Статья опубликована в «Отечественная история»


Скачать 275.33 Kb.
НазваниеСтатья опубликована в «Отечественная история»
страница1/2
Дата публикации21.03.2013
Размер275.33 Kb.
ТипСтатья
userdocs.ru > География > Статья
  1   2
Русь в конце X — начале XII века: территориально-политическая структура («земли» и «волости»). Часть 1

Автор: Антон Горский
Статья опубликована в «Отечественная история» №6


Русь в конце X — начале XII века: территориально-политическая структура («земли» и «волости»). Часть 1
Русь в конце X — начале XII века: территориально-политическая структура («земли» и «волости»). Часть 2

К концу X столетия завершился процесс подчинения восточнославянских догосударственных общностей — союзов племенных княжеств — власти Киева[1]. В княжение Владимира Святославича (980—1015 гг. ) окончательно сложилось государство Русь, внешние границы которого оставались практически неизменными до середины XIII в. Составными частями государства Русь стали территории, управлявшиеся представителями киевской княжеской династии Рюриковичей.
В историографии эти территории именуются обычно «землями» или «волостями». Относительно того, как эти понятия соотносились между собой в исторической действительности конца X — начала XII в. (т. е. в период, предшествовавший наступлению на Руси так называемой феодальной раздробленности или «удельного периода»), единства мнений не существует. Некоторые исследователи используют термины «земля» и «волость» как равнозначные или даже употребляют их сочетание «волости—земли»[2]; ряд авторов полагают, что составные части Киевской Руси именовались «волостями»[3]; по мнению других, они назывались «землями»[4]. Вместе с тем имеется точка зрения, согласно которой оба термина соответствовали древнерусским реалиям, но обозначали несовпадающие или не всегда совпадающие территориальные единицы[5].
Рассмотрим все имеющиеся в письменных источниках X — начала XII в. прямые или косвенные данные о территориальной структуре Руси. Такие данные содержатся в договорах Руси с Византией 911, 944 и 971 гг., в сочинении византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей» (середина X в. ), в церковном уставе князя Владимира Святославича (основа создана в конце X — начале XI в. )[б], в «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона (середина XI в. ), в Русской Правде Краткой редакции в части, именуемой «Правдой Ярославичей» (середина XI в. ), в записи в Остромировом Евангелии (1056—1057 гг. ), в Новгородской первой летописи младшего извода (НIЛ), содержащей текст так называемого Начального свода конца XI в., в письме Владимира Мономаха Олегу Святославичу (конец XI в. ), в Житии Феодосия Печерского (конец XI или начало XII в. ), в «Сказании о Борисе и Глебе» (конец XI или начало XII в. ), в «Поучении» Владимира Мономаха (начало XII в. ), в «Повести временных лет» (начало XII в. ), в Русской Правде Пространной редакции (начало XII в. )[7], в южнорусском летописании 20-х гг. XII в., в жалованной грамоте Мстислава Владимировича и его сына Всеволода новгородскому Юрьеву монастырю (около ИЗО г. ), а также в переводных памятниках.[8]
В этих источниках «землями» именуются суверенные государства. В оригинальных памятниках встречаем названия «Русская земля», «Греческая земля», «Лядская земля», «Угорская земля», «Агнянская земля», «Волошская земля»[9]. Такое же значение имел термин «земля» и в переводных произведениях, где упоминаются земли Египетская, Ромейская, Ханаанская, Греческая, Перськая, Халдейская, Иерусалимская[10]. Кроме того, государства обозначались чисто названиями, образованными от этнонимов — «Русь», «Ляхи», «Чехи», «Греки», «Угры»[11]. Эти два способа обозначения суверенных стран существовали уже, повидимому, в X столетии. В русско-византийском договоре 911 г. Древнерусское государство б раз обозначено как «Русь», 1 раз — как «Русская земля»; Византия — 4 раза как «Грекы», 1 раз — как «земля Греческая». В договоре 944 г. Византия 1 раз названа «Греки», а Древнерусское государство — 2 раза «Русь» и 1 раз — «Русская земля»[12].
Термином «волость» (вар. «власть») в интересующем нас смысле[13] древнерусские памятники XI — начала XII в. именуют главным образом территории, являвшиеся составными частями Древнерусского государства.
В «Повести временных лет» (ПВЛ) имеется целый ряд упоминаний «волости»; под 975 г. сообщается о совете воеводы Свенельда киевскому князю Ярополку относительно его брата Олега, княжившего в «Деревах»: «пойди на брать свои и прими волость его»[14]; под 977 г. дважды говорится, что Ярополк «перея власть» Олега[15]; под 980 г. упоминается, что Рогволод «имяше волость свою Полотьске»[16]; Ярослав Мудрый после смерти в 1036 г. своего брата черниговского князя Мстислава «перея власть его всю»[17]; племянники Всеволода Ярославича в период его киевского княжения «начала ему стужати, хотяще власти», в результате Всеволод «раздаваше волосте имъ»[18], в 1096 г. Олег Святославич обращается к Изяславу Владимировичу: «иди в волость отца своего Ростову, а то., (Муром. — А. Г.) есть волость отца моего»[19]; после поражения и гибели Изяслава его брат Мстислав предъявляет аналогичное требование Олегу: «иди ис Суждаля Мурому, а в чюжеи волости не седи»[20]; в 1097 г. Давыд Игоревич советует Святополку Изяславичу не отпускать теребовльского князя Василька Ростиславича «в свою волость»[21]; после ослепления Василька Святополк, оправдываясь перед другими князьями, говорит: «Поведал ми Давыдъ Игоревичь, яко Василко брата ти убилъ Ярополка и тебе хощеть убити, и заяти волость твою — Туровъ, и Пинескъ, и Берестии, и Погорину»[22]; пленный Василько говорит Василю (автору летописной повести о событиях 1097—1099 гг. ): «мои Теребовль моя власть и ныне и пождавше»; далее автор повести замечает: «якоже и бысть: вскоре бо прия власть свою»[23]; вслед за тем, как сообщается в повести, «поиде Давыд, хотя переяти Василкову волость»[24]; после поражения и бегства Давыда Святополк «нача думати на Володаря и на Василка, глаголя, яко се (Перемышльское и Теребовльское княжества. — А. Г. ) есть волость отца моего и брата»[25]; в 1100 г. на съезде в Уветичах сильнейшие князья предложили Володарю и Васильку: «буди вам едина власть — Перемышль»[2б].
Помимо ПВЛ «волость» упоминается в следующих источниках: в НIЛ — два упоминания, не совпадающие с ПВЛ, одно — в так Называемом Предисловии к Начальному своду конца XI в., где объявляется о намерении поведать, как «грады почаша бывати по местом, преже Новгородчкая волость и потом Кыевская», и другое — в рассказе о призвании варяжских князей, где сообщается, что «словене свою волость имели, а кривици свою, а мере свою»[27]; в записи в Остромировом Евангелии говорится: «Изяславу же кънязю тогда предрьжащу обе власти: и отца своего Ярослава и брата своего Володимира»[28] (т. е. киевское и новгородское княжения); в «Сказании о Борисе и Глебе» рассказывается, что Ярослав Мудрый распределил столы между сыновьями, посадив «Изяслава Кыеве стареишаго, а Святослава Чьрнигове, а Вьсеволода Переяславли, а прокыя по инем волостьмъ»[29]; Владимир Мономах в своем «Поучении» пишет о том, как братья предложили ему: «потьснися к нам, да выженемъ Ростиславича (Володаря и Василька. — А. Г. ) и волость ихъ отимем»[30]; он же в письме Олегу Святославичу предлагает примирение, обещая: «той волость възмешь с добром»[31]; в Киевской летописи 20-х гг. XII в. сообщается, что сыновья Владимира Мономаха после его похорон (1125 г. ) «разыдошася кождо въ свою волость с плачемъ великомъ, идеже бяше комуждо раздаялъ волости»[32].
В ряду перечисленных упоминаний термина «волость» особняком стоят два фрагмента НIЛ, где «волостями» названы территориальные образования IX в. В первом из этих упоминаний следует видеть ретроспекцию современного летописцу термина на период возникновения государства. Фраза сходна с записью в Остромировом Евангелии: обе они, очевидно, отражают сложившуюся в XI в. в Новгороде точку зрения на существование на Руси двух главных волостей — Новгородской и Киевской, Во втором фрагменте сказалось представление летописца о волости как территории, находящейся под чьей-либо властью. Поскольку, согласно легенде о призвании Рюрика с братьями, в это время у сложен, кривичей и мери князей не было, автор изобразил дело так, будто владели этими волостями сами «людие» («владети сами собе»).
В остальных 22 упоминаниях термин «волость» («власть») связывается с конкретным княземвладетелем (или князьями). В 19 случаях владетель является вассалом киевского князя, а «волостью» названа управляемая им территория. Дважды речь идет о волостях, принадлежавших киевскому князю (Остромирово Евангелие, ПВЛ под 1097 г. — о «волости» Святополка). Всего в одном случае князь-владетель волости не принадлежит к роду Рюрика (Рогволод).
Почти во всех случаях имеются в виду территории, князь-владетель которых сидел непосредственно в политическом центре данной волости. Исключений — четыре. Запись в Остромировом Евангелии характеризует Новгород как «власть» Изяслава, хотя последний в 1056/57 г. княжил в Киеве. Ростов и Муром в 1096 г. не имели своих князей и характеризуются в воспроизведенных летописью переговорах как волости соответственно Мономаха (в то время княжившего в Переяславле) и умершего в 1076 г. Святослава Ярославича (который владел Муромом как князь черниговский), В прошлом все эти центры имели собственные княжеские столы: Новгород — с первой половины X в., Ростов и Муром— в эпоху Владимира Святославича. Волостью Святополка под 1097 г, названы все его владения, кроме стольного Киева; названный среди них первым Туров был прежде центром княжения Святополка (еще ранее там княжил Святополк Окаянный). Таким образом, во владении одного князя могло быть несколько волостей: сам он сидел в центре наиболее значительной из них, другие управлялись его посадниками[33]. Вероятно, территория получала право именоваться «волостью» после того, как там появлялся княжеский стол, и сохраняла это право даже в том случае, если в дальнейшем ею владел князь, непосредственно в ней не сидевший.
Термин «волость» в приведенных известиях часто сочетается с глаголами, обозначающими действие: волости можно «приять», «переять», «раздавать», «заять», «держать», «отнять», «взять», в волости можно «посадить» (князя). Отметим, что в сочетании с термином «земля» встречается только один из этих глаголов («держать»)[34].
В переводных памятниках XI — начала XII в. термин «власть» (полногласная форма в них не употребляется[35] ) также встречается как обозначение части территории государства (в 5 случаях служит для перевода греч. άρχή и έπαρχία). Однако чаще в этих целях употребляется этимологически тождественный с ним термин «область» (соответствует греч. παροκία, έπαρχία, τοποτηρηοία, άρχή). В оригинальных произведениях в интересующем нас значении термин «область» встречается, напротив, гораздо реже, чем «волость»[36].
Есть основание полагать, что формирование понятия «волость» в смысле территориальной единицы в рамках суверенного государства — «земли» происходило одновременно с формированием к концу X столетия структуры государства Русь, в процессе ликвидации союзов племенных княжеств. В пользу этого, вероятно, говорит изменение терминологии, обозначающей составную часть Византийской империи — ее крымские владения — в русско-византийских договорах X в. В договоре 944 г. эти владения дважды названы «страной Корсунской», т. е. применен термин, который может обозначать (наряду с другими значениями) государство в целом. В договоре 971 г. эта территория именуется уже «властью Корсунской»[37].
Таким образом, в конце X — начале XII в. государство Русь («Русская земля») состояло из «волостей», управлявшихся представителями киевской княжеской династии. Отождествление понятий «волость» и «земля» для этого периода отечественной истории неверно, поскольку это были термины разного уровня. Один обозначал территорию, составлявшую часть государства, другой — государство в целом[38].
Анализ употребления термина показывает, что «волость» конца X — начала XII в. — это прежде всего княжеское владение. Князь-владетель называется или подразумевается во всех случаях (кроме двух «ретроспективных» фрагментов НIЛ), в то время как главный город волости назван лишь 5 раз. Ни разу «волость» не определяется притяжательным прилагательным, образованным от названия ее центра (исключение — «ретроспективное» упоминание Новгородской и Киевской волостей в начальной статье НIЛ). Притяжательное прилагательное, образованное от названия города, употребляется в одном случае в сочетании с термином «область» (Ростовская область). Возможно, термин «область» был «более территориальным», чем понятие «волость», которое в XI — начале XII в. было не принято употреблять без указания на князя-владетеля. Таким образом, понятие «волость» (этимологически восходящее к глаголу «володети»[39]) в рассматриваемый период связано с владетельными правами исключительно князя, а не города или иного субъекта. Поэтому не может быть принята отстаиваемая И. Я. Фрояновым и его учениками точка зрения на волость как на территорию «города-государства».

Примечания

[1] О восточнославянских догосударственных общностях см.: Горский А. А. О переходном периоде от доклассового общества к феодальному у восточных славян // Советская археология. 1988. № 2. С. 120—127.
[2] Грушевский М. С. Киевская Русь. СПб., 1911. С. 453—454; Пресняков А. Е. Княжое право в Древней Руси. СПб., 1909. С. 191—202, 214; его же. Лекции по русской истории. М., 1938. Т. 1. С. 62, 67, 97, 123, 137, 155, 162; Середонин С. М. Историческая география. Пг., 1916. С. 154; Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М., 1951. С. 26, 34, 50; Фроянов И. Я. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1980. С. 33, 232— 233; Фроянов И. Я., Дворниченко А. Ю. Города-государства Древней Руси // Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. Л., 1986. С. 255, 274, 297.
[3] Сергеевич В. И. Русские юридические древности. Т. 1. СПб., 1890. С. 1—9; Хлебников Н. П. Общество и государство в домонгольский период русской истории. СПб., 1871. С. 95—98, 258— 259; Ключевский В. О. Соч. Т. 1. М., 1987. С. 129—130, 148—151; Черепнин Л. В. К вопросу о характере и форме Древнерусского государства — начала ХШв. // Исторические записки. Т. 89. 1972. С. 361, 367—369.
[4] Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. СПб.; Киев, 1907. Ч. 1. С. 12— 15, 21; Любавский М. К. Историческая география России в связи с колонизацией. М., 1909. С. 85— 90; Юшков С. В. Очерки по истории феодализма в Киевской Руси. М.; Л., 1939. С. 167, 172—173; Vernadsky G. Kievan Russia. New Haven, 1951. P. 173—175; Lowmi-ariski H. Poczatki Polski. Warszawa, 1970. T. 4. S. 43—44; Котляр Н. Ф. Города и генезис феодализма на Руси // Вопросы истории. 1986. № 12. С. 79—81.
[5] Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. II. М., 1988. С. 24—25; Костомаров Н. И. Собр. соч. Кн. 5. СПб., 1905. С. 16; Барсов Н. П. Очерки русской исторической географии. География Начальной (Несторовой) летописи. Варшава, 1885. С. 84—85, 92—93.
[6] Об уставе Владимира Святославича см.: Щапов Я, Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси XI—XIV вв. М., 1972. С. 12—135.
[7] Правда Русская. Т. 1. М.; Л., 1940. С. 89—391. О датировке Пространной Правды временем киевского княжения Владимира Мономаха (1113—1125 гг. ) см.: Милов Л. В. О происхождении Пространной Русской Правды // Вестник Московского университета. Сер. истор. 1989. № 1.
[8] Данные о лексике переводных произведений XI — начала XII в. взяты из картотеки Словаря древнерусского языка. XI—XIV вв. Института русского языка РАН (далее — Картотека ДРС).
[9] Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). Т. 1. М., 1962. Стб. 1, 4, 5, 17, 22, 29, 35, 38, 42, 46—47, 64—65, 70, 73, 79, 110, 119, 131, 137—138, 145, 149—150, 157, 161—164, 171— 172, 173—174, 189, 208, 213, 218—219, 222, 226, 229, 252, 253, 256, 262—264, 266, 277, 295; Т. 2. М., 1962. Стб. 289; Молдован А. М. «Слово о законе и благодати» Илариона. Киев, 1984. С. 92; Успенский сборник XII—XIII вв. М., 1971. С. 43, 54—57, 59, 65—66, 69—70; Древнерусские княжеские уставы XI—XV вв. М., 1976. С. 15, 18—19, 21—22; Правда Русская. Т. 1 (Заголовок «Правды Ярославичей»); Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949. С. 140.
[10] Картотека ДРС.
[11] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 7, 11—12, 23, 26, 36—37, 48, 51, 60, 62, 67—68, 71, 75, 107—108, 130, 139, 144—145, 149, 160, 171, 174, 183, 188, 193, 206, 208, 247, 271, 273, 276, 279—280, 292; Т. 2., Стб. 273, 284—286, 289, 293; Молдован А. М. Указ. соч. С. 96; Успенский сборник. С. 43; Древнерусские княжеские уставы... С. 15, 18. Оба типа наименований — «этнонимические» и с использованием термина «земля» — употребляются в летописных повествованиях применительно к территориям союзов племенных княжеств IX—X вв. С одной стороны — «Деревская земля», «Польская земля» (т. е. земля полян), «Словенская земля» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 8, 21, 56—58, 60, 74), с другой — «Дерева», «в Полях», «Словени» (там же. Стб. 8, 10, 54—55, 59, 121). При этом летописные записи XII в., отражающие старое, «догосударственное» название территории, при описании современных событий дают только «этнонимические» названия — «Вятичи», «Деревы», «Дреговичи», «Кривичи», «Радимичи» (там же. Стб. 247—248; Т. 2. Стб. 282, 292, 299, 310—311, 336, 342, 368, 371, 374, 384, 455, 459, 468, 502, 509, 537, 637). В рамках Древнерусского государства XII столетия герритории, обозначенные этими наименованиями, не совпадали с пределами существовавших тогда княжеств; названиями бывших восточнославянских догосударственных общностей в это время обозначались части их территорий, входившие в то или иное феодальное княжество, например, «Вятичи» — часть территории бывшего союза вятичей, вошедшая в Черниговское княжество (3айцев А. К. Черниговское княжество // Древнерусские княжества X—XIII вв. М., 1975. С. 101—108). В летописных известиях о славянских союзах племенных княжеств IX—X вв. употребление термина «земля» (применявшегося в XI—XII вв. по отношению к суверенным государствам) может быть модернизацией. Упоминания же современных летописцам территориальных единиц, носящих названия бывших догосударственных общностей, делались мимоходом: летописцы просто фиксировали старое название герритории, дожившее до XII столетия. Поэтому данную группу известий следует признать более надежной и, следовательно, можно полагать, что территории союзов племенных княжеств носили наименования, образованные от этнонимов. Это предположение подкрепляется данными об общностях балканских славян. Их территории в византийских источниках обозначаются также «этнонимическими» названиями: «Берзития», «Драгувития», «Тервуния», «Диоклея», «Канали», «Ваюниты» (Королюк В. Д., Литаврин Г. Г., Флоря Б. Н. Древняя славянская этническая общность // Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982. С. 21; Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1989. С. 132—133, 150—151).
[12] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 35—37, 47—48, 51.
[13] О других значениях термина см.: Словарь древнерусского языка (XI—XIV вв. ). Т. 1. М., 1988. С. 444—446, 469—470.
[14] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 74; ср,: Т. 2. Стб. 62.
[15] Там же. Т. 1. Стб. 75; ср.: Т. 2. Стб. 62—63.
[16] Там же. Т. 1. Стб... 73; Т. 2. Стб. 63. В рассказе о Владимире и дочери Рогволода Рогнеде, помещенном в летописании Северо-Восточной Руси под 1128 г., также указывается, что Рогволод «имеяше волость свою Полтескъ» (Там же. Т. 1. Стб. 299).
[17] ПСРЛ. Т. 1. Стб 150; ср.: Т. 2. Стб. 138.
[18] Там же. Т. 2. Стб. 207—208; ср.: Т. 1. Стб. 216.
[19] Там же. Т. 1. Стб. 237; ср.: Т. 2. Стб. 226—227,
[20] Там же. Т. 1. Стб. 237; ср.: Т. 2, Стб. 227.
[21] Там же. Т. 1. Стб. 258; ср.: Т. 2. Стб. 232.
[22] Там же. Т. 2. Стб. 237; ср.: Т. 1. Стб. 263.
[23] Там же. Т. 1. Стб. 265; ср.: Т. 2. Стб. 239—240.
[24] Там же. Т. 1. Стб... 267; ср.: Т. 2. Стб. 241.
[25] Там же. Т... 1. Стб. 269; ср.: Т. 2. Стб. 244.
[26] Там же. Т. 1. Стб. 274.
[27] Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л. » 1950. С. 104, 106.
[28] Остромирово Евангелие. Л., 1988. Л. 294 б.
[29] Успенский сборник. С. 62.
[30] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 241.
[31] Там же. Стб. 254.
[32] Там же. Т. 2. Стб. 289.
[33] Так, под 1095 г. упоминается «посадник Ольгов» в Муроме — ПСРЛ. Т. 1. Стб. 229.
[34] В жалованной грамоте Мстислава Владимировича и его сына Всеволода Новгородскому Юрьеву монастырю говорится: «Се азъ Мьстиславъ Володимирь сынь, дьржа Русьску землю... » — Грамоты Великого Новгорода и Пскова. С. 140.
[35] См.: Михайловская Н. Г. Системные связи в лексике древнерусского книжно-письменного языка XI—XIV вв. Нормативный аспект. М., 1980. С. 138.
[36] В ПВЛ упоминаются «Ростовская область» под 1071 г. и «область Полоцка» под 1092 г. (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 175, 215), Еще несколько случаев такого словоупотребления имеется в Житии Феодосия Печерского и в «Сказании о Борисе и Глебе» (Успенский сборник. С. 58, 68, 84, 121—122).
[37] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 50—51, 53; Т. 2. Стб. 39, 61. О термине «страна» см.: Михайловcкая Н. Г. Указ. соч. С. 133—136, 145—152.
[38] Термин «земля» однажды употребляется в ПВЛ для обозначения двух волостей. В 1096 г. Олег Святославич после поражения и гибели Изяслава Владимировича «перея всю землю Муромску и Ростовьску» (выше эти территории названы «волостями» — ПСРЛ. Т. I. Стб. 237; ср.: Т. 2. Стб. 227). Вероятно, здесь сыграли роль два обстоятельства: обширность территории, захваченной Олегом, и отсутствие у этих волостей в тот момент владетеля (Изяслав погиб). Исключением можно считать также употребление термина «земля» в ст. 36 и 39 Пространной Правды «будеть ли свод по землям... »; «А из своего города в чюжю землю свода нетуть». Очевидно, имеются в виду территории, тянувшие к данному городу (ср.: Памятники русского права. Вып. 1. М., 1952. С. 154—156). Поскольку речь шла о юридических нормах, употреблен был не термин «волость», который в начале XII в. предполагал наличие конкретного князя-владетеля, а более общее понятие. Термин «земля», в отличие от случаев употребления его для обозначения суверенных государств, не имеет здесь конкретной территориальной привязки.
[39] См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. I. M., 1964. С. 344.

Автор: Антон Горский
Статья опубликована в «Отечественная история» №6


Русь в конце X — начале XII века: территориально-политическая структура («земли» и «волости»). Часть 1
Русь в конце X — начале XII века: территориально-политическая структура («земли» и «волости»). Часть 2

Исходя из высказанного предположения о том, что территория получала право именоваться «волостью» с момента появления в ней княжеского стола, перечислим древнерусские волости X — начала XII в., указав при этом дату первого упоминания в источниках княжеского стола и дату, под которой территория поименована «волостью» (если такое упоминание есть). Волости условно обозначим с помощью определений, образованных от названий их центров (как сказано выше, в источниках XI — нач. XII в. такое именование не применяется — если волость называется по территории, то употребляется само название ее центра: Ростов, Перемышль, Теребовль и т. д. ). В перечне не выделены Вышгородская и Белгородская волости, хотя в этих городах были некоторое время княжеские столы. Дело в том, что Вышгород и Белгород были домениальными городами киевских князей[40], поэтому княжение в этих центрах их сыновей (Ярополк Изяславич при киевском княжении Изяслава Ярославича и Мстислав Владимирович при киевском княжении Владимира Мономаха) следует рассматривать как особый политический феномен — соправительство.
Новгородская. Княжение — 40-е гг. X в. (первая половина), волость — 1056—1057 гг.[41] Деревская. Княжение — 970 г., волость — 975—977 гг.[42] Туровская. Княжение — 988 г., волость —1097 г.[43] Полоцкая. Княжение — 988 г., «область»—1092 г.[44] Волынская. Княжение — 988 г., волость — 1054 г.[45] Тмутороканекая. Княжение — 988 г.[46] (утрачена русскими князьями в конце XI — нач. XII в. ). Ростовская. Княжение 988 г., волость—1096 г. («область»—1071 г. )[47]. Муромская. Княжение — 988 г., волость— 1096 г.[48] Смоленская. Княжение — 988 г., волость — 1054 г.[49] Киевская. Княжение — 1054 г., волость — 1054 г.[50] Черниговская. Княжение — 1024 г., волость — 1036, 1054 гг.[51] Переяславская. Княжение — 1054 г., волость — 1054 г.[52] Перемышльская. Княжение — 1086 г., волость — 1093, 1097, 1100 гг.[53] Теребовльская. Княжение — 1097 г., волость — 1093, 1097 гг.[54] Курская. Княжение — 1095 г.[55] Бужская. Княжение — 1100 г.[56] Дорогобужская. Княжение — 1100 г.[57] Берестейская. Княжение — 1101 г.[58] Минская. Княжение — 1116 г.[59] Городенская. Княжение — 1127 г.[60] Клеческая, Княжение—1127 г.[61]
Таким образом, к концу княжения Владимира Святославича (1015 г. ) на Руси достоверно известны 9 волостей, Ярослава Мудрого (1054 г.) — 10, Всеволода Ярославича (1093 г. ) — 12, Мстислава Владимировича (1132 г. ) — 19.
Границы волостей в конце X — начале XII в. не были устойчивыми. Они менялись в результате деятельности князей, усобиц, разделов к дележей территории[62] Так, в 1026 г. по договору Ярослава с братом Мстиславом последний получил левобережную часть Среднего Поднепровья со столицей в Чернигове (ранее не являвшимся центром какой-либо волости)[63]. Акцией, имевшей значительные последствия, был раздел, происшедший после смерти Ярослава[64]. Образовались княжества Черниговское (включавшее в себя Муромскую волость) и Смоленское. В киевское княжение Всеволода (1078—1093 гг. ) сложились Перемышльская и Теребовльская волости (основа позднейшего Галицкого княжества)[б5].
Со второй половины XI в. отдельные волости начали закрепляться за определенными ветвями рода Рюриковичей. Потомки Святослава Ярославича по решению Любечского съезда князей (1097 г.) стали владеть Черниговским княжеством[66]. С 1127 г. за младшим сыном Святослава Ярославом закрепились отделившиеся от Чернигова Муромская и Рязанская волости (позднее в каждой из них вокняжились две разных линии потомков Ярослава). Смоленская волость после княжения в ней внука Владимира Мономаха Ростислава Мстиславича (ум. в 1167 г. ) перешла во владение его потомков. В Волынской земле вокняжились потомки старшего брата Ростислава Изяслава Мстиславича (ум. в 1154 г. ). Власть в Юго-Западной Руси (с середины XII в. — Галицкое княжество) со времени киевского княжения Всеволода Ярославича принадлежала потомкам старшего внука Ярослава Мудрого Ростислава Владимировича. Ростово-Суздальская земля оказалась в начале XII в. во владении сына Мономаха Юрия (Долгорукого), затем его потомков. Полоцкое княжество еще с начала XI в. стало отчиной потомков одного из сыновей Владимира Святославича — Изяслава. Турово-Пинским княжеством со второй половины XII в. владели потомки Ярослава Святополчича[67].
Три княжества в XII в. не закрепились за какой-либо княжеской ветвью. Киевское княжество стало объектом коллективного сюзеренитета княжеской династии, все сильнейшие князья имели право на «часть в нем. Номинально киевский стол продолжал считаться старейшим[68]. В середине XII — первой трети XIII в. на нем сменяли друг друга представители всех названных ветвей, кроме полоцких Изяславнчей, муромо-рязанских Ярославичей и турово-пинских Святополчичей. Другим «общерусским» столом был новгородский. В X—XI вв. его занимал, как правило, старший сын киевского князя. В XII в. усилившееся новгородское боярство стало оказывать решающее влияние на выбор князей, и ни одному из княжеских кланов не удавалось закрепиться в Новгороде[69]. Не стало отчиной определенной ветви и Переяславское княжество. Им на протяжении XII столетия владели потомки Мономаха, но представлявшие разные ветви (Ярополк и Андрей Владимировичи, Всеволод и Изяслав Мстиславичи, сыновья Юрия Долгорукого Ростислав, Глеб и Михалко, Мстислав Изяславич, Владимир Глебович).
Территории обособлявшихся княжеств в XII в. начали именоваться «землями», т. е. так же, как было принято называть суверенные государства. К 1137 г. относится первое упоминание «Новгородской земли»[70], к 1142 г. — Черниговской[71], к 1148 г. — Суздальской[72], к 1152 г. — Галицкой[73], к 1190 г. — Смоленской[74]. С середины XII в. название «Русская земля» начинает употребляться в узком смысле слова, для обозначения Киевского княжества или Киевского с Переяславским и частью Черниговского[75]. Термин «волость» стал примениться к территориям в составе самостоятельных княжеств — «земель»[76].
«Волости» конца X в. формировались на основе территорий союзов племенных княжеств: распределение Владимиром столов между сыновьями исходило в основном из существовавшей в догосударственный период структуры. В Новгороде (территория бывшего союза племенных княжеств словен) он посадил Вышеслава (позже Ярослава), в Полоцке (часть территории кривичей) — Изяслава, в Турове (дреговичи) — Святополка, в «Деревех» — Святослава, во Владимире Волынском (волыняне) — Всеволода, в Смоленске (часть территорий кривичей) — Станислава. На территориях, заселенных финноязычными мерей и муромой, были посажены соответственно Ярослав (позже Борис) и Глеб[77]. При этом на территориях, где не было славянских союзов племенных княжеств, волости также формировались на основе территорий догосударственных общностей. Так, карта Ростовской волости XI в., составленная В. А. Кучкиным на основе данных письменных источников[78], практически совпадает с территориями расселения финноязычных мери и веси[79]. Однако территории сформировавшихся в XII в феодальных княжеств-земель, сложившихся на основе волостей, далеко не совпадали с территориями союзов племенных княжеств X в.[80] Изменение границ было связано с отмеченной выше неустойчивостью территорий «волостей», их зависимостью от развития политических событий. Киевское княжество включило бывшие территории полян и древлян; ЧерниговоСеверское — северян, вятичей, радимичей и дреговичей; Переяславское — часть территории северян; Полоцкое — территории кривичей и дреговичей; Смоленское — кривичей, радимичей и вятичей; Рязанское — часть территории вятичей; Турово-Пинское — часть территории дреговичей; РостовоСуздальское княжество сложилось в областях финноязычных мери и веси, колонизованных словенами, кривичами и вятичами. Волынское и Галицкое княжества имели в основе территории соответственно волынян и хорватов, но включили в себя части территории так называемых «червенских градов» (русско-польского пограничья). Новгородская земля имела в основе территорию словен, но включила и земли ряда финноязычных народов.
Таким образом, с конца X в. структурными единицами государства, косившего наименование «Русь», «Русская земля», стали образования, управлявшиеся князьями — представителями киевской княжеской династии Рюриковичей и получившие название «волости». Со второй половины XI в. волости стали закрепляться за определенными ветвями династии Рюриковичей, и примерно во второй трети XII в. завершается обособление волостей, превращение их по сути в самостоятельные княжества, которые стали именоваться так же, как было принято называть суверенные государства, — «землями».

Примечания

[40] Свердлов М, Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. Л., 1983. С. 68.
[41] Константин Багрянородный. Об управлении империей. С. 44—45; Остромирово Евангелие Л. 294 б.
[42] ПСРЛ. Т. 1. Стб, 69, 74—75. В XI в. Деревская волость переходит под непосредственную власть киевских князей (Рычка В. М. Формирование территории Киевской земли (IX — первая треть XII в. ). Киев, 1988. С. 65—66).
[43] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 121, 263.
[44] Там же. Стб. 121, 215.
[45] Там же. Стб. 121, 161; Т. 2. Стб. 151; Успенский сборник. С. 62.
[46] ПСРЛ. Т. 1, Стб. 121.
[47] Там же. Стб. 121, 175, 237.
[48] Там же. Стб. 121, 237.
[49] Там же. Т. 5. Вып. 1. Л., 1925. С. 71—72; Т. 1. Стб. 161; Успенский сборник. С. 62.
[50] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 161; Успенский сборник. С. 62.
[51] ПСРЛ. Т. 1, Стб. 347, 150, 161; Успенский сборник. С. 62.
[52] ПСРЛ. Стб. 161; Успенский сборник. С. 62.
[53] ПСРЛ. Т. 1, Стб. 206, 269, 274; Т. 2. Стб. 207—208.
[54] Там же. Т. 1. Стб. 257, 258, 265, 267, 269; Т. 2. Стб. 207—208.
[55] Там же. Т. 1. Стб. 229.
[56] Там же. Стб. 274,
[57] Там же.
[58] Там же. Стб. 274—275.
[59] Там же. Стб. 290—291; Т. 2. Стб. 283.
[60] Там же. Т. 1. Стб. 297.
[61] Там же.
[62] Подробный анализ складывания и изменения границ волостей в XI — начале XII в. проведен А. Н. Насоновым (Насонов А. Н. Указ. соч. ).
[63] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 149; Т. 2. Стб. 137.
[64] Там же. Т. 1. Стб, 161—162; Т. 2. Стб. 150—151; НIЛ. С. 160.
[65] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 257; Т. 2. Стб. 231.
[66] Там же. Т. 1, Стб. 257.
[67] Подробные данные о княжениях см.: Рапов О. М. Княжеские владения на Руси в X— XIII вв. М., 1977.
[68] См.: Пашуто В. Т. Черты политического строя Древней Руси // Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965, С. 73—76; Черепнин Л. В. Указ. соч. С. 364—365.
[69] О новгородских князьях XII в. и их отношениях с боярством см.: Янин В. Л. Новгородские посадники. М., 1962. С. 94—116; его же. Актовые печати Древней Руси X—XV вв. Т. 1. М., 1970. С. 91.
[70] НIЛ. С. 25: «Святослав Олговиць съвъкупи всю землю Новгородьскую» (т. е. собрал войско со всей Новгородской земли).
[71] ПСРЛ. Т. 2. Стб. 311: «и еха ис Переяславля вборзе в землю Черниговьскую».
[72] Там же. Стб. 366: «Ростиславъ роскоторавъся сь отцемь своимъ, оже ему отець волости не да в Суждалискои земли».
[73] Там же. Стб. 451: «любо азъ буду въ Угорьскои земли, любо онъ в Галичкои».
[74] Там же. Стб. 670: «бяшеть ему тяжа с Рюрикомъ и сь Давыдомъ и Смоленьскою землею». Название «Смоленская земля» в данном случае обозначает смоленское войско, однако очевидно, что этот термин был производным от аналогичного термина, обозначавшего Смоленское княжество.
[75] См.: Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII—XIII вв. М., 1982. С. 61— 66; Черепнин Л. В. Исторические условия формирования русской народности до конца XV в. // Вопросы формирования русской народности и нации. М.; Л., 1958. С. 61—62.
[76] Черепнин Л. В. Исторические условия... С. 63—64.
[77] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 121; Т. 5. Вып. 1. С. 71—72; Шахматов А. А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908. С. 89—90.
[78] Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X—XIV вв. М., 1984. С. 74.
[79] Факт совпадения территории расселения мери с первоначальными рубежами Ростовской волости подтверждают археологические исследования, проведенные А. Е. Леонтьевым (результаты пока полностью не опубликованы).
[80] Давний спор о том, соответствовали ли пределы княжеств «удельного периода» догосударственным «племенным границам», в настоящее время, благодаря историко-географическим исследованиям, решен отрицательно. См.: Насонов А. Н. Указ. соч.; Черепнин Л. В. Исторические условия... С. 60—61; Древнерусские княжества X—XIII вв. (статьи П. П. Толочко, А. К. Зайцева, М. П. Кучеры, А. В. Кузы, Л. В. Алексеева, В. В. Седова).
  1   2

Похожие:

Статья опубликована в «Отечественная история» iconОтечественная история учебно-методическое пособие
«Отечественная история» по дисциплине гсэ. Ф. 03 Отечественная история. Пособие содержит материалы по отечественной истории, методические...
Статья опубликована в «Отечественная история» icon  тестовая база учебной дисциплины “ Отечественная история”     москва 2011
Тестовая база охватывает все разделы учебного базового курса «Отечественная история». Рекомендована для проведения промежуточного...
Статья опубликована в «Отечественная история» iconЭкзаменационные вопросы по курсу «Отечественная история»
Отечественная война 1812 года и заграничные походы русской армии в 1812 – 1815 гг
Статья опубликована в «Отечественная история» iconПрограмма государственного экзамена по курсу «Отечественная история»
Прокофьева Е. Ю., Румянцева Н. М., Адаевская Т. И. Программа государственного экзамена по курсу «Отечественная история». – Тольятти:...
Статья опубликована в «Отечественная история» iconСтатья Чтобы добиться
В сообществе Гайдпарка «Политика» 13. 12. 2011. опубликована статья «Чтобы добиться высших мировых стандартов уровня и качества жизни,...
Статья опубликована в «Отечественная история» iconЭкзаменационные вопросы по «отечественная история»
История как наука: этапы становления, предмет, методы исследования, функции исторического знания
Статья опубликована в «Отечественная история» iconЭкзаменационные вопросы по дисциплине «отечественная история»
История как наука: этапы становления, предмет, методы исследования, функции исторического знания
Статья опубликована в «Отечественная история» iconЭкзаменационные вопросы по дисциплине «отечественная история»
История как наука: этапы становления, предмет, методы исследования, функции исторического знания
Статья опубликована в «Отечественная история» iconЭкзаменационные вопросы по дисциплине «отечественная история»
История как наука: этапы становления, предмет, методы исследования, функции исторического знания
Статья опубликована в «Отечественная история» iconСтатья опубликована в Журнале Американской Ассоциации Диетологов
Вегетарианство, как и все другие типы питания, должно быть правильно спланировано
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница