Еще раз о задачах социалистов


НазваниеЕще раз о задачах социалистов
страница1/9
Дата публикации12.04.2013
Размер1.37 Mb.
ТипЗадача
userdocs.ru > География > Задача
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Еще раз о задачах социалистов.

Несколько слов о нашей программе.

Введение.

Непосредственным поводом к написанию этих тезисов является дискуссия о создании широкой леворадикальной организации, на основе Левого фронта, СДВ, СоцСопра, и, возможно, ряда других групп.

В то же время, эти тезисы стали итогом длительных, очень непростых сомнений, колебаний, размышлений и решений. Активист левой группы, которым я был на протяжении нескольких последних лет, связан определенными организационными обязательствами, а значит – не может изменять свою точку зрения внезапно и безотчетно; не может допустить, чтобы перемена точки зрения выглядела случайной прихотью. Поэтому и я должен, как минимум, объяснить, почему я отказываюсь от некоторых идей, отстаивавшихся и проводившихся мною в жизнь раньше.

Тупик, в котором оказалась леворадикальная политика в России, стал очевиден довольно многим, в том числе и мне, в прошлом, 2009 году. Моим личным ответом на этот кризис стала теоретическая работа – поиск ответов на вопросы: что происходит с мировым капитализмом? Что происходит с Россией? Что происходит с рабочим классом и его политическим сознанием? Каковы перспективы социализма в XXI веке, и, вообще, что такое социализм? Наконец, каковы непосредственные задачи социалистов в сегодняшней России?

Данный текст и представляет собой, по необходимости краткий, набросок ответов на эти ключевые вопросы. Ответов, которые основаны на длительной работе, и которые были, во многом, неожиданными для меня самого.

Считаясь с политическим жанром статьи, и с терпением читателей, я помещаю политические выводы, имеющие наиболее непосредственное, прикладное значение, в начало текста, во введение, а более подробное их обоснование вывожу в следующие главы.

Итак, данный текст посвящен обоснованию следующих положений:

  • Современный капитализм – это капитализм депрессивный, капитализм стагнирующий, капитализм регрессивный.

  • Непосредственная причина такого его положения –вялотекущий, затяжной, продолжающийся уже несколько десятилетий кризис перепроизводства, выход из которого может стоить мировому капитализму еще больше, чем его продолжение.

  • Даже в случае преодоления этого кризиса, экологические проблемы делают крайне маловероятным новое быстрое развитие мирового капитализма по образцу середины XX века. Затяжной депрессивный фон будет, скорее всего, сопровождать капитализм на протяжении последующих десятилетий XXI века.

  • Затяжной упадок капитализма делает настоятельно необходимым для человечества переход к другой экономической системе, которая будет в состоянии осуществлять планомерную экономическую реконструкцию, при (временном?) ограничении объемов производства, и одновременном гарантированном уравнительном распределении базовых жизненных благ.

  • Попытки перехода к этой системе, системе централизованного планового хозяйства, будут происходить в XXI веке, как и в XX, первоначально в отдельных странах.

  • Однако ситуация будет радикально отличаться от XX века тем, что деградирующий капитализм разрушает свою собственную производственную основу, а тем самым подрывает и самоорганизацию пролетариата. Атомизированность трудящегося большинства будет, вероятно, восполняться, в ходе социалистических революций, усилением роли авангардных политических организаций. Происходить эти революции будут там, на тех территориях, где А) регресс будет ставить под вопрос сохранение самих основ цивилизованной жизни, и, Б) при этом, будет сохраняться хотя бы относительная способность масс к солидарным действиям, и В) будет наличествовать авангардная партия.

  • Россия, скорее всего, останется, в обозримом будущем, зоной регресса, с многочисленными глубокими диспропорциями между социальной структурой развитого, индустриального, урбанизированного общества, сложившегося в советский период, и нынешним уровнем развития.

  • Российское население в высокой степени атомизировано, распылено, выпало как из индустриальных, так и из доиндустриальных форм социальной солидарности. Разумеется, какие-то структуры воссоздаются, но процесс это не автоматический, очень тяжелый, очень плохо изученный. Во всяком случае, материальных предпосылок для развития массового рабочего движения традиционного образца, так же как и для массовых социальных движений образца Западной Европы второй половины XX века, здесь практически нет, и логика экономического развития России отнюдь не способствует появлению этих предпосылок.

Исходя из этого, считаю важным отметить следующее:

  1. в наших условиях бесполезно заниматься строительством движения, исходя из текущих требований «социальных движений». Социальные движения слабы численно, в них сильны отнюдь не пролетарские элементы, они крайне разнородны. Модель «участия в политике без политизации», т.е. чисто конъюнктурного сотрудничества с теми или иными статусными политиками для решения своих локальных проблем, в условиях крайней слабости движений, является для них вполне естественной, нормальной, законной формой поведения. И совершенно неясно, почему они должны из благодарности за оказанную поддержку «политизироваться» в желательном нам направлении (тем более, что нам самим, часто, непонятно, что же это за направление). Это говорится не в упрек социальным активистам, которые, повторюсь, действуют так, как для них наиболее естественно и правильно действовать, а чтобы подчеркнуть – построить политическую программу на текущих требованиях социальных инициатив нельзя, точно также, как нельзя построить политическую организацию на активе этих социальных инициатив. «Социализм снизу» может быть прекрасной идеей, в другом обществе и в другие времена, но не здесь, и не сейчас, и в обозримом будущем эта ситуация не изменится.

  2. Всякие рассуждения о «переходной программе» в наших условиях не работают, потому что нет, собственно говоря, субъекта перехода. Есть массы, периодически приходящие в движение, но эти вспышки протеста, сами по себе, никуда не ведут, им не нужен, поэтому, никакой «мост». То, что нужно – это не переходная программа, а, так сказать, «правительственная программа» социалистов, которая бы содержала ответ на вопрос: что социалисты собираются делать, если придут к власти в России? Только имея ядро подобной программы, можно строить политическую силу, а не субкультурные сообщества и клубы исторических реконструкторов, которыми, в настоящее время, являются почти все леворадикальные группы России.

  3. Нужно отказаться от всяких, сознательных и подсознательных, идей о том, что мы, дескать, не можем и не должны строить такую силу, до тех пор, пока массы не поднимутся на более высокий уровень самосознания и самоорганизации. В условиях регрессивного капитализма они на этот более высокий уровень не поднимутся никогда. Переход на социалистический путь не может и не будет выглядеть, как самоосвобождение самоорганизованной массы. В реальности этот переход возможен, только как приход к власти социалистической партии в ситуации очередного витка регресса, очередного ухудшения, общего развала и краха, затрагивающего все общество, в том числе и господствующий класс. Партии, которая национализирует средства производства, начнет восстанавливать «правомерные функции государства», возрождать, по возможности на новой технологической основе, промышленность, сельское хозяйство, социальную сферу, оборону, а также осуществлять эгалитарное, уравнительное распределение базовых, основных жизненных благ.

  4. Разумеется, речь не идет о том, чтобы на основе ядра правительственной программы сразу же, сходу, провозглашать создание такой партии. Это было бы смешным и глупым авантюризмом. Но необходимо вести целенаправленную подготовку именно в этом направлении: теоретическую и пропагандистскую работу, организационную работу по выстраиванию активистских сетей, агитационную работу в различных молодежных средах.

  5. Касательно нынешнего проекта объединения: такое объединение представляет собой, безусловно, положительное явление, уже потому, что уничтожает искусственные, во многом, рамки, между близкими, по факту, левыми группами. Однако важно подчеркнуть, что настоящей политической дискуссии, которая бы определила действительные политические, а не субкультурные позиции в радикальной левой среде, еще толком не было. Поэтому нынешнее «широкое объединение» - это лишь промежуточный этап на пути к действительному самоопределению и действительному организационному строительству.

Обозначив, предельно кратко, главные точки, о которых нужно, на мой взгляд, говорить, перехожу к основному содержанию статьи.

^ Мировой капитализм сегодня.

Мировая ситуация характеризуется, прежде всего, затяжным депрессивным периодом истории глобального капитализма. Последние почти сорок лет (начиная с 1973 года) продолжается неуклонное замедление темпов роста мирового ВВП, сопровождаемое также замедлением роста производительности труда, застоем инвестирования и накоплений.

Вот, например, данные Мирового банка о темпах роста мирового ВВП, (исчисленного в долларах США 2000-го года) с 1960-го года по 2008 год1.

Этой общемировой тенденции вполне соответствует преобладающий тренд в развитых капиталистических странах, в странах ОЭСР, как свидетельствуют данные Мирового банка за тот же период, с 1960 по 2008.



С данными Мирового банка вполне согласуются данные МВФ.

Например, вопросу о сравнительной характеристике деловых циклов в разные исторические периоды была посвящена третья глава Мирового экономического обзора МВФ за 2003 год. Там, в частности, отмечалось, что период с 1973 по 2000 гг. значительно отличался от предыдущего периода 1950-1972 гг. Так, если ежегодный рост ВВП в период 1950-1972 гг. составлял, в среднем, 5,3% в год, то в период 1973-2000 гг. он составлял, в среднем, лишь 2,6 % в год. В то же время, периодические кризисы в 1973-2000гг. стали, по сравнению с 1950-1972 гг., более продолжительными и глубокими, а периоды подъема, напротив, более кратковременными (см. таблицу 1, колонки третью и четвертую).

Таблица №1, особенности деловых циклов (1880-2000гг.)2.



Это, продолжающееся уже почти сорок лет замедление экономического роста мирового капитализма, вызвано, в первую очередь, вялотекущим кризисом перепроизводства3.

Этот кризис наиболее тяжело сказался на, наиболее открытом для международной конкуренции промышленном производстве, бывшим, до тех пор, основным локомотивом капитализма на протяжении без малого двухсот лет. Перетекание капиталов в сферу услуг, а также в финансовую сферу, вопреки оптимистической риторике сторонников постиндустриального общества, не привело к превращению этих сфер в новый двигатель производства, сравнимый по росту производительности с промышленным производством4. Общий регресс, пока еще в форме замедления роста, стал преобладающей тенденцией развития мирового капитализма. Практически единственным динамически развивающимся регионом, с быстрыми темпами роста, высоким уровнем инвестиций и пр., остается Восточная Азия, в первую очередь – Китай5.

Сфера услуг оказалась менее подверженной этой неблагоприятной конъюнктуре. Но она не может вытянуть на себе экономику и придать ей прежний динамизм, из-за своей более низкой производительности труда. В результате застойные явления воспроизводятся. Тенденция к сокращению нормы прибыли, падение объема инвестиций сказывается и в сфере услуг – ее рост тоже замедляется, только менее медленно, чем в промышленности. Капиталисты на более низкий уровень роста ВВП и роста производительности труда реагируют сокращением инвестиций, сокращением издержек, прежде всего за счёт трудящихся, усилением эксплуатации, а зачастую – прямого разграбления периферийных, зависимых стран. Отсюда же проистекает наступление на регулярную занятость, распространение многообразных форм аутсорсинга, замораживание реальных заработных плат. Это позволяет несколько увеличить норму прибыли, но, одновременно, еще больше ограничивает спрос. В итоге, даже относительное увеличение нормы прибыли не создает достаточно стимулов для долгосрочного инвестирования.

Уже в первой половине XX века капитализм достиг такой степени мощи, такого уровня развития, что его кризисы, обновляя капиталистическую систему, ставили ее, в то же время, на грань гибели. Именно такую роль – лекарства, которое хуже болезни, смертельно опасного лекарства, сыграли мировые войны, с великой депрессией между ними. Отсюда постоянное стремление капиталистических правящих кругов избегать, острых и глубоких, системных кризисов, смягчать их и оттягивать, превращая, кризис, тем самым, в хронический и вялотекущий.

Хронический кризис перепроизводства смягчается, наиболее тяжелые его проявления откладываются, оттягиваются во времени, правящими кругами ведущих капиталистических держав за счёт раздувания бюджетных, биржевых, кредитных «пузырей». Когда лопается очередной «пузырь», наступает кризис, который временно преодолевается за счёт следующего «пузыря». Решительное преодоление хронического кризиса, избавление от создаваемого им общего депрессивного фона потребовало бы, вероятно, масштабного разрушения «избыточного» производства в развитых капиталистических странах, и перемещения центра мировой капиталистической системы в Восточную Азию. Однако размах борьбы, неизбежной при реализации этого сценария, поставил бы под вопрос само дальнейшее выживание как капитализма, так и всего человечества в целом. Готовности к такого рода решительной, в том числе вооруженной борьбе, мы сейчас не наблюдаем, ни со стороны стран старого капиталистического центра, ни со стороны потенциального претендента на гегемонию. Пока они предпочитают находить модус вивенди в рамках существующего экономического порядка, хотя поддерживать этот порядок становится все труднее.

^ Энергетические пределы капитализма.

Еще более важно, что даже в случае снятия, каким-либо образом, проблем, связанных с перепроизводством, долгосрочные перспективы капиталистического роста оказываются более чем проблематичными. Связано это с тем, что ведущим двигателем индустриальной капиталистической экономики XIX-XX веков было технологическое развитие в энергетическом секторе, позволявшее все более эффективно использовать топливо, как непосредственно в производстве и на транспорте, так и при производстве электроэнергии, затем, также, использовавшейся в промышленности, коммунальном секторе, в сфере услуг, и т.д. Повышение эффективности использования топлива приводит к уменьшению затрат топлива на единицу продукции, и, следовательно, к сокращению издержек. Но именно это сокращение издержек приводит к новым инвестициям, в этой отрасли, к бурному росту производства, и, таким образом, к росту потребления топливных ресурсов в абсолютных значениях. Рост эффективности использования топлива сказывается, в первую очередь и сильнее всего, на энергетическом секторе, и на тяжелой промышленности, обеспечивая рост именно этих секторов экономики. В результате остальные сектора экономики могут пользоваться дешевой (и стабильно дешевеющей) электроэнергией и также дешевеющими продуктами промышленности, т.е. средствами производства. Это делает выгодным и рациональным повышение производительности труда именно за счет инвестиций в совершенствование оборудования, средств производства, в замещение дорогостоящего человеческого труда энергоемким оборудованием.

Именно такой тип развития характерен для индустриального капитализма; и именно ему капитализм обязан большей частью своих успехов. Однако уже в 1960-е годы в развитых капиталистических странах, например, в США, технологические пределы подобного повышения эффективности были, в основном, достигнуты6.

Дальнейший рывок промышленного развития, теоретически, мог бы быть связан с переходом на другие источники энергии, качественно более дешевые, и с большей энергетической отдачей, чем топливные полезные ископаемые (нефть, газ, и менее удобный, но все еще широко используемый уголь). Однако такого перехода не произошло.

Наоборот, энергетическая отдача от топливных полезных ископаемых неуклонно уменьшается, в связи с исчерпанием более доступных и более качественных месторождений. Промышленная экономика оказалась в ситуации, когда не только нет новых моторов роста, но и старые начинают работать хуже. С одной стороны, нет нового качественного скачка в эффективности производства энергии. С другой стороны, то топливо, на котором в основном базируется существующее производство энергии, становится более труднодоступным и дорогим. А это значит, что даже рост эффективности производства топлива будет, во все большей степени, не сокращать издержки производства, но лишь компенсировать их увеличение.

Эксперты спорят о том, наступил ли уже мировой «пик нефти», после которого добыча будет сокращаться, требуя при этом все больше издержек, или нет. Однако сомневаться в том, что он, если еще и не произошел, произойдет в ближайшие десятилетия, оснований очень мало. Открытие новых месторождений достигло своего пика еще в 1960-е годы, и с тех пор неуклонно сокращается. Пик добычи, в такой ситуации – лишь вопрос времени. Пессимисты полагают, что он уже достигнут, примерно в 2005-2008 гг., оптимисты, в том числе официальное Международное энергетическое агентство, относят его к 2020-м годам. Вслед за ним последует пик газа и пик угля. О сроках, опять же, можно спорить. Но общую тенденцию повышения издержек (не только в стоимостном, но и в натуральном выражении, т.е., большая энергоемкость, материалоемкость и т.д., добывающей отрасли) при добыче топливных полезных ископаемых, также как и все большего количества других невосполнимых ресурсов, оспорить невозможно.7

На горизонте маячит пик добычи большинства металлов, и других полезных ископаемых8. В сочетании с исчерпанием формально восполняемых ресурсов, таких, как пресная вода, плодородная почва, леса, и другие, скорость добычи которых сегодня на порядки превышает скорость их естественного восстановления, и с последствиями отравления окружающей среды отходами индустриального производства, этот «пик всего» грозит совершенно реальным общим экологическим кризисом9.

Альтернативные источники энергии, вплоть до настоящего момента, превосходят по совокупному уровню издержек производства топливные полезные ископаемые.

Подчеркнем еще раз: речь идет не только о стоимостных издержках, не только о денежном выражении издержек, которое, естественно, подвержено влиянию множества факторов, в том числе и краткосрочных, вплоть до биржевых спекуляций. Речь идет и об издержках в натуральном выражении.

Для оценки издержек в натуральном выражении используются разные показатели, одним из наиболее распространенных является показатель EROEI, оценивающий энергетические издержки производства энергии.

EROEI – это отношение того количества энергии, которое получено из определенного источника, к той энергии, которая затрачена, чтобы добытую энергию получить. Т.е., например, EROEI нефти - это отношение того количества энергии, которое даст сжигание барреля нефти, к тому количеству энергии, которое потребуется, чтобы этот баррель добыть. Формула EROEI: (ER/EI – Энергетическая отдача / Энергетические инвестиции) Иначе говоря, EROEI – это отношение той энергии, которая производится энергетическим сектором экономики, но поступает в остальные сектора общественного хозяйства (энергетическая отдача ER), к той энергии, которая потребляется внутри самого энергетического сектора, для его производственных нужд (энергетические инвестиции EI).

При интерпретации значений EROEI, нужно иметь в виду следующие ограничения:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Еще раз о задачах социалистов iconДобровольно захотели, побывали!
Дина Васильевна Конашевич, историк  и соавтор нового солидного проекта по работе с молодежью  Г. В. Лукин познакомил всех еще раз...
Еще раз о задачах социалистов iconТак получилось, что объехав чуть ли не всю Европу, в Греции мы ещё не были
А ведь с Греции (ну, с Древней Греции, конечно) началась моя сознательная жизнь. «Мифы Древней Греции» Куна были моей первой «толстой»...
Еще раз о задачах социалистов iconФидель жив. Когда максим был еще маленьким, он много раз слышал про...

Еще раз о задачах социалистов iconДарья менделеева после “Грозы”
Калинова, раз и навсегда объявленного “тёмным царством”; оплакана судьба несчастной Катерины; наиболее вдумчивые поминают недобрым...
Еще раз о задачах социалистов iconАнатолий Вассерман: Главные итоги 2012 года
Я уже не раз говорил и, наверное, ещё не раз скажу, что главным итогом 2012 года мне представляется второе пришествие Владимира Владимировича...
Еще раз о задачах социалистов iconГоды подготовки (1834 1854)
Надо ли писать еще одну биографию Сперджена? Разве о нем уже не сказано все, что только можно было сказать, и притом сотню раз? Подобные...
Еще раз о задачах социалистов iconЗадача синтеза информационной системы заключается в разработке ее...
При этом можно говорить о двух основных задачах синтеза: создание новой системы на основе последних достижений науки и техники;...
Еще раз о задачах социалистов iconО вершках и корешках, или ещё раз о никеле
Нижнемамонское, Подколодновское, Юбилейное, Еланское, Елкинское. Находятся они в относительно не простых (для добычи) условиях, достаточно...
Еще раз о задачах социалистов iconНу, коль у Вас все еще есть вопросы, мы найдем на них ответы
Помните, была у нас с Вами оч-чень крутая переписка. Не знаю как Вам, а мне она доставила и некоторую долю удовольствия. Во всяком...
Еще раз о задачах социалистов iconДжен эйр
Правда, утром мы еще побродили часок по дорожкам облетевшего сада, но после обеда (когда не было гостей, миссис Рид кушала рано)...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница