«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна»


Название«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна»
страница11/11
Дата публикации16.03.2013
Размер1.9 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Глава одиннадцатая
Это был прекрасный лет­ний день. С улицы доносился детский гомон. Грохот марширующих сапог тонул во взрывах хохота. И тут мир разбился вдребезги.

Крик, как ножом, отрезал смех. Кричала Джеки. Я обернулся ровно в тот момент, когда она кинулась ко мне на грудь, и едва успел ее поймать. Ее лицо являло собой белую маску ужаса.

— Финн! Боже мой! Анна! Она умерла! Она умерла!

Ее кроваво-красные ногти впились мне в плечи; меня захлестнула ледяная волна страха. Я бросился на улицу. Анна лежала поперек ограды, ее пальцы намертво вцепились в верхнюю кромку стены. Я поднял ее на руки и принялся баюкать. Глаза ее сузи­лись от боли.

— Я упала с дерева, — прошептала она.

Все хорошо, Кроха. Держись, я с тобой. Внезапно мне подурнело. Где-то на краю поля зрения маячило нечто ужасное, в самой своей стран­ной искаженности более пугающее, чем этот ране­ный ребенок у меня на руках. Во время падения она проломила верхнюю перекладину ограды. А ниже был сломанный столбик. Давно уже сломанный же­лезный столбик. Несколько лет назад никто этого даже не заметил, зато теперь все взоры были обра­щены туда. Этот железный столбик, эти хрусталь­ные вершины теперь были красны — красны от сты­да и ужаса за свою роль во всем этом кошмаре.

Я отнес Анну домой и положил на кровать. При­шел доктор, перевязал ее раны и оставил нас вдво­ем. Я держал ее за руки и боялся отвести взгляд от ее лица. В глазах снова промелькнула боль, но ее уже изгоняла улыбка, медленно расцветавшая на губах. Улыбка победила; боль укрылась где-то глу­боко внутри. Слава богу, с ней все будет хорошо! Слава богу.

— Финн, с Принцессой все в порядке? — про­шептала Анна.

— С ней все отлично, — отвечал я, не зная, как обстоят дела на самом деле.

— Она застряла высоко на дереве и никак не могла спуститься — я и упала, — сказала Анна.

— С ней все хорошо.

— Она так испугалась. Она же всего лишь ко­тенок.

— Все в порядке. С ней действительно все в по­рядке. Ты отдыхай. Я посижу с тобой. Ничего не бойся, — сказал я ей.

— А я и не боюсь, Финн. Я совсем не боюсь.

— Поспи немного. Кроха. Поспи, а я побуду с тобой.

Ее глаза закрылись, и она заснула. Все будет хо­рошо, я знал это где-то глубоко внутри себя. Про­шло два дня; это чувство росло и наконец превозмогло все мои страхи. Ее улыбка и бесконечные разговоры о мистере Боге только увеличивали мою уверенность. Затянувшиеся внутри узлы постепен­но распускались.

Я как раз стоял и смотрел в окно, когда она по­звала меня.

— Финн!

— Я здесь. Кроха. Хочешь чего-нибудь? — я подошел к ней.

— Финн, я как будто выворачиваюсь наиз­нанку! — на лице ее было удивленное выра­жение.

Холодная, как лед, рука схватила меня за сердце и как следует стиснула. В памяти туn же возникла Бабуля Хардинг.

— Кроха, — кажется, мой голос был слишком громким, — Кроха, посмотри на меня!

Ее глаза мигнули, а на губах появилась улыбка. Я кинулся к окну и одним даром распахнул его. На улице была Кори.

— Доктора! Быстро! — крикнул я.

Она кивнула, повернулась на каблуках и рину­лась прочь. Я уже знал, что сейчас произойдет. Я вернулся к Анне. Плакать было не время; вре­мени для слез вообще не было. Никогда. Ледяной ужас в сердце напрочь заморозил все мои слезы. Я взял ее за руку. В голове пронеслись слова: «Что бы вы ни попросили во имя Мое...» И я попросил. Я взмолился.

— Финн, — прошептала она, и улыбка осветила ее лицо, — Финн, я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, Кроха.

— Финн, бьюсь об заклад, мистер Бог возьмет меня за это на небо.

— Уж будь уверена. Он ждет тебя.

Мне хотелось сказать больше, гораздо больше, но она уже не слушала меня, а только улыбалась.

Дни сгорали, как огромные дымные свечи, время плавилось, текло и замерзало в ужасные и бесполез­ные глыбы.

Через два дня после похорон я нашел Аннин ме­шочек с семенами. Что ж, чем не занятие. Я пошел на кладбище. Там мне стало только еще хуже. Пус­тота. Если бы только я был рядом в тот момент, если бы только я знал, куда она полезла, если бы толь­ко... если бы только... Я вдавил семена в свежевскопанную землю и в приступе горя отшвырнул ме­шочек.

Я хотел возненавидеть бога, хотел выкинуть его из своего мира, но он не уходил. Он вдруг стал ре­альнее, да, гораздо реальнее, чем был когда-либо. Ненависть так и не пришла, зато пришло презрение. Бог был идиотом, кретином, болваном. Он мог спа­сти Анну, но не сделал этого; он просто позволил свершиться этой вопиющей, невероятной глупости. Это дитя, это прекрасное дитя погибло — и когда! Ей не было еще и восьми! Она только-только... Черт! Черт! Черт!

Годы войны унесли меня далеко от Ист-Энда. Война топтала лик земли своими окровавленными сапожищами, пока безумию не пришел конец. Тысячи других детей погибли, тысячи были искалечены или лишились крова. Потом безумие войны стало безумием победы. В ту ночь я напился в стельку. А что, выход, не хуже других.

Некоторое время назад мне передали связку книг, но я даже не почесался их распаковать. Зачем? Это был еще один момент пустоты; я не знал, что мне с собой делать.

За эти годы мои глаза устали смотреть, а уши — слушать. Что-то промелькнуло — знак, видение... всего на секунду, и нет его. Я взял книги. Ничего интересного. Вообще больше ничего интересного. Я пролистал несколько страниц. Они шелестели у меня между пальцами, пока в глаза не бросилось имя:

Кольридж (Кольридж Сэмуэль Тэйлор (1772—1834) — английский поэт-романтик, критик и философ.). Для меня Кольридж всегда был выше всех. Я начал читать:

«Я принимаю всем сердцем теорию Аристотеля, которая гласит, что поэзия как таковая носит, по сути своей, идеальный характер, что она избегает и исклю­чает из сферы своего внимания все невзгоды, что ее...»

Я перевернул несколько страниц и снова начал читать. И со страниц книги передо мной восстал Старый Вуди.

«Процесс работы поэтического воображения Кольридж иллюстрирует при помощи следующих строк, принадлежащих перу сэра Джона Дэвиса:
Предметам, замыслам, делам — всему,

что Миром называют.

Она названия дает, в идеи, в судьбы облекает.

И так, свободу обретая, не повинуясь никому,

Они украдкой проникают сквозь чувства

к спящему уму.
Дымные костры «людей ночи» вспыхнули у меня перед глазами. Вокруг огня сидели Старый Вуди, Каторжник Билл, Старуха Лил, Анна и я. Через несколько строчек мои глаза натолкнулись еще на одно слово — «насилие».

«Молодой поэт, — говорил Гете, — должен учи­нить над собою некое насилие, дабы вырваться за пределы общих мест идей. Нет сомнений, это труд­но, но в том-то и состоит искусство жить».

Кусочки мозаики вставали на свои места; карти­на медленно прояснялась. Что творилось внутри меня, исторгая слезы из глаз. В первый раз за дол­гое, очень долгое время я плакал. Я вышел в ночь. Казалось, сами облака несутся по небу назад. Что-то ныло на самых задворках ума. Аннина жизнь не оборвалась в расцвете лет; наоборот, она была пол­ной и абсолютно завершенной.

На следующий день я снова был на кладбище. Искать ее могилу пришлось долго. Она пряталась в самом дальнем его конце. Я помнил, что там нет ни­какого надгробного камня, только простой деревян­ный крест с именем — «Анна». Прошел час, преж­де чем я ее нашел.

Я пришел сюда с ощущением мира внутри, слов­но книга была закрыта, словно история завершилась счастливым концом, но такого я не ожидал. Я оста­новился и открыл рот. Вот и он. Маленький, пьяно покосившийся деревянный крест, краска облупилась, но все еще можно прочитать имя — «АННА».

Мне захотелось засмеяться, но на кладбище вро­де как смеяться не положено, да? Мне не просто хотелось хохотать, мне это было настоятельно не­обходимо. Держать это внутри было больше невоз­можно. Я хохотал, пока по щекам у меня не потекли слезы. Я выдернул из земли крест и зашвырнул его в кусты.

— О'кей, мистер Бог, — смеялся я, — ты меня убедил. Добрый старый мистер Бог. Временами ты чуток тормозишь, но в конце концов все всегда бу­дет хорошо.

Аннину могилу покрывал сверкающий алый ко­вер маков. На втором плане вытянулись в почет­ном карауле люпины. Парочка молодых деревьев перешептывались между собой, а в некошеной тра­ве сновало туда-сюда целое мышиное семейство. Анна была дома. Табличка с адресом ей больше не требовалась. И со сквиллионом тонн отборного мра­мора у вас не получится сделать лучше. Я постоял еще немного, а потом попрощался с ней — в пер­вый раз за пять лет.

Я пошел назад, к главным воротам, мимо орд мра­морных херувимов, ангелов и райских врат. Остано­вившись перед двенадцатифутовым (Больше 3,5 метра) ангелом, кото­рый после бог его знает скольких лет все еще пытался куда-то положить огромный букет мраморных цве­тов, я помахал ему рукой.

— Здорово, приятель! — крикнул я. — Знаешь, у тебя все равно не получится.

Я вспрыгнул на створку ворот и покачался на ней, крича назад в сторону кладбища:

— Правильный ответ — «у меня в середине».

Холодок провел пальцем у меня по спине, и я почти услышал ее голос, произнесший:

— А это ответ на какой вопрос, а, Финн?

— Ну, это просто. Вопрос будет: «Где Анна?»

Я снова обрел ее — обрел в середине меня.

И я знаю, что где-то там Анна и мистер Бог смеются.

КОГДА Я УМРУ

Написано Анной
Когда мне будет пора умирать,

Я сделаю это сама.

Никто не сделает этого за меня.

Когда я буду готова,

Я скажу:

«Финн, подними меня»,

И буду смотреть

И весело смеяться

И если я упаду

То значит, я умерла

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconАртур Конан Дойл. Собака Баскервилей Повесть Глава I. Мистер шерлок холмс
I. мистер шерлок холмс мистер Шерлок Холмс сидел за столом и завтракал. Обычно он вставал
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconИрина Молчанова Дневник юной леди
...
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconЧерненький, черненький и прррросто шатен
...
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconСценарий "Новогодний квн!"
...
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconСобака Баскервилей Артур Конан Дойл.
I. мистер шерлок холмс мистер Шерлок Холмс сидел за столом и завтракал. Обычно он вставал
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconАнна Берсенева Опыт нелюбви Анна Берсенева Опыт нелюбви Часть I глава 1
То есть он вообще об этом не думает. Для него это такая ерунда, о которой и подумать даже невозможно. Он на генетическом уровне уверен,...
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconАнна Андреевна Ахматова Анна Ахматова. Стихотворения
После семилетия войн и революций все стало иным: рифмы, темы, дикция. Зато прима серебряной сцены оказалась задуманной надолго. Это...
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconС любовью к вам Аюрведа-радио (джингл)
Здравствуйте-здравствуйте, дорогие радиослушатели! Сегодня в эфире Оксана, и со мной еще
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconИрина Молчанова Дневник юной леди Только для девчонок Ирина Молчанова Дневник юной леди Глава 1
...
«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» iconАбатуров Евгений Александренко Анна Михайловна Баженова Анна Владимировна

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница