Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным


Скачать 203.71 Kb.
НазваниеОдин из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным
Дата публикации29.07.2013
Размер203.71 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
ЮМ (Hume) Дэвид (1711--1776) -- британский дипломат, историк, философ, публицист эпохи Просвещения. Сформулировал главные принципы новоевропейского агностицизма. Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным предметам” (1739--1740), “Опыты” (“Эссе” -- 1741), “Исследование о человеческом познании” (1748), “Исследование о принципах морали” (1752), “Диалоги о естественной религии” (опубликованы в 1779) и др. В центре философских размышлений Ю. находилась проблема человека. Полагая, что “все науки в большей или меньшей степени имеют отношение к человеческой природе”, Ю. считал особо значимой разработку философской концепции человека. В качестве же первооснования последней, по Ю., призвана выступить теория познания. Человек, согласно Ю., -- существо разумное, общественное, деятельное, а также в силу разнообразных потребностей склонное к “различным делам и занятиям” вкупе с увлечением наукой. Крайности в философских трактовках человека Ю. осуждал, ибо, по его мнению, “смешанный образ жизни” людей не дает этому достаточных посылок. Ю. стремился преодолеть как традиционно резкое (в духе рационализма) противопоставление опыта и разума, который якобы извне и post factum коррегирует материал, предоставляемый органами чувств, так и крайний эмпиризм идеи бездуховного, эмоционально-непредрасположенного субъекта, пользующегося исключительно односторонне-чувственным самодостаточным опытом. Ю. не счел необходимым увязывать построение теории познания с исследованием проблемы способов возникновения ощущений людей, считая этот вопрос уделом “анатомов и естественников”. Исходным пунктом собственной модели теории познания Ю. избрал понятие “впечатление”. “Впечатления” у Ю. -- готовые, имеющиеся в душе, “все наши более живые восприятия, когда мы слышим, видим, осязаем, любим, ненавидим, желаем, хотим”. Для “впечатлений”, -- утверждал Ю., -- “не существует отдельного имени ни в английском, ни в каком-либо другом... языке”. Ю. развел “впечатления рефлексии” и “впечатления ощущения”. Последние он элиминировал из своей теоретико-познавательной схемы: “Ум никогда не имеет перед собой никаких вещей, кроме восприятий, и они никоим образом не в состоянии произвести какой бы то ни было опыт относительно соотношения между восприятиями и объектами”. Согласно Ю., мышление людей в состоянии лишь связывать, переставлять, увеличивать или уменьшать материал, доставляемый чувствами и опытом: ум снимает “копию” с первоначального впечатления и образует “идею” -- “менее живое восприятие”. Идеи сохраняются также и в случаях исчезновения породивших их восприятий. Идеи способны формировать последующие идеи и т.д. Опыт у Ю. оказывается сложной чувственно-рациональной структурой. (Вопрос о реальном существовании материальных объектов, источников наших впечатлений как теоретическую проблему Ю. не решал, хотя и не сомневался в их существовании в контексте обыденной практики.) Так могут возникать любые идеи: рассудок человека, например, формулирует идею Бога, ставя человеческие качества мудрости и доброты вне всяких границ. Связывание идей возможно лишь как результат деятельности мышления и не зависит от наличия объективного аналога итога такого связывания. Причинно-следственные же связи между фактами открываются лишь посредством опыта. Основанием познания причинности выступает воспроизводящийся опыт того же рода как и обособившаяся привычка мыслить, существующая как закон причинности, неотъемлемо связанный с неким “инстинктом причинности”. По Ю., в основании соединения идей лежит мягкая, связующая, ассоциирующая сила (начало, качество): “каждый единичный объект, принадлежащий к какому-нибудь виду, постоянно бывает связан с некоторым единичным объектом, принадлежащим к другому виду”, и “появление всякого нового единичного объекта того или другого вида, естественно, переносит мысль к его обычному спутнику”. Ю. первым по-настоящему серьезно исследовал “причинность” как явление и понятие. По Ю., на основании только лишь примеров мы никогда не бываем в состоянии открыть необходимую связь между явлениями природы... То, что принято называть “причиной”, -- это не более чем присущая душе человека привычка наблюдать одно явление после другого и заключать из этого, что явление более позднее во времени зависит происхождением от более раннего. Осознание реального характера причинных связей Ю. именовал верой: “Разум никогда не может убедить нас в том, что существование одного объекта всегда заключает в себе существование другого; поэтому, когда мы переходим от впечатления одного объекта к идее другого или к вере в этот другой, то побуждает нас к этому не разум, а привычка, или принцип ассоциации”. Согласно Ю., причинность выживает как принцип лишь в границах тех дисциплин, которые удается трансформировать в отрасль психологии (религиоведение, гражданская история и этика), ибо “все мнения и понятия о вещах, к которым мы привыкли с детства, пускают корни так глубоко, что весь наш разум и опыт не в силах искоренить их, причем влияние этой привычки не только приближается к влиянию постоянной и нераздельной связи причин и действий, но и во многих случаях превосходит его”, при этом “...более половины мнений, преобладающих среди людей, обязаны своим происхождением воспитанию...”. Высшая цель человеческого познания -- интегрирование эмпирически установленных причин естественных явлений и подчинение многообразия особых следствий ограниченной совокупности общих конечных причин. Закон причинности приложим лишь к сфере опыта: переход от эмпирии к трансцендентному недопустим. Проблема существования сложной объективной структуры индивидуального опыта, которую сформулировал Ю., результировалась впоследствии в сопряженной концепции Канта. Рассуждения и выводы Ю. по этому вопросу стали теми достижениями философии, которые содействовали ее дальнейшей эволюции и генезису ее новых направлений. Человек у Ю. социален по своей собственной природе и постепенно эволюционирует, адаптируя разнообразные общественные добродетели. Выгода социального устройства жизни людей связана с сопутствующим процессом роста “силы, умения и безопасности”. Частная собственность и справедливость, отнюдь не предполагающие социального равенства, -- основы процветания общества в понимании Ю.: “Историки и здравый смысл могут просветить нас относительно того, что, какими бы благовидными ни казались идеи полного равенства, реально в сущности они неосуществимы. И если бы это было не так, то это было бы чрезвычайно пагубно для человеческого общества. Сделайте когда-либо имущество равным, и люди, будучи различными по мастерству, прилежанию и трудолюбию, немедленно разрушат это равенство. А если вы воспрепятствуете этим добродетелям, вы доведете общество для величайшей бедности и, вместо того, чтобы предупредить нужду и нищету, сделаете ее неизбежной для всего общества в целом”. Религиозные постулаты, возникающие как результат психологической потребности чувства, не могут, по Ю., быть постигнуты, в них можно лишь верить: опыт принципиально невозможен относительно универсума, в качестве первопричины которого примысливается Бог, а, следовательно, связи первопричины и мира не допускают каких-либо содержательных и осмысленных реконструкций. Критика вслед за Беркли “духовной субстанции” переросла у Ю. в отрицание традиционной религии, противопоставление ей “естественной религии” и жесткую полемику с официальной церковью. Ю. придумал и ввел в научный оборот понятие “философская интоксикация”, значимое в психотерапевтической диагностике.

А. А. Грицанов

ЮНГ (Jung) Карл Густав (1875--1961) -- швейцарский психоаналитик, психиатр, философ культуры. Основатель аналитической психологии. Доктор наук (1902, тема исследования -- “О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов”), профессор университетов в Цюрихе (1933--1941) и Базеле (1942). В 1911--1914 -- Президент Международного психоаналитического общества. Основные сочинения: “О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов” (1902), “О психологии. Dementia prae cox” (1907), “Трансцендентная функция” (1916), “Об энергетике души” (1928), “Проблемы души в наше время” (1931), “Действительность души” (1934), “Психология и религия” (1940), “О психологии бессознательного” (1943), “Психология и алхимия” (1944), “Психология и воспитание” (1946), “Символика духа” (1948), “Символы трансформации” (1952), “Ответ Иову” (1952), “О корнях сознания” (1954), “Современный миф” (1958), “Подход к бессознательному” (1961) и др. На ранних стадиях философского творчества (“О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов”) Ю. ориентировался на концептуальный синтез учения Э.Гартмана о бессознательной воле с теорией Жане о диссоциации личности. Являясь в 1907--1912 одним из ближайших сотрудников Фрейда, Ю. впоследствии осуществил кардинальный пересмотр ряда положений ортодоксального психоанализа, что и обусловило разрыв между Ю. и Фрейдом в 1913. Сохранив фрейдистскую ориентацию на признание психики в качестве энергетической системы, подпитываемой потенциалом соматических влечений, а также принимая версию о биполярности последних, обусловливающую наличие амбивалентных психических структур, Ю. постулировал модель психики как закрытой (а не открытой) сферы, фундированной реализацией принципа компенсации, количество энергии в которой -- постоянно. Ю. отверг мысль Фрейда об инфантильной этиологии параметров характера и сопряженных неврозов, полагая психоанализ игровой комбинацией проекций, ориентированных в детство, а отнюдь не актуализацией прошлого опыта. “Классическую” символистику сновидений, трактуемых Фрейдом как преходящие и случайные образы основополагающей реальности, требующие рационального осмысления, Ю. заместил положением о том, что сновидения -- непосредственное изоморфное продолжение области бессознательного, а не его “мимикрия”. В книге “Метаморфоза и символы либидо” (1912) отверг сексуальную интерпретацию либидо Фрейдом, провозгласив трактовку либидо как психической энергии (созвучно идее “жизненного порыва” Бергсона), выдвинул концепцию, согласно которой индивидуальное бессознательное Фрейда -- всего лишь часть гораздо более обширного “коллективного бессознательного” (общей памяти всего человеческого рода, хранящейся в тайниках человеческой души), а также сформулировал идею архетипов -- общечеловеческих первообразов -- содержания коллективного бессознательного. Согласно версии Ю., “... у этих содержаний есть одна удивительная способность -- их мифологический характер. Они как бы принадлежат строю души, свойственному не какой-то отдельной личности, а человечеству вообще. Впервые столкнувшись с подобными содержаниями, я задумался о том, не могут ли они быть унаследованными, и предположил, что их можно объяснить расовой наследственностью. Для того чтобы во всем этом разобраться, я отправился в Соединенные Штаты, где, изучая сны чистокровных негров, имел возможность убедиться в том, что эти образы не имеют никакого отношения к так называемой расовой или кровной наследственности, равно как и не являются продуктами личного опыта индивида. Они принадлежат человечеству в целом, поэтому имеют коллективную природу. Воспользовавшись выражением Святого Августина, я назвал эти коллективные проформы архетипами. “Архетип” означает type (отпечаток), определенное образование архаического характера, содержащее, как по форме, так и по смыслу, мифологические мотивы. В чистом виде последние присутствуют в сказках, мифах, легендах, фольклоре”. (На разных этапах творчества Ю. трактовал архетипы по разному: то в рамках представлений оккультизма, гностицизма и сочинений “отцов церкви”; то в качестве некоего коррелята инстинктов; то как “результат спонтанного порождения образов инвариантными для всех времен и народов нейродинамическими структурами мозга”; то в русле гипотезы о роли рецессивных генов.) По Ю., коллективное бессознательное идентично у всех людей и образует всеобщее основание душевной жизни каждого, будучи по природе сверхличным. Этот слой психики непосредственно связан с инстинктами, то есть наследуемыми факторами. Динамика архетипов (например, образов героя, демона, матери-земли и т.п.), согласно Ю., лежит в основе мифов, символики художественного творчества, сновидений. Ю. допускал существование не только “коллективного”, но также “группового” и даже “расового” бессознательного: эта идея пользовалась некоторой популярностью у идеологов германского фашизма, хотя в 1940-х учение Ю. было в “третьем Рейхе” запрещено. В качестве основной задачи психотерапии Ю. полагал овладение “искусством жизни”, сводящимся к мистически-окрашенному восстановлению нарушенных связей между различными уровнями и системами психики (интеграция содержаний коллективного бессознательного, по Ю., -- цель процесса становления личности). Бытие психического Ю. реконструировал как динамическое единство ряда разнокачественных систем: Я (Эго), Маска (Persona), Тень (Ombra, Schatten), образ души (Anima) -- связка между Я и бессознательным, лично-бессознательное с его комплексами, коллективное бессознательное с его архетипами. Их делает цельными Самость (das Selbst), интеграция которой с Эго есть предельная цель совершенствования личности (индивидуации). “Социальной кожей” Я -- Ю. полагал его “Маску”, способную подчинить Я себе и принудить его к нарастающей деградации. (Ср. репрессивность das Man у Хайдеггера.) “Тень” у Ю. -- темная компонента личности (“ветхий человек”): “Тень”, в отличие от “Оно” у Фрейда не безлична, а являет собой мое персонифицированное зло -- основу Я -- могущую и должную быть “раскрытой” и тем самым элиминированной. В нижнем архитектоническом пределе структуры психики Ю. помещает ипостась “зверочеловека” (Tiermensch) -- область господства подлинно животных инстинктов. Ю. разработал типологию характеров (“Психологические типы” -- 1921), в основе которой располагается выделение доминирующей психической функции (мышление, ощущение, интуиция, чувство) и преобладающей направленности на внешний и внутренний мир (экстравертивный и интравертивный типы). Исследовал обширный круг разнообразных проблем: мифы, обряды, ритуалы, символику, сновидения, фольклор, религии, астрологию, алхимию, психические расстройства, культуру и др. Так, осуществив комментарий к тибетской “Книге мертвых”, Ю. утверждал, что поскольку “восточная мудрость” не знала принципа причинности, постольку она не создала науку. Вместо этого ею был глубоко постигнут мгновенный медитативный индивидуальный опыт, который, по мысли Ю., должен быть положен в основу идеи “акаузальной синхронной связи”, синтезирующей в едином мгновении внутренние и внешние события и посредством которой могут быть объяснены механизмы предсказаний и действий оракулов, астрологов и парапсихологов. Биология и психология интерпретировались Ю. в духе “философии жизни” Ницше и Шопенгауэра, видевших и в культуре, и в разуме проявление таинственных жизненных сил. Принадлежа к протестантской церкви, Ю. считал ее косвенным источником психологического кризиса западной цивилизации в 19--20 вв., завершившегося невиданным распространением атеизма. Остерегаясь этих тенденций, Ю. тем не менее полагал. что они являют собой новую эпоху в эволюции культуры Запада. По Ю., любой бог -- только лишь символ Бога, обитающего внутри нас, в коллективном бессознательном, -- следовательно, если мы перестаем верить в этот символ, мы сталкиваемся с Богом лицом к лицу. У людей появляется шанс постигнуть Бога как один из феноменов собственного внутреннего мира. Значительное внимание уделял разработке оригинальной концепции личности (вопросам ее становления, структуры и самореализации), которую частично изложил в работах “Отношения между Я и бессознательным” (1928), “Неоткрытое Я” (1957) и др. В качестве основного содержания психической жизни человека принимал стремление личности к полному воплощению своих возможностей и потенций. Наше “Я”, по Ю., не является подлинным центром психики, его считает таковым лишь современный человек, сознание которого оторвано от бессознательного. Необходима “амплификация” -- расширение сознания, постигающего свои глубинные основания. Эти психические процессы, ведущие также и к исчезновению невротических симптомов, Ю. обозначил понятием “индивидуация”. Подчеркивая мощь и опасность архаического наследия человечества, таящегося в структурах коллективного бессознательного, Ю. отмечал, что психологически люди все еще пребывают на стадии детства. У них пока нет необходимого опыта развития и биопсихической фиксации феноменов культуры. Полагая, что основой культуры выступает прогресс символообразования, Ю. истолковывал развитие культуры и человека как болезненный процесс подавления инстинктивной природы людей. Трагический разрыв между природой и культурой породил, по Ю., универсальный человеческий невроз, который значительно осложняется по мере прогресса культуры и деградации окружающей среды. Индустриальная революция, по мнению Ю., еще более отдалила человека от его бессознательного и природы. Это повлекло за собой усиление коллективных иррациональных сил, психическую инфляцию, обезличивание и атомизацию людей, появление массового человека с его труднопреодолимым стремлением к катастрофе. Вследствие этого, по Ю., нарастает опасность возникновения различных массовых психозов и господства тоталитаризма. Средствами для обуздания неискоренимой агрессивности людей и их неизбывного влечения к власти Ю. считал демократию как форму организации общественной жизни и гуманистическое изменение жизненных ориентаций индивидов. В качестве организованного психоаналитического движения юнгианство оформилось вскоре после Второй войны: в 1948 в Цюрихе был образован Институт Ю., а в 1958 -- Международное общество аналитической психологии.

А. А. Грицанов

ЮНГЕР (Junger) Эрнст (1895--1998) -- немецкий мыслитель и философ. Участник Первой (14 ранений, высшая прусская награда -- “За заслуги” -- в 1918) и Второй (офицер вермахта в Париже, заслуживший репутацию “культурного атташе” Германии) мировых войн. Изучал философию и зоологию в Лейпциге и Неаполе (1923--1926). Совместно с Элиаде издавал журнал “Antaios” (1959--1971). Лауреат премии имени Гёте (1982). Патриот Германии и оппонент национал-социализма. Культовая фигура многих западноевропейских интеллектуалов и политиков 20 в. -- вне зависимости от их политических ориентаций (Хайдеггер, Г. Коль, А. Жид, маршал Ф. Фош, П. Пикассо, Ф. Миттеран, Ж.-М. Ле Пен, И. Бехер, А. Гитлер и др.). Основные сочинения: “Стальные грозы” (1920), “Тотальная мобилизация” (1930), “Рабочий. Власть и персонаж” (1932), “О боли” (1934), “На мраморных утесах” (1939), “Хвала звуку” или “Секреты речи” (1941), “Излучения” (1944), “Речь и телосложение” (1947), “За чертой” (1950), “Гордиев узел” (1953), “У временной стены” (1959), “Типаж, имя, действующее лицо” (1963), “Заметки к “Рабочему” (1964) и др. В 1978--1983 в ФРГ были изданы сочинения Ю. в 18 томах. Испытал существенное влияние взглядов Ницше и Шпенглера. Сторонник миропонимания “философии жизни”. В русле этих интеллектуальных традиций Ю. сумел продемонстрировать высокую эффективность замены традиционалистских философских категорий мифологизированными образами действительности и в середине -- второй половине 20 ст. (Ю. дополняет традиционный терминологический строй “философии жизни” такими понятиями, как “кровь”, “огонь”, “ужас”, “боль” и т.п., являющими собой, по его мнению, продолжение категориального ряда, сопряженного с античным Эросом. Так, у Ю. -- “боль принадлежит к числу тех ключей, которыми можно открыть не только самое сокровенное, но в то же время и мир”. При чувстве боли мир актуализируется как нечто несущее угрозу. Скука суть “разрешение боли во времени”.) Основные проблемы философского творчества Ю. -- “диагностика эпохи”: связь человека и космоса, соотношение жизни и смерти, оппозиция мира и войны. Целостную совокупность исходных, первичных жизненных сил, воплощающих в себе нерасторжимую связь индивида с родом, Ю. трактовал как основу одушевленной телесности любого человеческого организма. Выступая как неотъемлемая часть природы, человек, согласно Ю., переживает изначальную глубину мироздания вне границ непосредственного опыта посредством таких эмоций как: а) мира сновидений; б) ощущений страха и ужаса, минимизирующих дистанцию между личностью и предожиданием смерти; в) экстаза упоения жизнью на фундаменте крови и неизбежной гибели уходящих поколений. По мысли Ю., существуют позиции, дающие человеку возможность отграничивать себя от тех сфер, где боль и муки -- располагают неограниченной властью. Достижение этих позиций -- дистанцирование от собственной телесности и трансформация своего тела в объект -- осуществимо, согласно Ю., посредством техник аскезы и самодисциплины. Человек, по Ю., неизбывно зависит от тотемических, магических, технических и иных внешних, чуждых ему сил. Современное индустриальное государство, по Ю., предельно технизировано: индивид лишен каких-либо осмысленных представлений о ценностях жизни -- культ техники выступает и как “высокая” метафизика, и как повседневная этика, полностью подавляющие его самость. (“Кто сказал, -- восклицает Ю., -- что мировой дух ярче проявляет себя в осознанных, чем неосознанных действиях?”) Мировые войны 20 ст., по мнению Ю., могут быть интерпретированы как один из факторов всеевропейского “гигантского индустриального процесса”, как ипостась “воли к власти” (у Ю. -- “воли к всевластию”, “цели всех целей” -- der Wille zur Allmacht), результирующейся в массовом жертвенном самоотречении людей. Пафос героики в данном случае отсутствует: человек реализует собственную предназначенность как придатка технических механизмов. (По версии Ю., “воля к власти” обретает значение в условиях “определенного жизненного состояния” -- как конкретная “субстациональная власть” и как “сфера права”; осуществима же “воля к власти” лишь в рамках ранжированного бытия, которому она и служит.) Тоталитарное государство в целях выживания, объективации своей абсолютной воли и сопряженной с ними геополитической экспансии вынуждено трансформировать идеи “общественного договора” и идеалы либерализма в глобальную модель перспективного “рабочего плана”, в рамках которого стираются базисные социальные водоразделы социума и, в частности, каждый “рабочий” (“работник”) необходимо выступает и как “солдат”. По Ю., “рабочий” как “гештальт” (в трактовке Ю. суть подлинно действительное, -- принцип, определенным образом конституирующий жизнь) противопоставлен “буржуа”, не способному к организации и господству. (Ю. характеризовал эту новую общественную ипостась так: “Мы привыкли платить по счету и никогда не теряем времени даром... В любую минуту может прозвучать приказ, и жаль каждую минуту, каждую каплю, которая не выпита, и каждое мгновение, которое будет упущено... Мы хотим пить, позволяя себе разбивать о стену горшки и радоваться тому, что мы призваны стать орудием жестокой воли, принадлежа к тем малым цифрам, которыми оплачивают счета... Мы хотим сделать праздник из нашей гибели, -- праздник, в честь которого должен прозвучать опрокидывающий весь мир громовой, еще никогда не слыханный салют... Раскаленную ниву, ожидающую нас, не видел в своих мечтах ни один поэт. Тут -- железный ад, пустыня с огненными пальмовыми островами, грохочущие валы из огня и стали, через которые перекатываются красные молнии; стая стальных птиц парит в облаках, закованные в броню машины фыркают, пробегая через поле. И все, что имеется в чувствах, от ужасной телесной боли до высокого торжества победы, -- все сливается в шумном единстве в блестящий символ жизни. Песни, молитвы и ликование, проклятия и вино -- чего еще нам желать?”) В динамике как мирного, так и военного времени (согласно Ю., это в конечном счете взаимозаменяемые понятия) данный “рабочий план” может быть обозначен как состояние “тотальной мобилизации”. (С точки зрения Ю., “... в глубине, за теми сферами, в которых диалектика целей войны получает свое значение, немец встречает одну из самых могущественных сил: он встречает самого себя. Прошлая война была для него прежде всего средством осуществления самого себя. И отсюда должно быть начато новое вооружение, о котором мы заботимся, призывая немцев к мобилизации. Ничего кроме.”) “Рабочий” у Ю., -- это не столько обобщенный термин для обозначения представителя определенного общественного класса, сколько категориальная словоформа для фиксации “подпочвенной субстанции” немецкой расы в ее скрытых потенциях и открытых действиях -- для маркировки универсального типа человека. Последний являет собой естественный продукт эволюции техники, выступая носителем новаторского сознания, присущего 20 ст. Техника у Ю. -- способ, посредством которого “мобилизует” мир гештальт Рабочего. В системе техники (“органической конструкции” или включенности человека в мир машин) и выступает новый, принципиально альтернативный мир. Этот мир, с точки зрения Ю., “по определению” настолько радикален, что находится “по ту сторону” параметров “прогресса” или “упадка”; этот мир -- планетарен: такие общественно-политические формы как национализм или социализм (центрирующиеся на особенном нации или класса) несоразмерны ему. По Ю., “наш век по праву носит название века рабочего... Работа -- это ритм кулака, мысли и сердца, жизнь днем и ночью, наука, любовь, искусство, вера, культ, война; работа -- это полет атома и сила, движущая звезды и солнечную систему”. “Рабочий” был призван “порвать юридические путы буржуазного общества”, “сделать собственное бытие масштабом истолкования мира”, и, наконец, выбросить на свалку истории мировоззренческие утопии “нечистого духа” (и материализм, и идеализм), ибо, согласно Ю., “твердость мира преодолевается только твердостью, а не мировоззренческими фокусами”. Значимость обретения абстрактной свободы для таких людей, по Ю., в пределе своем уступает активному участию в репертуарах героического служения Отчизне и безукоризненному выполнению своих функциональных обязанностей как граждан. (По мысли Ю. удел поколений, переживших войну, не может иметь аналогов: “И если поколение, которое столкнулось с этим, смогло бы оплатить вину, почву для которой взрыхлили другие, то оно, может быть, собрало бы в свой единственный и ужасный час в раскаленном чистилище такую добычу, которая позднее принесет свои плоды и которая весит больше, чем все смерти и все страдания”.) В эпоху второй половины 20 в., маркированной знамением термоядерной катастрофы и насущной необходимостью переоценки многих ценностей, Ю. призывал обратить пристальное внимание на уроки того прошлого, когда “труд и наука повернулись на службу смерти, меч защищал несправедливость, судья принижал право до оружия пиратов, учителя... разрушали в детях образ Бога”. Такие исторические времена Ю. оценивал как фазис нигилизма, когда “новые порядки уже значительно продвинулись вперед, а соответствующие этим порядкам ценности еще не видны” (ценность у Ю. противополагается боли). Но в условиях новых реалий Ю. усматривает спасительные для человека нравственно-волевые основания не в “гештальте Рабочего”, а в учении Достоевского о целительном потенциале боли. Фундаментом этих личных обретений могут служить, по мысли Ю., искусство и философия -- элементы области “неупорядоченного” или “пустоши” (нем. Wildnis) -- принципиально ускользающие от тисков современной системы порядка. В разделе “Измеримое и время судьбы” (эссе “У временной стены”) Ю. выдвигает версию о том, что астрологическое, вненаучное постижение мира может оказываться эффективнее его научного истолкования. В контексте задаваемой в этих рамках модели метаисторического деления времени Ю. формулирует схему “мировой истории” с присущей ей шкалой “гуманных членений” и разграничивает от “истории Земли” с ее “сидерическими членениями”. По мысли Ю., анализирующего посредством “космической экономии” место и роль НТР в судьбе человечества, принципиальное равновесие земной цивилизации ненарушимо техническим прогрессом. Речь должна идти не об экологической катастрофичности, а -- скорее -- о переменах качественно иного масштаба. Философско-историческая концепция Ю. четко увязывает таким образом характер суждений, выносимых о настоящем, с одной стороны, и наличные модели исторического понимания, -- с другой. Предлагаемая модель истории Земли способна позволить, с точки зрения Ю., заслонить традиционное историческое мировосприятие -- “временной стеной” конца мировой истории. Результатом этого должно явиться осмысление индивидами их отношение к космической “первооснове”, откуда и черпаются постоянно обновляющиеся вселенские гештальты. Ю. был убежден в том, что каждый, кто в состоянии осознать и бороться за свою индивидуальную свободу, осознав ее ценность, способен выбрать для себя (пусть даже и в полном одиночестве и изоляции) так называемый “путь через лес” (эссе Ю. “Прогулка в лесу”). Человек, готовый в одиночку противостоять тоталитарному государству, -- “человек, идущий через лес” -- неизбежно, по Ю., обречен на обретение встречи с подлинным самим собой, восстанавливая свою изначальную духовно-телесную связь с родом, т.е. свое истинное наследие. Смерть -- не угроза для человека, наконец обретшего себя. Согласно Ю., “с возрастом надо укреплять дружбу со смертью.., давая ей прорасти в тебе деревом, дающим тень”.

А.А. Грицанов

ЮРКЕВИЧ Памфил Данилович (1827--1874) -- русский философ, представитель Киевской философско-богословской школы, осознанно занимавший антиматериалистические и теистические позиции (см.: полемика Ю. в 1860 по поводу работы Чернышевского “Антропологический принцип в философии”). Учитель В.С. Соловьева. Окончил Киевскую Духовную академию (1851). Магистр (с переименованием в бакалавры) “философических наук” (1852). Экстраординарный профессор (1858). Зав. кафедрой философии МГУ (1861--1874, утвержден императорским указом). Читал лекции по истории философии, логике, психологии и педагогике. И.о. декана историко-филологического факультета (1869--1873). Основные сочинения: “Идея” (1859), “Материализм и задачи философии” (1860), “Из науки о человеческом духе” (1860), “Сердце и его значение в духовной жизни человека, по учению слова божия” (1860), “Доказательства бытия Бога” (1861), “Курс общей педагогики с приложениями” (1869) и др. Ю. отстаивал стратегию понимания человеческого духа как целостного образования, особо отмечая роль сердца как “живого средоточия души”: “...человек начинает свое нравственное развитие из движений сердца, которое... везде хотело бы встречать существа радующиеся, согревающие друг друга теплотою любви, связанные дружбой и взаимным сочувствием. Только в этой форме осуществленного всеобщего счастия мир представляется ему как нечто достойное существовать”. Отдавая должное Канту за признание духовно-идеальных оснований любого познавательного опыта, Ю. не разделял его агностицизм и трансцендентализм. Ю. принимал тезис Платона о реальности сверхчувственного мира идей, но полагал немыслимым выводить из этого основания параметры индивидуального бытия живых и разумно-деятельных существ. Теистическая онтология Ю. иерархизировала мир на сферу сверхлогического духовного начала -- Бога, сферу объективно мыслимого, сферу разумного действующего, сферу природного бытия. По Ю., хотя абсолютное знание и недостижимо, знание об Абсолюте может быть получено в русле трех познавательных ориентаций: пути сердечного чувства, пути добросовестных философских размышлений, пути мистического постижения. Спиритизм, по Ю., потенциально способен осуществить процедуры взаимодействия различных уровней организации бытия. Выводя материалистическое мировоззрение из процесса развития естественно-научного знания (как “момента в реалистическом развитии новейшей философии”), Ю. был убежден в неприложимости такого понимания человека и вселенной к решению проблем “метафизического” статуса. По Ю., “философия, как целостное миросозерцание, есть дело не человека, а человечества, которое никогда не живет чисто логическим сознанием, но раскрывает свою духовную жизнь во всей полноте и целостности ее моментов” (“Идея”).

А.А. Грицанов

ЮСТИН философ (Ю. мученик) (Iustin) (ум. ок. 165) -- раннехристианский богослов и философ, представитель ранней патристики (см. Патристика). Основные сочинения: “Против всех ересей”, “Лирник”, “Первая и вторая апологии”, “Разговор с Трифоном-иудеем”, а также “Против Маркиона” (сохранилось во фрагментах), “К эллинам”, “Обличение”, “О божественном единодержавии” (не сохранились). Родился в Сихеме, в семье греческого колониста, принадлежащей к состоятельной провинциальной аристократии, что позволило ему получить хорошее образование. В поисках истины и смысла жизни приступает к занятиям философией, последовательно примыкая к стоикам, перипатетикам, пифагорейцам и неоплатоникам. Поворотным событием в духовной эволюции Ю., чьи воззрения были фундированы презумпцией “разум владычествует над всем”, стала встреча со старцем, высказавшем мысль о том, что подлинным “любителем мудрости” является “любитель деланья”, т.е. постигший заветы Писания и сделавший их руководством к действию (традиционная оппозиция эллинской и христианской мудрости -- см. Теология), -- “любитель же слов” есть не философ, а “филолог”, “софист”. Разговор со старцем способствует обращению Ю. в христианство. После крещения не только не оставляет свои занятия любомудрием, но, используя приобретенные навыки, пишет множество работ, основанных на идее тождества истинной философии и христианства (“Христос-Логос и Истина-Логос суть тождественны”). Ю. открывает в Риме первую христиано-философскую школу, где его среди прочих слушал Тациан, потом назвавший своего учителя “достойным всякого изумления”. Ю. своими трудами внес большой вклад в развитие апофатического богословия, четко сформулировал ряд догматических положений учения Церкви. Принимал участие в различных диспутах (исторически зафиксированы победы Ю. над киником Кресцентом и др.). Придерживался того направления патристики, которое пыталось реализовать синтез христианских ценностей с античными идеалами рациональности: по оценке Евсевия, работа Ю. “О божественном единодержавии” составлена “не только по нашим Писаниям, но и по эллинистским книгам”. По клеветническому доносу проигравшего в диспуте оппонента Ю. и шесть учеников его были схвачены римским префектом и обезглавлены. Знаменитая проповедь Ю. в суде об ипостасной Истине Христе и его смерть за мудрость доказали, что он был не “филологом”, а философом -- в самом возвышенном смысле этого слова. Ю. почитаем Православной (день памяти 14 июня) и Католической (день памяти 13 апреля) церквами как “небесный покровитель рода философов” и всех ищущих истину.

о. Сергий Лепин

Похожие:

Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconЛуи Бонапарта Карл Маркс 18 брюмера
Германию, не поступив, однако, на настоящий книжный рынок. Один корчивший из себя крайнего радикала немецкий книготорговец, которому...
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconБ. Ф. Поршнев о начале человеческой истории
О начале человеческой истории // Философские проблемы исторической науки. М., 1969. Стр. 80—112.]
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconВ первой или второй фразе сочинения
В первой или второй фразе сочинения необходимо (в обязательном порядке!) назвать автора и произведение, о котором вы пишете. Название...
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconРечевые модели для включения примеров в текст сочинения рассуждения
Проиллюстрировать названную функцию знаков препинания можно на примере … предложения текста
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconДревний Вавилон
«Трактат о происхождении, природе, юридическом обосновании и изменении денег» Никола Орем 1323-1382 гг
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconОстрый перитонит
При объективном обследовании  выраженная ригидность мышц передней брюшной стенки, положительный симптом Блюмберга, перистальтические...
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconКалендарно-тематический план проведения занятий
Основные понятия теории цепей. Идеализация источников энергии. Основные законы электрических цепей. Эквивалентные преобразования...
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconМ. М. Пришвин «золотой луг», «Лесная капель», «Календарь природы»(ответственность...
И. А. Бунин. «Антоновские яблоки»(близость человека к природе, подчинение быта крестьянским заботам)
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconАлгоритм написания сочинения-рассуждения на лингвистическую тему
Находим в тексте одно лексическое и одно грамматическое явление (учитывая задания-подсказки). Теоретически (обобщенно) формулируем...
Один из предтечей позитивизма. Основные философские сочинения: “Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным iconДисциплина "Электротехника" Группа м-211 Семестр 3 Учебный год 2012/2013...
Основные понятия теории цепей. Идеализация источников энергии. Основные законы электрических цепей. Эквивалентные преобразования...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница