От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в


Скачать 346.48 Kb.
НазваниеОт лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в
страница1/4
Дата публикации30.04.2013
Размер346.48 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4
Абстракция (от лат. термина abstractio – отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем) – одна из форм познания, заключающаяся в мысленном отвлечении от ряда свойств предметов и отноше­ний между ними или выделении, вычленении к.-л. свойства или отношения. Иногда эти абстрагиро­ванные свойства и отношения мыслятся как свя­занные с известными классами объектов («ме­талл», «атом», «натуральное число»). В др. случа­ях они мыслятся изолированно от тех предметов, с к-рыми они в действительности неразрывно свя­заны («красота», «нравственность», «стоимость», «полезность»). В процессе А. приходится отвле­каться и от нек-рых субъективных возможностей человека. Напр., невозможно «пересчитать» весь натуральный ряд чисел, но тем не менее в отвле­чении от такой возможности создается А. актуаль­ной (т. е. «сосчитанной», «завершенной») беско­нечности. Процесс А. является необходимым ус­ловием образования самых различных понятий. Более того, с процессами А. связано всякое позна­ние вообще. Без них невозможно раскрытие сущ­ности, проникновение в глубь предмета. Расчле­нение предмета и выделение в нем существенных сторон, всесторонний анализ их в «чистом» виде – все это результат абстрагирующей деятельнос­ти мышления. Критерием того, насколько А., вво­димые в науку, являются подлинно научными, слу­жит практика. Превращение продуктов А. – по­нятий, идей – в сущность и первооснову мира характерно для идеалистической философии.

Аксиология (греч. ценность и учение, слово) – философское исследование природы ценностей. А. возникает в буржуазной философии в конце XIX – начале XX в. как попытка разрешить нек-рые сложные вопросы философии, относящиеся к общей «проблеме ценности». Буржуазная философия исходит из того, что эти вопросы (смысл жизни и истории, направленность и основание познания, конечная цель и оправдание человеческой деятельности, отношение личности и об-ва и др.) не поддаются научному анализу. Проблема ценности тем самым приобретает характер разгадки всего и вся и считается областью особого, вненаучного исследования, своеобразным способом видения мира. Явления ценности при этом рассматриваются как внесоциальные феномены. Буржуазная А. представлена теориями ценности трех видов. Объективно-идеалистические теории (неокантианство, последователи гуссерлианской феноменологии М. Шелер и Н. Гартан, неотомизм, интуитивизм) трактуют ценность как потустороннюю сущность вне пространства и времени. Сторонники субъективно-идеалистических теорий (логического позитивизма, эмотивизма, лингвистического анализа в этике, аффективно-волевой теории ценности У. Эрбана, Д. Пролла, К. Люиса и др.) рассматривают ценность лишь как явление сознания, видят в ней проявление психологического настроя, субъективного отношения человека к оцениваемым им объектам. Натуралистические теории ценности (Интереса теория, Эволюционная этика, Космической телеологии этика) трактуют ее как выражение естественных потребностей человека или законов природы в целом, марксистское понятие ценностей принципиально отлично от буржуазной А. Проблема ценности в марксистской трактовке лишается универсализма. За этой проблемой скрыты самые различные философские вопросы, к-рые решаются научным путем. Собственно аксиологический аспект – исследование природы ценностей – приобретает тем самым лишь относительно самостоятельный характер. Далее марксизм рассматривает ценности как специфически социальные явления, как определенные проявления общественных отношений и нормативно оценочной стороны общественного сознания. Последняя отражает мировоззренческий характер этого сознания, но не раскрывает его целиком. Иными словами, мировоззрение нельзя сводить к той или иной ценностной позиции. Напр., марксистское мировоззрение, хотя и выражается иногда субъективно в нормативной форме идеалов, моральных оценок и т. д., в своей основе является научным миропониманием и воззрением на об-во, опирающимся на научное знание исторических законов.! В целом марксистская теория ценностей последовательно проводит т.: ар. исторического материализма. Разработка этой теории и критика буржуазной А. составляют важную задачу марксистской философии.

Аксиоматический метод – один из способов дедуктивного построения научных теорий, при к-ром:

1) выбирается нек-рое множество принимаемых без доказательства предложений определенной теории (аксиом);

2) входящие в них понятия явно не определяются в рамках данной теории;

3) фиксируются правила определения и правила вывода данной теории, позволяющие вводить новые термины (понятия) в теорию и логически выводить одни предложения из других;

4) все остальные предложения данной теории (теоремы) выводятся из (I) на основе (3). Первые представления об А. м. возникли в Древн. Греции (Элеаты, Платон, Аристотель, Евклид). В дальнейшем делались попытки аксиоматического изложения различных разделов философии и науки (Спиноза, Ньютон и др.). Для этих исследований было характерно содержательное аксиоматическое построение определенной теории (и только ее одной); при атом осн. внимание уделялось определению и выбору интуитивно очевидных аксиом. Начиная со второй половины XIX в., в связи с интенсивной разработкой проблем обоснования математики и математической логики, аксиоматическую теорию стали рассматривать как формальную (а с 20 – 30 гг. XX в. – как формализованную) систему, устанавливающую соотношения между ее элементами (знаками) и описывающую любые множества объектов, к-рые ей удовлетворяют. При этом осн. внимание стали обращать на установление непротиворечивости системы, ее полноты, независимости системы аксиом и т. д. В связи с тем что знаковые системы могут рассматриваться или вне зависимости от содержания, к-рое может быть в них представлено, или о его учетом, различаются синтаксические и семантические аксиоматические системы (лишь вторые представляют собой собственно научные знания). Это различение вызвало необходимость формулирования осн. требований, предъявляемых к ним, в двух планах: синтаксическом и семантическом (синтаксическая и семантическая непротиворечивость, полнота, независимость аксиом и т. д.). Анализ формализованных аксиоматических систем привел к установлению их принципиальных ограниченностей, гл. из к-рых является доказанная Гёделем невозможность полной аксиоматизации достаточно развитых научных теорий (напр., арифметики натуральных чисел), откуда следует невозможность полной формализации научного знания. Аксиоматизация является лишь одним из методов построения научного знания, но ее использование в качестве средства научного открытия весьма ограниченно. Аксиоматизация осуществляется обычно после того, как содержательно теория уже в достаточной мере построена, и служит целям более точного ее представления, а частности строгого выведения всех следствий из принятых посылок. В последние 30-40 лет большое внимание уделяется аксиоматизации не только математических дисциплин, но и определенных разделов физики, биологии, психологии, экономики, лингвистики и др., включая теории структуры и динамики научного знания. При исследовании естественнонаучного (вообще любого нематематического) знания А. метод выступает в форме гипотетико-дедуктивного метода (см. также Формализация).

Герменевтика – 1) теория и практика истол­кования текстов; 2) течение в совр. философии. Г. как теоретически обоснованное и методически вы­веренное истолкование текстов разработана в рам­ках историко-филологической науки XVIII в. (Г. Ф. Майер, X. Вольф, А. Бек, Ф. Аст и др.). Основы Г. как общей теории интерпретации заложены Шлейермахером. Дильтей развивал Г. как методологичес­кую основу гуманитарного знания. С его т. зр., Г. есть учение об искусстве истолкования литератур­ных памятников, понимания письменно зафикси­рованных проявлений жизни. Дильтеевская линия в развитии Г. была продолжена Г. Мишем, Й. Вахом, Ротхакером, Больновым и др. Однако ряд при­верженцев Г., неудовлетворенных психологизаци­ей процедуры понимания, возвратились к идеям Шлейермахера, делавшего упор на «грамматичес­кой», лингвистической стороне истолкования. Эту линию сегодня продолжают П. Сцонди и др. пред­ставители «литературной Г.». Вряд ли правомерно вести речь о Г., как особом, самостоятельном ме­тоде литературоведения и искусствознания: т. наз. Г. текста, разрабатываемая преимущественно в немецкоязычных странах, представляет собой весь­ма пестрый набор теоретических установок, где отдельные положения экзистенциализма сосед­ствуют с психоанализом. Г. – скорее собиратель­ное имя для обозначения подходов, ориентирован­ных на имманентное понимание текста в отличие от его историко-генетического объяснения. Сто­ронники Г. подчеркивают, что текст необходимо понять, исходя из него самого, не подменяя его содержание социально-экономическими «причина­ми» или культурно-историческими «влияниями». Но сама по себе установка на понимание смысла еще не обеспечивает единства метода, содержание категорий «понимание» и «смысл» остается пред­метом острых дискуссий. Мн. сторонники Г. как метода интерпретации текстов (Э. Бетти, Е. Д. Хирш и др.) решительно протестуют против по­пытки превращения Г. в философию. Необходимо поэтому отличать филос. Г. от традиционной. Воз­можность трансформации Г. в философию заложе­на феноменологией. В противовес классической гносеологии с ее субъект-объектной дихотомией, Гуссерль показал, что сознание предмета и пред­мет сознания неотделимы друг от друга. Первич­ной реальностью в феноменологии выступает не «сознание», «мышление», «дух», с одной стороны, и не «природа», или «материя», с др. стороны, а «жизненный мир», с самого начала предпосланный субъект-объектному членению. Сознание предста­ет в феноменологии как поле значений или смыслов – тем самым открывается возможность ин­терпретации, а следовательно, Г. Однако Г. в рам­ках учения самого Гуссерля, строго говоря, невоз­можна, поскольку интерпретация у него вторична по отношению к рефлексии. С его т. зр., для истол­кования своих собственных содержаний сознание нуждается лишь в обращении на самое себя; смыс­лы, получаемые в результате феноменологической редукции, суть в конечном итоге корреляты интенциональности. У Хайдеггера периода «Бытия и времени» Г. выступает как радикализация транс­цендентальной феноменологии Гуссерля. Задача последней, по Хайдеггеру, – способствовать по­становке вопроса в онтологическом плане, т. е. спрашивать не об условиях мыслимое сущего, но об условиях его бытия. Феноменология должна превратиться из исследования процесса смыслопорождения (конституирования сознанием значе­ний, или смыслов) в исследование условий возмож­ности онтологической постановки вопроса – воп­роса о смысле бытия. Но поскольку такой вопрос может быть поставлен только исходя из особого места в бытии, каким является человеческое бы­тие (Dasein), постольку феноменология должна стать онтологическим исследованием человечес­кого бытия – Г. Т. обр., Г. есть феноменология че­ловеческого бытия. Она выявляет онтологические параметры человеческого бытия, т. е. те условия, благодаря к-рым человеческое существование мо­жет быть тем, что оно есть. Эти условия суть фун­даментальные определения Dasein'а, его «экзистенциалы». К ним относятся «положенность» и «понимание». Dasein определено прежде всего не мышлением, а фактом своего присутствия в мире. Бытие всегда предпослано мышлению о нем. Со­гласно Хайдеггеру, акту сознания, в к-ром субъект противополагает себя объекту, предшествует изна­чальная вовлеченность мыслящего в то, что им мыслится; он всегда «преднаходит» себя в опреде­ленном «месте» или «ситуации». Способ, каким осуществляется это нахождение, и есть понимание. Понимание реализуется через истолкование, интер­претацию. Поэтому, с его т. зр., человеческое бы­тие изначально «герменевтично». Истолковываю­щее понимание или понимающее толкование – осн. модус, каким только и может осуществляться Dasein. Поворот от трансцендентальной феноме­нологии к герменевтической имел решающее зна­чение для становления Г. как филос. доктрины. Осн. для Г. становится вопрос не об условиях, при к-рых познающий субъект может нечто понять, а о том, как устроено то сущее, бытие к-рого состо­ит в понимании. Из этого вытекает ряд принципи­альных следствий. Во-первых, превращение Г. из методологии понимания в его онтологию; во-вто­рых, отказ от феноменологического подхода к со­знанию как самодостаточному и беспредпосылоч-ному, способному к непосредственному усмотре­нию механизма своего функционирования; проти­вопоставление самопрозрачному сознанию фено-менологии непрозрачного бытия понимания, в дальнейшем – бытия языка; в-третьих, ограниче­ние принципа рефлексии принципом интерпрета­ции. Поскольку человеческое бытие есть всегда «бы­тие в мире», постольку мир с самого начала «пре-дыстолкован». Реальность, на к-рую направлено по­знавательное усилие субъекта, есть всегда проин­терпретированная, т. е. определенным способом освоенная, реальность. Эти следствия из герменев­тической феноменологии Хайдеггера и выводит Гадамер, разрабатывая концепцию филос. Г. Исход­ный пункт филос. Г. – онтологический характер герменевтического круга. Отсюда следует тезис о принципиальной открытости интерпретации, к-рая, по Гадамеру, никогда не может быть завершенной, а также о неотделимости понимания текста от са­мопонимания интерпретатора. Эти и др. положения филос. Г. оказали значительное влияние на предста­вителей литературной Г. (Г.-Р. Яусс, В. Изер), ре­цептивной эстетики (Р. Варнинг), а также искусст­воведения (Э. Штайгер и др.). Проект Г. как онто­логии развит в работах Хабермаса, Апеля, Рикёра. Апель ставит Г. на службу филос. синтеза, должен­ствующего слить воедино «философию анализа» с «философией существования», линию Витгенш­тейна с линией Хайдеггера. Он прибегает к Г. как к средству анализа «априорных условий коммуника­ции» и реставрирует отвергнутый Хайдеггером и Гадамером трансцендентализм. В направлении ог­раничения притязаний филос. Г. на универсальность разрабатывает эту проблематику Хабермас. Он от­стаивает эффективность рефлексии в понимании и подчеркивает рационально-критический момент герменевтического познания, полемизируя с гада-меровским положением об определенности пони­мания традицией. Широкий резонанс, к-рый полу­чила полемика между Гадамером и Хабермасом, был одной из причин «герменевтического бума» 70-х гг. Г. для Хабермаса – инструмент критики «ложного сознания» и извращенных форм коммуникации. Как Г. для Апеля – лишь аспект «трансцендентальной прагматики», так и для Хабермаса она – лишь ин-тегративный момент «теории коммуникативного действия». Филос. Г. в строгом смысле слова может быть названа концепция Рикёра, к-рый разрабаты­вает гносеологическую сторону Г., отодвинутую на второй план Гадамером. Рикёр стремится вывести «эпистемологические следствия» из хайдеггеровс-кой онтологии понимания и тем самым показать зна­чимость Г. для теории познания. Всякое понимание, по Рикёру, опосредовано знаками и символами (по­зднее в этот ряд включаются «тексты»). Понимание и объяснение не противоположны друг другу, а вза­имозависимы. Г., следовательно, нуждается в до­полнении структурно-семиотическим анализом. Др. важная черта герменевтической философии Рикёра – внимание к методологической функции Г. Усло­вия возможности понимания могут быть, по Рикё­ру, эксплицированы на трех уровнях – семантичес­ком, рефлексивном, экзистенциальном. Семантичес-

кий уровень – исследование значений знаково-символических образований с помощью таких учений, как психоанализ (называемый Рикёром «семантикой желания»), «философия значения» Витгенштейна и его последователей, экзегетика Бультмана и его школы. Поскольку понимание многозначных выс­казываний есть одновременно и момент самопони­мания, постольку оно нуждается в разработке на рефлексивном уровне. Но рефлектирующий субъект не является чистым Ego – задолго до своего само-полагания в акте рефлексии он уже положен как экзистирующий; «онтология» понимания с самого на­чала встроена в его «методологию». За конфликтом интерпретаций кроется различие способов экзис­тенции. Поэтому единой и единственной теории ин­терпретации быть не может. Вместе с тем Рикёр критикует Гадамера за отрыв «истины» от «мето­да» и отказ обсуждать вопрос о корректности ин­терпретации. То, что Рикёр называет филос. Г., – это критический анализ всех возможных методов интерпретации, от психоанализа и структурализ­ма до религиозной феноменологии. Г. «воссоздания смысла» (Хайдеггер, Гадамер, Бультман) не будет полной без Г. «дешифровки» или «разоблачения» (фрейдизм, структурно-семиотический анализ, «критика идеологий»). Задача филос. Г. – четко очертить сферы применимости разл. методов ин­терпретации или, как их называет Рикёр, «герме­невтических систем». Определенную роль в росте филос. популярности Г. в Европе и Америке сыгра­ли Э. Корет, Э. Хайнтель (Австрия), Д. Хой, Р. Бернштейн (США), М. Франк (ФРГ). В ходе экспансии постструктурализма и выдвигаемых им методик интерпретации предпринимаются не вполне право­мерные попытки истолковать в качестве Г. струк­турный психоанализ Лакана и теорию деконструк­ции Деррида.

  1   2   3   4

Похожие:

От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в iconОтправное, исходное положение какой-либо теории, в пределах которой...
Абстракция (от лат. abstractio — отвлечение) — отвлечение в процессе познания от несущественных сторон, свойств, связей объекта с...
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в iconСерикбаева А. Гр. Фстим- 11 -4 Филосо́фия
Философия обычно описывается как одна из форм мировоззрения[4], одна из форм человеческой деятельности, особый способ познания[2],...
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в iconПлан лекции: Определение термина (широкое и узкое понимание термина)....
Словосочетание в широком смысле – это любое грамматически оформленное сочетание слов. Мы можем рассматривать как словосочетания предикативные...
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в iconМногообразие подходов к пониманию культуры
Семантическое наполнение термина «культура» в разные эпохи было разным, поскольку значение этого термина производно от типа культуры:...
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в iconМногообразие подходов к пониманию культуры
Семантическое наполнение термина «культура» в разные эпохи было разным, поскольку значение этого термина производно от типа культуры:...
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в icon1. Философия и ее функция
Философия (от греч. phileo — люблю, sophia — мудрость, «любовь к мудрости», рус. «любомудрие») — наиболее общая теория, одна из форм...
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в icon1 Концепция всеобщего управления качеством. Постулаты Деминга. Петля...
Сша. Термин возник в результате изменения термина «Total Quality Leadership» в связи с тем, что слово «leadership» (руководство)...
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в iconОт греч theatron места для зрелища, зрелище, основной род зрелищного...
Происхождение термина связано с древнегреческим античным театром, где именно так назывались места в зрительном зале (от греческого...
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в iconЭкзаменационные вопросы по истории средних веков (ч. 1) для студентов...
Возникновение термина «средние века». Хронологические рамки и периодизация средневековья. Источники
От лат термина abstractio отвлечение, введенного Боэцием как перевод термина, употреблявшегося Аристотелем одна из форм познания, заключающаяся в iconАромалогия: quantum satis
Обычно qs ставят в рецептах напротив вещества, определяющего форму, консистенцию и вкус лекарственного средства. Перевод термина...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница