Станислав Гроф лсд психотерапия


НазваниеСтанислав Гроф лсд психотерапия
страница25/32
Дата публикации07.06.2013
Размер4.93 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Химия > Документы
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   32
^

НЕТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ЛСД


Обучающие сеансы профессионалов по психическому здоровью

Прием ЛСД креативными индивидами

Вызванные препаратом религиозные и мистические переживания

Роль ЛСД в личностном росте и самоактуализации

Использование ЛСД в развитии паранормальных способностей
^

ОБУЧАЮЩИЕ СЕАНСЫ ПРОФЕССИОНАЛОВ ПО ПСИХИЧЕСКОМУ ЗДОРОВЬЮ


Необычайная ценность ЛСД для обучения психиатров и психологов стала очевидной на очень ранней стадии его изучения. В своей пионерской работе, опубликованной в 1947, Столл подчеркивал, что автоэксперимент с этим препаратом дает профессионалам уникальную возможность непосредственно познать чуждый мир, с которым они встречаются в своей повседневной работе с психиатрическими пациентами. Во время фазы «моделированного психоза» ЛСД исследований, когда психоделическое состояние считалось химически вызванной шизофренией, ЛСД сеансы рекомендовали в качестве имевших уникальное дидактическое значение обратимых путешествий в мир переживаний психотиков. Этот опыт рекомендовали психиатрам, психологам, медсестрам, социальным работникам и медицинским студентам в качестве средства для осознания природы ментальных заболеваний. Ринкел, Рубичек и другие исследователи, проводившие дидактические эксперименты такого рода, сообщали, что единственный ЛСД сеанс может драматично изменить то, как профессионалы по психическому здоровью понимают своих психотических пациентов, и привести к более гуманному отношению к ним.

Тот факт, что в итоге концепция ЛСД состояния как «моделированного психоза» была отвергнута большинством исследователей, не уменьшило обучающей ценности психоделического опыта. Хотя психические изменения, вызываемые ЛСД, определенно не идентичны шизофрении, прием препарата всё равно является очень особой возможностью для профессионалов и студентов испытать многие состояния ума, которые естественно возникают в контексте разных ментальных нарушений. Сюда входят перцептуальные искажения в визуальной, слуховой, тактильной, обонятельной и вкусовой областях; количественные и качественные изменения мыслительных процессов; ненормальные эмоциональные качества крайней интенсивности. Под воздействием ЛСД можно испытать сенсорные иллюзии и псевдогаллюцинации, торможение или ускорение мышления, иллюзорную интерпретацию мира и целую гамму сильных патологических эмоций наподобие депрессии, маниакальных состояний, агрессии, саморазрушительные желания, болезненные чувства неполноценности и вины или, наоборот, экстатического восторга, трансцендентального покоя и безмятежности и чувства космического единства. Психоделический опыт также может стать источником удивительных эстетических, научных, философских или духовных озарений.

Автоэкспериментирование с ЛСД не исчерпывает его дидактический потенциал. Другим очень ценным обучающим опытом является участие в сеансах других субъектов. Это дает молодым профессионалам возможность наблюдать целый спектр ненормальных явлений и познакомиться и привыкнуть к предельным эмоциональным состояниям и необычным паттернам поведения. Это происходит в специально простроенных обстоятельствах, в подходящее время и в контексте существующих отношений с испытуемым. Все эти факторы делают ситуацию более подходящей для обучения, чем посещение в психиатрической больнице палаты или блока неотложной помощи. В более узком смысле, участие в ЛСД сеансе рекомендуется как непревзойденное обучение для будущих психотерапевтов. Усиление отношений с ситтерами, характерное для ЛСД сеансов, является редкой возможностью для новичка наблюдать явление переноса и учиться справляться с ним. Использование ЛСД в контексте учебной программы для будущих психотерапевтов обсуждалось в специальной работе Филда, Гудмана и Гуидо.

Обширное и систематическое изучение дидактического потенциала ЛСД было проведено Мерилендским Центром Психиатрических Исследований. В этой программе профессионалам по душевному здоровью в учебных целях предлагалось до трех высокодозовых ЛСД сеансов. Более ста человек участвовали в этой программе между 1970, когда она началась, и её завершением в 1977. Большинство индивидов были заинтересованы в психоделическом опыте, потому что он был тесно связан с их собственной профессиональной деятельностью. Некоторые из них на тот момент работали в отделениях кризисного вмешательства или с пациентами, у которых были проблемы, связанными с использованием психоделических препаратов. Другие практиковали разные психотерапевтические техники и хотели сравнить ЛСД психотерапию со своей собственной дисциплиной: психоанализом, психодрамой, Гештальт терапией, психосинтезом или биоэнергетикой. Было несколько исследователей, участвовавших в исследованиях измененных состояний сознания, динамики бессознательного или психологии религии. Небольшую группу составляли профессионалы, которые были заинтересованы в становлении ЛСД терапевтами. Они обычно проводили с нами несколько месяцев, посещая собрания, просматривая видеозаписи практики ЛСД терапии или проводя психоделические сеансы под руководством. В качестве части учебной программы они также могли проходить собственные ЛСД сеансы. Все участники ЛСД программы для профессионалов согласились проходить психологическое тестирование до и после сеансов, а также заполнить дополнительный опросник через шесть месяцев, двенадцать месяцев и два года после сеанса. Вопросы в дополнительной форме посвящались изменениям, которые они наблюдали в своей профессиональной работе, жизненной философии, религиозных чувствах, эмоциональном и физическом состоянии и межличностной приспособленности после ЛСД сеанса. Хотя у нас и есть довольно анекдотичные свидетельства ценности этой учебной программы, данные из до- и после-сеансового психологического тестирования и дополнительных опросников ещё не были систематически обработаны и оценены.

Как я подчеркивал ранее, учебные ЛСД сеансы являются ключевой квалификацией каждого ЛСД терапевта. Ввиду уникальной природы психоделического состояния невозможно достичь настоящего понимания его качества и глубины без прямого переживания. К тому же, опыт столкновения с разными областями собственного бессознательного абсолютно необходим для развития способности компетентно и невозмутимо помогать другим людям в их процессе глубокого самопознания. Учебные сеансы ЛСД также очень рекомендуются медсестрам и всем прочим членам персонала отделов психоделического лечения, вступающим в близкий контакт с клиентами в необычных состояниях сознания.
^

ПРИЕМ ЛСД КРЕАТИВНЫМИ ИНДИВИДАМИ


Один из самых интересных аспектов ЛСД исследований это отношение между психоделическим состоянием и творческим процессом. Профессиональная литература на эту тему отражает значительные разногласия. Роберт Могар, рассмотревший существующие экспериментальные данные об эффективности разных функций, связанных с творческой работой, счел результаты непонятными и противоречивыми. Так, некоторые исследования, сосредоточенные на инструментальном обучении, обнаружили ухудшение, а другие— выраженное усиление способностей к обучению. Противоречивые результаты также были получены для восприятия цвета, припоминания и узнавания, дифференцировочного обучения, концентрации, символического мышления и точности восприятия. Исследования, использовавшие разные психологические тесты, специально созданные для измерения креативности, не продемонстрировали её значительного усиления в результате приема ЛСД. Однако остается открытым вопрос о том, насколько релевантны эти тесты в отношении творческого процесса и насколько они чувствительны и подходят ли для обнаружения вызванных ЛСД изменений. Нужно учесть ещё один важный фактор: общее отсутствие у ЛСД субъектов мотивации к участию и сотрудничеству в формальных процедурах психологического тестирования, когда они глубоко вовлечены в свои внутренние переживания. Ввиду важности установки и обстановки в психоделическом опыте также нужно упомянуть, что многие из этих исследований проводились в контексте подхода «моделированной шизофрении», а значит, с целью демонстрации психотического ухудшения деятельности.

Негативный результат исследований креативности резко контрастирует с повседневным опытом ЛСД терапевтов. Психоделические переживания глубоко повлияли на работу многих людей искусства (художников, музыкантов, писателей и поэтов), участвовавших в экспериментах с ЛСД в разных странах мира. [1] Большинство из них нашло в своем бессознательном разуме глубокие источники вдохновения, испытало поразительное усиление и освобождение фантазии и достигло необычайной живости, оригинальности и свободы художественного самовыражения. Во многих случаях качество их творений значительно улучшалось, и не только согласно их собственному суждению или мнению ЛСД исследователей, но и по стандартам их профессиональных коллег. На выставках, хронологически показывающих развитие художника, обычно легко заметить, когда он или она имели психоделический опыт. Обычно можно увидеть драматичный квантовый скачок в содержании и стиле картин. Это особенно верно для художников, которые до своего ЛСД опыта были конвенциальными и консервативными в своем художественном самовыражении.

Но большая часть искусства в коллекциях психоделических терапевтов создана субъектами, которые не были профессиональными художниками, а их ЛСД сеансы проводились в терапевтических, дидактических или иных целях. Часто индивиды, не демонстрировавшие никаких творческих стремлений до ЛСД переживания, могут создать необычайные картины. В большинстве случаев интенсивность этого эффекта происходит от необычной природы и силы материала, проявляющегося из глубин бессознательного, а не от творческих способностей. Однако нередко даже технические аспекты таких рисунков или картин значительно превосходят предыдущие творения тех же субъектов. Некоторые индивиды начинают использовать в повседневной жизни новые навыки, открытые в психоделических сеансах. В исключительных случаях во время ЛСД процедуры может проявиться подлинный творческий талант особенной силы и направленности. Одна из моих пациентов в Праге, которая всю свою жизнь не любила рисовать и которую заставляли посещать уроки рисования в школе, за период в несколько месяцев развила примечательный художественный талант. Со временем её творчество нашло признание среди профессиональных художников, и у неё были успешные выставки. В примерах, подобных этому, нужно предположить, что в этих индивидах талант уже присутствовал в латентной форме и что его выражение было заблокировано сильными патологическими эмоциями. Эмоциональное освобождение путем психоделической терапии сделало возможным его полное и свободное проявление.

Интересно, что ЛСД переживание, как правило, усиливает признание и понимание искусства у индивидов, которые раньше были к нему равнодушны. Характерное наблюдение из психоделических исследований это внезапное появление интереса к различным движениям современного искусства. Субъекты, которые были безразличны или даже враждебны к неконвенциальным формам искусства, после единственной встречи с ЛСД могут развить глубокое понимание супрематизма, пуантилизма, импрессионизма, дадаизма, сюрреализма или сверхреализма. Есть определенные художники, чье творчество кажется особенно тесно связанным с визионерскими переживаниями, вызываемыми ЛСД. Так, многие ЛСД субъекты развивают глубокое эмпатическое понимание картин Иеронима Босха, Винсента ван Гога, Сальвадора Дали, Макса Эрнста, Пабло Пикассо, Рене Магритта, Мориса Эшера или Г. Р. Гигера. Другое типичное последствие психоделического опыта это драматичное изменение отношения к музыке; многие ЛСД субъекты в своих сеансах обнаруживают новые измерения музыки и новые способы её прослушивания. Многие наши пациенты, которые были алкоголиками и зависимыми от героина со слабым образованием, в результате одного ЛСД сеанса развили такой глубокий интерес к классической музыке, что решили использовать свои скромные финансовые ресурсы для покупки стереосистемы и создания собственной коллекции записей. Роль психоделиков в развитии современной музыки и их влияние на композиторов, интерпретаторов и слушателей настолько очевидно и известно, что не требует здесь специального описания.

Хотя влияние ЛСД на художественное выражение более очевидно в областях живописи и музыки, психоделический опыт может оказывать такое же благоприятное действие и на другие ветви искусства. Визионерские состояния, вызванные мескалином и ЛСД, имели глубокое значение в жизни, искусстве и философии Олдоса Хаксли. На многие из его работ, включая «О дивный новый мир», «Остров», «Рай и ад» и «Двери восприятия», психоделические переживания повлияли напрямую. Аллена Гинзберга на одно из самых сильных его стихотворений вдохновило его самоэкспериментирование с психоделическими веществами. В этом контексте также можно упомянуть роль гашиша во французском искусстве «конца века». Канадско-японский архитектор Кийо Изуми смог найти уникальное применение своим ЛСД переживаниям в проектировании современных психиатрических учреждений.

Так как ЛСД опосредует доступ к содержанию и динамике глубокого бессознательного (в психоаналитических терминах, к первичному процессу), не особенно удивительно то, что психоделические переживания могут сыграть важную роль в творческом развитии художников. Однако многие наблюдения из психоделических исследований показывают, что ЛСД также может быть весьма ценен в разных научных дисциплинах, которые традиционно считаются царствами интеллекта и логики. Два важных аспекта действия ЛСД кажутся особенно важными в этом контексте. Во-первых, препарат может опосредовать доступ к огромным хранилищам конкретной и актуальной информации в коллективном бессознательном и позволить субъекту ими воспользоваться. Согласно моим наблюдениям, открытые знания могут быть очень конкретными, точными и детальными; данные, полученные таким способом, могут быть связаны со многими разными областями. В нашей относительно ограниченной учебной программе для ученых релевантные прозрения были получены в таких разнообразных областях, как космогенез, природа пространства и времени, субатомная физика, этология, психология животных, история, антропология, социология, политика, сравнительная религия, философия, генетика, акушерство, психосоматическая медицина, психология, психопатология и танатология. [2]

Второй аспект действия ЛСД, имеющий большое значение для творческого процесса, это способствование новому и неожиданному синтезу данных, результирующему из неконвенциального решения задач. Общеизвестен факт, что многие важные идеи и решения проблем появлялись не в контексте логического мышления, а в разных необычных состояниях сознания: во снах, во время засыпания или пробуждения, во время крайней физической и умственной усталости или во время болезни с высокой температурой. Есть множество знаменитых примеров этого. Так, химик Фридрих Август фон Кекуле пришел к финальному решению химической формулы бензола во сне, в котором он увидел бензольное кольцо в виде змеи, кусающей свой хвост. Никола Тесла создал электрический генератор, изобретение, потрясшее индустрию, когда его строение очень детально явилось ему в видении. Дизайн эксперимента, приведшего к получившему Нобелевскую премию открытию химической передачи нервных импульсов, пришел к Отто Леви, когда он спал. Альберт Эйнштейн открыл основные принципы своей специальной теории относительности в необычном состоянии сознания; согласно его описанию, большинство озарений приходили к нему в форме кинестетических ощущений.

Можно привести множество примеров подобного рода, в которых креативные индивиды долго и безуспешно сражались с трудной проблемой, используя логику и мышление, а настоящее решение неожиданно всплывало из бессознательного в моменты, когда их рациональность была приостановлена. [3] В повседневной жизни такие события происходят очень редко, в стихийной и непредсказуемой манере. Психоделические препараты, видимо, повышают вероятность таких креативных решений до такой степени, что их можно намеренно программировать. В ЛСД состоянии старые концептуальные рамки разрушаются, культурные когнитивные барьеры растворяются, и материал может быть увиден синтезированным совершенно новым способом, который не был возможен в старых системах мышления. Этот механизм может дать не только поразительные новые решения разных конкретных проблем, но и новые парадигмы, которые могут перевернуть всю научную дисциплину.

Хотя психоделическое экспериментирование было решительно остановлено до того, как эта область была систематически изучена, исследование творческого решения проблем, проведенное Уиллисом Харманом и Джеймсом Фадиманом в Стенфордском Исследовательском Институте, получило данные, достаточно интересные для будущих исследований. Препаратом, использованным в этом эксперименте, был не ЛСД, а мескалин, активный ингредиент мексиканского кактуса Anhalonium Lewinii, или пейот. Ввиду общей схожести эффектов этих двух препаратов подобные эффекты нужно ожидать и при использовании ЛСД; разные случайные наблюдения из нашей учебной ЛСД программы для ученых и из терапевтического использования этого препарата, похоже, подтверждают это. Субъектами из исследования Хармана-Фадимана были 27 мужчин, занимающиеся разными профессиями. Группа состояла из 16 инженеров, одного инженера-физика, двух математиков, двух архитекторов, одного психолога, одного дизайнера мебели, одного художника по рекламе, одного коммерческого директора и одного менеджера по персоналу. Целью этого исследования было выяснить, покажут ли эти индивиды под воздействием 200 мг мескалина повышенную креативность и выработают ли конкретные, валидные и осуществимые решения проблем по критериям современной индустрии и позитивистской науки. Результаты этого исследования были очень многообещающими; были приняты многие решения для строительства и производства, другие можно было развивать дальше, или они открывали новые области для изучения. Мескалиновые субъекты последовательно сообщали, что препарат вызвал в них ряд изменений, которые способствовали творческому процессу. Он понижал подавленность и тревогу, увеличивал скорость и гибкость идеации, повышал способность к визуальному воображению и фантазии и повышал способность концентрироваться на проекте. Прием мескалина также способствовал эмпатии с людьми и объектами, делал подсознательные данные более доступными, усиливал мотивацию к достижению сближения и в нескольких примерах позволял немедленную визуализацию конечного решения.

Очевидно, что потенциал ЛСД для усиления креативности будет прямо пропорционален интеллектуальным способностям и опыту субъекта. Для большинства творческих инсайтов необходимо знать нынешний статус данной дисциплины, быть способным формулировать новые задачи и находить технические средства для описания результатов. Если этот тип исследований будет повторяться, подходящими кандидатами будут выдающиеся ученые из разных дисциплин: физики ядерщики, астрофизики, генетики, физиологи мозга, антропологи, психологи и психиатры. [4]
^

ВЫЗВАННЫЕ ПРЕПАРАТОМ РЕЛИГИОЗНЫЕ И МИСТИЧЕСКИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ


Использование психоделических веществ в ритуальных и магических целях можно проследить до древних шаманских традиций, и оно, вероятно, существует так же давно, как человечество. Легендарное священное снадобье сома, приготовляемое из одноименного растения, чья идентичность утеряна, играло ключевую роль в ведической религии. Изделия из конопли Cannabis indica и sativa использовались в Азии и Африки многие века под разными именами (гашиш, чарас, бханг, ганжа, киф) в религиозных церемониях и народной медицине. Они сыграли важную роль в Брахманизме, использовались в суфийских практиках и являются главным таинством Растафари. Религиозно-магическое использование психоделических растений было широко распространено в доколумбовых культурах, среди ацтеков, Майа, Ольмеков и других индейских групп. Среди используемых растений были известный мексиканский кактус Lophophora williamsii (пейот), священный гриб Psilocybe Mexicana (teonanacatl) и несколько разновидностей семян утренней славы (ololiuqui). Ритуальное использование пейота и священного гриба всё ещё существует среди разных мексиканских племен; в качестве важных примеров можно упомянуть поиск пейота и другие священные церемонии индейцев Уичоль и целительские ритуалы Мацатеков с использованием грибов. Пейот также был ассимилирован многими североамериканскими индейскими группами и около ста лет назад стал таинством синкретической Церкви Коренных Американцев. Южноамериканские целители (ayahuascheros) и дописьменные амазонские племена наподобие Амахуака и Живаро используют яге, психоделические экстракты из «лозы душ», лианы джунглей banisteriopsis caapi. Самое известное африканское галлюциногенное растение это Tabernanthe iboga (eboga), которая в маленьких дозах работает как стимулятор, а в больших количествах используется в качестве препарата посвящения. В средневековье напитки и мази, содержащие психоактивные растения и животные ингредиенты, широко использовались в контексте шабашей ведьм и ритуалов черной мессы. Самыми известными составляющими ведьмовских зелий были белладонна (Atropa Belladonna), мандрагора (Mandragora officinarum), дурман или «одурь-трава» (Datura Stramonium), белена (Hyoscyamus niger) и кожа жабы. Современный химический анализ обнаружил в коже жаб (Bufo bufo) вещество, называемое буфотенин (или диметилсеротонин), имеющее психоделические свойства. Вышеприведенные психоделические растения это только малая часть самых известных. Согласно этноботанику Ричарду Шульцу Ботанического Департамента Гарвардского Университета, существует более сотни растений с явными психоактивными свойствами.

Способность психоделических веществ вызывать визионерские состояния религиозной и мистической природы задокументирована во многих исторических и антропологических источниках. Открытие ЛСД и получившее публичную известность появление этих переживаний у многих экспериментальных субъектов в нашей культуре привлекло к этому вопросу внимание ученых. Тот факт, что религиозные переживания могут быть вызваны введением химического агента, спровоцировал интересный и очень жаркий спор о «химическом» или «мгновенном мистицизме». Многие поведенческие ученые, философы и теологи участвовали в свирепой полемике о природе этих явлений, их значения, валидности и достоверности. Мнения вскоре кристаллизовались в две крайние точки зрения. Некоторые экспериментаторы видели в возможности вызова религиозных переживаний химическими средствами шанс перенести религиозные явления из области священного в лабораторию, и поэтому в итоге объясняли их в научных терминах. В конце концов, в религии не было бы ничего таинственного и святого, а духовные переживания можно было бы свести к физиологии и биохимии мозга. Однако другие исследователи приняли совсем иную позицию. Согласно им, мистические явления, вызванные ЛСД и другими психоделическими препаратами, были подлинными, и эти вещества следует считать таинствами, потому что они опосредуют контакт с трансцендентальными реальностями. В сущности, это была позиция шаманов и жрецов психоделических культур, где визионерские растения вроде сомы, пейота и теонанакатля виделись как священные материалы или сами божества. И ещё один подход к проблеме считал ЛСД переживания «квази-религиозными» явлениями, которые только симулировали или поверхностно воспроизводили аутентичную или подлинную духовность, которая является «Божьей милостью» или результатом дисциплины, преданности и практики аскез. В этих рамках кажущаяся легкость, с которой эти переживания могут быть вызваны химически, полностью дискредитировала их духовную ценность.

Однако те, кто утверждал, что ЛСД-индуцированные духовные переживания не могут быть валидными, потому что они слишком легкодоступны, и их появление и продолжительность зависят от решения индивида, не понимают природу психоделического состояния. Психоделическое переживание не является ни легким, ни предсказуемым путем к Богу. У многих субъектов нет духовных элементов в их сеансах, несмотря на множество приемов препарата. Тем, у кого есть мистический опыт, часто приходится пройти психологические испытания, которые, по крайней мере, не менее трудны и болезненны, как и связанные с разными ритуалами перехода или строгими и аскетичными религиозными дисциплинами.

Большинство исследователей сходятся в том, что невозможно провести четкую грань между спонтанными мистическими переживаниями и «химическим мистицизмом» на базе феноменологического анализа или экспериментальных подходов. [5] Этот вопрос ещё более усложняется относительным отсутствием специфических фармакологических эффектов ЛСД и тем фактом, что некоторые из ситуаций, ведущих к спонтанному мистицизму, связаны с глубокими физиологическими и биохимическими изменениями в теле.

Длительное голодание, депривация сна и нахождение в пустыне и подверженность обезвоживанию и крайним температурам, усиление дыхания, крайний эмоциональный стресс, физическое напряжение и пытки, долгое монотонное пение и другие популярные практики «священных технологий» вызывают такие далеко идущие изменения в химии тела, что сложно провести четкую грань между спонтанным и химическим мистицизмом.

Так, размышление о том, являются ли химически вызванные переживания подлинными и аутентичными, не лежит в сфере теологов и духовных мастеров. К сожалению, представители разных религий выражали широкий спектр противоречивых мнений; остается открытым вопрос о том, кто должен быть авторитетом в этой области. Некоторые из этих религиозных экспертов судили, никогда не имев психоделического опыта, и вряд ли могут считаться авторитетами в ЛСД; другие сделали широкие обобщения на основе одного сеанса. Серьезные различия мнений существуют даже среди ведущих представителей одной и той же религии (католических священников, протестантских пасторов, раввинов и индусских святых), имевших психоделические переживания. На данный момент, после тридцати лет споров, вопрос о том, могут ли ЛСД и другие психоделики вызывать подлинные духовные переживания, всё ещё открыт. Негативные мнения индивидов, среди которых Мехер Баба или Р.К. Захнер, противостоят некоторым мастерам Тибетского Буддизма, ряду шаманов психоделических культур, Уолтеру Кларку, Хьюстону Смиту и Алану Уоттсу.



Переживание неудовлетворенной духовной жажды. Группы людей пытаются пересечь коварные болотистые воды на несовершенных лодках, чтобы достичь божества на горизонте. Однако они все тонут до достижения желанной цели.

Независимо от того, являются ли переживания, вызываемые ЛСД, подлинными мистическими откровениями или лишь очень убедительными их симуляциями, они определенно являются феноменами, весьма интересными для теологов, пасторов и исследователей религии. За несколько часов индивид получает глубокие прозрения о природе религии, и в некоторых случаях их чисто теологическое понимание и формальная вера оживляются глубоким личным переживанием трансцендентальных областей. Эта возможность может быть особенно важной для тех священников, которые занимаются религией, но при этом питают серьезные сомнения насчет истинности и релевантности того, что они проповедуют. Некоторые священники и теологи, вызвавшиеся на нашу учебную ЛСД программу в Мерилендском Центре Психиатрических Исследований, были скептиками или атеистами, выбравшими эту профессию по ряду внешних причин. Для них духовные переживания из их ЛСД сеансов были важным подтверждением того, что духовность это подлинная и глубоко релевантная сила в человеческой жизни. Это понимание освободило их от конфликта, который у них был в связи с профессией, и от бремени лицемерия. В некоторых случаях родственники и друзья этих индивидов сообщали, что их проповеди после ЛСД сеансов приобретали необычайную силу и естественную власть.



Серия рисунков, иллюстрирующих связь между духовной патологией и биологической травмой рождения. Первые четыре показывают образы из самой священной христианской темы, распятия, загрязненные тем, что пациент назвала «непристойной биологией». Во время своего сеанса она поняла, что это смешение отражало не только специфичные детские переживания, но особенно биологическую травму рождения



^ Священное событие рождения неразрывно связано с гениталиями, сексуальностью, агрессией, дефекацией и мочеиспусканием.

В финальной картине этот конфликт разрешается. Фигура «очищенного Христа» поднимается выше царства «непристойной биологии», отделяясь от него. Однако руки пациента тянутся к Черному Солнцу, которое символизирует внутреннюю реальность даже больше Христа, священности, которая трансцендирует все формы и ограничения.

Духовные переживания на психоделических сеансах часто опираются на символизм коллективного бессознательного и происходят в рамках культурных и религиозных традиций, отличных от свойственных субъекту. Поэтому обучающие ЛСД сеансы представляют особый интерес для тех, кто изучает сравнительную религию. Пасторы, приверженные определенной церкви, иногда удивляются, когда у них происходит глубокий религиозный опыт в контексте совершенно другой веры. Благодаря соединяющей природе психоделического переживания, это не дискредитирует их собственную религию, а помещает её в более широкую космическую перспективу.
^

РОЛЬ ЛСД В ЛИЧНОСТНОМ РОСТЕ И САМОАКТУАЛИЗАЦИИ


В годы интенсивных исследований ЛСД основное внимание было сосредоточено на исследованиях патологии, психиатрической терапии или на довольно специфических применениях наподобие совершенствования художественного выражения или вызов религиозных переживаний. Относительно небольшое внимание уделялось ценности, которую могли иметь психоделические переживания для личностного роста «нормальных индивидов». В середине шестидесятых этот вопрос раскрылся стихийным и взрывным образом в волне массового бесконтрольного самоэкспериментирования.

В атмосфере последовавшей за этим национальной истерии «за» и «против» обсуждались пылко, чрезмерно эмоционально и, наконец, беспорядочно. ЛСД прозелиты представляли препарат очень некритично, как легкую и безопасную панацею от всех проблем, наполняющих человеческое существование. Психоделическое само-экспериментирование и личностная трансформация представляли, как единственную жизнеспособную альтернативу внезапному исчезновению в ядерной войне или медленной смерти среди промышленных отходов. Рекомендовалось как можно большему количеству людей принимать ЛСД в любых обстоятельствах так часто, как это возможно, чтобы ускорить наступление Эпохи Водолея. ЛСД сеансы виделись как ритуал перехода, который должен быть обязательным для всех достигших подросткового возраста.

Отсутствие предостережения публики об опасностях и подводных камнях психоделического экспериментирования и инструкций по минимизированию рисков привело к большому количеству несчастных случаев. Апокалиптические заголовки газет, описывающие ужасы ЛСД «лодырей» и происшествия, связанные с наркотиками, вызвало у законодателей, политиков, преподавателей и многих профессионалов реакцию, подобную охоте на ведьм. Игнорируя данные почти двух десятилетий ответственного научного экспериментирования, антинаркотическая пропаганда вошла в другую крайность и представила ЛСД как совершенно непредсказуемый дьявольский препарат, представляющий огромную опасность для рассудка нынешнего поколения и физического здоровья будущих поколений.

На данный момент, когда эмоциональный заряд этого разногласия иссяк, кажется возможным более трезвый и объективный взгляд на вовлеченные проблемы. Клинические данные ясно показывают, что «нормальные» люди могут получить большую пользу от ЛСД процесса и подвергаются наименьшему риску, участвуя в контролируемой психоделической программе. Один ЛСД сеанс с высокой дозой часто может быть крайне ценным для людей, не имеющих серьезных клинических проблем. Качество их жизней может значительно повыситься, и переживание может подтолкнуть их в направлении самореализации и самоактуализации. Этот процесс кажется сравнимым во всех отношениях с тем, что Абрахам Мэслоу описал для индивидов, у которых были спонтанные «пиковые переживания».

Официальная антинаркотическая пропаганда основывается на очень поверхностном понимании мотиваций для использования психоделических препаратов. Верно, что во многих случаях препарат используется для потехи или в контексте подросткового протеста против родительского авторитета или истеблишмента. Однако даже те, кто принимают ЛСД в наихудших обстоятельствах, могут иметь проблеск реального потенциала препарата, и это может стать большой силой в будущем использовании. Нельзя недооценивать тот факт, что многие люди принимают ЛСД в попытках найти решение своих эмоциональных дилемм или из-за глубокой потребности в философских и духовных ответах. Жажда контакта с трансцендентальными реальностями может быть сильнее сексуального влечения. На протяжении всей человеческой истории бесчисленные индивиды соглашались подвергнуться огромным рискам различного рода и пожертвовать годами или десятилетиями своей жизни ради духовных поисков. Любые разумные меры по регулированию использования психоделических препаратов должны принимать во внимание эти факты.

Очень немногие серьезные исследователи всё ещё верят, что экспериментирование с чистым ЛСД представляет опасность для генетики. В надлежащих обстоятельствах психологические опасности, являющиеся единственным серьезным риском, могут быть сведены к минимуму. По моему мнению, нет никаких научных данных, исключающих создание сети учреждений, в которых те, кто серьезно заинтересованы в психоделическом самоэкспериментировании, поучаствуют в нем с чистыми веществами и в наилучших обстоятельствах. Многими из них были бы субъекты, настолько глубоко мотивированные, что иначе они стали бы кандидатами для нелегального самоэкспериментирования, подразумевающего больший риск. Существование таких центров, спонсируемых государством, оказало бы подавляющий эффект на незрелые мотивации людей, для которых нынешние строгие запреты представляют особый вызов и искушение. Дополнительное преимущество этого подхода— возможность систематически накапливать и обрабатывать ценную информацию о психоделиках, которая иначе бы затерялась в стихийном и хаотичном бесконтрольном экспериментировании. Это также исправило бы нынешнюю абсурдную ситуацию, когда не проводится почти никаких серьезных профессиональных исследований в области, в которой миллионы людей экспериментировали самостоятельно.
^

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛСД В РАЗВИТИИ ПАРАНОРМАЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ


Многие исторические и антропологические данные и многочисленные анекдотичные наблюдения из клинических исследований говорят о том, что психоделические вещества иногда могут способствовать экстрасенсорному восприятию. Во многих культурах визионерские растения принимались в контексте церемоний духовного целительства в качестве способа диагностировать и лечить болезни. Таким же частым было их использование в других магических целях, а именно, поиск потерянных объектов или людей, астральные проекции, восприятие удаленных событий, предвидение и ясновидение. Большинство использовавшихся в этих целях веществ было упомянуто раньше в связи с религиозными ритуалами. Сюда входят смола или листья конопли (Cannabis indica или sativa) в Африке и Азии; мухомор у разных сибирских племен и североамериканских индейцев; растение Tabernanthe iboga у определенных африканских этнических групп; нюхательные порошки кохоба (Anadenanthera peregrina) и epena (Virola theidora) в Южной Америке и на Карибах; и три основных психоделика доколумбовых культур: кактус пейот (Lophophora Williamsii), священные грибы теонанакатль (Psilosybe Mexicana) и ololiuqui или семена утренней славы (ipomoea violacea). Особо интересной выглядит яге, напиток, изготавливаемый из лианы Banisteriopsis caapi и других «лоз мертвых», используемый южноамериканскими индейцами в долине Амазонки. Гармин, также называемый ягеин или банистерин, один из активных алкалоидов, выделенных из растения Banisteriopsis, по праву называли телепатином. Психоделические состояния, вызываемые экстрактом этих растений, кажутся особенно мощными усилителями паранормальных явлений. Самый известный пример необычных свойств яге можно найти в записях МакГоверна, одного из описывавших это растение антропологов. Согласно его описанию, местный врач очень детально увидел смерть вождя далекого племени в момент, когда она происходила; много недель спустя точность этого сообщения подтвердилась. Похожий опыт сообщил Мануэль Кордова-Риос, который четко увидел на сеансе яге смерть своей матери и позже смог проверить все детали. Все психоделические культуры, похоже, разделяют мнение, что экстрасенсорное восприятие возрастает не только во время интоксикации священными растениями—систематическое использование этих веществ способствует развитию паранормальных способностей в повседневной жизни.

Гораздо более анекдотичный материал, на протяжении многих лет собиравшийся психоделическими исследователями, подтверждает данные верования. Мастерс и Хьюстон описали случай домохозяйки, которая в своем ЛСД сеансе увидела свою дочь на кухне их дома ищущей банку с печеньем. Она также сообщила, что видела, как ребенок уронил с полки сахарницу и рассыпал сахар по полу. Этот эпизод в дальнейшем подтвердил её муж. Некоторые авторы также сообщали о субъекте, который видел «корабль, застрявший в льдинах где-то в северных морях». Согласно субъекту, на борту корабля было название «France». Позже подтвердилось, что France действительно застрял во льду возле Гренландии во время ЛСД сеанса субъекта. Известный психолог и парапсихологический исследователь Стэнли Криппнер во время псилоцибинового сеанса в 1962 визуализировал убийство Джона Кеннеди, которое произошло годом позже. Похожие наблюдения сообщали Хамфри Осмонд, Дункан Блюэтт, Абрам Хоффер и другие исследователи. Литература на эту тему была критически рассмотрена в синоптической работе Криппнера и Дэвидсона.

В моем собственном клиническом опыте разные феномены, предполагающие экстрасенсорное восприятие, относительно часты в ЛСД психотерапии, особенно на продвинутых сеансах. Они простираются от более-менее смутного ожидания будущих событий или знания об удаленных событиях до сложных и детальных сцен яркого ясновидения. Это может быть связано с соответствующими звуками вроде сказанных слов и предложений, шумов, производимых автомобильными двигателями, звуков пожарной и скорой помощи или звучания рога. Некоторые из этих переживаний позже в разной степени могут соответствовать фактическим событиям. Объективная проверка в этой области может быть особенно трудной. Если эти случаи не сообщались и четко не документировались во время психоделических сеансов, есть большая опасность искажения данных. Одни из главных ловушек здесь это неопределенная интерпретация событий, искажения воспоминаний и возможность явления дежа вю во время восприятия последующих событий.

Самый интересный паранормальный феномен, происходящий на психоделических сеансах, это переживания вне-тела и случаи путешествий с ясновидением и яснослышанием. Ощущение покидания своего тела довольно часто в состояниях, вызываемых препаратом, и может принимать разные формы и иметь разные уровни. Некоторые люди чувствуют себя совершенно отделенными от своих физических тел, парящими над ним или наблюдающими их из другой части комнаты. Порой субъекты могут совсем перестать воспринимать физическую обстановку, и их сознание перемещается в эмпирические области и субъективные реальности, которые кажутся совершенно независимыми от материального мира. Тогда они могут полностью отождествляться с образами тел протагонистов этих сцен, становиться людьми, животными или архетипическими сущностями. В исключительных случаях у индивида может быть сложное и живописное переживание перемещения в конкретное место в физическом мире, и он дает детальное описание отдаленной местности или события. Попытки проверить такие экстрасенсорные восприятия иногда могут привести к поразительным подтверждениям. В редких случаях субъект может активно контролировать такой процесс и «путешествовать» по собственной воле в любое место или момент времени, которое выберет. Детальное описание переживания такого рода, иллюстрирующее природу и сложность связанных с этим проблем, опубликовано в моей книге «Области человеческого бессознательного», стр. 187.

Объективное тестирование стандартными лабораторными техниками, используемыми в парапсихологических исследованиях, было довольно разочаровывающим и не продемонстрировало, что повышение экстрасенсорного восприятия это предсказуемый и постоянный аспект действия ЛСД. Мастерс и Хьюстон тестировали ЛСД субъектов, используя специальную колоду карт, разработанную в парапсихологической лаборатории в Университете Дьюка. Колода состоит из 25 карт, на каждой из которых есть геометрический знак: звезда, круг, крест, квадрат или волнистые линии. Результаты экспериментов, в которых ЛСД субъекты пытались угадать идентичность этих карт, статистически не были особенными. Похожее исследование, проведенное Уиттлеси, и эксперимент с угадыванием карт псилоцибиновыми субъектами, опубликованный ван Асперен де Боер, Баркема и Капперсом, были такими же неудачными, хотя интересной находкой первого из этих исследований было поразительное уменьшение несоответствий; угадывание было ближе к средней ожидаемой вероятности, чем это предсказывалось математически. Неопубликованные находки парапсихологического исследования Уолтера Панке в Мерилендском Центре Психиатрических Исследований показывают, что статистический подход к этой проблеме может быть ошибочным. В этом проекте Уолтер Панке использовал усовершенствованную версию карт Университета Дюка в форме электронной клавиатурной панели. ЛСД субъект должен был угадать клавишу, которая горела на панели в соседней комнате, либо вручную, либо через компьютер. Хотя результаты для всей группы ЛСД субъектов были статистически непримечательными, определенные индивиды достигли поразительно высоких показателей в некоторых измерениях.

Некоторые исследователи высказали возражения против неинтересного и прозаического подхода к исследованию парапсихологических явлений в виде постоянного угадывания карт. Вообще, у такой процедуры немного шансов привлечь внимание субъекта относительно происходящих субъективных переживаний, которыми характеризуется психоделическое состояние. В попытке сделать задачу более привлекательной Каванна и Сервадио использовали эмоционально-заряженный материал, а не карточки; для испытуемых были сделаны цветные фотографии нелепых картин. Хотя один из субъектов справился довольно хорошо, общие результаты не были примечательными. Карлис Озис дал ЛСД ряду «медиумов», которым вручили предметы и попросили описать их обладателей. Один медиум был необычайно успешен, но большинство других были так заинтересованы эстетическими и философскими аспектами переживания, либо так захвачены своими личными проблемами, что для них оказалось трудно оставаться сосредоточенными на задаче.

Самые интересные данные были получены в пилотном исследовании, созданном Мастерсом и Хьюстон, которые использовали эмоционально-заряженные картинки с 62 ЛСД субъектами. Эксперименты проводились в завершающие периоды сеансов, когда относительно легко сосредоточиться на конкретных задачах. 48 тестируемых индивидов примерно описывали целевую картинку, по меньшей мере, 2 раза из 10, а пятеро субъектов успешно угадывали, по меньшей мере, 7 раз из 10. Например, один субъект визуализировал «беспокойные моря», когда верное изображение было кораблем викингов в шторме. Тот же субъект назвал «буйную растительность», когда картинкой были дождевые леса Амазонки, «верблюда», когда на картинке был араб на верблюде, «Альпы», когда была картинка Гималаев, и «негра, собирающего хлопчатник в поле», когда на картинке была южная плантация.

Исследование паранормальных явлений на психоделических сеансах имеет множество технических проблем. Вдобавок к проблемам вызова интереса у субъекта и удержания его или её внимания на задаче, Блюэт также подчеркнул быстрый поток эйдетических образов, который мешает субъекту установить и выбрать ответ, который мог быть вызван целью. Методологические трудности в изучении эффекта психоделических препаратов на экстрасенсорное восприятие или другие паранормальные способности и отсутствие доказательств в существующих исследованиях всё же не могут перечеркнуть некоторые весьма выдающиеся наблюдения в этой области. Каждый ЛСД терапевт с достаточным клиническим опытом накопил достаточно наблюдений, чтобы воспринимать эту проблему серьезно. Я сам не сомневаюсь в том, что психоделики иногда могут вызвать элементы подлинного экстрасенсорного восприятия во время их фармакологического действия. Порой появление определенных паранормальных способностей и феноменов может выходить за пределы дня сеанса. Занимательное наблюдение, которое здесь очень уместно и заслуживает внимания, это частое появление необычайных совпадений в жизнях людей, которые на своих психоделических сеансах испытывали трансперсональные явления. Такие совпадения являются объективными фактами, а не только субъективными интерпретациями воспринимаемых данных; они похожи на наблюдения, которые Карл Густав Юнг описал в своем эссе как синхроничность.

Несоответствие между появлением парапсихологических явлений на ЛСД сеансах и негативными результатами лабораторных исследований, видимо, отражает тот факт, что ЭСВ это не стандартный и постоянный аспект действия ЛСД. Психологические состояния, ведущие к разным паранормальным явлениям и характеризуемые необычайно высокой частотой ЭСВ, находятся среди многих других состояний разума, которые могут вызываться препаратом; в других типах ЛСД переживаний способности к ЭСВ, видимо, находятся на том же уровне, как и в повседневном состоянии сознания, или даже значительно ниже. Будущее исследование должно будет выяснить, можно ли использовать и систематически культивировать иначе непредсказуемое и стихийное появление паранормальных способностей психоделических состояний, как указано в шаманской литературе.

СНОСКИ

  1. Заинтересованный читатель найдет исчерпывающее обсуждение этой темы в прекрасной книге Роберта Мастерса и Джин Хьюстон «Психоделическое искусство». Влияние ЛСД и псилоцибина на творчество профессиональных художников также уникально задокументировано в книге «Экспериментальные психозы» чешским психиатром Ж. Рубичеком. В этом контексте стоит упоминания также неопубликованная коллекция Оскара Янигера профессиональных картин, сделанных под воздействием ЛСД.

  2. Некоторые конкретные примеры важных инсайтов такого рода описаны в моей книге «Области человеческого бессознательного».

  3. Много дополнительных примеров этого феномена можно найти в книге Артура Кёстлера «Акт творения».

  4. Заинтересованный читатель найдет больше информации по этой теме в синоптической работе Стэнли Криппнера «Исследования творчества и психоделических препаратов»

  5. Самым интересным исследованием такого рода был эксперимент Страстной Пятницы, проведенный Уолтером Панке в 1964 в гарвардской церкви в Кембридже, Массачусетс. В этом исследовании десяти христианским студентам-теологам дали 30 мг псилоцибина, а другие десять, которые были контрольной группой, получили 200 мг никотиновой кислоты в качестве плацебо. Разделение на две группы было двойным слепым. Все прослушивали в течение двух с половиной часов религиозную службу, состоявшую из органной музыки, вокальных соло, чтений, молитв и личных медитаций. Субъекты, получившие псилоцибин, показали очень высокие результаты по опроснику мистических переживаний, разработанному Панке, а реакция контрольной группы была минимальной.



1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   32

Похожие:

Станислав Гроф лсд психотерапия iconКристина Гроф Станислав Гроф Неистовый поиск себя Руководство по...
Когда мы предпринимали личные и профессиональные шаги, которые привели к написанию этой книги, на нас оказали глубокое влияние некоторые...
Станислав Гроф лсд психотерапия iconАльберт Хофманн: лсд мой трудный ребенок
Как возник лсд глава лсд в экспериментах над животными и биологических исследованиях
Станислав Гроф лсд психотерапия iconСтанислав Гроф Путешествие в поисках себя
Якова Маршака, явилось предложение профессора А. И. Белкика провести демонстрацию холотропного дыхания для медиков-профессионалов...
Станислав Гроф лсд психотерапия iconСтанислав Гроф. Путешествие в поисках себя
Якова Маршака, явилось предложение профессора А. И. Белкика провести демонстрацию холотропного дыхания для медиков-профессионалов...
Станислав Гроф лсд психотерапия iconПсихология будущего
Станислав Гроф получил широкое признание как основатель и теоретик трансперсональной психологии, а его новаторские исследования необычных...
Станислав Гроф лсд психотерапия iconОбласти человеческого бессознательного, данные исследований лсд
Лсд, проводимых Рубичеком. В его отделении и под его контролем я прошел в 1956 году свой первый лсд-сеанс. То, что я испытал, углубило...
Станислав Гроф лсд психотерапия iconОбласти человеческого бессознательного, данные исследований лсд
Лсд, проводимых Рубичеком. В его отделении и под его контролем я прошел в 1956 году свой первый лсд-сеанс. То, что я испытал, углубило...
Станислав Гроф лсд психотерапия iconСтанислав Гроф Путешествие в поисках себя : Stanislav Grof. The Adventure...
Якова Маршака, явилось предложение профессора А. И. Белкика провести демонстрацию холотропного дыхания для медиков-профессионалов...
Станислав Гроф лсд психотерапия iconСтанислав Гроф Надличностное видение Целительные возможности необычных состояний сознания
Однако название «необычные состояния сознания» оказывается слишком общим для этого, ибо включает в себя ряд состояний, которые явно...
Станислав Гроф лсд психотерапия iconСтанислав Гроф За пределами мозга
Томас Кун (Kuhn, 1962), Карл Поппер (Popper, 1963, 1965), Филипп Франк (Frank, 1974) и Пол Фейерабенд (Feyerabend, 1978) привнесли...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница