Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно


НазваниеВсе знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно
страница13/28
Дата публикации12.04.2013
Размер3.41 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Химия > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   28
Глава 25

Бриттани

Звук тяжелого дыхания моей сестры, это первое, что я слышу ранним утром, когда солнце только заглядывает в ее окна. Я пришла в комнату Шелли и несколько часов смотрела, как она мирно спит, прежде, чем сон сморил меня саму.

Когда я была маленькая, каждый раз, когда начиналась гроза, я торопилась в комнату Шелли. Не столько, чтобы успокоить Шелли, сколько она могла успокоить меня. Я просто держала Шелли за руку и как-то все страхи отступали.

Смотря, как моя сестра беззвучно спит, я не могу поверить, что мои родители хотят ее куда-то отправить. Шелли огромная часть того, кем я являюсь; мысль о жизни без нее кажется такой… неправильной. Иногда мне кажется, что мы с Шелли связаны, потому, что иногда даже родители не знают, почему сестра расстроена или раздражена, я обычно знаю ответ. Вот почему я была так подавлена, когда она вцепилась в мои волосы. Я никогда не думала, что она сделает это мне.

Но она сделала это.

— Я не дам тебя забрать, — говорю я спящей сестре. — Я всегда защищу тебя.

Я вылезаю из кровати Шелли, потому, что я не смогу скрыть своего расстройства, если останусь с ней. Я одеваюсь и ухожу из дома до того как она просыпается.

Я доверилась Алексу вчера, и небо не упало. На самом деле, я даже почувствовала себя лучше, рассказав ему о Шелли. Если я смогла это сделать с Алексом, наверняка я могу это сделать с Сиеррой и Дарлин.

Пока я сижу в своей машине напротив дома Сиерры, я думаю о своей жизни.

Все идет совсем не так. Выпускной год должен был быть мимолетным — легким и веселым. До сих пор он был всем кроме этого. Колин прессует меня, парень из банды больше, чем мой партнер по химии, мои родители собираются отправить мою сестру подальше из Чикаго. Что еще может пойти не так?

Я вижу какое-то движение в окне второго этажа, в спальне Сиерры. Сначала показываются ноги, потом задница. О, боже. Это Дуг Томпсон пытается выбраться из окна и слезть по цветочной решетке.

Дуг, наверное, заметил меня. Потому, что следом за ним высовывается голова Сиерры, она машет мне, сигналя подождать.

Ноги Дуга все еще не достают до решетки, поэтому Сиерра поддерживает его одной рукой. Цветы отвлекают его, и он падает, вниз расставляя руки в стороны, как звезда. С ним все в порядке, понимаю я, когда он показывает Сиерре два больших пальца и скрывается из виду.

Интересно, полез бы Колин на цветочную решетку для меня.

Три минуты спустя, входная дверь Сиерры открывается, и она выходит наружу в одном нижнем белье и топике.

— Брит, что ты тут делаешь? Сейчас семь утра и у нас сегодня нет занятий в школе.

— Я знаю, но моя жизнь выходит из-под контроля.

— Заходи в дом, и мы поговорим, — говорит она, открывая дверь моей машины. — Я тут себе скоро задницу отморожу. Ох, почему лето в Чикаго такое короткое.

В доме я снимаю свою обувь, чтобы не разбудить ее родителей.

— Не волнуйся, они уехали в оздоровительный клуб час назад.

— Зачем тогда Дуг вылезал у тебя из окна?

Сиерра подмигивает.

— Чтобы сохранить романтику отношений. Парни любят приключения.

Я следую за Сиеррой в объемную спальню, отделанную в лиловых и зеленых тонах, которые декоратор ее матери выбрал для нее. Я плюхаюсь на дополнительную кровать, пока Сиерра набирает номер Дарлин.

— Дарн, приходи, у Брит кризис.

Дарлин приходит через несколько минут в пижаме и шлепках. Она живет всего в двух домах от Сиерры.

— Ок, колись, — допытывается Сиерра когда мы все в сборе.

Теперь, со всем вниманием, обращенным ко мне, я уже не считаю делиться с кем-то, такой уж отличной идеей.

— Ничего, в принципе, такого.

Дарлин выпрямляется.

— Брит, ты вытащила меня из кровати в семь утра. Давай выкладывай.

— Да, — говорит Сиерра. — Брит, мы твои друзья, если ты не можешь рассказать нам, кому вообще ты можешь рассказать?

Алексу Фуэнтесу. Но я никогда не скажу им такого.

— Почему бы нам не посмотреть старые фильмы, — предлагает Сиерра. — Если Одри Хепберн не заставит тебя выговориться, ничто это не сделает.

Дарлин тяжело вздыхает.

— Я не могу поверить, что вы вытащили меня в такую рань ради не-кризиса и старючих фильмов. Вам следует завести себе жизнь. Минимум, что сейчас вы можете сделать, это выложить мне какую-нибудь сплетню. Есть что-нибудь?

Сиерра ведет нас в гостиную, и мы устраиваемся на диване ее родителей.

— Я слышала, Саманту Джекобс нашли целовавшейся с кем-то в шкафу во вторник.

— Вааааааау, — говорит Дарлин, абсолютно не удивившись.

— Я упоминала, что это был Чак, один из охранников.

— Теперь это хорошая сплетня, Сиерра.

Вот как это будет, если я поделюсь чем-нибудь? Просто превратится в сплетню над которой все будут смеяться?

Четыре часа, два фильма, попкорн и огромную упаковку мороженного Бен и Джерри спустя, я чувствую себя лучше. Может это была Одри Хепберн в роли Сабрины, которая дала мне почувствовать, что все возможно. Это заставляет меня думать о…

— Что вы думаете о Алексе Фуэнтесе? — спрашиваю я девчонок.

Сиерра закидывает попкорн себе в рот.

— Что ты имеешь в виду 'что мы о нем думаем'?

— Ну, я не знаю, — говорю я, не переставая думать о сильном, бесспорном влечении, что всегда присутствует между нами. — Он мой партнер по химии.

— И…? — Сиерра трясет рукой в воздухе, подгоняя меня. — Что ты хочешь этим сказать?

Я беру пульт и останавливаю фильм.

— Он красавец, признайте это.

— Фу, Брит, — говорит Дарлин и имитирует рвоту, засовывая два пальца себе в рот.

Сиерра говорит.

— Ок, я согласна, он милашка. Но он не один из тех, с кем я бы могла когда-нибудь встречаться. Он, ну ты же знаешь, в банде.

— Он постоянно приходит в школу под кайфом, — говорит Дарлин.

— Я сижу рядом с ним, Дарлин. И я ни разу не видела его под кайфом в школе.

— Ты что шутишь, Брит. Он накуривается перед школой и в мужском туалете, когда он прогуливает занятия. И я не говорю только о травке. Он сидит на чем-то гораздо серьезнее, — говорит она как будто это факт.

— Ты когда-нибудь видела его с наркотиками? — оспариваю я.

— Брит, мне не нужно находиться с ним в комнате, чтобы знать, что он нюхает и колется. Алекс опасен. Кроме того, девушки, как мы, не связываются с парнями из Кровавых Латино.

Я откидываюсь на подушки дивана.

— Да, я знаю.

— Колин любит тебя, — говорит Сиерра, меняя тему.

Любовь, это последнее, что чувствовал Колин ко мне на пляже, но я даже не хочу начинать разговор на эту тему.

Три раза моя мать пыталась связаться со мной. Один раз она звонила мне на сотовый, но то, что я его отключила, не успокоило ее. Она звонила еще дважды Сиерре домой.

— Твоя мама придет сюда, если ты с ней не поговоришь, — передает Сиерра, держа трубку в руках.

— Если она придет, я уйду.

Сиерра протягивает мне телефон.

— Я и Дарлин выйдем, чтобы ты смогла поговорить. Я не знаю, что случилось, но тебе лучше поговорить с ней.

Я подношу телефон к уху.

— Здравствуй, мама.

— Послушай, Бриттани, я знаю, тебе это не нравится, но мы приняли решение, насчет Шелли прошлым вечером. Я знаю, это тяжело для тебя, но она все больше и больше раздражена в последнее время.

— Мам, ей двадцать лет, конечно, она раздражается, когда люди не понимают ее. Ты не думаешь, что это нормально?

— Ты уезжаешь в колледж на следующий год. Это не честно, продолжать и дальше держать ее дома. Перестань вести себя как эгоистка.

Если Шелли отправляют куда-то из-за того, что я уезжаю в колледж, это моя вина.

— Вы собираетесь сделать это вне зависимости от того, что я об этом думаю? — спрашиваю я.

— Да, уже все решено.

Глава 26

Алекс

Когда в пятницу Бриттани заходит в класс миссис Пи, я все еще думаю о том, как отомстить ей за ключи от моего мотоцикла, которые она закинула в лес на прошлых выходных. Это заняло у меня сорок пять минут, чтобы найти их. Все время, что я там шарился, я проклинал Бриттани. Ок, я, конечно, ей обязан за то, что она помогла мне заговорить о ночи, когда умер мой папа. Это подтолкнуло меня обзвонить старых ПГ и поспрашивать их о том, знали они кого-то, кто имел зуб на моего отца.

Бриттани была какая-то странная всю эту неделю. Она ждет, что я отвечу ей на ее маленькую шутку с ключами. После школы, я стою у своего шкафчика и собираю книги, которые мне нужно взять домой, она подлетает ко мне, одетая в одну из ее сексуальных униформ.

— Встреться со мной в зале для рислинга, — приказывает она.

Теперь я могу сделать две вещи: встретиться с ней, как она сказала, или просто взять книги и пойти домой. Я закрываю свой шкафчик, и иду в малый зал. Бриттани стоит там, держа в протянутой руке свой брелок, без ключей на нем.

— Куда это испарились мои ключи? — спрашивает она. — Я опоздаю на игру, если ты мне не скажешь. А миссис Смол выкинет меня из группы поддержки, если я опоздаю.

— Я выкинул их куда-то. Знаешь, тебе бы неплохо завести сумку, на которой есть замок. Никогда не знаешь, кто туда может залезть и украсть что-нибудь.

— Рада узнать, что ты еще и клептоман. Не хочешь подсказать мне, куда ты их дел?

Я прислоняюсь к стене в зале для рислинга и думаю, что бы подумали люди, если застали нас вместе.

— Они там где очень мокро, — подсказываю я ей.

— Бассейн?

Я киваю.

— Изобретательно, не так ли?

Она пытается толкнуть меня к стене.

— Ох, я тебя убью. Тебе лучше пойти и достать их.

Если бы я не знал лучше, я бы подумал, что она флиртует со мной. Я думаю, ей нравится эта игра, которую мы ведем.

— Mamacita, ты должна знать меня лучше. Ты сама по себе, точно также как был я, когда ты оставила меня на той парковке.

Она вскидывает голову, бросает мне грустный взгляд и надувает губы. Мне не следовало концентрироваться на ее губах, это опасно. Но я ничего не могу с собой поделать.

— Покажи мне, Алекс, где они. Пожалуйста.

Я даю ей минуту поволноваться, и сдаюсь. Сейчас школа практически пуста. Половина студентов спешит на игру. Вторая половина студентов счастлива, что они не спешат на игру.

Мы подходим к бассейну, свет уже выключен, но солнце все еще светит в окна. Ключи Бриттани именно там, куда я закинул их — посередине самой глубокой части. Я указываю на серебряные отблески в воде.

— Вон они. Забирай.

Бриттани стоит с руками на ее коротенькой юбочке, решая как их достать оттуда. Она берет длинную палку с крюком на конце, которой обычно вытаскивают мертвые тела из воды, и говорит мне.

— Проще простого.

Но как только она опускает палку в воду, она понимает, что это совсем не проще простого. Я пытаюсь скрыть улыбку, пока стою на краю бассейна и наблюдаю, как она пытается достичь невозможного.

— Ты всегда можешь раздеться и попробовать нагишом, я прослежу, чтобы никто не зашел.

Она идет ко мне с этой палкой в руках.

— Тебе бы это понравилось, не так ли?

— О, да, — соглашаюсь я с очевидным. — Только предупреждаю, если на тебе бабушкины панталоны, это испортит всю мою фантазию.

— Да будет тебе известно, они из розового сатина. И раз уж мы тут делимся персональной информацией, ты носишь шорты или плавки?

— Ни то, ни другое. Моим мальчикам нравится свобода, если ты понимаешь, что я имею в виду, — ок, им не нравится свобода, но ей придется выяснить это самой.

— Ты отвратителен, Алекс.

— Не отказывайся, пока не попробуешь, — говорю я и иду к выходу.

— Ты уходишь?

— Эм… да.

— Разве ты не поможешь мне достать ключи?

— Эм… нет.

Если я останусь, я буду настаивать на том, чтобы она пропустила игру и осталась со мной. И я точно не хочу слышать ее ответ на это. Играть с ней я еще могу. Показать же ей себя настоящего, как в прошлый раз, оказалось нелегко. Я не собираюсь повторять это снова. Я кидаю последний взгляд на Бриттани, думая о том, что оставляя ее, сейчас здесь делает меня идиотом, придурком, трусом или всем вышеперечисленным?

Уже дома, когда я далеко от Бриттани и ее ключей, я ищу своего брата. Я обещал себе, что поговорю с ним на этой неделе, и я достаточно уже откладывал это. Прежде, чем я успею моргнуть он будет завербован Кровавыми Латино и получит порцию побоев при инициации, как и я когда-то.

Я нахожу его в нашей спальне, пытающегося спрятать что-то под своим матрасом.

— Что там у тебя? — спрашиваю я.

Он садится на свою кровать со скрещенными на груди руками.

— Nada.

— Не заливай мне это nada дерьмо, Карлос.

Я отталкиваю его в сторону и заглядываю под кровать. Оттуда на меня смотрит Беретта 25 калибра. Я достаю пушку и показываю ему.

— Где ты это взял?

— Не твое дело.

Впервые в жизни мне захотелось до смерти напугать Карлоса. Мне до чертиков захотелось приставить пушку его лбу и показать ему, как чувствует себя участник банды, запуганный и неуверенный в том, что возможно этот день будет последним в твоей жизни.

— Я твой старший брат, Карлос. Se nos fue mi papa, это мой долг вбить в тебя немного ума. — Я смотрю на пушку, по ее весу я определяю, что она заряжена. Черт. Если бы она нечаянно выстрелила, Карлос был бы мертв. Если бы Луис нашел ее… черт, это плохо.

Карлос пытается встать, но я толкаю его обратно на кровать

— Ты ходишь везде вооруженным, — говорит он. — Почему я не могу?

— Ты знаешь почему. Я в банде, чтобы ты мог учиться, пойти в колледж, жить нормальной жизнью.

— Ты думаешь, ты все за нас распланировал? — выкрикивает Карлос. — Чтоб ты знал, у меня тоже есть план.

— Я надеюсь, он не включает в себя вступление в Кровавых.

Карлос молчит.

У меня такое чувство, что я опоздал. Мое тело напрягается, как натянутая струна. Я смогу предотвратить его вступление, только если Карлос позволит мне вмешаться. Я смотрю на фотографию Дестини над кроватью Карлоса.

Он встретил ее прошлым летом в Чикаго, когда смотрел салют четвертого июля у морского порта. Она живет в Гурни, и с тех самых пор как они встретились, он сходит по ней с ума. Они разговаривают по телефону каждый вечер. Она умна, она мексиканка, и когда она заметила мои татуировки в тот день, когда Карлос пытался нас познакомить, она так испугалась, ее глаза бегали вокруг, как будто ее могли застрелить только потому, что она находилась в радиусе нескольких метров от меня.

— Ты думаешь Дестини будет встречаться с тобой, когда ты будешь меченый член банды? — спрашиваю я.

Нет ответа, это хорошо. Он задумался.

— Она кинет твою задницу быстрее, чем ты сможешь сказать "двадцать пятый калибр". Взгляд Карлоса падает на ее фотографию на стене.

— Карлос, спроси ее в какой колледж она собирается. Если ты захочешь следовать ее плану, ты сможешь это сделать. Мой брат смотрит на меня. Внутри его идет война, он выберет между тем, что придет к нему легко — жизнь бандита и тем, над, чем надо будет работать, как Дестини.

— Перестань ошиваться с Уилом. Найди себе новых друзей. Вступи в футбольную команду в школе или куда-нибудь еще. Начни себя вести как нормальный ребенок и дай мне позаботиться об остальном.

Я вставляю Беретту себе за пояс и направляюсь на склад.

Глава 27

Бриттани

Я опоздала на футбольный матч. Когда Алекс ушел, я разделась, оставшись только в трусиках и лифчике, и прыгнула в бассейн, чтобы достать ключи. Благодаря Алексу я получила понижение. Дарлин, мой заместитель на посту капитана группы поддержки, стала официальным капитаном. Я задержалась на полчаса, пока сушила волосы и подправляла макияж в раздевалке. Мисс Смол разозлилась, что я опоздала. Она сказала, что мне надо радоваться, что я получила понижение, хотя она вообще могла исключить меня из группы.

После игры, я лежу на диване с моей сестрой. Мои волосы до сих пор пахнут хлоркой, но я слишком устала, чтобы думать об этом. Пока мы смотрим реалити-шоу по телевизору, мои глаза сами собой закрываются.

— Брит, просыпайся, Колин здесь, — говорит мама, расталкивая меня.

Я смотрю на Колина, стоящего надо мной. Он разводит руки и спрашивает.

— Ты готова?

Блин, я забыла про вечеринку Шейна, о которой было известно за несколько месяцев до этого.

— Давай забьем на вечеринку и останемся дома.

— Ты, что шутишь? Все ждут нас там. Ни за что на свете ты не пропустишь главную тусу года.

Он смотрит на мои спортивные штаны и футболку с надписью 'ПРОВЕРЬСЯ', которую я получила на благотворительном вечере в поддержку больных раком груди.

— Я подожду, пока ты переоденешься. Поторопись. Почему бы тебе не надеть то черное мини платье, которое мне так нравится.

Я лезу в шкаф, чтобы найти, во что переодеться. На полке, рядом с моим топиком DKNY лежит бандана Алекса. Я постирала ее прошлым вечером, но я все равно подношу ее к носу, чтобы проверить, не впитался ли его запах в ткань. Все что я ощущаю, это запах стирального порошка и чувствую себя разочарованной. Я не хочу анализировать свое такое поведение, особенно с Колином, ждущим меня внизу.

Одеться и накраситься занимает у меня какое-то время. Я надеюсь, Колин не злится, что я так долго. Но мне нужно сделать это идеально. Сто процентов мама прокомментирует мой вид.

Когда я возвращаюсь обратно в гостиную, то я нахожу Колина сидящем на кончике дивана и игнорирующем Шелли. Мне кажется, он нервничает, находясь рядом с ней.

Моя мама-'инспектор' подходит ко мне и трогает меня за волосы.

— Ты использовала кондиционер? — спрашивает она.

До или после того, как я искупалась в бассейне, доставая ключи? Я отталкиваю ее руку.

— Мам, я тебя прошу.

— Ты выглядишь замечательно, — говорит Колин, вставая.

Слава богу, мама отстает, удовлетворенная комплиментом Колина того, как я выгляжу, даже если мои волосы не идеальны.

По дороге к Шейну я разглядываю своего бойфренда. Первый раз, когда мы с Колином поцеловались было у Шейна дома, мы играли в бутылочку на втором году старшей школы. Мы сделали это перед всеми, Колин обнял меня, и мы целовались целых пять минут. Да, зрители засекали время. С тех пор мы были официальной парой.

— Почему ты так на меня смотришь? — спрашивает он, кидая на меня взгляд.

— Я просто вспоминала первый наш поцелуй.

— Да, у Шейна. Мы точно устроили шоу для всех тогда. Даже выпускники тогда были под впечатлением.

— Теперь мы сами выпускники.

— И мы до сих пор Золотая пара, крошка, — говорит Колин, заезжая на подъездную дорожку Шейна. — Вечеринка начинается, Золотая пара здесь! — орет Колин, заходя в дом.

Колин остается с парнями, а я отправлюсь на поиски Сиерры. Я нахожу ее в гостиной, она меня обнимает, и я сажусь рядом с ней на диван. Девчонки с группы поддержки тоже здесь, включая Дарлин.

— Теперь, когда Брит здесь, мы можем начать играть, — говорит Сиерра.

— Кого бы ты поцеловала? — спрашивает Медисон.

Сиерра откидывается на подушки.

— Давайте начнем с легкого. Мопса или пуделя?

Я смеюсь.

— Это ты про собак?

— Угу.

— Окей, — говорю я. Пуделя все милые и кучерявые, мопсы более мужественные и у них на морде всегда присутствует это выражение "не лезь ко мне". Насколько мне нравится все милое и пушистое, пудель как-то не катит. — Мопса.

Морган кривится.

— Фу, конечно пуделя. У Мопсов этот приплюснутый нос и они ужасно храпят. Не подходящий материал для поцелуев.

— Дурочка, мы вообще-то не собирались это осуществлять, — говорит Сиерра.

— Ок, у меня есть другая идея, — говорю я. — Как насчет тренера Гаррисона и мистера Хариса, учителя математики?

Все девчонки хором отвечают.

— Гаррисон.

— Он таrой милашка, — говорит Меган.

Cиерра хихикает.

— Не хочу вас расстраивать, но я слышала, что он гей.

— Не может быть, — отвечает Меган. — Но даже если так, я все равно выбрала бы его вместо Хариса.

— Моя очередь, — говорит Дарлин. — Колин Адамс или Алекс Фуэнтес?

Все поворачиваются ко мне. Затем, Сиерра дает локтем мне в бок, давая понять, что у нас компания — Колин. Зачем Дарлин так меня подставила?

Теперь все смотрят на Колина, который стоит позади меня.

— Упс, — говорит Дарлин.

— Все знают, что Бриттани выберет Колина, — отчеканивает Сиерра и закидывает печенку себе в рот.

Меган фыркает.

— Дарлин, что на тебя нашло?

— А что? Это всего лишь игра, Меган.

— Ну, да. Только мы играем не в ту игру, что играешь ты.

— И что это значит? Просто потому, что у тебя нет парня…

Колин проходит мимо нас и направляется в патио. Кинув Дарлин испепеляющий взгляд, и безмолвно поблагодарив Меган за то, что заступилась за меня, я следую за ним.

Я нахожу Колина, сидящим в одном из шезлонгов у бассейна.

— И надо было тебе, блин, замяться, когда Дарлин задала тот тупой вопрос? — говорит он мне. — Ты выставила меня полным идиотом.

— Знаешь, я совсем не довольна Дарлин сейчас.

Он выдает кривую усмешку.

— Ты что не поняла, что это не вина Дарлин?

— Ты что думаешь, это моя? Как будто я просила Алекса стать моим партнером.

— Ты сильно и не протестовала.

— Ты хочешь поругаться, Колин?

— Может я и хочу. Ты даже не знаешь, как быть чьей-то девушкой.

— Как ты можешь такое говорить? Кто отвез тебя в больницу, когда ты потянул свою руку? Кто бежал по футбольному полю, чтобы поцеловать тебя после твоего первого гола? Кто приезжал каждый день навестить тебя, когда у тебя была ветрянка в прошлом году?

Я получила урок вождения против своей воли. Я отключилась пьяная на руках у Алекса, но я же не сделала это нарочно. С Алексом ничего не было. Я невинна, хотя мои мысли о нем совсем не такие уж и невинные.

— Это было в прошлом году. — Колин берет меня за руку и ведет в дом. — Я хочу, чтобы ты показала мне сейчас, насколько я тебе небезразличен.

Мы заходим в спальню Шейна и Колин укладывает меня с собой на кровать.

Я отталкиваю его, когда он трется носом о мою шею.

— Перестань вести себя, как будто я тебя принуждаю, Брит, — произносит невнятно Колин. Кровать прогибается под его весом.

— С самого начала года ты ведешь себя, как чертова недотрога.

Я сажусь.

— Я не хочу основывать наши отношения на сексе. В последнее время мы вообще не разговариваем.

— Так говори, — отвечает он, пока его руки гладят меня по груди.

— Начинай ты. Ты скажешь что-нибудь, я тебе отвечу.

— Это самое тупое, что я слышал в своей жизни, Брит. Мне нечего сказать. Если у тебя есть что-то, давай, выкладывай.

Я глубоко вздыхаю, коря себя за то, что чувствую с Алексом себя гораздо комфортнее, чем сейчас здесь в постели с Колином. Я не могу позволить нашим отношениям закончиться. Моя мать расстроится, мои друзья расстроятся… солнечная система перестанет существовать.

Колин двигает меня ближе. Я не могу расстаться с ним, только потому, что я боюсь заняться сексом. Кроме того, он тоже девственник. Он ждет меня, чтобы мы сделали это вместе. Большинство наших друзей уже сделали это, может я просто туплю. Может мой интерес к Алексу, это всего лишь отговорка сделать это с Колином.

Руки Колина трясутся у меня на груди. Мы были вместе уже два года, зачем разрушать все это ради какого-то глупого увлечения кем-то, с кем мне вообще не следует разговаривать?

Когда губы Колина находятся в сантиметре от моих. Я замечаю фотографию на столе Шейна. На ней Шейн и Колин этим летом. Кроме них на фотографии еще две девушки и Колин интимно обнимает ту, что посимпатичнее, с короткой стрижкой и темными волосами.

Они широко улыбаются, как будто у них есть секрет, которым они не буду делиться.

Я указываю на фотку.

— Кто это? — спрашиваю я, пытаясь убрать беспокойство из своего голоса.

— Просто пара девчонок с которыми мы познакомились на пляже, — говорит он, отстраняясь, чтобы посмотреть на фотографию.

— Как зовут девушку, которую ты обнимаешь?

— Я не знаю. Думаю Мия или что-то вроде.

— Вы выглядите как парочка.

— Это глупо, Брит, — говорит он и подвигает меня ближе к себе. — Ты та, которую я хочу сейчас.

Что он имеет виду 'сейчас'? Что летом он хотел Мию, а теперь он хочет меня? Или я просто переворачиваю его слова?

Прежде, чем я успеваю пикнуть, он задирает мое платье и мой лифчик мне до подбородка.

Я пытаюсь успокоиться и думаю, что мои сомнения все из-за нервозности.

— Ты запер дверь? — спрашиваю я, пытаясь загнать свое неудобство в самый дальний уголок разума.

— Ага, — отвечает он, полностью сконцентрировавшись на моих грудях.

Зная, что мне тоже надо в этом участвовать, и, переборов себя, я протягиваю руку и чувствую его через его штаны.

Колин отстраняется, снимает мою руку, и расстегивает штаны. Он спускает их до колен и говорит.

— Давай же, Брит. Попробуем что-нибудь новенькое.

Я чувствую себя неправильно, как будто это все режиссировано. Я двигаюсь ближе к нему, хотя мой разум очень далеко.

Дверь со скрипом открывается и в щель просовывается голова Шейна.

— Вот, черт. Где же телефонная камера, когда она нужна?

— Ты сказал, что запер дверь! — взрываюсь я на Колина, пытаясь быстро натянуть лифчик и платье. — Ты соврал мне.

Колин закрывает себя простыней.

— Шейн, придурок, дай нам уединиться. Брит, перестань истереть, ты ведешь себя как псих.

— Если вы не заметили, это вообще-то моя спальня, — говорит Шейн. Он опирается на дверной косяк и слегка наклоняется ко мне. — Брит, скажи мне правду, они настоящие?

— Шейн, ты свинья, — говорю я ему, отодвигаясь от Колина.

Колин тянется ко мне, когда я встаю с кровати.

— Брит, вернись. Прости, я забыл запереть ее, я был слишком увлечен моментом.

По правде говоря, незапертая дверь не самая главная причина, почему я так зла. Он назвал меня — психом, и даже не моргнул. Он даже не заступился за меня перед Шейном. Я поворачиваюсь к своему парню.

— Да? Ну а теперь я увлечена тем, что ухожу.

В час тридцать дня я смотрю на свой телефон, Колин звонил тридцать шесть раз. И отправил десять смс. После того, как Сиерра привезла меня домой, я игнорировала его. По большей части потому, что мне надо было успокоиться. Я подавлена оттого, что Шейн видел меня полуодетой. За то время пока я искала Сиерру, чтобы она отвезла меня домой, по крайней мере, пятеро шептались о моем шоу в спальне Шейна. Я не хочу взрываться, как это делает моя мать, но я была очень близка к тому, чтобы высказать все Шейну и Колину в спальне Шейна.

На тридцать девятом звонке Колина мое сердце уже бьется достаточно стабильно.

Я, наконец, отвечаю.

— Прекрати мне названивать, — говорю я.

— Я перестану, когда ты выслушаешь то, что я хочу сказать, — отвечает Колин на другом конце провода, в его голосе слышится раздражение.

— Значит говори. Я слушаю.

Он делает глубокий вздох.

— Извини, Брит. За то, что я не запер дурацкую дверь сегодня. Извини, за то, что хотел заняться сексом. Извини за то, что один из моих друзей думает, что он смешной, когда это не так. Извини, но я не могу смотреть на тебя и Фуэнтеса в классе Питерсон. Извини за то, что я изменился этим летом.

Я не знаю, что сказать. Он действительно изменился. А я? Осталась ли я той же девчонкой, которая попрощалась с ним прошлым летом перед тем, как он уехал? Я не знаю. Но одну вещь я знаю точно.

— Колин. Я не хочу больше ссориться.

— Я тоже. Можешь ты вообще забыть то, что произошло сегодня? Я заглажу свою вину перед тобой. Помнишь, как в прошлом году на нашу годовщину мой дядя отвез нас в Мичиган на своем самолете Cessna?

Да, мы оказались в отеле. Когда мы спустились к ужину в тот день, огромный букет роз ждал меня на столе вместе с вельветовой коробочкой, в которой лежал браслет из белого золота от Тиффани.

— Я помню.

— Я куплю тебе серьги, которые подходят к тому браслету, Брит.

Я не могу ему сейчас сказать, что мне нужны совсем не серьги. Я обожаю, тот браслет и ношу его постоянно. Но, что меня сразило тогда, был не браслет, это было то, что Колин посвятил себя планированию этого вечера, чтобы сделать его особенным для нас. Вот, что я помню, когда смотрю на браслет. Не подарок, а значение, что он несет. И с тех пор, как началась школа, я вижу только отголоски того Колина.

Дорогие серьги будут символом извинения Колина и будут также напоминать мне этот вечер. Они могут также спровоцировать меня дать ему что-нибудь в ответ… например, мою девственность. Может он и не думает об этом сейчас, но то, что эта мысль пришла ко мне в голову — это знак. Мне не нужно это напряжение.

— Колин, мне не нужны серьги.

— Тогда что ты хочешь? Скажи мне.

Я думаю некоторое время, перед тем, как ответить. Шесть месяцев назад я бы написала сочинение на несколько страниц о том, что бы я хотела. С тех пор, как началась школа, все изменилось.

— Я не знаю, что я хочу. Как ни печально, но это правда.

— Тогда, как выяснишь, дай мне знать.

Да, если я вообще когда-нибудь это выясню.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   28

Похожие:

Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconДневник нерожденного ребенка
Сегодня началась моя жизнь, хотя мои родители об этом пока не знают. Я девочка, у меня будут светлые волосы и голубые глаза. Все...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconТ ы моя любовь… очень яркого цвета Ты моя любовь… прямо с самого...
Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconТ ы моя любовь… очень яркого цвета Ты моя любовь… прямо с самого...
Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconДжеральд Даррелл Моя семья и другие звери Серия: Корфу 1 Иванова Юлия Николаевна (. ru)
«Джеральд Даррелл «Моя семья и другие звери. Птицы, звери и родственники. Сад богов.»»
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconМоя Педагогическая вера
Разумеется, они не новы. Все это знают те, кто работают с детьми. Но далеко не каждый педагог следует этим простым истинам. Слишком...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconКто придумал эти правила? Мы все ровно будем вместе…несмотря ни на что
Всем привет с этих слов я хотела бы начать свою историю. Долго не решалась написать ее, как и все девушки, в принципе я прочла много...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconЛев Николаевич Толстой о безумии Толстой Лев Николаевич о безумии Л. Н. Толстой о безумии
Повсюду несправедливость, жестокость, обманы, ложь, подлость, разврат, все люди дурны, кроме меня, и потому естественный вывод, что...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconРешение рабочего совещания по вопросам проведения регионального этапа...
Об организации и проведении регионального этапа Всероссийского конкурса молодежных авторских проектов, направленных на социально-экономическое...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно icon1. Эта книга не стоит денег. Если Вы нашли её, смело берите! Быть...
Если Вы нашли её, смело берите! Быть может, это я оставила её здесь для Вас. Но если кто-то захочет продать Вам эту книгу, знайте,...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconА. С. Пушкин «На холмах Грузии…»
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница