Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно


НазваниеВсе знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно
страница10/28
Дата публикации12.04.2013
Размер3.41 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Химия > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   28
Глава 19

Бриттани

Я уговорила Сиерру, Дуга, Колина, Шейна и Дарлин пойти в этот клуб Мистик, о котором мне говорила Меган. Он находится на Халенд Гров, прямо на пляже. Колину не нравится танцевать, поэтому я танцевала с остальной нашей компанией и даже с одним парнем по имени Трой, который оказался отличным танцором. Мне даже кажется, я выучила несколько новых движений, которые я смогу потом показать нашей группе поддержки.

Теперь мы у Сиерры, направляемся на частный пляж позади ее дома.

Моя мать знает, что я ночую сегодня у подруги, поэтому мне не нужно волноваться о том, чтобы быть дома вовремя. Пока мы с Сиеррой расправляем одеяла на песке, Дарлин вертится вокруг ребят, которые выгружают коробки с пивом и бутылки с вином из багажника Колина.

— Дуг и я занялись сексом на прошлых выходных, — выпаливает Сиерра.

— Серьезно?

— Ага. Я знаю, я хотела подождать до колледжа. Но это просто случилось. Его родители были в отъезде и я пришла к нему домой, ну, и одно за другим, и мы это сделали.

— Вау. Ну, и как это было?

— Я не знаю. Если честно, это было немного странно. Но он был очень нежен после, спрашивал снова и снова, если все со мной в порядке. А ночью он пришел ко мне домой и принес три дюжины красных роз. Мне пришлось соврать родителям и сказать, что они были к нашей годовщине. Не могла же я признаться, что цветы были в честь того, что он лишил меня девственности. А что у вас с Колином?

— Колин хочет заняться сексом, — отвечаю я.

— Каждый парень после четырнадцати хочет заняться сексом, — говорит она. — Это то, как они устроены.

— Я просто… не хочу. По крайней мере, не сейчас.

— Тогда ты должна сказать ему нет, — говорит Сиерра, как будто это так просто. Сиерра больше не девственница, она смогла сказать да. Почему же это для меня так сложно?

— Откуда мне знать, когда будет подходящее время?

— Ты точно не будешь об этом спрашивать. Мне кажется, когда ты на самом деле решишься сделать это, у тебя не будет отговорок или вопросов. Мы знаем, что они хотят заняться сексом. Но это зависит он нас, позволим мы этому случиться или нет. Слушай, первый раз совсем не весело и нелегко. Это было как-то мокро и, по большей части, я чувствовала себя глупо. Быть уязвимой и открыть себя для ошибок перед любимым человеком, вот, что делает это прекрасным и особенным.

Может именно поэтому, я не хочу делать это с Колином? Может глубоко внутри я не люблю его настолько, насколько думала. Могу ли я вообще любить кого-то так, чтобы открыться перед ним и стать уязвимой? Я, правда, не знаю.

— Тайлер бросил Дарлин сегодня, — шепчет Сиерра. — Он начал встречаться с девушкой из его общаги.

Если мне не было жаль Дарлин раньше, теперь мне действительно ее жаль. Именно потому, что она прямо расцветает от внимания парней. Это питает ее самооценку. Нечему удивляться, что она висит на Шейне весь вечер.

Я наблюдаю, как ребята подходят к нам и расстилают больше одеял. Дарлин хватает Шейна за футболку и тащит его в сторону. — Пошли пошалим, — говорит она ему. А Шейн только и рад удовлетворить ее просьбу. Оттаскивая ее от Шейна я говорю, чтобы только она меня слышала. — Не связывайся с ним.

— Почему нет?

— Потому, что он тебе не нравится в этом смысле. Не используй его. И не позволяй ему использовать тебя.

Дарлин отталкивает меня.

— У тебя действительно слабоумное восприятие реальности, Брит. Или ты хочешь тыкнуть всех в их недостатки пальцем и при этом остаться этакой Королевой Совершенства. \Это не честно. Я не хочу тыкать ее в ее ошибки, но если я вижу, что она вступает на дорожку самоуничижения, неужели это не мой долг, как ее друга, предупредить ее?

Может быть, и нет. Мы друзья, но не супер близкие друзья. Единственная, кого я подпустила близко, это Сиерра. Как смею я давать совет Дарлин о том, как ей лучше справляться со своими проблемами?

Сиерра, Дуг, Колин и я сидим на одеялах напротив костра, который мы соорудили из палочек и старых кусков дерева и разговариваем о последнем футбольном матче.

Мы смеемся, вспоминая пропущенные голы, и подражаем тренеру, который орал на игроков со своего места. Его лицо краснеет и, когда он действительно на взводе, он брызжет слюной вокруг, пока кричит. Игроки двигаются подальше, чтобы не быть забрызганными. Дуг делает отличную работу по подражанию ему.

Я чувствую себя отлично, вот так просто сидя с моими друзьями и Колином, на некоторое время я даже забываю о своем партнере по химии, о котором я слишком много думаю в последнее время.

Через некоторое время Сиерра и Дуг отправляются на прогулку, а я облокачиваюсь на Колина у костра, который придает песку вокруг него неяркое свечение. Дарлин ушла-таки с Шейном, и они до сих пор еще не вернулись.

Я хватаю бутылку Шардоне, которую принесли ребята. Парни пили пиво, а девчонки вино, потому, что Сиерра ненавидит вкус пива. Я подношу бутылку ко рту и выпиваю остатки. Я чувствую себя в эйфории, но мне, наверное, нужно было бы выпить бутылку целиком, чтобы полностью забыть обо всем.

— Ты скучал по мне прошлым летом? — спрашиваю я у Колина, пока он гладит мои волосы. Они, скорее всего, абсолютно спутаны. Хотелось бы мне быть настолько пьяной, чтобы не думать об этом.

Колин берет мою руку в свои и кладет ее себе на достоинство. Издавая при этом медленный, чувственный вздох.

— Да, — говорит он куда-то мне в шею, — очень.

Когда я отдергиваю руку, его руки ползут мне под майку. Он сжимает мои груди, как будто они шарики с водой. Я никогда не противилась прикосновениям Колина, но сейчас я чувствую раздражение и содрогаюсь от его блуждающих рук. Я вырываюсь из его объятий.

— Что такое, Брит?

— Я не знаю, — я правда не знаю. Отношения с Колином как-то усложнились с тех пор, как началась школа. И мысли об Алексе продолжают наполнять мою голову, что раздражает меня еще больше, чем все остальное. Я протягиваю руку и беру пиво. — Это чувствуется принужденным, — говорю я своему парню, открывая банку пива и делая глоток. — Можем мы просто посидеть тут, без распускания рук?

Колин издает длинный и драматичный вздох.

— Брит, я хочу сделать это.

Я пытаюсь осушить банку за один раз, но оказываюсь слегка облитой пивом. — Ты имеешь в виду сейчас? — Когда наши друзья могут увидеть нас, если они вернуться?

— Почему нет? Мы и так ждем слишком долго.

— Я не знаю, Колин, — отвечаю я, на самом деле испугавшись этого разговора, хотя знала, что рано или поздно этот момент настанет. — Я думала… я думала, что это произойдет более натурально.

— Что может быть более натуральным, чем сделать это снаружи, на песке?

— Как насчет презервативов?

— Я не буду в тебя кончать.

Это совсем не звучит романтически. Я и так буду ужасно волноваться, а еще потом бояться залететь. Совсем не так я представляла себе свой первый раз. — Это много значит для меня, заняться любовью.

— Для меня тоже. Так давай уже сделаем это.

— Я чувствую, что ты изменился за это лето.

— Может, так оно и было, — говорит он защищаясь. — Может я понял, что наши отношения должны быть более полными. Черт, Брит. Кто вообще слышал о выпускнике — девственнике? Все думают, что мы делали это, так почему бы нам на самом деле это не сделать? Блин, ты даже этому придурку Фуэнтесу давала понять, что он может залезть к тебе в штаны.

Мое сердце ухнуло в груди.

— Ты думаешь, что я предпочту переспать с Алексом, чем с тобой? — спрашиваю я, мои глаза наполняются слезами. Я не уверена, если это алкоголь, что делает меня эмоциональной, или это потому, что его слова достигли цели. Мои мысли занимает мой партнер по химии. Я ненавижу эти мысли и ненавижу Колина сейчас за то, что упомянул об этом.

— А что насчет Дарлин? — говорю я, оглядываясь и убеждаясь, что она нас не слышит. — Вы двое как сладкая парочка на уроках химии.

— Вот только не надо, Брит. Ну, и что с того, что какая-то девчонка проявляет мне знаки внимания на химии. Ты же этого не делаешь, слишком занята склоками с Фуэнтесом. Всем известно, что это просто прелюдия.

— Колин, это просто нечестно.

— Что происходит? — спрашивает Сиерра, выходя с Дугом из-за небольшого валуна.

— Ничего, — говорю я поднимаясь, и держа свои сандалии в руке. — Я иду домой.

Сиерра хватает свою сумку.

— Я иду с тобой.

— Нет, — я наконец-то чувствую легкость в голове. Это как будто я отделилась от своего тела, и я хочу сделать это сама. — Мне не нужна ничья помощь. Я пойду пешком.

— Она пьяна, — говорит Дуг, кивая на пустую бутылку и банку от пива рядом со мной.

— Я не пьяна, — отвечаю я. Я хватаю еще одно пиво иду вдоль берега. Одна. Сама по себе. Именно так это и должно быть.

Сиера кричит мне в след:

— Я не хочу, чтобы ты уходила.

— Я просто хочу побыть одной. Мне нужно подумать.

— Брит, вернись, — говорит Колин, но не поднимается.

Я игнорирую его.

— Не ходи дальше четвертого причала, это небезопасно, — советует Сиерра.

Безопасно, шмезопасно. Ну, и что, что со мной что-нибудь случиться. Колину все равно. Как и моим родителям, коли на то пошло.

Я закрываю глаза, чувствуя, как мои ноги вязнут в песке, я вдыхаю свежий воздух озера Мичиган, прохладный ветерок щекочет мне лицо, и я делаю глоток пива.

Забывая обо всем, кроме песка и моего пива, я продолжаю идти, останавливаясь только, чтобы посмотреть на темную воду с отблесками лунного света, который создает эффект линии, делящей воду на две части.

Я прошла два причала, а может быть и три. Все равно, до дома недалеко. Меньше мили. Как только я дойду до следующего входа на пляж, я поднимусь вверх по улице и пойду домой. Не то, чтобы я раньше так не ходила.

Но песок дарит удивительные ощущения под моими ногами, как будто я запустила их в одну из этих подушек, наполненных мягкими горошинками. И впереди я слышу музыку, я обожаю музыку. Я закрываю глаза, и мое тело двигается в такт незнакомой мелодии.

Я не знаю насколько далеко я ушла, танцуя, пока смех и голоса, говорящие что-то по-испански, не заставляют меня замереть на месте. Люди напротив меня одеты в черно-красные банданы, что подсказывает мне, я зашла дальше четвертого пирса.

— Эй, смотрите, это Бриттани Эллис. Самая горячая болельщица Фейрфилд Хай, — говорит какой-то парень.

— Иди сюда, mamacita. Потанцуй со мной.

Я отчаянно просматриваю толпу в поисках знакомого или дружелюбного лица. Я вижу Алекса. На его коленях лицом к нему сидит Кармен Санчез.

Отрезвляющая картина.

Другой парень двигается ко мне.

— Ты разве не знала, что эта часть пляжа только для Мексиканцев? — говорит он. — Или может ты пришла сюда в поисках мясца потемнее, знаешь, как говорят, что темное мясо — самое сочное.

— Оставь меня в покое, — произношу я невнятно.

— Ты думаешь, ты слишком хороша для меня? — он идет ко мне, его глаза полны злости. Музыка прекращается.

Я отступаю назад. Я не настолько пьяна, чтобы не понять, что у меня неприятности. — Хавьер, отвали! — голос Алекса звучит низко — это приказ.

Алекс гладит плечо Кармен, его губы в сантиметрах от него. Я колеблюсь. Это кошмар и мне нужно убираться отсюда, быстро.

Я начинаю бежать, смех участников банды раздается у меня в ушах. Я не могу бежать достаточно быстро, я чувствую себя как во сне, когда ноги двигаются, но ты остаешься на месте.

— Бриттани, подожди! — я слышу голос позади себя.

Я разворачиваюсь и оказываюсь лицом к лицу с парнем, который преследует меня в моих снах… днем и ночью.

Алекс.

Парень, которого я ненавижу.

Парень, которого я не могу выкинуть из своей головы даже, когда я пьяна.

— Игнорируй Хавьера, — говорит он. — Иногда его заносит, когда он пытается строить из себя крутого. Я замираю, когда он подходит ближе и смахивает слезинку с моей щеки. — Не плачь. Я бы не позволил ему обидеть тебя.

Мне следует сказать ему, что я не боюсь быть обиженной. Я боюсь потерять контроль.

Хоть я и не убежала далеко, это достаточно, чтобы друзья Алекса не видели и не слышали меня.

— Почему тебе нравится Кармен? — спрашиваю я, когда мир начинает наклоняться, и я спотыкаюсь на песке. — Она злая.

Он протягивает руки, чтобы помочь мне, но я уклоняюсь, поэтому он засовывает их в карманы своих джинс. — Какая тебе нахрен разница? Ты продинамила меня.

— У меня кое-что случилось.

— Как, например прическа или маникюр?

Или выдирание моих волос сестрой и получение головомойки от моей матери. Я тыкаю пальцем ему в грудь. — Ты придурок.

— А ты стерва, — отвечает он. — Стерва с офигенной улыбкой и глазами, которые сведут с ума любого. Он вздрагивает, как будто его слова просто вырвались, и он хотел бы взять их назад.

Я ожидала услышать от него много чего, но не это. Особенно не это. Я замечаю его налитые кровью глаза. — Ты под кайфом, Алекс.

— Да ты сама не выглядишь слишком трезвой. Может это идеальный момент для того поцелуя, который ты мне должна.

— Не надейся.

— Por que no? Боишься, что тебе это понравится, и ты забудешь своего дружка?

Поцеловать Алекса? Никогда. Хотя я много думала об этом. Больше, чем следовало бы. Его губы полные и такие притягательные. Вот, черт, он прав. Я пьяна. И я что-то совсем нехорошо себя чувствую. Оцепенелость прошла и начинается бред, потому, что я начинаю думать о том, о чем не должна. Как, например, мне бы хотелось узнать какими будут на вкус его губы.

— Хорошо. Поцелуй меня, Алекс, — говорю я, прислоняясь к нему. — И тогда мы будем квиты.

Его руки обхватывают мои плечи. Ну, вот и все. Я собираюсь поцеловать Алекса и выяснить каково это. Он опасен и он издевается надо мной. Но он такой сексуальный, таинственный и привлекательный. Находясь так близко к нему, я чувствую дрожь в своем теле, и моя голова кружится. Я просовываю свой палец под поясную петлю на его джинсах, что бы помочь себе стоять. Такое ощущение, что мы стоим на одной из каруселей в парке аттракционов.

— Тебе плохо, — говорит он мне.

— Совсем нет. Я… наслаждаюсь качкой.

— Но мы не качаемся.

— Ох, — говорю я смущенно, отпускаю его джинсы и фокусирую свой взгляд на ступнях. Они выглядят так, как будто оторвались от песка и теперь парят над землей.

— У меня немного кружится голова и все. Я в порядке.

— Ага, конечно.

— Если бы ты перестал двигаться. Я бы почувствовала себя намного лучше.

— Я не двигаюсь. И мне не нравится приносить дурные вести, mamacita, но тебя сейчас вырвет.

Он прав. Меня мутит. Он поддерживает меня одной рукой, тогда как другой убирает мои волосы с лица, когда я наклоняюсь, и меня выворачивает.

Мой живот скручивает, и я не могу это остановить. Меня тошнит, и я снова разгибаюсь. Отвратительные булькающие звуки извергает мой рот, но я слишком пьяна, чтобы волноваться об этом.

— Смотри-ка, — произношу я в промежутке между рвотными спазмами. — Мой ужин у тебя на ботинке.

Глава 20

Алекс

Я смотрю вниз на свой ботинок. — Со мной и худшее бывало.

Она выпрямляется. Я отпускаю ее волосы, которые я не мог не отвести от ее лица, когда ее тошнило. Я пытаюсь не думать о том, какие чувства вызывали у меня эти шелковые локоны, когда я держал в них свои пальцы.

Мысли о том, чтобы быть пиратом и увезти ее на своем корабле врываются в мое сознание. Хотя я и не пират, а она не моя пленная принцесса. Мы просто два подростка, которые ненавидят друг друга. Ну, хорошо, я не так уж ее и ненавижу.

Я стягиваю бандану со своей головы.

— На, вытрись этим.

Она берет ее и вытирает уголки своего рта, как будто это салфетка из какого-нибудь шикарного ресторана, пока я мою в озере свои ботинки.

Я не знаю, что сказать или сделать. Я один… вместе с очень пьяной Бриттани Эллис. Я не привык бывать в компании пьяненьких белых девчонок, особенно тех, которые меня заводят. Я либо могу воспользоваться ею и выиграть пари, что будет легкой победой, учитывая ее состояние, либо…

— Давай найдем кого-нибудь, кто отвезет тебя домой, — говорю я, прежде чем мой больной мозг найдет тысячу возможностей воспользоваться ею сегодня. Меня штормит от алкоголя и наркотиков тоже. Когда я буду заниматься сексом с этой девушкой, мне будут нужны все мои способности.

Она поджимает губы и гримасничает как ребенок. — Нет. Только не домой. Куда угодно, только не домой.

О, черт.

Я влип. Tengo una problema grande.

Она смотрит на меня, при лунном свете ее глаза сияют как редкие, очень дорогие украшения. — Колин думает, что я хочу тебя. Он считает, что наша грызня просто прелюдия.

— А это так? — спрашиваю я, задерживая дыхание. Пожалуйста, пожалуйста, пусть я вспомню ее ответ с утра.

Она поднимает палец и говорит:

— Один момент.

Затем она становится на колени и ее снова выворачивает. Когда все прекращается, она слишком слаба, чтобы идти самостоятельно. Она походит на старую потертую куклу на распродаже. Я поднимаю ее на руки и несу туда, где мои друзья развели огромный костер, не зная, что еще делать. Когда она обнимает меня за шею, я чувствую, что ей нужен кто-то, кто будет ее героем по жизни. Я уверен, это не Колин. Но это также и не я. Я слышал, что в свой первый год в старшей школе, до Колина, она встречалась с кем-то другим. У девчонки есть опыт.

Тогда почему же сейчас она выглядит так невинно. Чертовски сексуально, но все же невинно.

Все смотрят на меня, когда я приближаюсь к своим друзьям. Они видят пьяную, богатенькую белую девушку у меня на руках и незамедлительно думают о худшем. Я еще не упомянул, что пока я шел, моя маленькая партнерша по химии уснула у меня на руках.

— Что ты с ней сделал? — спрашивает Пако.

Лаки поднимается, в абсолютном раздражение.

— Черт, чувак, я что, просрал свою RX-7?

— Нет, идиот. Я не делаю телок в полной отключке.

Краем глаза я замечаю закипающую Кармен. Черт. Я по-королевски кинул ее сегодня и заслуживаю ее гнева. Я киваю Изе. — Мне нужна твоя помощь.

— Что ты хочешь, чтобы я с ней делала?

— Помоги мне увезти ее отсюда, я слишком пьян, чтобы садиться за руль.

Иза качает головой.

— Ты понимаешь, что у нее есть парень. Что она богата. Что она белая и носит дизайнерскую одежду, которую ты никогда не сможешь себе позволить?

Да, я знаю все это. И меня достало, что все мне об этом напоминают.

— Мне нужна твоя помощь, Иза. Не лекция. Я уже позволил Пако выложить мне свою хрень по этому поводу.

Иза поднимает руки.

— Я просто констатирую факты. Алекс, ты умный парень. Пойми, неважно, насколько ты хочешь ее, она не сможет быть частью твоей жизни. Треугольник не поместится в квадрат. Теперь я замолкаю.

— Gracias, — я не упоминаю, что если это большой квадрат, то небольшой треугольник впишется туда идеально. Все, что тебе нужно сделать, это подправить кое-что в формуле. Я слишком пьян, чтобы объяснять это сейчас.

— Я припарковалась через дорогу, — говорит Иза, вздыхая с раздражением. — Следуй за мной.

Я следую за Изабель к ее машине, надеясь побыть в тишине.

Не повезло.

— Я была с ней в классе в прошлом году тоже, — говорит Иза.

— Угу.

— Она нормальная девчонка. Правда использует слишком много косметики.

— Многие телки ненавидят ее.

— Многие телки хотели бы выглядеть как она. И иметь ее деньги и ее парня.

Я останавливаюсь и кидаю ей взгляд полный отвращения. — Ослиную морду?

— Ох, Алекс, я тебя прошу. Колин Адамс симпатичный, он капитан футбольной команды и он герой Фейрфилд. А ты, как Danny Zuko из Grease. Ты куришь, ты в банде и ты перевстречался со всеми горячими девушками в округе. Бриттани, как Sand… Sandy, которая никогда не покажется в школе в кожанке и с сигаретой в зубах. Оставь эти фантазии.

Я кладу свою фантазию на заднее сидение Изиной машины. Она уютно устраивается, используя меня, как свою подушку. Ее светлые кудри разбросаны на моих коленях. Я на секунду закрываю глаза, пытаясь выкинуть картинку из своей головы. И я не знаю, что делать со своими руками. Моя правая рука лежит на подлокотнике двери, тогда как левая застыла над Бриттани.

Я колеблюсь. Кого я обманываю? Я уже давно не девственник. Я восемнадцатилетний парень, который знает, как надо себя вести с горяченькой девушкой в отключке у себя на коленях. Почему я так боюсь положить свою руку, где удобно, прямо к ней на талию?

Я задерживаю дыхание, пока устраиваю свою руку на ней. Она прижимается ближе, и я чувствую себя странно и легкомысленно. Либо это постэффект от наркоты, либо… я не хочу думать о — либо.

Ее волосы повсюду, я поднимаю руку и запускаю ее в них, наслаждаясь ощущением, когда они шелковым каскадом струятся сквозь мои пальцы. И тут я резко останавливаюсь. Прямо на ее затылке я нащупываю отсутствие целого клока волос. Как будто она проходила тест на наркотики для работы или чего-то другого, и они вырвали кусок для анализов.

Пока Иза сдает назад, Пако останавливает ее и запрыгивает на переднее сидение. Я быстренько прячу залысину Бриттани, не желая показывать кому-то ее несовершенство. И я не хочу анализировать мотивы моего такого поведения, потому, что это заставит меня много думать. А много думать в моем нынешнем состоянии слишком болезненно.

— Эй, ребята. Я решил прокатиться с вами, — говорит Пако. Поворачиваясь, видит мою руку на Бриттани, цокает языком и качает головой.

— Заткнись, — говорю ему я.

— Я ничего не говорил.

Звонит телефон. Я чувствую вибрацию сквозь штаны Бриттани.

— Это ее, — говорю я.

— Ответь, — инструктирует Иза.

Я уже чувствую, как будто я похитил девушку. Теперь мне нужно ответить на ее телефон?

Черт. Немного ее, перевернув, я нащупываю выпуклость в ее заднем кармане.

— Contesta, — громко шепчет Иза на этот раз на испанском.

— Я собираюсь, — шикаю я, пытаясь добраться до телефона своими непослушными руками.

— Дай мне, — говорит Пако и перекидывается через кресло в сторону зада Бриттани.

Я шарахаю его по руке. — Убери свои руки от нее.

— Черт, чувак, я же пытаюсь помочь.

Я отвечаю ему резким взглядом.

Просовывая руку в ее карман, я думаю, о том, как бы это ощущалось не будь она в джинсах. Потихоньку я вынимаю ее сотовый, пока он еще вибрирует. Когда, наконец, ее телефон оказывается в моей руке, я смотрю на имя звонящего.

— Это ее подруга, Сиерра.

— Ответь, — говорит Пако.

— Estas loco, guey? Я не собираюсь разговаривать с одной из них.

— Зачем тогда ты вытаскивал его из ее кармана?

Отличный вопрос. И я не знаю на него ответа.

Иза качает головой.

— Вот, что ты получаешь, связываясь с квадратом.

— Нам нужно отвезти ее домой, — говорит Пако. — Ты не можешь ее оставить.

Я знаю. Но я еще не готов отпустить ее. — Иза, отвези ее к себе.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   28

Похожие:

Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconДневник нерожденного ребенка
Сегодня началась моя жизнь, хотя мои родители об этом пока не знают. Я девочка, у меня будут светлые волосы и голубые глаза. Все...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconТ ы моя любовь… очень яркого цвета Ты моя любовь… прямо с самого...
Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconТ ы моя любовь… очень яркого цвета Ты моя любовь… прямо с самого...
Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconДжеральд Даррелл Моя семья и другие звери Серия: Корфу 1 Иванова Юлия Николаевна (. ru)
«Джеральд Даррелл «Моя семья и другие звери. Птицы, звери и родственники. Сад богов.»»
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconМоя Педагогическая вера
Разумеется, они не новы. Все это знают те, кто работают с детьми. Но далеко не каждый педагог следует этим простым истинам. Слишком...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconКто придумал эти правила? Мы все ровно будем вместе…несмотря ни на что
Всем привет с этих слов я хотела бы начать свою историю. Долго не решалась написать ее, как и все девушки, в принципе я прочла много...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconЛев Николаевич Толстой о безумии Толстой Лев Николаевич о безумии Л. Н. Толстой о безумии
Повсюду несправедливость, жестокость, обманы, ложь, подлость, разврат, все люди дурны, кроме меня, и потому естественный вывод, что...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconРешение рабочего совещания по вопросам проведения регионального этапа...
Об организации и проведении регионального этапа Всероссийского конкурса молодежных авторских проектов, направленных на социально-экономическое...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно icon1. Эта книга не стоит денег. Если Вы нашли её, смело берите! Быть...
Если Вы нашли её, смело берите! Быть может, это я оставила её здесь для Вас. Но если кто-то захочет продать Вам эту книгу, знайте,...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconА. С. Пушкин «На холмах Грузии…»
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница