен рассказывать о том как в этих условиях в какой-то раз начинала снова формироваться российская советская философская мысль, и как молодые люди без образования, хотя уже с некоторым жизненным опытом, должны были начинать все это по новому строить. Вот что мне важно и вот в чем моя цель. Может быть тут есть какие-то вопросы или замечания?

  * Вопрос есть.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Петрович Лекции «На Досках» iconФранко Петрович Арминио Открытки с того света
Вот именно. Несколько десятков репортажей от первого лица, запечатлевающих момент смерти рассказчика.“Я один из тех, кто за минуту...
Петрович Лекции «На Досках» iconПрограмма лекции Адрес Время проведения лекции Участники лекции 12...

Петрович Лекции «На Досках» iconГоран Петрович «Атлас, составленный небом»
«Горан Петрович «Атлас, составленный небом». Серия «Горан Петрович. Собрание сочинений»»
Петрович Лекции «На Досках» iconЛысенко Михаил Петрович
Овд администрации Центрального района г. Гомеля разыскивается без вести пропавший Лысенко Михаил Петрович, 03. 11. 1949 г р., прож.:...
Петрович Лекции «На Досках» iconЛысенко Михаил Петрович
Овд администрации Центрального района г. Гомеля разыскивается без вести пропавший Лысенко Михаил Петрович, 03. 11. 1949 г р., прож.:...
Петрович Лекции «На Досках» iconПлан-конспект лекции Тема лекции «Культура Античности»
Зелинский Ф. Ф. Древний мир и мы. Научно популярные статьи [1904]. Спб., 1997. ("Из жизни идей", т. 2)
Петрович Лекции «На Досках» icon1. размещать объявления о приеме на работу на соответствующих сайтах,...
Наткнулась я на это в очередной раз совершенно случайно, когда искала работу для
Петрович Лекции «На Досках» iconСамостоятельная работа студентов по дисциплине «pr-технологии в коммерческой деятельности»
Посещение лекции студентом оценивается в 1 балл. Активное участие в обсуждение вопросов, рассматриваемых на лекции – 0,5 балла
Петрович Лекции «На Досках» iconМетодические указания по проведению лекции дисциплина: геоинформатика Тема лекции
Знакомство (представление преподавателя студентам, контактная информация, озвучивание формы аттестации и требований по ней)
Петрович Лекции «На Досках» iconГригорий Петрович Климов Ключи познания
Григорий Петрович Вы работаете с людьми особого типа, людьми с комплексом власти уже 50 лет. Что это за люди? Что такое "Комплекс...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница