Благодарности


НазваниеБлагодарности
страница1/31
Дата публикации05.03.2013
Размер4.5 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Химия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
Скотт Мариани

Секрет алхимика
Бен Хоуп – 1

Скотт Мариани

Секрет алхимика
БЛАГОДАРНОСТИ
Море искренней признательности:

Тиму Бэйтсу из «Поллингер лимитед» – за его бесценное руководство и советы, а также остальным сотрудникам за их помощь и доброжелательное отношение.

Малколму и Изабелл Скотт – за постоянную поддержку, неугасаемую веру в проект и за щедрый дар – двадцать литров доброго французского вина, дабы поощрить меня на написание второго варианта книги.

Джону Хэйлу, Джил Джексон и всему коллективу издательства Роберта Хэйла – за возможность публикации «Секрет алхимика».

Джеймсу Каплану – за знакомство с миром K&R.1

Сержанту Мартину Тимбреллу – за разъяснения деталей полицейских процедур.

Особая благодарность Викки Эллис Смит, Ричарду Тайткомбу, Роберту Райдеру, Хизер Джиббс, Шэйн Маквильямс, Дэйву Сэлтресу, Марко и Мириам Писточчи и всей команде «Интернешнл триллер райтерс» – за активную поддержку.
^ СЛОВО ОТ АВТОРА
Научные и исторические ссылки на алхимию, приведенные в этой книге, основаны на достоверных фактах. Таинственный Фулканелли, хранитель важного знания и один из величайших алхимиков всех времен, является реально существовавшей фигурой. Научное сообщество последних трех веков упорно отказывается признавать серьезность алхимического знания. Однако эта ситуация может вскоре измениться. В 2004 году были вновь обнаружены документы по исследованию алхимии, собранные Исааком Ньютоном, отцом классической физики. На протяжении восьмидесяти лет они считались безвозвратно утерянными. Ученые Имперского колледжа Лондона верят, что интерес Ньютона к алхимии мог быть вызван его поздними новаторскими открытиями в физике и космологии.

Исторические подробности актов геноцида, совершенных католической церковью и ее инквизицией в отношении катаров и значительной части женского населения средневековой Европы, точны и даже приуменьшены.

Описанный в книге орден «Гладиус Домини» является вымышленной сектой. Тем не менее прошлые пятнадцать лет показали внезапный и повсеместный рост военизированных религиозных организаций фундаментального толка – особенно христианских обществ, проповедующих жесткие догмы и нетерпимость к инакомыслию. Мир уже готовится к новой эре священных войн, которые могут затмить кровавый ужас Крестовых походов Средневековья.
Ищи, мой брат, не теряя веры и мужества.

Я знаю, дело трудное, но победа без риска подобна триумфу без славы.

Фулканелли


1
Франция, октябрь 1999

Защищаясь от хлесткого дождя, отец Паскаль Камбриель поглубже натянул шляпу на уши и приподнял намокший воротник плаща. Порыв ветра распахнул дверь курятника, и напуганные птицы выбежали во двор. Размахивая палкой, шестидесятичетырехлетний священник загнал кур обратно в сарай, пересчитал их и пожалел всех людей, оказавшихся в пути в столь ненастный вечер.

Вспышка молнии озарила двор и древние камни деревни. За стеной сада располагалась церковь Святого Иоанна, построенная в десятом веке. Рядом находилось старое кладбище с растрескавшимися надгробиями, увитыми диким плющом. Ослепительный зигзаг молнии, расколовший небо, осветил суровый ландшафт и крыши домов, затем мир снова погрузился в полумрак, а через секунду загрохотал гром. Под проливным дождем отец Паскаль закрыл переполошившихся птиц в курятнике и запер ветхую дверь на засов.

Когда он повернулся к дому, намереваясь бегом добраться до крыльца, еще одна яркая вспышка разорвала завесу теней перед его глазами. Священник замер на месте, открыв рот от изумления. За низкой стеной стоял высокий изможденный человек, наблюдавший за ним. В следующее мгновение фигура исчезла.

Отец Паскаль протер лицо мокрыми ладонями. Неужели ему померещилось? Молния полыхнула снова, и в ее белом свете священник увидел незнакомого мужчину, который убегал от деревни к темному лесу. Помогать, насколько в его силах, каждой страждущей душе – после долгих лет пасторского служения это давно стало для Камбриеля естественным инстинктом.

– Attendez! – прокричал священник сквозь завывания ветра. – Подождите, друг мой! Не бойтесь меня!

Он побежал к воротам, слегка прихрамывая из за больной ноги. Узкая дорога между домами вела к стене деревьев, где в непроглядной темноте скрылся незнакомец. Добравшись до края леса, отец Паскаль увидел его. Мужчина лежал лицом вниз среди кустов куманики, дрожал от холода и прижимал руки к тощим бокам. Сквозь дождь и полумрак священник заметил, что одежда его порвана в клочья.

– Господи, – прошептал он с сочувствием, а затем торопливо снял плащ и накрыл им незнакомца. – Мсье, вы в порядке? Что с вами случилось, мой друг? Пожалуйста, позвольте мне помочь.

Человек ответил тихим бормотанием, и этот невразумительный шепот прервался горькими рыданиями. Плечи его по прежнему дрожали. Чувствуя, как рубашка намокает под проливным дождем, отец Паскаль поправил плащ на спине изможденного мужчины.

– Я могу приютить вас, – сказал он мягким голосом. – У меня есть камин, горячая еда и теплая постель. Я позвоню доктору Башеляру. Вы можете идти?

Отец Паскаль заботливо попытался развернуть его, чтобы взять за руки и помочь подняться. Но он отшатнулся, когда новая вспышка молнии осветила промокшую от крови разорванную рубашку и длинные глубокие порезы на истощенном теле. Порез на порезе – раны едва зажили и недавно были вскрыты вновь. Не просто ранения, а какой то узор сложной формы и символы, запекшиеся кровавой коркой.

– Кто это сделал с вами, сын мой?

Священник вгляделся в лицо этого человека: лысый череп, впалые щеки, почти прозрачная белая кожа. Как долго он пребывает в таком состоянии?

Незнакомец прошептал надломленным голосом:

– Omnis qui bibit hanc aquam…

Отец Паскаль вдруг с изумлением понял, что мужчина говорил на латыни.

– Воды? – спросил священник. – Вы хотите пить?

Цепляясь за рукав Камбриеля и глядя на него безумными глазами, мужчина продолжал произносить латинские слова:

– …si fidem addit, salvus erit.

Отец Паскаль нахмурился. Что то о вере, о спасении души? Какой то бред, подумал он. Бедняга, видимо, сошел с ума. Когда молния вспыхнула вновь – на этот раз почти над головой – и гром загрохотал над лесом, священник вздрогнул: он заметил, что окровавленные пальцы мужчины сжимают рукоятку ножа. Нож был особенный: крестообразный кинжал с изысканно украшенной золотой рукояткой, на которой сверкали драгоценные камни. С длинного тонкого лезвия стекала кровь. И тогда священник понял, что незнакомец изранил себя сам. Сам порезал свою плоть.

– Что вы наделали? – закричал отец Паскаль, ужаснувшись.

Поднявшись на колени, мужчина повернулся к нему. Его лицо, покрытое грязью и кровью, озарила новая вспышка молнии. Глаза незнакомца были пустыми и потерянными, словно его разум блуждал где то далеко. Костлявые пальцы теребили рукоятку дорогого кинжала.

Минуту или две Камбриель был уверен, что мужчина собирался зарезать его. Вот все и кончилось. Смерть. А что за ней? Некая форма бесконечного существования? Священник полагал, что так оно и будет, хотя природа посмертного бытия оставалась для него неясной. Он часто думал о том, как встретит свою смерть. Отец Паскаль надеялся, что глубокая вера поможет ему принять все, что уготовил для него Всевышний; что он сумеет принять смерть с безмятежностью и спокойствием. Однако от вида холодной стали, готовой вонзиться в его плоть, у старика отнялись ноги.

Священник уже не сомневался, что конец близок, и задумался о том, каким его запомнят прихожане. Был ли он хорошим человеком? Прожил ли он жизнь достойно и честно?

«О Господи, даруй мне силы».

Безумец очарованно смотрел то на кинжал в своей руке, то на беспомощного священника. Он начал смеяться. Его тихий булькающий смех дошел до истерического визга.

– ^ IGNE NATURA RENOVATUR INTEGRA!

Он выкрикивал эту фразу снова и снова. Камбриель содрогнулся от ужаса, когда мужчина начал лихорадочно резать лезвием собственную шею.
2
Южная Испания, сентябрь 2005

Бен Хоуп спрыгнул со стены и бесшумно приземлился во дворе. На миг он замер, пригнувшись, в темноте. Его чуткий слух улавливал лишь стрекот сверчков, крик ночной потревоженной птицы в роще и размеренные удары сердца. Он оттянул тугой рукав черной куртки и взглянул на часы. 4.34 утра. Бен быстро проверил девятимиллиметровый браунинг и убедился, что патрон находится в патроннике, а пистолет поставлен на предохранитель. Он вытащил из кармана вязаную балаклаву2 с узкой прорезью для глаз и натянул на голову.

Темный дом, возвышавшийся перед ним, казался пустым и заброшенным. Следуя плану, полученному от информатора, Бен двинулся вдоль стены, вполне готовый к внезапной вспышке прожекторов охранной сигнализации, которые, к счастью, так и не включились. Он направлялся к заднему выходу. Пока все соответствовало данным информатора. Замок на двери оказался легкой преградой, и через несколько секунд Бен проник в помещение.

Он прошел по затемненному коридору, заглянув сначала в одну комнату, затем в другую. Тонкий луч компактного светодиодного фонаря, закрепленного под стволом пистолета, выхватывал из тьмы заплесневевшие стены, сгнившие балки перекрытий, кучи мусора на грязном полу. Бен приблизился к двери, закрытой на висячий замок. Осветив запоры, он мрачно усмехнулся. Работа дилетанта. Засов крепился шурупами к проеденному червями косяку. Потратив минуту, Бен беззвучно удалил его, открыл дверь и тихо вошел внутрь. Ему не хотелось пугать спящего мальчика.

Когда он, пригнувшись, подкрался к грубо сбитому топчану, одиннадцатилетний Хулиан Санчес заворочался во сне и застонал.

– Tranquilo, soy un amigo,3 – прошептал Бен мальчику на ухо.

Он посветил фонариком в глаза Хулиана. Зрачки не реагировали на свет – ребенок находился под воздействием наркотиков.

В комнате воняло калом и сыростью. Крыса, взобравшаяся на стол у кровати, жадно пожирала остатки скромной пищи в оловянной миске. При виде взрослого мужчины она спрыгнула на пол и стремглав убежала прочь. Бен бережно перевернул ребенка на грязной простыне. Его руки нащупали пластмассовую ленту, впившуюся в плоть мальчика. Когда он осторожно просунул под нее тонкий нож и разрезал пластик, освобождая руки маленького пленника, Хулиан еще раз застонал во сне. Левая ладонь ребенка была перевязана тряпкой, почерневшей от грязи и высохшей крови. Бен надеялся, что мальчику еще не успели отрезать второй палец, хотя могло дойти и до этого.

За него требовали выкуп в два миллиона евро наличными. Похитители хотели получить банкноты, бывшие в употреблении. Чтобы показать серьезность своих намерений, они переслали родителям отрезанный палец ребенка. Затем раздался телефонный звонок, и грубый голос предупредил, что одно неправильное действие (например, звонок в полицию), и в следующей посылке окажутся другие части тела – еще один палец, гениталии или даже голова мальчишки.

Эмилио и Мария Санчес восприняли угрозу серьезно. Эта богатая семейная пара из Малаги могла раздобыть два миллиона евро без особого труда. Но они знали: плата отнюдь не гарантировала, что им вернут сына целым и невредимым. Страховкой могла бы стать договоренность, что отныне все контакты с похитителями будут проводиться по официальным каналам. Однако это означало вмешательство полиции, а участие копов привело бы к неминуемой гибели Хулиана. Родителям нужна была какая то надежная альтернатива, чтобы разногласия с бандитами не помешали спасению мальчика. И тогда к делу подключился Хоуп.

Бен поднял одурманенного ребенка с койки, взвалил безвольное тело на левое плечо. За домом залаяла собака. Послышался шум, где то открылась скрипучая дверь. Держа наготове браунинг, Хоуп понес Хулиана к выходу. Информатор говорил о трех похитителях: один все время напивался допьяна, но двух других Бен должен был остерегаться. Он верил информатору: под дулом пистолета люди обычно говорят правду.

Дверь впереди открылась, и из темноты донесся хриплый крик. Луч фонаря уперся в фигуру небритого мужчины в шортах и рваной футболке. Его жирные щеки содрогнулись. Лицо скривилось от света, ослепившего глаза. В руках бандита был обрез, переделанный из охотничьего дробовика. Браунинг Бена дважды «кашлянул» через длинный глушитель, и тонкий луч фонаря описал дугу, отслеживая падение мертвого тела. На майке толстяка появились две новые дырки. Под неподвижным торсом растекалась лужа крови. Бен подошел к бандиту и почти рефлекторно сделал то, что привык делать в подобных обстоятельствах, – контрольный выстрел в голову.

Второй похититель, разбуженный шумом, спускался бегом по лестнице. В его руке подрагивал фонарь. Не дав ему возможности воспользоваться оружием, Бен выстрелил на свет. Раздался короткий вскрик, мужчина рухнул головой вперед и покатился по ступеням. Его револьвер заскользил по полу. Бен сделал шаг навстречу и вторым выстрелом гарантировал, что преступник больше никогда не поднимется на ноги. Затем он замер на месте, ожидая новых звуков. Прошло полминуты, но третий бандит не появился. Вероятно, он так и не проснулся.

А значит, он вообще не проснется.

Неся на плече неподвижного Хулиана, Бен прошел в другой конец дома и отыскал загаженную кухню. Луч фонарика высветил сотни разбегавшихся тараканов, скользнул по стене и остановился на старой газовой плите, соединявшейся с высоким баллоном при помощи шланга. Он мягко уложил Хулиана на кресло, опустился на колени рядом с баллоном и перерезал ножом этот резиновый шланг, тянувшийся к задней стенке газовой плиты. Придвинув старый ящик из под пива, Бен прижал конец шланга к стальному боку холодного цилиндра и на четверть поворота открыл вентиль баллона. Щелчок зажигалки, и струя зашипевшего газа вспыхнула желтым пламенем. Бен открыл вентиль до конца. Небольшое пламя превратилось в ревущий синий столб свирепого огня. Его языки лизали баллон и угрожающе взвивались вверх. Сталь на боку баллона быстро почернела.

Три приглушенных выстрела браунинга, и искореженный висячий замок упал с входных ворот. Бен считал секунды, унося ребенка к роще. Когда они были уже на краю опушки, дом разлетелся на куски. Вслед за внезапной яркой вспышкой в воздух поднялся огромный оранжевый шар. Он осветил деревья и лицо Бена Хоупа, обернувшегося, чтобы посмотреть на взорванное логово бандитов. Горящие обломки падали вокруг, и густой столб алого раскаленного дыма поднимался в звездное небо.

На другой стороне рощи их ожидала спрятанная машина.

– Сейчас ты поедешь домой, – сказал Бен Хулиану.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Благодарности iconБлагодарности
Шесть универсальных принципов, вытекающих из теории эволюции путем естественного отбора
Благодарности iconСодержание выражение благодарности
Урок инвестора №4: инвестирование — это план, а не объект или процедура
Благодарности iconБлагодарности 6 введение 7
Меры предосторожности необходимые при истолковании поведенческих признаков обмана 113
Благодарности iconОглавление введение 6 благодарности 9 сокращения и обозначения 10
Отличие люцидных сновидений от ос. Круги в сновидении 43 Как отличить спрайта от сновидящего в ос? 43
Благодарности iconСодержание предупреждение благодарности введение
Причины болезней: нарушения во внутренних органах и закупорка энергетических каналов в брюшной полости
Благодарности iconВыражение благодарности Предпринимательство это призвание, как в...

Благодарности icon"Откровенные рассказы странника духовному своему отцу"
Бог дал поскорее умереть и изливаться в благодарности у подножия Его в мире духов
Благодарности icon"Откровенные рассказы странника духовному своему отцу"
Бог дал поскорее умереть и изливаться в благодарности у подножия Его в мире духов
Благодарности iconВолонтерского объединения
Каждый волонтер или волонтерское объединение предоставляет отчет о добровольческой деятельности, включающий подтверждающие документы...
Благодарности iconА. Долинин три заметки о романе Владимира Набокова «Дар»{351}
В первой главе «Дара» его герой Федор Годунов-Чердынцев сочиняет стихотворение, в котором он обращается к потерянной им России со...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница