Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель


НазваниеМишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель
страница11/22
Дата публикации31.03.2013
Размер4.11 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > География > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22
картиной Бугатти, было в действительности “Инженером Фердинандом Пихом, посещающим производственные мастерские в Молсхайме”, где выпускались “бугатти-вейрон 16.4”, самые быстрые и самые дорогие автомобили в мире. Оснащенные W-образным 16-цилиндровым двигателем мощностью 1001 лошадиная сила с четырьмя турбонагнетателями, они разгоняются с нуля до 100 км в час за 2,5 секунды, достигая максимальной скорости в 407 км в час. Никакие существующие в продаже покрышки не способны выдерживать такое ускорение, и “Мишлену” пришлось специально для этой машины разработать особый состав резины.

Слим Элу простоял перед картиной по меньшей мере минут пять, почти не двигаясь, только отходил или приближался на несколько сантиметров. Он избрал, отметил про себя Джед, идеальное расстояние для созерцания картин такого формата; по всему видно, настоящий коллекционер.

Потом мексиканец повернулся и пошел к выходу; он ни с кем не поздоровался и не заговорил.

218




Когда он проходил мимо, Франсуа Пино бросил на пего желчный взгляд; да уж, в схватке с таким соперником шансы бретонского бизнесмена были незавидны. Не удостоив его ответным взглядом, Слим Элу сел на заднее сиденье черного лимузина “мерседес”, припаркованного перед галереей.

Теперь к картине Бугатти подошел эмиссар Романа Абрамовича. И правда, любопытная вышла вещь. За несколько недель до того, как приступить к ней, Джед купил на блошином рынке в Монтрейе за смешные деньги — по цене макулатуры, не более того, — подшивки старых номеров французских журналов “Пекин информасьон” и “Китай строится”, и в его картине угадывались бескрайние просторы и вольное дыхание в стиле китайского соцреализма. Небольшая группка инженеров и механиков, выстроившись широким клином, сопровождает Фердинанда Пиха, посещающего мастерские, точь-в-точь, — заметит позже один особо въедливый арт-критик, нарывший горы документов, — как группа агрономов и крестьян-середняков, следующих за Мао Цзэдуном на акварели из 122-го номера “Китай строится”, озаглавленной “Все на уборку заливного риса в провинции Хунань!”. Впрочем, как давно подметили другие искусствоведы, Джед тогда в первый и последний раз попробовал писать акварелью. Инженер Фердинанд Пих, опережая своих спутников на пару шагов, кажется, не идет, а плывет, словно паря в нескольких

219




сантиметрах над светлым эпоксидным полом. На трех алюминиевых монтажных рамах размещены шасси “бугатти-вейронов” на разных стадиях сборки; на заднем плане за стеклянными стенами открывается потрясающий вид на Вогезы. По забавному совпадению, замечает Уэльбек в своем тексте для каталога, городок Молсхайм и вогезские пейзажи вокруг уже фигурировали на фотографиях мишленовских и спутниковых карт, которыми Джед десять лет назад открыл свою первую персональную выставку.

Это замечание, сделанное Уэльбеком походя, — ибо, обладая умом сугубо рациональным, если не ограниченным, он наверняка усмотрел в отмеченном сходстве хоть и курьезную, но случайность, — вдохновит Патрика Кешишьяна на пламенную статью, еще более мистическую, чем обычно; явив нам Господа, творящего мир рука об руку с человеком, пишет он, художник, завершая свой путь к инкарнации, являет нам теперь Господа, сошедшего в люди. Вдалеке от гармонии небесных сфер Всевышний решил “повкалывать в поте лица своего”, дабы отдать дань уважения, самим фактом своего чудесного присутствия, святости труда человеческого. Будучи подлинным Богом и подлинным человеком, Он кладет на алтарь трудящихся масс жертвенный дар своей пламенной любви. В позе механика слева, покинувшего рабочее место, чтобы следовать за инженером Фердинандом Пихом, как не узнать, настаивает ав

220




тор статьи, позу Петра, оставляющего свои сети в ответ на призыв Христа: “Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков”. И даже в отсутствии на картине самой “бугатти-вейрон 16,4” на последнем этапе сборки, он усматривает намек на Небесный Иерусалим.

Монд” статью не приняла, а Пепита Бургиньон, заведующая отделом, пригрозила даже, что уволится, если газета опубликует этот поток “елейного ханжества”; зато ее собирался напечатать в следующем месяце “Арт-Пресс”.

  • Да похер нам теперь эта пресса. Наша судьба решается в другом месте, — подвела итоги Мэрилин, когда Джед уже начал волноваться, что Пепита Бургиньон упорно его игнорирует.

Часов в десять, когда ушли последние посетители и официанты уже сворачивали скатерти, Франц в изнеможении рухнул на пластиковый стул, стоявший у входа в галерею.

  • Ну, бля, я в ауте. В полном ауте. — Весь вечер, не закрывая рта, он, не щадя себя, неутомимо рассказывал всем желающим о творческом пути Джеда и об истории своей галереи; что касается самого Джеда, то он лишь время от времени одобрительно кивал.

  • Принеси пивка, будь добр. Там в холодильнике, в подсобке.

221




Джед вернулся с ящиком “Стеллы Артуа”. Франц тут же залпом осушил бутылку прямо из горлышка, прежде чем заговорить снова.

  • Ну вот, теперь остается ждать предложений, — сказал он. — Подобьем бабки через неделю.


IX

К

огда Джед вышел к паперти церкви Нотр-
Дам де ла Гар, внезапно посыпал мелкий
ледяной дождик, словно предупреждая его
о чем-то, и так же внезапно, буквально че-


рез несколько секунд, прекратился. Он поднялся по
ступеням к двустворчатым, как всегда открытым на-
стежь дверям; внутри было пусто. Поколебавшись,
Джед повернул обратно. Улица Жанны д’Арк спуска-
лась к бульвару Венсена Ориоля, над которым нави-
сала наземная линия метро; вдалеке виднелся купол
Пантеона. Небо приобрело глухой стальной отте-
нок. В сущности, ему нечего было сказать Господу;
не сейчас, во всяком случае.


На площади Насьональ не было ни души, за голыми деревьями маячили плотно пригнанные друг к другу прямоугольные башни университетского цен

223




тра Тольбиак. Джед свернул на улицу Шато-де-Ран- тье. Он пришел с опережением графика, но Франц уже сидел в кафе, взяв традиционный бокальчик красного, явно далеко не первый. Судя по его всклокоченной шевелюре и багровому лицу, он не спал уже несколько недель.

  • Итак, — начал он, как только Джед сел, — у меня есть заявки почти на все картины. Я поднял цены, могу, видимо, поднять еще немножко, короче, средняя цена установилась на уровне пятисот тысяч.

  • Что?

  • Что слышал: пятисот тысяч евро.

Франц нервно теребил пряди взлохмаченных седых волос; Джед раньше не замечал за ним этой привычки. Он залпом осушил бокал и заказал следующий.

  • Если я начну продавать немедленно, — продолжал он, — мы заработаем тридцать миллионов евро; ну типа того.

В кафе воцарилась тишина. Рядом с ними тощий старик в сером плаще посапывал в компании кружки пива с пиконом. Жиршочая бело-рыжая собачка-крысоловка, последовав примеру хозяина, тоже задремала у его ног. Снова полил ненавязчивый дождик.

  • Ну и? — спросил Франц через минуту. — Что мне делать? Продавать?

  • Как хочешь.

  • То есть как это как хочешь, черт побери! Ты понимаешь, какие это деньги? — Он так кричал, что

224




старик вздрогнул и проснулся; собака, с трудом поднявшись, разворчалась в их адрес.

  • Пятнадцать миллионов евро... Каждому по пятнадцать миллионов, — продолжал Франц уже тише, сдавленным голосом. — И у меня такое ощущение, что тебе от этого ни горячо ни холодно.

  • Ну что ты, извини, — поспешил ответить Джед. — Скажем, я в состоянии шока, — добавил он, помолчав.

Франц посмотрел на него со смешанным чувством недоверия и брезгливости.

  • Ладно, о’кей, — решился он. — Я не Ларри Га- госян1, у меня не те нервы.

  • Ты, разумеется, прав, — согласился Джед, выдержав минутную паузу. И снова воцарилось молчание, нарушаемое лишь похрапыванием крысоловки, которая, успокоившись, снова улеглась у ног хозяина.

  • За какую картину... — заговорил наконец Франц, — за какую картину, по-твоему, дают больше всего?

Джед на мгновение задумался.

  • Может, за “Билла Гейтса и Стива Джобса...” — предположил он.

  • Именно. Какой-то американский маклер, чуть ли не от самого Джобса, предложил аж полтора мил

I Ларри Гагосян — крупный американский галерист.

225




лиона евро. Уже давно... — сказал Франц напряженным голосом, в котором сквозило отчаяние, — уже давно арт-рынком правят богатейшие предприниматели планеты. А сегодня им впервые выпал случай приобрести не просто самые что ни на есть авангардные, в эстетическом плане, полотна, но еще и с собственным изображением. Не представляешь, сколько бизнесменов и промышленников пристает ко мне, чтобы ты написал их портрет. Мы вернулись в старорежимные времена придворных живописцев... Ну, в общем, я хочу сказать, что на тебя вовсю идет охота. Ты по-прежнему собираешься подарить Уэльбеку его портрет?

  • Конечно. Я же обещал.

  • Как тебе будет угодно. Неслабый такой подарок. За семьсот пятьдесят тысяч евро... Заметь, он его заслужил. Его текст сыграл важную роль. Он подчеркивает последовательность и системность твоего творчества, благодаря чему тебя не причисляют к новым фигуративистам и прочей шушере... Само собой, я оставил картины не на складе в Эр-и-Луар, а снял сейфы в банке. Я выпишу тебе бумагу, можешь забрать портрет Уэльбека когда угодно.

  • Тут кое-кто заходил ко мне, — продолжал Франц не сразу. — Одна русская девушка, полагаю, ты знаешь, о ком речь. — Он вынул визитную кар

226


точку и протянул ее Джеду. —Чертовски красивая девушка...

Вечерело. Джед накинул куртку, предварительно убрав визитку во внутренний карман.

  • Подожди, — сказал Франц. — Прежде чем ты уйдешь, я хочу убедиться, что ты врубился в то, что происходит. Я получил пять десятков звонков от предпринимателей, возглавляющих список самых богатых людей планеты. Иногда звонили помощники, но в основном они объявлялись лично. И все они жаждут, чтобы ты написал их портрет. И все предлагают минимум миллион евро.

Джед надел наконец куртку и вынул бумажник, чтобы расплатиться.

  • Я тебя приглашаю, — хмыкнул Франц. — Не надо, не отвечай, я отлично знаю, что ты скажешь. Попросишь дать тебе время на размышление, а потом позвонишь и откажешься. А потом вообще перестанешь писать. Ты в своем репертуаре, как в эпоху ми- шленовских карт: вкалываешь годами, один как сыч, не покладая рук, а когда твои работы выставляются, ты все посылаешь к черту, едва добившись успеха.

  • Ну это разные вещи. Тут меня заклинило на “Дэмиене Херсте и Джеффе Кунсе, деливших арт- рынок”.

  • Да, знаю. Поэтому, собственно, я и решился на организацию выставки. Я, кстати, очень рад, что ты не закончил ту картину. Хотя идея сама по себе мне

227




нравилась, в ней ощущалась какая-то историческая уместность, это было бы вполне метким описанием ситуации, сложившейся в искусстве в определенный момент. Действительно, своеобразный раздел имел место: с одной стороны — фан, секс, китч и святая простота, с другой — трэш, смерть, цинизм. Но в твоем случае картину наверняка истолковали бы как произведение второстепенного художника, завидующего успеху более состоятельных собратьев; впрочем, мы дожили до того, что успех, в терминах рынка, оправдывает и узаконивает все что угодно, подменяя собой разнообразные теории, и никто, решительно никто, не видит дальше своего носа. Вот сейчас ты мог бы позволить себе написать эту картину, поскольку на данный момент ты самый дорогой французский художник; но я уверен, что ты ее не напишешь, более того — сменишь курс. Может статься, ты перестанешь писать портреты, а то и просто завяжешь с фигуративной живописью или вообще с живописью как таковой и вернешься к фотографии, кто знает...

Джед промолчал. Старик за соседним столом встряхнулся от дремы, встал и направился к выходу; собака с трудом ковыляла за ним, покачивая тучным тельцем на коротких лапках.

  • При любом раскладе, — сказал Франц, — знай, что я останусь твоим галеристом. Что бы ни случилось.

228




Джед кивнул. Хозяин кафе вышел из подсобки, зажег неоновые лампы над стойкой и кивнул Джеду; Джед кивнул ему в ответ. Они были его постоянными клиентами, можно сказать — старыми клиентами, но никакого панибратства между ними не возникало. Хозяин заведения забыл уже, что лет десять назад позволил Джеду сфотографировать себя и свое кафе, тем самым вдохновив его на создание “Клода Ворийона, хозяина бара с табачным отделом”, второй по счету картины из серии основных профессии, за которую американский биржевой маклер только что предложил триста пятьдесят тысяч евро. Он считал Джеда и Франца нетипичными клиентами — они слишком выделялись на фоне здешних завсегдатаев и возрастом, и принадлежностью к иному социальному слою, иначе говоря — не имели отношения к ядру целевой аудитории.

Джед поднялся, спрашивая себя, когда же он теперь увидится с Францем, и осознал внезапно, что стал богатым человеком. Когда он уходил, Франц спросил вдогонку:

  • Ты что делаешь на Рождество?

  • Ничего, ужинаю с отцом, как обычно.


X

О

бычно, да необычно, подумал Джед по
дороге к площади Жанны д’Арк. По те-
лефону ему показалось, что отец ужасно
подавлен, настолько, что даже предложил


отменить традиционный ужин. “Не хочу никому
быть в тягость”. Внезапное обострение рака прямой
кишки привело к неизбежному
выбросу отходов, со-
общил он с мазохистским смакованием. Теперь ему
придется поставить искусственный анус. Уступив
настояниям Джеда, отец согласился с ним повидать-
ся при условии, что сын пригласит его к себе. “Ви-
деть уже не могу эти рожи...”


Дойдя до Нотр-Дам де ла Гар, Джед, поколебавшись, вошел внутрь. Поначалу он решил, что церковь пуста, но, приближаясь к алтарю, заметил чернокожую девушку лет восемнадцати, а то и моложе;

230




благоговейно сложив руки, она преклонила колени перед статуей Богоматери и что-то усердно шептала. Уйдя с головой в молитву, она не обратила на него внимания. Белые брюки из тонкой ткани, невольно отметил Джед, очень удачно обтягивали выпяченную в коленопреклоненной позе попку. Неужели грехи замаливала? Или просила за больных родителей? Возможно, и то и другое. Она явно была рьяной христианкой. Все же вера в Бога весьма практичная штука: если ты не в состоянии помочь ближнему, — а это в жизни часто случается, да, собственно, только так оно и бывает, взять хотя бы отцовский рак, — всегда можно
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22

Похожие:

Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель iconМишель уэльбек бернар-Анри леви враги общества Санкт-Петербург 2011
Кожевникова, перевод на русский язык, 2009 © ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус», 2011 Издательство азбука®
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель iconМишель Фуко Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы
Перевод с французского Владимира Наумова под редакцией Ирины Борисовой. "Ad Marginem", 1999
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель iconАльбом 1) isbn 5-17-013363-4 (ооо «Издательство act») isbn 5-271-00773-1...
Занимательные упражнения по развитию речи: Логопедия для дошкольников. В 3 альбомах. Альбом Звуки С, 3, ц / Л. Н. Зуева, Н. Ю. Костылева,...
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель iconВенсан Делекруа Башмак па крыше Главы из романа Перевод с французского...
Есть во Франции один молодой писатель, ни на кого не похожий, который пытается плыть против течения современной литературы в ему...
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель iconВаля и др. Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой,...
Перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель icon«Мишель Уэльбек «Возможность острова»»: Иностранка; М.; 2006 isbn 5 94145 396 5
Власть над стремительно растущей аудиторией побуждает его анализировать состояние умов и пускаться на рискованные эксперименты. Из...
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель iconЛакан Ж. Л 8б 'Я' в теории Фрейда и в технике психоанализа (1954/55)....
Перевод с французского а черноглазова Редактура перевода П. Скрябина (Париж) Корректор Д. Лунгина
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель icon-
Перевод с французского Л. Я. Гинзбург Под редакцией С. П. Песониной, Л. Ю. Долининой
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель iconМарии Магдалины «Код Марии Магдалины»
Во многих средневековых ересях фигура Марии Магдалины по своему масштабу затмевает апостолов и становится вровень с Иисусом Христом....
Мишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель iconРене Давид. Основные правовые системы современности Перевод с французского...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница