Предисловие. 19 лет спустя


НазваниеПредисловие. 19 лет спустя
страница1/10
Дата публикации20.03.2013
Размер1.09 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Предисловие. 19 лет спустя
Эта книга была написана и напечатана в 1994 году, вся техническая работа заняла месяца три. Конечно, это был самиздат. Причем такого качества, которое заставило практически весь тираж (около 500 экз.) уложить в ящик и отправить на дачу. Но обо всем по порядку.

Идея книги родилась 31 января 1994 года, когда я учился на первом курсе истфака. В тот день, добираясь до места учебы в Луганский пединститут (ныне – университет), мне пришлось около 15 километров пройти по «снежной пустыне». Тогда меня интересовала тема «сенсорной депривации» в связи с идеей, согласно которой недостаточность впечатлений внешней жизни способна порождать избыточность внутренней работы по компенсации этого недостатка. Именно «снежная пустыня» - этот заполярный по сути пейзаж (дело было в степи, то есть внешне пространство мало отличалось от арктической тундры), наталкивала на различные размышления, помогавшие скоротать время пути. Итак, я думал о депривации, об «арктическом феномене» шаманизма, о компенсаторных механизмах и об эволюции. Так вырисовалась основная идея этой книги: у каждого вида существ есть свои «шаманы»; именно они двигают эволюцию вида; инструментом осуществления эволюции является сублимация – преломление вызова в ответе.

Главные термины, вокруг которых разворачивается книга, это «сублимация», «вызов и ответ» и «коммунитас». Смысл идей, стоящих за этими словами, был значительно расширен (по сути, эти термины стали своеобразными порталами в новые смыслы). Сублимацией стал называться любой процесс, когда ответ преобразует отвечающего. Таким образом, культура может быть рассмотрена как полностью сублимативная по отношению к среде сфера. Идея Тойнби о вызове и ответе вынесена за рамки историософии - до уровня всеобщего закона. Тэрнеровский термин «коммунитас» взят в качестве описания особого состояния коллективного экстаза, играющего большую роль в социальной эволюции. Другими тегами для этой книги могли бы стать: хаос и космос, система и антисистема, мифопоэтической мышление, магия, сакральное, инициация, жречество, аполлоновское и дионисийское, мужское и женское, дуализм и триединство, вектор и цикл.

Почему именно «Сатанизм и шаманство»? Книга действительно много внимания уделяет описанию шаманизма (шаманства), а вот о собственно сатанизме как обратной медали христианства – дьяволопоклонничестве, в тексте есть всего одна фраза. Здесь «сатанизм» – это скорее метафорическое определение одной из фундаментальных сил, центробежного движения. В то время как шаманство соотнесено с противоположно ему направленным движением центростремительным. Эти два движения, согласно философии сублимативного дуализма, и порождают волну, которая является сутью всякого развития во Вселенной. С темы волны, ритма начинается книга, далее проходя через «экстрасенсорность» (термин, которым я определил избыточное отражение, способствующее развитию «шаманских качеств»), собственно шаманизм, коммунитас – к идее противопоставления векторности и циклизма, стремления к абсолютной свободе и индивидуализму (сатанизм), или к гармонии, равновесию со средой (шаманство). Эволюция, развитие остаются основным лейтмотивом книги, завершая текст попыткой футуристического прогноза. Своим пафосом «Сатанизм и шаманство» гораздо ближе к работам космистов, авторов нью-эйдж и даже андреевской «Розе мира», хотя духовными опорами своей работы я назвал Тойнби, Элиаде, Леви-Строса, фрейдизм, марксизм и экзистенциализм.

Книга вполне могла быть названа «Векторность и циклизм», но я выбрал существующее название по оправданным причинам. Во-первых, название «сатанизм и шаманство» более «кликабельно» для читательских запросов, говоря современным языком. А бумажный книжный рынок в этом отношении ничем не отличается от интернета. Во-вторых, в то время я занимался изданием газеты с довольно одиозным названием «666». Всего вышло три номера этой газеты, но читательский интерес к ней был очень большим. Особенно много писем приходило от людей, считавших себя сатанистами (как оказалось, таковых в то время было не мало). В период, когда я издал «Сатанизм и шаманство», велась работа над третьим выпуском этой газеты, и я надеялся увязать продажу книги с газетой. Поэтому пошел на некоторую хитрость, придав названию книги более привлекательное для читателей бульварной мистической прессы название. Но в конечном итоге, книга и газета к читателям не попали. Возможно, к счастью.

Книга была написана в июле-сентябре 1994 и сразу же отдана в набор. В октябре ее отпечатали в одной из ведомственных минитипографий. И хотя качество обложки вполне сносно, внутренний блок был напечатан так, что местами текст почти не читался. В довершение картины порядок страниц в сшитом виде перепутали, что убедило меня в преждевременности выхода книги. Чуть более десятка экземпляров я презентовал близким друзьям, знакомым и родственникам. Особую благодарность хочу выразить луганскому философу А.М. Еременко, который внимательно прочитал экземпляр книги и сделал полезные для меня замечания.

В электронный вид текст книги приведен в 2012 году, практически без каких-либо изменений относительно издания 1994 года. Я умышленно не стал вносить правок с высоты вновь полученных знаний и опыта. Текст «С и Ш» сегодня для меня – своеобразная экскурсия в прошлое собственных взглядов. Местами эти взгляды наивны, местами – примитивны. Я осознаю, что многое из высказанного 18 лет назад сегодня было бы сказано другим, более выверенным языком, а еще что-то не было бы сказано вовсе. Но прошлого отменить нельзя, поэтому в тексте я исправил только замеченные явные ошибки.

^ Изображение на обложке: китайское мифическое чудовище таоте, «обжора». Один из символов всепоглощающего Хаоса. Есть мнение, что изображение таоте зашифровано в китайской банкноте в 100 юаней.
Григорий Луговский


^ САТАНИЗМ И ШАМАНСТВО

Философия сублимативного дуализма
ВВЕДЕНИЕ

В предлагаемой читателям книге сквозь призму бинарных отношений бессознательного и рационального, своего/упорядоченного (системы) и чужого/беспорядочного (антисистемы), сакрального и профанного, культурного и природного, сверхчувственного (экстрасенсорного) и обыденного рассматриваются проблемы философии человека, истории и эволюции. При этом основным диалектическим принципом, соединяющим оппозиционные явления, названа сублимация – процесс трансформации внешнего давления, выливающийся в культурной, исторической деятельности, либо природном эволюционировании.

Осмысление исторического пути человечества позволяет ввести заглавную оппозицию сатанизма и шаманства (векторности и циклизма) как двух основных принципов самоорганизации, предопределяющих особенности мировосприятия и деятельности. При этом в центре внимания оказывается личность, потребности которой находятся в наибольшем противоречии с реальностью, возможностью их осуществления – шаман, или сатанист (последний не равнозначен собственно сатанисту-дьяволопоклоннику, существующему лишь в контексте христианства).

Для того, чтобы сказать нечто новое, необходимо повторить сказанное другими. Теоретической опорой своей книги могу назвать отчасти фрейдизм и марксизм, структурную антропологию К. Леви-Строса, труды М. Элиаде и В. Тэрнера, экзистенциалистов.

К сожалению, ограниченность во времени и объеме привели к необходимости излагать материал часто тезисно, поэтому книга адресована прежде всего подготовленному читателю, хотя проблемы, здесь затрагиваемые, касаются всех.


  1. ^ В НАЧАЛЕ БЫЛА СУБЛИМАЦИЯ


РИТМ. Вселенная пронизана большими и малыми ритмами, вибрациями, подчиняющими своим колебаниям в той или иной мере все объекты Космоса. При этом одни ритмы есть порождение других (например, солнечные колебания - и связанные с ними земные, лунные — и суточные биоритмы), настройкой подчиненных систем к управляющим, доминирующим. Но всякая вибрация, волна может быть представлена как двоичная система, со-действование пары противостоящих элементов, что позволяет современным кибернетикам прибегать к сравнению вибраций Вселенной с работой компьютера (см. К. Уилсон. Оккультизм. — М., 1994, с. 8). Действие и противодействие, движение и покой, активное и косное, прогресс и регресс — эти оппозиционные процессы, присущие объектам мира, становятся участниками и творцами космических движений, подверженных ритму.

Пассивный элемент взаимодействующих объектов (или более слабый) может быть соотнесен с самосохраняющейся системой, стремящейся к внутреннему гомеостазу, гармонии. Активный оппозит — хаос, энтропия внешнего по отношению к системе. Деление всех объектов на системы и противостоящие им антисистемы универсально, их конфликт является основой всякого движения и развития.

ДИАЛЕКТИКА. Единство и борьба противоположностей как суть диалектики открывает ту же закономерность взаимодействия пары объектов, в основе которого лежит антагонизм, имеющий творческую силу преобразования действительности. В реальных отношениях вещей и явлений пара, находящаяся в состоянии диалектической оппозиции, один элемент пары играет роль довлеющего хаоса внешнего бытия (антисистема), либо орудия такого давления, а второй — адаптирующегося к нему саморегулирующегося организма (система), от уровня самоорганизации которого зависит его жизнеспособность, устойчивость и целостность. Взаимодействие это наиболее удачно может быть охарактеризовано как «вызов» и «ответ» (терминология из историософской концепции А. Тойнби). Системой в синергетическом смысле выступает всякий одиночный, воспринимаемый как целое, подчиненный объект мира по отношению к совокупности окружающего — антисистеме или хаосу инобытия (т.е. чуждого бытия), характеризующегося не обязательно враждебностью к системе, но вызывающий опасение и тревогу, собственно, и дающую возможность противопоставления «Я» — системы и «ОНО» — антисистемы. В состоянии вызова происходит энерго-информационный диалог «Я» и «ОНО», в котором антисистема воспринимается как отдельный объект, организующийся по отношению к системе. Ответ — противодействие системы, предполагает некоторую трансформацию вызова, при этом «ОНО» превращается в «ТЫ», отношения системы и антисистемы активизируются, превращаются в борьбу-обмен. Именно в этом случае система вынуждена адаптироваться к новым условиям, ее ответ — лишь протест слабого, вызывающий изменение не столько хаоса, сколько хаотизацию внутреннего бытия, эволюционное изменение объекта согласно новым требования среды. Простейшие примеры систем и антисистем: популяция и среда, личность и общество, культура и природа и т.д. вплоть до взаимодействия деталей механизмов, или микрочастиц.

^ ЭНЕРГО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ОБМЕН. Для понимания процесса диалога, происходящего на любом уровне бытия (физический, биологический, психический, при этом каждый последующий надстраивается на предыдущие уровни), необходимо уяснить общность генезиса и сути таких далеко отстоящих явлений как человеческая коммуникация и столкновение двух хаотически движущихся атомов. В основе любого взаимодействия лежит акт передачи информации, носителем которой выступают различные формы материи — от воспринимаемой физически до все более тонких энергетических форм.

Коммуникативность означает обмен и он осуществляется независимо от существования сознания (исключая сугубо человеческие формы социально обусловленного обмена — см. К. Леви-Строс. Структурная антропология. — М., 1985, с. 264-265), как взаимодействие. Даже человеческая коммуникативность во многих проявлениях бессознательна, рефлексивна. Именно рефлексия — преломление внешних сил внутри организма, явилась основой всех форм психики как то признано со времен Сеченова; а А. Потебня полагал, что слово — изначально рефлексия, «выражение состояния души» (А. Потебня. Мысль и язык. — К., 1993, с. 63), как это и есть в случае с сигналами животных.

Мы должны понять единство развития вещества как неживого так и живого, единство эволюционного пути, где одни и те же явления повторяются на разных уровнях, в разных формах выражения, примитивных, или более совершенных. Членораздельная речь — безусловный механизм возникновения сознания — лишь сегодняшняя вершина пирамиды развития коммуникативности, когда вызов среды породил уже осознаваемый ответ, а с ним и мистическую религиозную веру, первое условие которой — одухотворение мира и возможность общения с ним. Детство человечества и нашего сознания связано с зарождением не только деятельности, воздействия на мир с помощью орудий, но и духовными процессами восприятия любого внешнего явления как вызова и необходимости ответа — либо магического (орудийного, физического, что указывает на изначальное единство игровой, магической и трудовой деятельности у Homo Sapiens), либо религиозного (вербального, или эмоционального; здесь возникновение речи необходимо рассматривать в единстве с появлением духовной веры).

ОТРАЖЕНИЕ. Саморегулирующаяся система для защиты от внешних воздействий развивает способность проницания окружающего мира — отражение. Именно это свойство объединяет все виды объектов, способных реагировать на информацию извне. И чем выше уровень организации, тем полнее и глубже отражение реалий антисистемы (но даже совершенство присущего человеку отражательного механизма не дает нам возможности ощутить во всей своей силе антагонизм индивида-системы и всего многообразия внешней среды, шпенглеровское «переживание глубины» окружающего индивидом-одиночкой (О.Шпенглер. Закат Европы. — Новосибирск, 1993, с. 246); нам легче воспринять вызов отдельного объекта мира, в то время как простые формы отражения не различают вовсе отдельных объектов, тем более нейтральных по отношению к воспринимающей системе). Согласно т.н. «принципу Дана», высказанному еще до Дарвина и высоко оцененному В.Вернадским (Русский космизм. — М., 1993, с.4), вектор эволюционного движения направлен на усиление отражательной способности психики, что является приспособительным свойством прогрессирующей жизни (цефализация). Так, если для червя актуальный мир ограничивается значимыми внешними раздражителями, то психика человека способна реагировать и на нейтральные объекты, оценивая их удаленность, объем, а с помощью мысли устанавливать связи между предметами, что увеличивает эволюционную ценность человеческой особи и повышает ее способность к адаптации.

Развитие отражения — это включение все более тонких энерго-информационных воздействий в систему восприятия, актуализация все менее значимых на данный момент влияний среды, что усиливает способность к опережающему отражению, предвосхищению изменений в антисистеме, увеличивающему жизнеспособность системы (группы, человеческого индивида)

^ ШЕСТОЕ ЧУВСТВО. В человеке наиболее развитыми и прогрессивными формами восприятия являются слух и зрение; менее психически совершенные организмы опираются в оценке антисистемы больше на нюх и осязание — чувства более древние и менее беспристрастные. Но зарождающаяся форма восприятия должна заявлять о себе еще задолго до того, как превратится в доминирующий способ получения информации. Эволюционный механизм совершенствования предполагает существование задатка нового чувства, и человек, как наиболее развившийся вид, должен обладать задатками такого шестого чувства, а особи, у которых наиболее развита эта способность, являются более прогрессивными, составляя прообраз нового вида существ, могущего образоваться в результате очередного эволюционного вызова. Условно назовем это эволюционное чутье экстрасенсорностью, т.е. сверхчувствованием, которое соотносится с более глубоким проницанием действительности посредством имеющихся форм восприятия, но не за счет обострения этих чувств (здесь не играет роль острота слуха или зрения, которые у человека довольно посредственны), а благодаря активному включению в работу механизмов мозга, отвечающих за установление связей между объектами (речь идет не столько о сознании, сколько о высвобождении потенциальных сил бессознательного), улавливанию тонких деталей и их анализу, а также в тех перспективных способностях, которые именуют парапсихологическими — реагировании на информацию интуитивно, что, вероятно, означает способность считывать более тонкую, не актуализирующуюся в сознании информацию с имеющихся органов восприятия.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Предисловие. 19 лет спустя iconАлександр Дюма Двадцать лет спустя
Книга Александра Дюма-отца давно и прочно вошли в круг любимого чтения миллионов. И роман «Двадцать лет спустя» — занимательный,...
Предисловие. 19 лет спустя iconСергей черняховский
Спустя год после возвращения Владимира Путина на пост президента страны – и спустя 13 лет после его первого избрания – две трети...
Предисловие. 19 лет спустя iconМовсес Каланкатуаци «история страны алуанк» в 3-х книгах
Ламеха. Ламех жил сто восемьдесят лет и родил Ноя. А ной жил пятьсот лет и родил трех сынов: Сима, Хама и Иафета. И спустя сто лет...
Предисловие. 19 лет спустя iconДжон Дэвид Калифорния Вечером во ржи: 60 лет спустя
Несанкционированные вымышленные наблюдения за отношениями между Дж. Д. Сэлинджером и его самым знаменитым героем
Предисловие. 19 лет спустя icon-
Новый роман Уэлша «Порно» — продолжение этой книги: в нем появляются те же герои, однако действие происходит прямо сейчас, десять...
Предисловие. 19 лет спустя icon-
В книге "Око возрождения" даже была соответствующая реклама. Но я был связан определенными условиями. И я совершенно не мог предположить,...
Предисловие. 19 лет спустя iconAnnotation Спустя пять лет после выхода последнего романа Уэстмакотт...

Предисловие. 19 лет спустя icon10. Папа Римский является действующим сувереном именно этого государства. (Ватикан)
Этот человек стал первым Римским Папой не из Италии спустя 455 лет. (Иоанн Павел Второй или Кароль Войтыла)
Предисловие. 19 лет спустя iconВяжет кислоту
Эти таблицы были изданы Рагнаром Бергом в Германии спустя 10 лет после моей "слизистой" теории болезни и качеств пищи. Берг подсознательно...
Предисловие. 19 лет спустя icon6 октября 1917 года, 90 лет назад, в лексиконе американцев появилось...
А спустя ровно 10 лет, 6 октября 1927 года, в Нью-Йорке компания «Уорнер Бразерс» представила первый звуковой фильм – «Певец джаза»....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница