Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности


НазваниеСесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности
страница23/24
Дата публикации28.06.2013
Размер2.62 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24
^

28

Во имя прошлого



В тот самый час, когда Лу Сафферн отошел в мир иной, он стоял в садике перед своим домом в Хоуте, промокший до нитки. От только что пережитого его била дрожь. Времени у него оставалось немного, но самым желанным местом на земле был сейчас для него этот дом, этот и никакой другой.

Он вошел в дом через парадную дверь, хлюпая ботинками по мраморным плиткам. В гостиной потрескивал огонь в камине, на полу под рождественским древом теснились перевязанные нарядными ленточками подарки. Люси и Пуд были пока что единственными детьми в семье, и по традиции родители Лу, Квентин с Александрой, а в этом году и недавно разведенная Марсия, в эту ночь оставались в доме Лу. Невозможно было лишить их удовольствия видеть, как радуется Люси подаркам в утро Рождества. Лу не мог и представить себе, что проведет эту ночь не с ними, ничто другое не способно было принести ему большую радость. Он вошел в столовую, надеясь, что они увидят его, что последний чудодейственный дар Гейба и на этот раз его не подведет.

– Лу! – Рут первая подняла глаза от стола и увидела. Она вскочила и бросилась к нему: – Лу, милый, с тобой все в порядке? Что нибудь случилось?

Мать кинулась за полотенцем для него.

– Я прекрасно себя чувствую! – Он шмыгнул носом и, взяв ее обеими руками за подбородок, пристально взглянул ей в глаза. – Сейчас все хорошо. Я звонил, – шепнул он, – а ты не отвечала.

– Пуд опять спрятал телефон, – сказала она, с тревогой глядя на него. – Ты выпил? – шепотом спросила она.

– Нет. – Он засмеялся. – Я влюблен, – шепнул он в ответ и тут же, уже громко, чтобы все в комнате могли его слышать, повторил: – Я влюблен в мою красавицу жену. – Он крепко поцеловал ее в губы, потом, зарывшись в ее волосы, поцеловал ее в шею и осыпал поцелуями ее лицо, не обращая внимания на присутствие свидетелей. – Прости, – шепнул он ей. Ему трудно было говорить, так душили его слезы.

– За что простить? Что случилось?

– Прости за то, как я вел себя с тобой. За то, каким я был. Я люблю тебя. Я не хотел причинять тебе боль.

Глаза Рут увлажнились.

– О, я знаю это, дорогой, ты уже мне это говорил, я знаю.

– Я понял, что без тебя я становлюсь жестоким. – Он улыбнулся, и мать, только что вернувшаяся с полотенцем, захлопала в ладоши, а потом, схватив руку мужа, пожала ее.

– И всем вам скажу, – он оторвался от Рут, но руки ее по прежнему не отпускал, – простите меня, я так перед вами виноват.

– Мы всё понимаем, Лу. – Квентин улыбнулся. Голос его был хриплым от волнения. – Все это прошло и быльем поросло. Не будем ворошить прошлое, ладно? Не волнуйся. Сядь за стол, поужинай. Все в порядке.

Лу взглянул на родителей. Те с улыбкой кивали. Глаза отца были мокрыми от слез. Он усиленно кивал – дескать, все хорошо, все в порядке. Сестра Марсия моргала, прогоняя слезы, и передвигала разложенные на столе приборы.

Они сушили костюм Лу, они целовали его, ласкали, старались накормить его, но ел он немного. В ответ он все уверял их в своей любви и говорил им, как любит их, повторяя это вновь и вновь, пока они со смехом не приказали ему замолчать. Он отправился переодеться, чтобы, как сказала мать, не свалиться с воспалением легких. Наверху он услышал плач Пуда и тут же поспешил из спальни в комнату сына.

Там было темно и горел только ночник. Он увидел, что Пуд совершенно проснулся и стоит в своей кроватке, держась за перильца, как бодрствующий за решеткой в плену у сна. Лу зажег свет и прошел в комнату. Поначалу Пуд встретил его сердито.

– Эй, малыш, – ласково заговорил с ним Лу. – Ты почему не спишь?

В ответ мальчик жалобно застонал.

– Ну идем.

Лу склонился над кроваткой, поднял на руки малыша и стал его баюкать, прижимая к себе. Впервые тот не поднял рев на весь дом при приближении отца. Наоборот, он заулыбался, тыча пальцем в глаз Лу, в его нос, а затем и в рот, откуда попытался вытащить зубы. Лу засмеялся.

– Эй, эти зубы ты взять не можешь. У тебя скоро свои вырастут. – Он поцеловал щеку Пуда. – Станешь большим, с тобой много чего произойдет, вот увидишь. – Он грустно поглядел на сына, думая о том, что все это будет уже без него. – Позаботься о маме вместо меня, хорошо? – шепнул он дрожащим голосом.

Пуд засмеялся, неожиданно громко, пуская пузыри.

От этого смеха слезы у Лу моментально высохли. Он поднял мальчика, положил его животом себе на голову и стал кружить. Пуд так. заливался смехом, что Лу не оставалось ничего другого, как разделить это веселье. Уголком глаза он увидел, что Люси, стоя в дверях, наблюдает эту сцену.

– А теперь, Пуд, – громко сказал он, – как тебе идея пройти в комнату Люси и попрыгать там на кровати, чтобы разбудить ее?

– Нет, папа! – Люси со смехом ворвалась в комнату. – Я и так не сплю.

– Ах, так и ты не спишь тоже! Вы что – эльфы, помогаете Санте подарки раскладывать?

– Нет, – засмеялась Люси.

Пуд тоже засмеялся.

– Ну, тогда марш в постель, а не то Санта не придет, если вы оба спать не будете и он это увидит.

– А если он тебя увидит? – спросила она.

– Ну, тогда он оставит лишние подарки и на мою долю.

Она поморщилась:

– От Пуда каками пахнет. Я позову маму.

– Не надо. Я и без нее справлюсь. – Он взглянул на Пуда, и тот ответил ему улыбкой.

Люси вытаращила на него глаза, как на умалишенного.

– Не таращись на меня так! – засмеялся он. – Дело то пустяковое. А теперь давай, дружище, подсоби ка мне! – Он нервно улыбнулся Пуду, а тот игриво шлепнул его по щеке. Люси так и покатилась со смеху.

Лу опустил Пуда на пол, чтобы тот не скатился с пеленального столика, который Рут обычно в таких случаях использовала.

– Мама его на столик кладет.

– Ну а папа не кладет, – объявил он, прикидывая, как бы расстегнуть пижамку сыну.

– Там пуговицы на попке, – сказала Люси, присев на пол рядом с ним.

– О, вот спасибо! – Он расстегнул пуговицы, закатав низ пижамы, достал запачканный памперс. Взял чистый, медленно развернул его. Повертел в руках, пытаясь догадаться, где тут зад, где перед.

– Фу, гадость какая! – Люси отшатнулась, зажимая рот рукой. – Поросенок спереди должен быть, – сказала она, не разжимая пальцев.

Лу судорожно пытался взять ситуацию под контроль, пока Люси прыгала вокруг и каталась по полу, обмахиваясь с преувеличенной брезгливостью. Не вытерпев проволочки, Пуд стал брыкаться, отталкивая его, и Лу вынужден был отступить. Пуд уползал на коленках прочь от отца, а тот тянулся к нему с салфеткой, чтобы подтереть. Но легкие, как перышки, касания тут не помогали. Пуд нуждался в решительных действиях. Собравшись с духом, Лу приступил к ним. И как только Пуд почувствовал твердость его руки, он присмирел и занялся каким то шариком, привлекшим к себе его внимание. Люси ассистировала отцу, подавая ему нужные предметы.

– Сейчас детским кремом смазать нужно, – подсказала она.

– Спасибо. Ты позаботишься о Пуде, правда, Люси?

Она с важностью кивнула.

– И о маме ты тоже позаботишься?

– Да, – сказала она, горделиво вздернув нос.

– А Пуд с мамой позаботятся о тебе, – сказал он, наконец ухватив Пуда за пухлые ножки и выволакивая его из под кроватки. Он тащил мальчика по ковру, а тот визжал, как поросенок.

– А еще мы все позаботимся о папе! – ликующим голосом возвестила она, прыгая вокруг.

– Ты о папе не волнуйся, – негромко сказал он, думая, как надеть памперс. Наконец он справился с этим и быстро застегнул пуговички. – Сегодня пусть он поспит без пижамки, – сказал Лу, стараясь, чтобы это прозвучало уверенно.

– Мама свет выключает, чтобы он заснул, – прошептала Люси.

– О, хорошо, мы тоже так сделаем, – пробормотал он и выключил свет, оставив только ночник в виде Винни Пуха.

Пуд гукал, сучил ножками и бормотал что то невнятное, глядя на тени на потолке.

Лу опустился на ковер, в темноте притянул к себе Люси и, обняв девочку, стал следить, как глупый мишка с опилками в голове уплетает мед из горшочка. Лучшего времени сказать ей не будет.

– Знаешь, где бы папа ни находился, что бы ни случилось с тобой в жизни, в радости или в горе, какой бы одинокой и потерянной ты себя не чувствовала, помни, что я с тобой, вот здесь. – Он тронул ее голову. – И здесь. – Он коснулся ее груди. – Помни, что я гляжу на тебя, горжусь тобой и всем, что бы ты ни делала, а если когда нибудь ты усомнишься в моих чувствах, вспомни, что я тебе сейчас сказал, вспомни, что я люблю тебя, детка. Папа тебя любит, будешь помнить?

– Да, папа, – грустно сказала она. – А если я буду не слушаться? Ты будешь меня любить, когда я не буду слушаться?

– Когда ты не будешь слушаться, – сказал он, взвешивая каждое слово, – помни только, что папа, где бы он ни был, хочет, чтобы ты была самой лучшей девочкой на свете.

– А где ты будешь?

– Если не здесь, то где нибудь еще.

– А где это «где нибудь еще»?

– Это секрет, – шепнул он, стараясь не заплакать.

– В секретном где нибудь еще, – шепнула она, обдавая его лицо теплым дыханием.

– Ага. – Он крепко обнял ее, роняя крупные тяжелые слезы и стараясь плакать беззвучно.

Внизу, в столовой, все плакали, слыша этот разговор по электронной связи с детской. Для Саффернов это были слезы радости, потому что их сын, брат и муж наконец то вернулся к ним.

В ту ночь Лу Сафферн спал со своей женой, а после обнимал ее и гладил шелковистые волосы, пока не начал уплывать куда то, и даже тогда он чувствовал кончиками пальцев овал ее лица и ее черты – чуть вздернутый нос, высокие скулы, подбородок; он гладил ее лицо, ощупывал его, ощупывал волосы, как делает это слепец при первом знакомстве.

– Я буду любить тебя вечно, – шептал он ей, и она улыбалась, погружаясь в этот волшебный полусон.

Но среди ночи волшебство разбилось в прах: Рут разбудил звонок от калитки. Спросонок, в халате, она провела в дом Рэфи и Джессику. С нею были Квентин и отец Лу, настороженно глядевшие на незнакомцев; они хотели защитить Рут от этого неурочного вторжения. Но защитить ее от того, что последовало, они не могли.

– Здравствуйте, – сурово сказал Рэфи, когда они все собрались в гостиной. – Простите, что побеспокоил вас в такой поздний час.

Рут разглядывала молоденькую женщину в синей полицейской форме, ее холодные грустные глаза, ее ботинки, на которых налипла засохшая грязь вперемешку с травой, грязью измазаны были и ее брюки. Рут заметила царапины на ее лице и шрам, который та пыталась скрыть за волосами.

– Что случилось? – прошептала Рут. Слова застревали в горле. – Скажите мне. Пожалуйста.

– Миссис Сафферн, думаю, вам лучше сесть, – мягко произнес Рэфи.

– Надо позвать Лу, – прошептала Рут, косясь на Квентина. – Когда я проснулась, в постели его не было, наверное, он в кабинете.

– Рут, – сказала женщина полицейский, сказала так ласково, что сердце у Рут упало, и она, вся обмякнув, позволила Квентину уложить себя на диван, а он и отец Лу присели рядом. Они сжали друг другу руки, сцепившись так крепко, словно прикованные друг к другу, и стали слушать, как Рэфи и Джессика говорят им о том, что жизнь их теперь изменилась круто и непонятно, о том, что их сын, брат и муж оставил их так же внезапно, как только что вернулся к ним.

Когда Санта разложил подарки в каждом доме по всей стране, когда огни в окнах стали меркнуть, венки над дверью стали словно в прижатые к губам пальцы, шторы и жалюзи опустились на окна, как веки погружающегося в сон человека, за несколько часов до того, как индейка проломила окно другого дома на другом конце города, Рут Сафферн пришла к новому осознанию того, что, несмотря на потерю мужа, у нее остались дети от него, а вся семья Лу поняла в эту волшебнейшую из всех ночей в году ночь, какой необыкновенный подарок получили они от Лу в предрассветный час рождественского утра.

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Похожие:

Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Подарок Издательство: Иностранка, 2009 г. Твердый переплет,...
...
Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Время моей Жизни Сесилия Ахерн Время моей Жизни Раньше...

Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Посмотри на меня Сесилия Ахерн Посмотри на меня Джорджине, которая верит…
Дэвиду, который варит самый лучший в мире кофе, за то, что заглядывал ко мне каждые несколько часов и так страстно верил в эту книгу....
Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Там, где ты
Проавшим без вести является лицо, чье местонахождение неизвестно, как и обстоятельства его (ее) исчезновения
Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн Волшебный дневник
Говорят, с каждым пересказом моя история становится все менее и менее занимательной. Если это так, то ничего страшного, ведь здесь...
Сесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница