Филиппа Грегори Наследство рода Болейн


НазваниеФилиппа Грегори Наследство рода Болейн
страница24/56
Дата публикации28.06.2013
Размер4.99 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   56


ЕКАТЕРИНА

Хэмптон-Корт, март 1540 года

Поздравляю с праздником Пасхи! Ненавижу пост — к чему мне раскаяние и покаяние? Совершенно ни к чему. А в этом году выносить пост еще тяжелее — ни танцев, ни музыки, только унылые церковные гимны да псалмы. И хуже всего — ни маскарадов, ни представлений. Но уж на Пасху мы повеселимся! Ко двору прибудет принцесса Мария. Как она поладит с новой мачехой? Мы с удовольствием предвкушаем эту встречу — королева старается быть матерью, а ребеночек всего на год моложе. А как они будут разговаривать — по-немецки? Удастся ли склонить принцессу Марию к реформатской церкви? Зрелище обещает быть интересным. Говорят, она мрачная, печальная, набожная, а королева — веселая, беззаботная, конечно только в своих покоях, истинная дочь Лютера и Эразма, одним словом — протестантка. Мы прокрадываемся к окнам — поглазеть, как подъезжает принцесса Мария, потом мчимся, как стая вспугнутых кур, в комнаты королевы. Не успела она подняться по лестнице, а мы уже расселись по местам — вышивать и слушать проповедь. «Гадкие девчонки», — улыбаясь, говорит королева. Раздается стук в дверь, и входит принцесса. Вот сюрприз: за руку она ведет леди Елизавету.

Вскакиваем, приседаем в глубоком реверансе — надо выразить свое уважение к принцессе крови. Тут же поднимаемся, чтобы леди Елизавета не приняла это на свой счет — она всего лишь незаконная дочь короля, а может, вовсе и не его дочь. Я улыбаюсь и показываю ей язык, ведь она, бедняжка, просто маленькая шестилетняя девочка, к тому же моя племянница. Волосы у нее ужасные — рыжие, как морковка. Я бы умерла, будь у меня такой цвет волос. Это от отца, как можно сомневаться в ее происхождении?

Королева целует падчериц в обе щеки, ведет во внутренние покои и закрывает дверь у нас перед носом — хочет остаться с ними наедине. Мы ждем снаружи — ни музыки, ни вина, скука смертная. Хуже всего, нас мучает любопытство — что творится за закрытой дверью? Я как бы невзначай направляюсь в ту сторону, но леди Рочфорд отзывает меня. Удивленно поднимаю брови: «В чем дело?» Неужели кто-нибудь мог подумать, что я собираюсь подслушивать?

Не проходит и несколько минут, как мы слышим болтовню и смех маленькой Елизаветы, а через полчаса двери открываются — малышка держит обеих за руки. Принцесса Мария, вначале такая грустная и мрачная, раскраснелась, повеселела, похорошела. Королева представляет нас всех по очереди, принцесса Мария милостиво улыбается, а ведь не меньше половины присутствующих — ее заклятые враги. Посылают наконец за прохладительными напитками, и королева просит передать королю — его дочери прибыли ко двору.

Дальше — больше, объявляют о приходе короля, за ним следуют придворные, я делаю реверанс. Но король меня едва замечает — торопится поздороваться с дочерьми.

Очень теплая встреча — для леди Елизаветы нашлись в кармане засахаренные сливы, да и к принцессе Марии король обратился нежно, по-доброму. Уселся подле королевы, она положила ему руку на плечо, что-то прошептала на ухо. Как мило, счастливая семейка, можно подумать — мудрый старый дедушка с тремя внучками.

На меня никто не обращает внимания, я даже приуныла, но тут Томас Калпепер — а я и не думала его прощать — подошел, поцеловал мне руку и произнес:

— Кузина!

— Мастер Калпепер! — изображаю изумление. — Ивы тут?

— Где мне еще быть? В комнате нет девушки очаровательнее.

— Неужели? Принцесса Мария — настоящая красавица.

Он скорчил гримасу.

— Я имею в виду девушку, при виде которой у мужчины сердце переворачивается.

— Зачем вам такая, вы даже на свидание вовремя явиться не можете.

— Все еще злитесь? — Он тоже притворяется удивленным. — Да вам достаточно пальцами щелкнуть, и любой к вашим услугам. К чему сердиться на такое ничтожество? Мне пришлось вас покинуть, хотя мое сердце разрывалось от горя.

Я чуть громко не рассмеялась и поспешно прикрыла рот ладонью — королева смотрит.

— Ваше сердце не разобьется, у вас вообще нет сердца.

— Как это нет? — Он продолжает настаивать. — Просто оно раскололось пополам. Что мне было делать? Король требовал моего присутствия, пришлось уйти, но сердце осталось с вами. Пришлось выполнять свой долг с разбитым сердцем. А вы меня никак не простите.

— Я не могу вас простить, потому что не верю ни единому слову.

Оглядываюсь на королеву и замечаю — король смотрит прямо на нас. На всякий случай отворачиваюсь от Томаса Калпепера и слегка отодвигаюсь. Не стоит показывать, как он мне нравится. Да, так и есть, король смотрит прямо на меня, манит к себе. Не обращая больше внимания на Томаса Калпепера, иду к королевскому креслу.

— Ваша милость меня звали?

— Мы собираемся танцевать. Можете составить пару с принцессой Марией? Королева говорит, вы прекрасно танцуете.

Я краснею от удовольствия. Эх, видела бы меня бабушка! По совету королевы король повелел мне танцевать!

— Конечно, ваша милость!

Все взоры устремлены на меня. Скромно потупив глаза, делаю изящный реверанс и подаю руку принцессе Марии. Надо же — она отнюдь не скачет от счастья, видно, не очень-то гордится такой парой. Лицо у нее мрачное. Мы становимся в середине комнаты. Кивком подзываю фрейлин, и они выстраиваются за нами. Музыканты ударяют по струнам, и танец начинается.

Кто бы мог подумать? Она прекрасно танцует. Грациозно движется, высоко держит голову. Уверенные па, ножки так и мелькают. Ее хорошо учили! Слегка покачиваю бедрами, просто чтобы убедиться — король и остальные мужчины глаз с меня не сводят. По правде говоря, смотрят они на принцессу. Она раскраснелась, заулыбалась. Мы танцуем цепочкой — проходим под аркой поднятых рук. Изображаю радость, что моя пара имеет такой успех, хотя, боюсь, вид у меня кислый. Не хочу уступать первенство другой, просто не могу, такой уж я уродилась. Второе место не для меня.

Заканчиваем танец реверансом, король вскакивает на ноги и кричит: «Браво! Браво!» Это значит «ура» то ли по-немецки, то ли по-латыни. Изо всех сил стараюсь выглядеть довольной. Король целует принцессу Марию в обе щеки, говорит, что гордится ею.

Скромно жду в сторонке. Зеленею от зависти — все похвалы достаются этой скучнейшей особе. Король поворачивается ко мне, нагибается прямо к уху:

— Радость моя, ты танцуешь как ангел. Любой партнер рядом с тобой кажется лучше. Станцуешь когда-нибудь только для меня одного?

Опускаю глаза, хлопаю ресницами, словом, изображаю крайнее удивление.

— О, ваша милость, я позабуду все па, если буду танцевать для вас. Волей-неволей придется вам меня вести.

— Милое дитя, мне только дай, уж я-то знаю, куда тебя вести.

Гадкий старикашка, тебе бы с женой управиться. А туда же — с девушками заигрывать.

Король отводит принцессу Марию к королеве. Музыканты заиграли снова, придворные кавалеры выступили вперед. Кто-то берет меня за руку — приглашает на танец. Застенчиво отвожу глаза.

— Не старайся попусту, — холодно произносит дядюшка Норфолк. — Хочу с тобой просто поговорить.

Страшно разочарована — это вовсе не красавчик Томас Калпепер. Дядя отводит меня в сторону, туда, где поджидает леди Рочфорд. Стою между ними, и душа уходит в пятки. Я уверена, да, совершенно уверена: сейчас меня отправят домой — нечего заигрывать с королем!

— Ну, что скажешь? — Дядя обращается к леди Рочфорд через мою голову.

— Дядя, я тут ни при чем! — Но на меня никто не обращает внимания.

— Возможно, — говорит она.

— Наверняка, — отвечает он.

Оба смотрят на меня, как на дичь на блюде, — пора разделывать.

— Екатерина, король обратил на тебя внимание, — веско произносит дядюшка.

— Я ни в чем не виновата. Дядя, клянусь, я невинна.

Какой ужас! Анна Болейн теми же самыми словами умоляла его о помощи — и все без толку.

— Прошу вас… пожалуйста… я не сделала ничего плохого.

— Потише! — Леди Рочфорд оглядывается вокруг. На нас, кажется, никто не обращает внимания, никто меня не хватился, никому я не нужна.

— Ты понравилась королю и сможешь завоевать его сердце, — продолжает дядюшка как ни в чем не бывало. — Ты уже многого достигла, но король немолод, ему не нужна очередная шлюшка, ему нужна любовь. Ухаживание для него важнее результата. Он должен быть уверен, что соблазняет девушку с незапятнанной репутацией.

— Честное слово, у меня незапятнанная репутация!

— Ты должна его провоцировать, возбуждать — и в последний момент отступать.

Чего дядя от меня хочет?

— Короче говоря, он должен не просто хотеть тебя, он должен влюбиться.

— Зачем? Он найдет мне хорошего мужа?

Дядя наклонился и прошептал мне в самое ухо:

— Слушай внимательно, дурочка. Ты станешь его женой, следующей королевой Англии.

Леди Рочфорд больно ущипнула меня за руку, чтобы я не заорала от удивления.

— Слушайся дядю и не поднимай шума.

— Но он женат на королеве!

— Тем не менее он может влюбиться в тебя. Случаются и более удивительные вещи. Он должен быть уверен в одном — ты девственница, нетронутый розовый бутон, ты достойна стать королевой.

Оглядываюсь на женщину, которая уже стала королевой. Она улыбается, глядя, как леди Елизавета скачет под музыку, король отбивает ритм здоровой ногой, и даже принцесса Мария повеселела.

— Не в этом году, может быть, даже не в следующем. Просто разжигай его интерес. Твоя цель — возвышенная любовь. Анна Болейн заманивала, отталкивала и удерживала его шесть лет подряд. А все началось, когда он еще любил жену. Это работа не на один день, но это будет шедевр, главное достижение твоей жизни. Только не давай ему повода даже подумать, что тебя достаточно сделать любовницей. Он должен тебя уважать. С юной леди речь может идти только о браке. Сумеешь?

— Не знаю… Он все-таки король. Он знает все мысли подданных. Разве Бог не говорит с ним?

— Господи, спаси и помилуй, девчонка круглая дура, — бормочет дядя себе под нос. — Екатерина, он такой же мужчина, как все прочие, только старый, поэтому более недоверчивый и злопамятный. Король пожил в свое удовольствие, в праздности, повсюду встречал только доброжелательность, никто не возражал ему, с тех пор как он отделался от Екатерины Арагонской. Он привык ни с кем не считаться. Его развлекают, ему потворствуют. Пусть думает — ты особенная. Вокруг короля всегда вились обожающие его женщины. Придумай что-нибудь новенькое. Пусть не дает воли рукам. Вот о чем я тебя прошу. Получишь кучу новых нарядов, леди Рочфорд тебе поможет. Поняла? Справишься?

— Попытаться, конечно, можно. Ну а дальше-то что? Предположим, король влюбился, пылает от страсти и всему верит. Вряд ли я сумею намекнуть, что надеюсь стать королевой. Я ведь сама на службе у королевы.

— Это уж предоставь мне. Сыграй свою роль, а я сыграю свою. Будь такой же, как сейчас, только еще чуточку сердечнее. Короля надо разогреть.

Я в сомнениях. Как же мне хочется крикнуть: «Да!» Я жажду подарков, суеты, которая вокруг меня поднимется. Еще бы, меня отличает сам король. Наверно, Анна Болейн, моя кузина, еще одна дядюшкина племянница, мечтала о том же самом. Он давал ей такие же советы — и куда это ее привело? Откуда мне знать, какова была его роль? Сначала помог Анне Болейн взойти на трон, а потом — на эшафот? Будет ли он заботиться обо мне больше, чем о ней?

— А если не получится? Что-нибудь пойдет не так?

— Ты сомневаешься в своих чарах? Еще не родился мужчина, которого ты не смогла бы покорить.

Он улыбается.

Я стараюсь сохранять серьезность, но тщеславие перевешивает, я широко улыбаюсь ему в ответ.

— Нисколько не сомневаюсь.

^ ДЖЕЙН БОЛЕЙН

Хэмптон-Корт, март 1540 года

Мы отправились в Лондон на открытие заседания парламента. Но эта поездка совсем не похожа на недавнее возвращение из Лондона. Что-то переменилось. Я чую новости, как старая собака-ищейка, вожак стаи, — подымет седую голову и ловит перемены в дуновении воздуха. В тот раз король скакал между королевой и молоденькой Китти Говард, и всяк мог видеть — он улыбается налево и направо, и жене и ее хорошенькой подружке. Теперь мне, быть может только мне, совершенно очевидно — все переменилось. Король опять скачет между королевой и маленькой фавориткой, только сейчас голова обращена в одну сторону, все время налево. Словно его круглое обрюзгшее лицо повернулось на толстой шее, да так и застыло. Не спускает глаз с Екатерины, будто она — наживка на крючке, танцующая перед толстым, широко раскрывшим рот карпом. Король таращит глаза на фрейлину, оторваться не может, и ни королеве, ни принцессе Марии ни за что его не отвлечь. Они лишь ширма для его страсти.

Видела я уже это раньше — о боже — сколько раз! Я при дворе с той поры, как была молоденькой девчонкой, да и Генрих был тогда совсем молодым. Я знавала его влюбленным мальчишкой, влюбленным мужчиной, влюбленным старым дураком. Видела, как он крутился вокруг Бесси Блаунт, Марии Болейн, потом ее сестрицы Анны, приударял за Мадж Шелтон, за Джейн Сеймур, за Анной Бассет, а вот теперь за этой хорошенькой малюткой. Генрих снова влюблен до безумия, бык с кольцом в носу готов, чтобы кто-то взялся за веревку и повел его за собой. Он уже дошел до точки. Коли это то, что нам, Говардам, нужно, он у нас в руках.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   56

Похожие:

Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconФилиппа Грегори Вечная принцесса
Особый успех выпал на долю книг, посвященных эпохе короля Генриха VIII, а роман «Еще одна из рода Болейн» стал мировым бестселлером...
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconФилиппа Грегори Другая Болейн
Слышен приглушенный рокот барабанов, но мне ничего не видно – только кружева на корсаже, дама передо мной полностью закрывает эшафот....
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconКолдунья / Филиппа Грегори
После того как ей удается вылечить лорда Хью, хозяина всей округи, он оставляет ее в своем замке. Неожиданно для себя Элис влюбляется...
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconА. И. Липская Журовой Лилии Николаевны, зарегистрированной по адресу
Настоящим заявлением наследство принимаю и прошу выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconЛекция 5 Международные отношения в середине XVIII века. Война за...
После окончания войны за испанское наследство мир на континенте удается удерживать во многом благодаря балансу сил
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconHomo consúmens – человек потребляющий
Природой, породившей его, способным осмысливать и контролировать свое поведение, заботиться о продолжении рода человеческого, бережно...
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconПримирительная теория  
Внутри рода обязанность миротворческой и судебной власти исполняли наиболее уважаемые представители рода. Каждый отдельный индивид...
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconКнига Грегори Дэвид Робертс

Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconЛавкрафт Говард Филипс Лавкрафт Говард Филипс Наследство Пибоди Говард...

Филиппа Грегори Наследство рода Болейн icon"Господи благослови меня на снятие родовых проклятий (перечисление...
Рова и грехи рода на вас по семье Петровых, тогда предлагаю призвать Духа Рода семьи Ивановых и просить его обратится к Духу Рода...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница