Филиппа Грегори Наследство рода Болейн


НазваниеФилиппа Грегори Наследство рода Болейн
страница29/56
Дата публикации28.06.2013
Размер4.99 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   56


— Она ложилась с ним чуть ли не каждый вечер, — перебила я его речь. — Мы все ее укладывали в постель в первую брачную ночь. И вы там были, и архиепископ Кентерберийский. Ее всю жизнь растили для того, чтобы она смогла зачать сына и выносить наследника, ее только с этой целью замуж и выдали. Вряд ли она так уж несведуща. Ни одну особу женского пола в мире не пытались столько раз лишить невинности.

— Для этого нам и нужна леди с незапятнанной репутацией, — отозвался он почти ласково. — Такая маловероятная ложь требует подходящего свидетеля, так что без тебя не обойтись.

— На это любая сгодится. Поскольку мы с ней никогда про такие дела не говорили, поскольку такого разговора и быть не могло, совершенно не важно, кто засвидетельствует, что такой разговор состоялся.

— Лучше, если кто-то из нашего семейства. Королю подобная услуга придется по сердцу. Она сослужит нам хорошую службу.

— Ее обвинят в колдовстве? — наконец напрямую спросила я. Слишком я устала от этой работы, не могу сегодня больше ходить вокруг да около. — Обвинят в колдовстве и приговорят к смерти?

Дядюшка-герцог выпрямился во весь рост, презрительно глянул на меня сверху вниз:

— Кто мы такие, чтобы предсказывать решения королевских судей? Они рассмотрят все доказательства и вынесут вердикт. От тебя потребуется лишь поклясться перед Богом, что ты говоришь правду.

— Не хочу, чтобы ее смерть была на моей совести. — В голосе ничего, кроме отчаяния. — Пожалуйста, пусть кто-нибудь другой клянется. Не хочу ехать в Ричмонд, а потом лжесвидетельствовать против нее. Не хочу быть рядом, когда ее отправят в Тауэр. Не хочу, чтобы королева умерла из-за моей лжи. Я была ей хорошим другом, не мне быть ее убийцей.

Он молча ждал, пока утихнет шквал отказов и возражений, посмотрел на меня, усмехнулся, но теперь в улыбке уже ни тени тепла.

— Безусловно-безусловно. Ты поклянешься только в том, в чем тебе прикажут поклясться, а там уж сама решай, что лучше для королевы. Будешь, как обычно, осведомлять меня обо всех, с кем она видится, докладывать, что делает. Я пошлю своего человека с тобой в Ричмонд. Будешь за ней следить, чтобы не убежала. А когда дело сладится, назначим тебя придворной дамой к Екатерине. Вот твоя награда. Будешь главной придворной дамой при дворе новой королевы. Обещаю.

Думает подкупить меня посулами, но мне до смерти надоела такая жизнь.

— Я больше не могу, — прозвучал мой незамысловатый ответ.

Я подумала об Анне Болейн, о муже, о том, как лживые, без малейшей доли правды доказательства отправили обоих в Тауэр. Подумала об этих двоих, идущих на смерть, зная, что обвинения против них состряпало их собственное семейство, что родной их дядюшка подписал им смертный приговор. Они на меня надеялись, были уверены в моей любви, считали, что я буду свидетельствовать в их защиту, что я пришла в залу суда, чтобы их спасти.

— Надеюсь, больше и не придется, — поджав губы, проговорил дядюшка. — Бога моли, чтобы потом никогда не пришлось выступать в суде. Моя племянница Екатерина станет королю преданной и верной женой. Розой без шипов.

— Чем-чем?

— Розой без шипов, — повторил он серьезно, без тени улыбки. — Так мы ее и будем называть. Именно это угодно его величеству.

ЕКАТЕРИНА

Норфолк-Хаус, Ламбет, июнь 1540 года

Посмотрим, посмотрим, что у нас тут! Дома, принадлежавшие казненным убийцам, — первый подарок короля, и их земли тоже. Драгоценности — за поспешные обжиманцы в пустой галерее. Полдюжины платьев, большинство новых, за них заплатил дядя. Чепцы в тон. Собственная спальня в бабушкином доме, и еще одна комната — приемная. Несколько фрейлин — придворных дам пока нет. Каждый день что-нибудь покупаю — торговцы переправляются через реку с рулонами шелка, словно я шью на продажу. Меня просто завалили платьями. Рты у портних полны булавок, но все же они ухитряются сказать — в туго зашнурованном корсаже перед ними самая красивая и изящная девушка в мире. Нагибаясь, чтобы подшить подол, они твердят — я просто королева.

Это приятно. Я не склонна к мрачным размышлениям, а то бы непременно задумалась: что станется с моей бедной госпожой? Меня мучили бы неприятные мысли: я выхожу замуж за человека, который похоронил уже трех жен и собирается похоронить четвертую. Он стар, от него воняет… но я не тревожусь по пустякам. Предыдущие жены выполнили свой долг, умерли по воле Бога и короля. При чем тут я? Даже кузина Анна Болейн ничего для меня не значит. Не стану думать и о нашем дядюшке — посадил ее на трон, потом послал на плаху. У нее были наряды, драгоценности, свой двор, она была первой красавицей Англии, любимицей и гордостью семьи — теперь мой черед.

Пришло мое время. Буду радоваться жизни. Я так же, как она, жадна до богатства и блеска, до бриллиантов и лошадей, флирта и танцев. Это моя жизнь. Мне повезло. По прихоти короля (храни его Бог) у меня будет все самое-самое лучшее. Я надеялась, какой-нибудь высокопоставленный вельможа обратит на меня внимание, захочет со мной породниться, я стану женой молодого придворного, а он постепенно сделает карьеру. Дальше мои мечты не шли. Теперь все по-другому. Гораздо лучше. Меня заметил сам король! Король Англии, наместник Бога на земле, отец народа, чье слово — закон, воспылал ко мне страстью. Меня выбрал сам Бог. Никто не осмелится встать у него на пути. А дядя объяснил: мой долг, моя честь требуют принять предложение короля. Подумать только — я стану королевой Англии! Королевой Англии!

Честно говоря, я разрываюсь между ужасом и восторгом. Стать его супругой, его королевой, самой важной женщиной в стране! Как я горжусь, что он выбрал именно меня! Вот о чем надо думать, а не расстраиваться по пустякам. С одной стороны, он почти Бог, с другой — самый обыкновенный человек, старый, даже очень старый, бессильный, не способный ни на что. Придется ему подыгрывать — как любому другому старичку. Тщеславие и похоть тянут его ко мне. Даст мне все, что пожелаю, — буду его любить, но большего обещать не могу. Забавно, зачем величайшему королю мира моя жалкая любовь? Как барышник на рынке, я готова продать себя, но только задорого.

Герцогиня-бабушка твердит — умница, ты принесешь величие и богатство нашей семье. Стать королевой — что может быть выше этого? Но есть еще одна честолюбивая мечта. Если я забеременею и рожу мальчика, наша семья станет вровень с Сеймурами. А если принц Эдуард умрет (боже упаси!), если он все-таки умрет, мой сын — следующий король Англии, а Говарды — королевская родня. Наш род станет не хуже королевского, мы будем самой знатной семьей в стране. И это моя заслуга! Дядюшка Норфолк встанет передо мной на одно колено и поблагодарит за покровительство. Вообразив эту прекрасную картину, я расхохоталась. Довольно грезить наяву.

В глубине души мне жаль мою госпожу королеву Анну. Лучше бы мне остаться фрейлиной и видеть ее счастливой. Но что не суждено, то и не сбудется. Надеюсь, она еще найдет свое счастье. Вернется домой, бедняжка, к брату, в этот, как бишь его? Может, выйдет за своего первого жениха. Дядя говорит, не надо было ей ехать в Англию, раз она обещалась выйти за другого. Удивительное дело! Всегда казалась такой благонравной, не верится, что она могла поступить бесчестно. Конечно, когда дядя упоминает о предыдущей помолвке, я не могу не вспомнить моего бедного любимого Фрэнсиса Дирэма, клятв, которыми мы обменялись. Лучше всего — притвориться, что ничего не было. Мир полон соблазнов, девушке всегда нелегко, и я не порицаю королеву Анну. Подумаешь, была помолвлена, а потом вышла за короля. Сама я так, конечно, не поступлю: мы с Фрэнсисом не были по-настоящему женаты, даже помолвлены не были. То, что было, не в счет. Ни пристойного платья, ни надлежащих клятв, какая же это свадьба? Так, детские мечты да несколько невинных поцелуев. Вернуться домой и выйти за старого возлюбленного — еще не самое страшное. Я сама вспоминаю Фрэнсиса с большим чувством. Первая любовь — самая сладкая. Молодой возлюбленный куда лучше старого мужа. Вот стану королевой, сделаю для Фрэнсиса Дирэма что-нибудь хорошее.

АННА

Вестминстерский дворец, 10 июня 1540 года

Боже милостивый, помоги мне, все друзья и союзники уже в Тауэре, скоро моя очередь. Томас Кромвель, которому я обязана приездом в Англию, арестован и обвинен в измене. Измене! Он служил королю, как пес, и способен на измену не больше, чем королевская борзая. Каждому ясно — он не предатель. Его арестовали в наказание за устройство нежеланного брака. Эта вина приведет его на плаху под топор палача, и, несомненно, я скоро последую за ним.

Мой дорогой лорд Лиль, первый, кто встретил меня в Кале, тоже обвинен в измене — в тайном папизме, в участии в заговоре. Он якобы приветствовал меня как королеву, зная, что я помешаю королю зачать сына. Среди заговорщиков называется и мое имя. Лорд Лиль не защищается, не кричит о своей невиновности, о том, что никакого заговора не было. В ужасных камерах Тауэра палачи творят свое жестокое дело. А после пыток человек подтвердит что угодно. Тело не способно выдержать такую боль. Король превратился в чудовище, он позволяет мучить узников — вырывать ноги, выкручивать руки. Теперь все разрешено. Лорд Лиль благородного происхождения, человек мягкий, он не выдержит боли, скажет все, что они потребуют. И что он скажет обо мне?

Сеть почти накинута, я различаю отдельные нити. Лорд Лиль признается, что я лишила короля мужской силы, и все — я труп. Томас Кромвель скажет, что я была помолвлена с другим и вступила в брак с королем незаконно, — и мне конец. Лорда Лиля и Томаса Кромвеля будут пытать, пока не получат необходимые свидетельства, и тогда придут за мной. Только один человек во всей Англии способен мне помочь. Не очень-то я на него надеюсь, но выбора нет. Я послала за Карлом Херстом.

Жаркий летний день, в открытые настежь окна вливается свежий воздух, с реки доносится звук лютни, пение, смех — придворные катаются на лодках. Даже с такого расстояния отчетливо слышно — веселье деланое. В комнате тенисто и прохладно, но мы оба вспотели.

— Я нанял лошадей. — Свистящий шепот на родном языке вливается мне в самое ухо. — Весь город обошел и нашел наконец у ганзейских купцов. Денег на поездку одолжил, можно отправляться хоть сейчас. Осталось только подкупить стражу.

— Едем прямо сейчас. Что слышно о Кромвеле?

— С ним поступили бесчеловечно, англичане просто дикари. Он явился на Тайный совет, ни о чем не подозревая. Старинные друзья, дворяне, сорвали с него эмблемы власти, сорвали орден Подвязки, налетели, как вороны на дохлого кролика, потащили как преступника. Не было судебного разбирательства, обошлись без свидетелей, без доказательств. Его обезглавят на основании Акта о государственной измене и лишении прав состояния. Достаточно одного слова короля.

— Но может быть, король не произнесет этого слова? Почему бы не помиловать Кромвеля? Король в знак особого благоволения пожаловал ему графский титул всего несколько недель назад.

— Это уловка, просто уловка. — Чем выше взлет, тем больнее падать. Напрасно молить о пощаде, надеяться на прощение. Кромвелю суждено умереть позорной смертью.

— Король простился с ним? — притворилась, что спрашиваю просто из любопытства.

— Нет. Они расстались, как всегда, без лишних слов. Кромвель появился на заседании совета, ничто не предвещало дурного. Он собирался председательствовать на совете как государственный секретарь, в силе и славе, и вот в один момент, к торжеству старых врагов, очутился в тюрьме.

— Король не попрощался, — шепчу я в ужасе. — Правильно, он никогда не прощается.

^ ДЖЕЙН БОЛЕЙН

Вестминстерский дворец, 24 июня 1540 года

Мы в полном молчании сидим в покоях королевы и шьем рубашки для бедных. Место Екатерины Говард все еще пустует: она уже вторую неделю живет у бабки в Норфолк-Хаусе в Ламбете. Король навещает ее каждый день, обедает с ними, словно простой смертный. Каждый день королевская барка перевозит его на другой берег, открыто, не скрываясь, он даже не дает себе труда притворяться.

По городу ходят слухи: полугода не прошло со свадьбы, а у короля уже любовница, девчонка из говардовского семейства, — значит, королева понесла. Все просто замечательно в этом замечательном мире — сын и наследник Тюдоров в животе у жены, а король, как положено, развлекается помаленьку на стороне. Те, кто осведомлен получше, не прилагают никаких усилий, чтобы развеять слухи. Мы-тο знаем — Екатерину Говард охраняют не хуже девственной весталки, хотя какой теперь из короля соблазнитель. Мы-тο знаем — и королева все еще в девицах. Но вот что из всего этого выйдет, не знает никто.

В отсутствие короля при дворе царит полный беспорядок. Когда королева Анна и придворные дамы выходят к обеду, королевский трон во главе стола пустует. Двор бурлит, как гудящий пчелиный улей, охваченный слухами и сплетнями. Всякому охота держаться стороны-победительницы, да только никто не может понять, какая сторона в конце концов выиграет. Вокруг громадного стола немало пустых мест: многие знатные семьи покинули двор — из страха, предчувствуя новые гонения и расправы. Всякому, кто известен папистскими симпатиями, грозит опасность, и потому приверженцы Рима поспешили убраться в свои поместья. Те, кто стоит за реформы, опасаются, что с новой фавориткой из семейства Говард король повернется против реформ. К тому же молитвы теперь составляет Стефан Гардинер, и они звучат так, словно их только что прислали из Рима, а известный реформатор архиепископ Кранмер больше не в моде. Кто же остался при дворе? Те, кто поворачивает туда, куда ветер дует, те, кому все равно.

Знакомый мир исчез вместе со знакомым порядком. Королева золотой вилкой размазывает еду по тарелке, голова низко склонена. Ей тяжело смотреть в глаза людям, разглядывающим ее с жадным, нескрываемым любопытством, — каждому охота поглазеть на покинутую королеву. Все еще на троне, но одна, во дворце, но без мужа. Сотни посетителей приходят полюбоваться на нее — может, это последний вечер, что она тут, может, завтра ее и вовсе не будет в живых.

Мы возвращаемся в наши комнаты сразу после обеда. Никаких развлечений не предвидится, потому что развлекать некого, — король здесь не появляется. А если нет короля, значит, нет ни королевы, ни двора. Все переменилось, все меняется каждый день. Никто не знает, что произойдет, всяк готов углядеть первый же признак приближающейся опасности.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   56

Похожие:

Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconФилиппа Грегори Вечная принцесса
Особый успех выпал на долю книг, посвященных эпохе короля Генриха VIII, а роман «Еще одна из рода Болейн» стал мировым бестселлером...
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconФилиппа Грегори Другая Болейн
Слышен приглушенный рокот барабанов, но мне ничего не видно – только кружева на корсаже, дама передо мной полностью закрывает эшафот....
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconКолдунья / Филиппа Грегори
После того как ей удается вылечить лорда Хью, хозяина всей округи, он оставляет ее в своем замке. Неожиданно для себя Элис влюбляется...
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconА. И. Липская Журовой Лилии Николаевны, зарегистрированной по адресу
Настоящим заявлением наследство принимаю и прошу выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconЛекция 5 Международные отношения в середине XVIII века. Война за...
После окончания войны за испанское наследство мир на континенте удается удерживать во многом благодаря балансу сил
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconHomo consúmens – человек потребляющий
Природой, породившей его, способным осмысливать и контролировать свое поведение, заботиться о продолжении рода человеческого, бережно...
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconПримирительная теория  
Внутри рода обязанность миротворческой и судебной власти исполняли наиболее уважаемые представители рода. Каждый отдельный индивид...
Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconКнига Грегори Дэвид Робертс

Филиппа Грегори Наследство рода Болейн iconЛавкрафт Говард Филипс Лавкрафт Говард Филипс Наследство Пибоди Говард...

Филиппа Грегори Наследство рода Болейн icon"Господи благослови меня на снятие родовых проклятий (перечисление...
Рова и грехи рода на вас по семье Петровых, тогда предлагаю призвать Духа Рода семьи Ивановых и просить его обратится к Духу Рода...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница