Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно


НазваниеВсе знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно
страница9/28
Дата публикации12.04.2013
Размер3.41 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Химия > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28
Глава 16

Алекс

Я ждал у библиотеки целый час. Ну, ладно. Полтора. До десяти часов я сидел на скамейке снаружи. В десять я зашел внутрь и принялся изучать доску объявлений, притворяясь заинтересованным в том, что будет происходить в библиотеке в ближайшем будущем. Мне не хотелось выглядеть слишком стремящимся увидеть Бриттани. В десять сорок пять я сел на одно из кресел в отделе для подростков и начал читать учебник по химии.

Ок, мои глаза двигались по странице, но я не видел слов.

Уже одиннадцать. Ну, где она?

Я мог бы просто пойти потусить с моими друзьями. Черт, мне нужно пойти и потусить со своими друзьями. Но еще у меня есть сильное желание выяснить то, почему Бриттани меня продинамила. Я говорю себе, что это все от оскорбленного самолюбия, но глубоко в душе я волнуюсь за нее.

Она намекнула, во время ее срыва в коридоре около кабинета медсестры, что ее мать совсем не кандидат на звание Лучшей Матери Года. Неужели Бриттани не осознает того, что ей уже восемнадцать, и она может уйти, когда захочет? Если все так плохо, зачем оставаться?

Потому, что ее родители богаты.

Если бы я ушел из дома, моя жизнь была бы практически такой же, как и до этого. Для девушки, которая живет в северной части, отсутствие дизайнерских полотенец и горничной, которая ходит за тобой и убирается, наверное, хуже смерти.

Меня достало стоять тут и ждать Бриттани. Я поеду к ней домой и узнаю, почему она меня кинула. Без колебаний я сажусь на свой мотоцикл и направляюсь в северную часть. Я знаю, где она живет…в огромном кричаще-белом доме с колоннами снаружи.

Я паркую, свой мотоцикл на ее подъездной дорожке и нажимаю на звонок. Я прочищаю свое горло, чтобы не давиться словами. Mierda, и что я собираюсь ей сказать? И чего это я чувствую себя так неуверенно, как будто она собирается оценивать меня, а мне надо произвести хорошее впечатление.

Никто не отвечает. Я нажимаю на звонок еще раз.

Где же слуга или дворецкий, чтобы открыть двери, когда он нужен? Я был уже готов сдаться и выругать себя тем, какого-черта-ты-вообще-тут-делаешь, дверь открывается. Передо мной стоит более взрослая версия Бриттани. Определенно ее мать. Как только она приглядывается ко мне поближе, я замечаю ее разочарованную гримасу.

— Чем я могу вам помочь? — спрашивает она заносчиво. Я вижу, что она думает, будто я принадлежу какой-нибудь команде садовников, либо просто хожу от двери к двери угрожая людям. — В этот район торговым агентам вход воспрещен.

— Я, эм, не продаю ничего. Меня зовут Алекс, я пришел узнать, дома ли Бриттани?

Ну, вот, теперь я вставляю 'эм', через каждые две секунды.

— Нет, — ее стальной ответ сочетается со сталью ее глаз.

— Вы знаете, где она?

Миссис Эллис полу закрывает дверь, скорее всего надеясь, что я не смогу заглянуть внутрь и увидеть их ценности, чтобы потом вернуться и украсть их.

— Я не распространяю информацию о местонахождении своей дочери. Теперь, если вы меня извините, — и она закрывает дверь прямо у меня перед носом.

Я остаюсь стоять у двери как полный pendejo. Вполне возможно, что Бриттани сейчас стоит за дверью и инструктирует свою мать избавиться от меня. Я бы не удивился, если бы она решила играть в игры со мной.

Я ненавижу игры, которые я не могу выиграть.

Я иду к своему мотоциклу с хвостом, зажатым между ног, думая, нужно ли мне себя чувствовать, как побитая собака или же, как разозленный питбуль.

Глава 17

Бриттани

— Кто такой Алекс?

Это первое, что спрашивает меня мать, когда я возвращаюсь с отцом из аэропорта.

— Это парень из школы, с которым мы партнеры по химии, — отвечаю я медленно. Подождите-ка минутку. — Откуда ты знаешь про Алекса?

— "Он был здесь, как только ты уехала в аэропорт. Я выпроводила его.

Как будто мой мозг просыпается, реальность сбивает меня с ног.

О, нет.

Я забыла встретиться с Алексом утром.

Вина разъедает нутро, когда я думаю о нем, ждущем меня в библиотеке. Я еще сомневалась, что он не появится там, а оказалось, что это именно я его подвела. Он должно быть в бешенстве. Ухх. Меня сейчас стошнит.

— Я не хочу видеть его рядом с нашим домом, — говорит она. — Соседи начнут разговоры о тебе. — Также как они ведут разговоры о твоей сестре, я знаю, она так думает.

Однажды я мечтаю жить в таком месте, где не нужно будет беспокоиться о соседских сплетнях.

— Хорошо.

— А ты не можешь сменить партнера?

— Нет.

— А ты пробовала?

— Да, мама, я пробовала. Но миссис Питерсон отказывается менять партнеров.

— Значит, ты не приложила к этому максимум усилий. Я позвоню в школу в Понедельник и заставлю их…

Я переключаю свое внимание на нее, игнорируя жгущую и колющую боль на затылке, там откуда Шелли вырвала клок моих волос.

— Я сама с этим разберусь. Я не хочу, чтобы ты звонила в школу и выставляла меня двухлетним ребенком.

— Это тот парень Алекс научил тебя, как разговаривать с матерью безо всякого уважения? Ни с того ни с сего ты открываешь на меня рот сразу после того, как обзавелась этим партнером.

— Мам…

Хотелось бы, чтобы мой отец был тут, чтобы прервать это. Но он в своем кабинете, он направился туда проверять свою почту, как только мы вернулись из аэропорта. Мне бы хотелось, чтобы он выступил в роли судьи, вместо того, чтобы сидеть на скамейке для зрителей.

— Потому, что если ты начнешь ошиваться с таким мусором, люди также будут считать тебя мусором. Это совсем не то, для чего мы с твоим отцом растили тебя.

Только не это. А вот и лекция. Я бы сейчас даже рыбу ела сырой, вместе с кишками и остальным, только бы не слушать. Я знаю подтекст ее слов, если Шелли не идеальна, то должна быть я.

Я делаю глубокий вздох, чтобы успокоиться.

— Мам, я поняла. Извини.

— Я просто пытаюсь защитить тебя, а ты попрекаешь меня этим.

— Я знаю. Извини. Что доктор Мейр сказал о Шелли?

— Он хочет, чтобы мы привозили ее дважды в неделю на обследования. Мне нужно, чтобы ты помогла мне с этим.

Я не упоминаю перед ней политику миссис Смол о пропусках тренировок, незачем доводить себя и ее еще больше. Кроме того, мне самой хочется знать, почему Шелли бунтует.

К счастью телефон звонит и моя мать отворачивается, чтобы ответить. Я тороплюсь в комнату Шелли, пока мама не остановит меня для какой-нибудь очередной дискуссии. Шелли сидит за своим специализированным компьютером и что-то печатает.

— Привет, — говорю я.

Шелли поднимает на меня голову. Она не улыбается.

Я хочу дать ей знать, что не обиделась на нее, я знаю, что она не хотела сделать мне больно. Шелли вполне возможно сама не осознает мотивов своего такого поведения.

— Хочешь сыграть в шашки?

Она качает головой.

— Посмотреть телевизор?

Тоже нет.

— Я хочу, чтобы ты знала, что я не сержусь на тебя, — я подхожу ближе, но не настолько близко, чтобы она дотянулась до моих волос и глажу ее по спине. — Ты знаешь, я тебя люблю.

Никакого ответа. Ни кивка, ни звука. Ничего.

Я сажусь на край ее кровати и наблюдаю за тем, как она что-то делает в своем компьютере. Иногда я делаю какие-то комментарии. Она не нуждается во мне сейчас, но мне бы очень хотелось, чтобы все было наоборот. Потому, что придет время, и я буду ей нужна, а меня не окажется рядом. Это пугает.

Через некоторое время я оставляю сестру и направляюсь к себе в комнату. Я роюсь в своей копии адресной книги Фейрфилд Хай в поисках телефона Алекса.

Открыв свой сотовый, я набираю его номер.

— Алло? — отвечает мальчишеский голос.

Я делаю глубокий вздох.

— Привет, Алекс дома?

— Его нет.

— Quienes? — слышу я его маму на заднем фоне.

— Кто это?

Я понимаю, что я соскабливаю лак с ногтя, пока говорю.

— Бриттани Эллис. Я, эм, друг Алекса из школы.

— Это Бриттани Эллис, друг Алекса из школы.

— Toma el mensaje, — слышу, говорит она.

— Ты его новая девушка? — спрашивает мальчик.

Я слышу шлепок и "ой!", и затем парнишка спрашивает.

— Хотите что-то передать?

— Скажи, что звонила Бриттани Эллис. Мой номер…

Глава 18

Алекс

Я стою на складе, где Кровавые Латино любят проводить вечера. Только что выкурил мою вторую, или третью сигарету — я перестал считать.

— Выпей пива и перестань выглядеть подавленным, — говорит Пако кидая мне Corona. Я рассказал о том, что Бриттани Эллис продинамила меня сегодня утром, и все, что он сделал, это покачал головой, как будто мне следовало знать лучше, прежде чем идти на северную сторону.

Я ловлю банку одной рукой и отправляю ее обратно.

— Нет, спасибо.

— Это недостаточно хорошее пиво для тебя? — говорит Хавьер, наверное, самый тупой среди Кровавых Латино. Контроль этого El buey своего уровня алкоголя такой же низкий, как и контроль использования наркоты.

Я затыкаю его, даже не сказав ни слова.

— Я просто шучу, чувак, — язык пьяного Хавьера заплетается.

Никто не хочет связываться со мной. В первый год в Кровавых Латино, я показал, на что способен в соперничестве.

Когда я был маленьким, я думал, что смогу спасти мир… или, по крайней мере, спасти свою семью. Я никогда не буду в банде, говорил себе я, когда был уже в достаточном возрасте, чтобы вступить в одну из них. Я защищу mi familia своими руками. В южной части Фейрфирлд ты либо один из банды, либо ты против них. Тогда у меня были мечты; я сильно заблуждался, думая, что, не состоя в банде, я смогу защитить свою семью. Но те мечты умерли в ту ночь, когда мой отец был застрелен в пяти метрах от моего шестилетнего лица.

Когда я стоял там, все, что я мог видеть, это красное пятно, расползающееся по его рубашке. Следующее, что я помню, был его вздох и все закончилось.

Мой отец был мертв.

Я даже не притронулся к нему. Я слишком боялся. Следующие несколько дней я не разговаривал. Даже когда полиция опрашивала меня, я не мог вымолвить ни слова. Они сказали, что я был в шоке и мой мозг не знал, как переварить все то, что случилось. Они были правы. Я даже не помнил, как выглядел тот человек, который застрелил отца. Я никогда не пытался мстить за его смерть, хотя каждую ночь я прокручиваю в голове момент выстрела, пытаясь сложить кусочки вместе.

Если бы я только вспомнил. Этот урод бы заплатил.

Зато сегодняшний день помнится прекрасно. Быть продинамленным Бриттани, ее мать сердито смотрит на меня… вещи, о которых хочется забыть, пристали к памяти как приклеенные.

Пако осушает полбанки пива одним глотком, не замечая даже, что небольшая струйка стекает от уголка его рта на рубашку. Когда Хавьер отворачивается к своим друзьям, Пако мне говорит:

— Кармен на самом деле тебя сломала.

— Это как?

— Ты не доверяешь девчонкам. Возьми хоть Бриттани Эллис…

Я ругаюсь сквозь зубы. — Пако, с другой стороны, дай-ка мне эту Corona. Поймав ее, я выпиваю пиво и сминаю банку рукой о стену.

— Может, ты не хочешь меня слушать, Алекс. Но тебе придется, независимо от того пьян ты или нет. Ты, говоришь о свободе, раздаешь синяки, но тебя ударила в спину твоя горяченькая латинская экс-подружка Кармен. Поэтому сейчас ты полностью изменился, пытаясь ударить в спину Бриттани.

Я неохотно слушаю Пако, когда беру себе еще пива.

— Ты называешь мою партнершу по химии полным изменением?

— Да. Но на этот раз, это аукнется тебе гораздо сильнее. Ведь она тебе нравится. Признай это.

Я не хочу признавать это.

— Я хочу ее только из-за пари.

Пако смеется так сильно, что запинается и оказывается на полу. Он указывает на меня рукой, все еще держащей пиво.

— Ты, мой друг, так хорошо себе врешь, что даже сам начинаешь верить в то дерьмо, которое произносишь. Эти две девчонки полные противоположности, чувак.

Я беру еще одно пиво. Пока я его открываю, я думаю о разнице между Бриттани и Кармен. У Кармен сексуальные, темные, таинственные глаза. Глаза Бриттани же кажутся невинными, и такими голубыми, ты просто можешь видеть сквозь них. Останутся ли они такими же, когда мы будем заниматься любовью?

Вот, черт. Заниматься любовью? Что такое завладело мной, что заставило меня думать о Бриттани и любви в одном предложении? Я серьезно схожу с ума.

В последующие полчаса я вливал в себя как можно больше пива. И теперь я чувствую себя отлично, чтобы не думать о… ни о чем.

Знакомый девичий голос пробивается сквозь мое оцепенение.

— Хочешь оторваться на пляже Даунвуд? — говорит она.

Я смотрю в шоколадные глаза. Хотя мой мозг затуманен и меня мутит, я знаю достаточно, чтобы понять, что шоколадные это противоположность голубым. Я не хочу голубые. Голубые заставляют меня чувствовать себя не в своей тарелке. Шоколадные прямые, с ними легче разобраться.

Здесь что-то не так, но я не могу понять что конкретно. И когда губы, принадлежащие шоколадным глазам, оказываются на моих, меня не заботит ничего, кроме, как стереть голубые из моей памяти. Даже если я помню, что шоколадные уже делали мне больно.

— Si, — говорю я, когда ее губы отрываются от моих. — Давайте устроим вечеринку. Vamos a gozar!

Еще через час я стою по грудь в воде. Я представляю себя пиратом, плавающим по одиноким морям. Я понимаю остатками своего ума, что я смотрю на озеро Мичиган, а совсем не на океан. Но сейчас я не в себе, и быть пиратом представляется отличной возможностью. Никакой семьи, никаких проблем, никто со светлыми волосами и голубыми глазами не смотрит на меня. Руки, как щупальца обвиваются вокруг моего торса.

— О чем ты думаешь, novio?

— О том, чтобы стать пиратом, — бормочу я осьминоге, которая только что назвала меня своим парнем.

Осьминога целует меня в спину и медленно передвигается к моему лицу. Вместо того, чтобы испугать меня, я наслаждаюсь ощущениями. Я знаю, что это осьминога, по этим щупальцам.

— Ты будешь пиратом. Я буду русалкой. Ты можешь спасти меня.

Почему-то мне кажется, что это меня надо спасать, потому, что я чувствую, как она топит меня в своих поцелуях.

— Кармен, — говорю я кареглазой осьминожке, которая превратилась в сексуальную русалку; внезапно осознавая, что я пьяный, голый и стою по грудь в воде в озере Мичиган.

— Шш, забудь и наслаждайся.

Кармен слишком хорошо меня знает, чтобы заставить забыть о реальной жизни и помочь сфокусироваться на фантазии. Ее руки и тело обернуты вокруг меня. Ее тело ничего не весит в воде. Мои руки двигаются туда, где они уже были и мое тело прижимается к знакомым формам, но фантазия не возвращается. И когда я смотрю на берег, звуки моих шумных друзей говорят мне о том, что у нас имеется компания. Моя осьминожк/русалка обожает компанию, а я нет.

Схватив русалку за руку, я начинаю продвигаться к берегу. Игнорируя комментарии своих друзей, я приказываю моей русалке одеться, пока я сам натягиваю джинсы. Когда мы полностью одеты я беру ее за руку снова, и мы лавируем между нашими друзьями, прежде, чем находим место для себя. Я прислоняюсь спиной к большому камню и вытягиваю ноги. Моя бывшая девушка садится на меня сверху, как будто мы никогда не расставались, как будто она никогда мне не изменяла. Я чувствую себя загнанным, пойманным.

Она делает затяжку чего-то сильнее, чем сигареты и протягивает мне. Я смотрю на маленький, свернутый окурок.

— Это неочишенный, так? — спрашиваю я. Я уже набрался достаточно, но последнее, что мне нужно это наркотики похлеще марихуаны и пива. Моя цель это быть оцепенелым, а не мертвым.

Она подносит это к моим губам. — Это всего лишь Золотой Акапулько, novio.

Может это сработает, чтобы совсем стереть мою память и поможет забыть о стрельбе, бывших подружках и пари, чтобы заняться горячим сексом с девушкой, которая думает, что я грязь под ее ногами.

Я беру окурок и затягиваюсь.

Руки моей русалки двигаются по моей груди.

— Я могу сделать тебя счастливым, Алекс, — шепчет она, и я могу различить алкоголь и марихуану в ее дыхании. Или может это от моего, я не уверен.

— Дай мне еще один шанс.

То, что я пьян и под кайфом путает мысли. И когда картина Бриттани и Колина в обнимку вчера в школе формируется в моей голове, я подвигаю Кармен ближе к себе.

Мне не нужна такая девушка, как Бриттани.

Мне нужна горячая и остренькая Кармен, моя лживая маленькая русалка.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28

Похожие:

Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconДневник нерожденного ребенка
Сегодня началась моя жизнь, хотя мои родители об этом пока не знают. Я девочка, у меня будут светлые волосы и голубые глаза. Все...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconТ ы моя любовь… очень яркого цвета Ты моя любовь… прямо с самого...
Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconТ ы моя любовь… очень яркого цвета Ты моя любовь… прямо с самого...
Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconДжеральд Даррелл Моя семья и другие звери Серия: Корфу 1 Иванова Юлия Николаевна (. ru)
«Джеральд Даррелл «Моя семья и другие звери. Птицы, звери и родственники. Сад богов.»»
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconМоя Педагогическая вера
Разумеется, они не новы. Все это знают те, кто работают с детьми. Но далеко не каждый педагог следует этим простым истинам. Слишком...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconКто придумал эти правила? Мы все ровно будем вместе…несмотря ни на что
Всем привет с этих слов я хотела бы начать свою историю. Долго не решалась написать ее, как и все девушки, в принципе я прочла много...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconЛев Николаевич Толстой о безумии Толстой Лев Николаевич о безумии Л. Н. Толстой о безумии
Повсюду несправедливость, жестокость, обманы, ложь, подлость, разврат, все люди дурны, кроме меня, и потому естественный вывод, что...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconРешение рабочего совещания по вопросам проведения регионального этапа...
Об организации и проведении регионального этапа Всероссийского конкурса молодежных авторских проектов, направленных на социально-экономическое...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно icon1. Эта книга не стоит денег. Если Вы нашли её, смело берите! Быть...
Если Вы нашли её, смело берите! Быть может, это я оставила её здесь для Вас. Но если кто-то захочет продать Вам эту книгу, знайте,...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconА. С. Пушкин «На холмах Грузии…»
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница