Университет Центр «Петроскандика»


НазваниеУниверситет Центр «Петроскандика»
страница2/11
Дата публикации31.03.2013
Размер1.94 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Информатика > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11




^ Глава II МИР ВИКИНГОВ

Древнейшие обитатели Скандинавии и

морские коммуникации Балтийского региона Европы

Обширная область Скандобалтики осваивалась человеком более или менее единовременно, по мере завершения последнего Великого оледенения (12-7 тыс. лет тому назад), колебаний и сокращения морского послеледникового водоема, в конечном счете стабилизировавшегося в близких современным границах акватории Балтийского моря. По крайней мере, с неолитической эпохи (IV-III тыс. до н. э.) можно судить о более или менее последовательном развитии, а в некоторых случаях — непрерывности (континуитете), культурно-исторического процесса на осваиваемых человеком приморских территориях. В V-IV тыс. до н. э. в южной Скандинавии, Дании и юго-западной Прибалтике распространяются племена охотников и морских собирателей, оставивших так называемые раковинные кучи. Моллюск Litorina litorea, давший название Литориновому морю (одна из стадий формирования Балтики), был важнейшим источником питания древнего населения, создавшего культуру Эртебёлле (названной так по местонахождению в Дании). Это приморское население уже овладело искусством изготовления глиняной посуды, керамики и поэтому (как и культура сперрингс, ямочно-гребенчатой керамики и другие куль-

<>26

 

туры того же времени) относится к неолиту — заключительному этапу каменного века.

Неолитические племена Средней Европы III - первой половины II тыс. до н. э. совершили переход от присваивающего к производящему, земледельческо-скотоводческому хозяйству. В западной части Балтики и южной Скандинавии его становление связано с распространением культур, создавших керамику в виде воронковидных кубков, каменные рабочие и боевые топоры, погребальные сооружения из массивных валунов и плит — мегалиты (дольмены, «коридорные гробницы», каменные насыпи). В период 2300-1800 гг. до н. э. на их основе складывается обширный массив культур шнуровой керамики. Это население, специализировавшееся на лесном скотоводстве и охоте, распространилось на территории от Средней и Северной Европы до Верхнего и Среднего Поволжья на востоке и Финляндии — на севере. На севере и востоке оно вскоре было ассимилировано племенами культур ямочно-гребенчатой керамики, т. е. растворилось в формирующемся массиве финно-угорских народов. В южной и западной части ареала культур шнуровой керамики их развитие продолжалось и привело к формированию народов индоевропейской языковой семьи, северная ветвь которой стала общим предком германцев, балтов (летто-литовцев) и славян.

Неолитический этап развития в южной Скандинавии продолжался сравнительно долго; в период 1800-1400 гг. до н. э. земледельческо-скотоводческие племена, сооружавшие мегалитические гробницы («каменные ящики»), испытывают ощутимое воздействие родственных культур Средней и Южной Европы, вступавших уже в эпоху бронзы. Позднее строители мегалитов заняли Скандинавский полуостров до Средней Швеции; в районе озера Мелар образовалась зона контакта с неолитическими племенами северной Скандинавии — с так называемой «сланцевой культурой» (изготавливавшей орудия не из кремня, как большинство культур каменного века, а из сланца, кварца, кварцита), с «асбестовой керамикой», родственной культурам, распространенным во II тыс. до н. э. в Финляндии и Карелии.

 

В среде неолитического населения севера Фенноскандии, Беломорья, Онежского озера зародилось замечательное искусство наскальных изображений, петроглифов, запечатлевших сложный мир образов первобытной мифологии племен протоэтнического финно-угорского массива. В эпоху бронзы (1400-400 гг. до н. э.) искусство петроглифов распространяется и на соседние историко-культурные зоны северо-индоевропейских племен Южной Скандинавии. Петроглифика Фенноскандии запечатлела и сохранила древнейшие изобразительные свидетельства развития первобытного судоходства и мореплавания, изображения байдар, ладей, морского промысла, а в эпоху бронзы — и военных походов на Балтийское море (Лебедев 1989:142-169).

^ Северный бронзовый век, коммуникации и

племенные территории эпохи железа

Скандинавии и южной Балтики

Наряду с петроглификой в культурах бронзового века появляются и другие характерные черты, фиксирующие усложнение структуры духовного мира, очевидно стоящих за ними форм социальной организации, возрастающей активности коммуникаций. Зоны концентрации таких явлений, по-видимому, выступают лидирующими в развитии, а по мере соприкосновения с древними цивилизациями Средиземноморья, вплоть до появления письменных свидетельств, они могут быть отождествлены с конкретными племенными территориями. Одна из показательных инноваций — ладьевидные каменные кладки. Воздвигнутые, как и мегалиты, из массивных гранитных блоков, валунов или вертикально поставленных плит и достигавшие иногда нескольких десятков метров в длину, они довольно точно воспроизводят очертания и элементы конструкции морских ладей (сопоставимые как с изобразительным, так и позднейшим археологическим материалом). В средней и южной Швеции, на островах Готланд, Эланд, Борнхольм сохранились многие сотни «ладьевидных кладок», эта традиция развивалась от эпохи бронзы до эпохи викингов (IX-XI вв. н. э.). В не-

<>28

 

которых из ладьевидных кладок открыты погребения по обряду сожжения, однако в большинстве случаев они возводились, очевидно, не столько с погребальными, сколько с иными, ритуальными и культовыми целями.

Ладьевидные кладки сооружались на возвышенных участках побережья, нередко в соседстве с могильниками, часто образуя скопления из нескольких и более каменных ладей. Многовековая традиция сооружения и почитания позволяет видеть в них один из осознанно выделявшихся «топохронов» архаических скандинавских культур. Область их наибольшего распространения — бассейн озера Мелар в средней Швеции, а также южно-шведские провинции Вестеръётланд и Эстеръётланд, позднее выступавшие как племенные территории свеев и гаутов. Отсюда эта традиция распространилась на острова Западной Балтики и в Ютландию с этнокультурно родственным населением. Единичные кладки обнаружены также на восточном берегу Балтийского моря, по юго-западному побережью Финляндии, на северном берегу Финского залива, в бассейне реки Пирита (Эстония) и на Курземском полуострове (Латвия). Эти памятники свидетельствуют об осуществлявшихся в конце эпохи бронзы (середина I тыс. до н. э.) связях и передвижениях групп населения через Балтийское море. В ладьевидных кладках и связанных с ними погребальных памятниках Прибалтики представлены характерные для культур Скандинавии бронзовые вещи (в частности, бритвы, в том числе — с гравированным изображением морской ладьи). В целом эти памятники документируют инфильтрацию древнескандинавского населения в инокультурную среду (прафинно-угорскую в языковом отношении) с постепенной ассимиляцией мигрирующих групп, но с периодически возобновляющимися волнами переселенцев примерно в те же районы (Лыугас 1978).

Мореплаватели бронзового века заложили архаическую традицию трансбалтийских связей и судоходства, развивавшуюся в эпоху железа (середина I тыс. до н. э. - рубеж нашей эры), когда первые сведения о таинственных северных землях, прекрасном острове Ultima Thule достигли Древней Греции. К этой эпохе относится

<>29

один из выразительных топохронов Европейского Севера — святилище в Хьотспринге (остров Альс, Дания), где, в частности, обнаружена древнейшая из сохранившихся мореходная ладья вместе с большим количеством оружия и другими жертвенными объектами.

Симметричные сдвоенные штевни на носу и корме ладьи из Хьотспринга сближают ее, с одной стороны, с изображениями южно-скандинавских петроглифов, с другой -- с описанием скандинавских кораблей в «Германии» Тацита (98 г. н. э.). Он отмечает также принадлежность наиболее сильного гребного военного флота племени свионов, обитавших далее других германских племен, среди самого Океана (Тацит, Германия, 44).

Свионы (свеи, предки шведов) — единственное племя Скандинавии, известное Тациту на западном берегу Балтийского моря. В юго-западной части Балтики, на территории Ютландского полуострова и датских островов он отмечает «англиев» (англов) и другие мелкие племена. С юга к ним примыкал племенной массив свебов (швабы), хорошо известных римлянам: лежащую за Свебией Балтику Тацит именует Свебским морем, mare Svebicum. Южными соседями свебов были маркоманы, создавшие в I в. н. э. мощную «варварскую державу». Восточнее, за горными хребтами, разделявшими Свебию, обитали лугии, а у побережья Балтийского моря — племена «готонов» (видимо, родственные гаутам и готам, заселявшим южную Скандинавию и остров Готланд). Восточнее («правее побережья Свебского моря», по Тациту) обитали «эстии» (предки пруссов и других балтских племен): «они обшаривают в море и на берегу, и на отмелях единственные из всех собирают янтарь, который сами они называют глезом1».

За Свебией Тацит помещал племена «венедов», в которых обычно видят предков славян. С юга соседями венедов были

'Германское слово (ср. нем. Glas), как и название «эстии» — «восточные», указывает, что сведения о населении Янтарного берега римляне получили от германцев; Тацит при этом говорит, что язык эстиев отличен от германских и «ближе к британскому», т. е. языку кельтских племен, непосредственно знакомых римскому историку.

<>30

 

воинственные кочевники сарматы, родственные древним скифам иранские племена, господствовавшие в Причерноморье. С севера за венедами жили племена «феннов». В этнографически точном описании культуры лесных охотников у Тацита (Германия, 46) угадываются характеристики саамов-лопарей. Именно их германские соседи первоначально именовали «финнами», а с саамов этот этноним был перенесен на более южные племена, финнов-суоми, емь, карел и другие финно-угорские народы.

«Германия» Тацита, таким образом, дает первое и довольно точное и подробное описание основных народов и племен, сформировавших целостную систему историко-культурных зон вокруг Балтики на рубеже нашей эры, в эпоху архаического мореплавания. Не позднее 60-80 гг. н. э. начал действовать трансконтинентальный речной «Янтарный путь», соединивший Римскую империю с Балтийским морем. Начинаясь в Карнунтуме на Дунае, он проходил через земли маркоманов и других союзных им племен, а завершался в устье Вислы и Преголы, в районе современного Калининграда, составляя в общей сложности около 880 км. Римские товары по этому пути в I-IV вв. н. э. достигали Балтийского моря и распространялись от Дании до Финляндии в обмен на балтийский янтарь. Римские изделия (металлическая и стеклянная посуда, украшения), монеты широко представлены в погребениях и кладах «римской эпохи» (I-IV вв. н. э.) на Балтике.

^ Великое переселение и стабилизация этносов Скандобалтики, Северной, Средней и Восточной Европы в эпоху викингов

Первые века нашей эры отмечены климатическими изменениями и ухудшением экологических условий, что привело к возникновению демографических перегрузок в южной части Скандинавии. Во II в. н. э. племена готов, гепидов, герулов и др. из южной Скандинавии и нижнего Повисленья продвинулись на юг, к побережью Черного моря. Здесь в III в. образовалась варварская «Готская держава», в 375 г. разгромленная гуннами. Началась «эпоха

31

 

Великого переселения народов», в ходе которой германские племена сдвинулись далеко на запад, завоевав римские провинции в Галлии, Испании, Северной Африке, а в Средней и Юго-Восточной Европе, от Балтийского до Адриатического моря широко расселились племена славян. В движении народов, резко изменившем этнополитическую карту континента, приняли участие многие племена, обитавшие по берегам Балтийского моря: вместе с готами, вандалами, бургундами, переселившимися из западной Балтики, до Испании дошли балтские племена галиндов; в 450-550 гг. англы, юты, саксы, фризы с территории Ютландии, западно-балтийских островов, из низовьев Эльбы и Рейна переселяются на Британские острова, завоевывая и подчиняя кельтское население бывшей провинции Британия. На освободившиеся земли Ютландии из южной части Скандинавского полуострова продвинулись племена данов и с этого времени занятая ими страна стала называться Данией.

Все эти переселения, отразившиеся в эпических сказаниях североевропейских народов (англо-саксонской поэме «Беовульф», песнях скандинавской «Эдды», немецкой «Песни о Нибелунгах» и др.), совершались на морских кораблях, продолжавших древнюю традицию балтийского судостроения и мореплавания. Готский историк Иордан (около 550 г.) сообщает, что готы и гепиды переселились на трех кораблях из «Скандзы» (этот макротопоним Sconeg, Scedenieg, Skaney («прекрасный остров» на англо-саксонском и древнесеверном языке) — первоначальное название Скандинавии, сохранившееся в имени южно-шведской провинции Сконе): «Из всех этих трех кораблей один, как бывает, пристал позднее других и, говорят, дал имя всему племени гепидов, потому что на языке готов "ленивый" говорится "gepanta"» (Иордан, Гетика, 95). На кораблях, по сообщениям британских историков VI-VIII вв. Гильдаса, Бэды и др., прибыли в Англию первые отряды англо-саксов под предводительством легендарных вождей Вортигерна, Хенгиста, Хорсы; основатель первой датской королевской династии, согласно «Саге о Скьёльдунгах» тоже прибыл в страну на корабле (Мельникова, 1987:5-9).

<>32

 

Морские суда этого времени известны по находкам в Нюдаме (Ютландия, юго-запад Дании) и Квальсунде (остров Херо, юго-западная Норвегия). Они представляют собой дальнейшее развитие конструкции гребного килевого судна, засвидетельствованной находкой в Хьортспринге и изобразительным материалом петроглифов. Ладьи той же конструкции представлены и на ранних изображениях «поминальных стел» или «картинных камней» (bautastenar, bildstenar) острова Готланд, воздвигавшихся здесь в период с 400 по 1100 гг. н. э.

Традиция гребного мореплавания, связавшего скандинавов с народами восточного и южного побережья Балтийского моря, судя по археологическим, изобразительным, языковым данным, развивалась достаточно интенсивно вплоть до середины I тыс. н.э. (V-VII вв.), хотя возможности этого мореплавания, судя по восстанавливаемым техническим данным, были довольно ограниченными (Лебедев 1989:147). Тем не менее, можно говорить о сложившейся архаической системе морских путей к концу «археологической эпохи» допарусного балтийского мореплавания.

В VI-VII вв. на Балтике постепенно стабилизируется новая этнокультурная ситуация, сформированная в течение «эпохи Великого переселения». Значительный отток германского населения из южной Скандинавии и с южного побережья Балтийского моря (на запад и юго-запад) привел к смещению центров экономического и социально-политического развития в более северные области средней Швеции, южной и западной Норвегии. Непосредственными соседями скандинавских племен Ютландии и датских островов западной Балтики стали продвинувшиеся с юго-востока славяне («венеды», как их называли германцы). Племена ободритов, лютичей, руян, поморян формируют на обширном приморском пространстве самостоятельную северо-славянскую этнокультурную зону (Лебедев 1986:58). Их восточными соседями были балты, на чьих землях уже в предшествующие столетия появляются устойчивые племенные историко-культурные зоны, охватывающие территорию от Вислы до Даугавы, где балтийский этнический массив граничит с финно-угорским. Племена ливов и эстов (на

<>33

 

них постепенно перешло германское именование балтийских племен) по своему культурному облику принадлежат обширной эсто-финляндской культурной зоне, расположившейся вокруг Финского залива (являющегося для нее своего рода локальным «внутренним морем»). На востоке балты или родственные им балто-славянские (прабалтославянские?) племена продвинулись к междуречью Оки и Волги, где смешивались с восточно-финским населением (а в течение VIII-IX вв. здесь постепенно возрастало число продвигавшихся с юга, из бассейна Среднего Днепра и прилегающих районов восточных славян). Далеко на север от основной области славянского обитания VI-VIII вв., к озеру Ильмень и прибрежью Ладожского и Чудского озер, южному побережью Финского залива расселились словене ильменские.

Балтийское море становится ареной непосредственных контактов нескольких крупных этнических массивов: германцев, славян, балтов, финнов, саамов (засвидетельствованных для этой эпохи среди финского населения в обширных анклавах близ северо- и юго-восточного побережья Финского залива). Все эти массивы соприкасаются на Балтике периферийными областями своих основных ареалов. Внутренние связи каждого из этих массивов простираются далеко во всех направлениях через Европейский континент. Переселения готов завершились во Франции, Испании и Италии, славяне заселили всю западную часть Восточно-Римской (Византийской, Ромейской) империи, а в степях соприкасались с кочевыми тюркскими и иранскими народами (аварами, аланами и др.); финны и саамы достигали приполярных областей побережья Северного Ледовитого океана, Зауралья и Западной Сибири. Балтика становится узлом средоточия этих трансконтинентальных связей.

Сеть коммуникаций служит быстрому распространению важных культурных, технических, экономических новшеств. В земледельческой экономике народов Балтики утверждается новая технология пашенного земледелия, с использованием тягловой силы лошади: конскую сбрую, позволяющую запрячь лошадь в соху, славяне переняли у кочевников; у славян это новшество позаимствова-

<>34

 

ли скандинавы, а затем и балты (тягловая сила лошади втрое больше чем у быка или вола, которым пользовались древние земледельцы). Продуктивность североевропейского земледелия резко возрастает в связи с освоением такой важной культуры как рожь. Складываются основы для нового экономического развития (Херрманн 1986).

Техническая революция происходит в мореплавании. Не позднее рубежа VI-VII вв. скандинавы освоили прямой парус. Судя по первым изображениям на готландских стелах, паруса, способные выдержать напор ветра, делали плетеными из широких кусков ткани (может быть — кожи). В VIII в. появляется широкий прямой парус со сложной оснасткой.

Балтийское море становится сферой постоянной парусной морской навигации. Ее интенсивное развитие проявилось не только в технике судостроения, но и во многих других сторонах культуры — от поэзии до погребального обряда. С середины VI в. в прибрежных районах распространяется новый обычай, захоронения в ладье; в Северной Европе они открыты почти в 300 могильниках (Muller-Wille 1970).

С появлением боевых парусных судов в 790-х гг. начинаются знаменитые набеги скандинавских викингов на Англию, а затем и Францию, и другие страны Западной Европы. Эпоха викингов с 793 по 1066 гг. вошла в историю Европы как финал первобытной эпохи, отделяющий ее от начала европейского средневековья (Лебедев 1985). Мореплавание викингов составило самостоятельный этап в развитии судоходства на Балтике.

Войны, набеги и походы викингов в Северном море, на Балтике, в водах Северной Атлантики и Средиземноморье были, однако, лишь внешней стороной более глубоких и сложных процессов общественно-экономического, этнокультурного и политического развития народов и стран Северной Европы.

Европа того времени представляла собой два противостоящих и взаимосвязанных своими судьбами мира. Римское наследие было поделено между тремя великими державами раннего средневековья: Франкской империей, Византией и Арабскими халифатами

<>35

 

(Мамлакат-аль-Ислам — в VII-VIII вв. армии сторонников ислама подчинили власти арабских халифов земли от Средней Азии до Испании). Внешняя граница феодально-христианского мира в Европе проходила от низовьев Рейна и Эльбы к верховьям и устью Дуная. Эта граница отделяла бывший античный Барбарикум, где в огромных лесных пространствах, прорезанных полноводными реками, до ледяных просторов Океана жили языческие варварские народы, северогерманские и скандинавские племена фризов, саксов, норманнов, славяне, балты, финны, саамы. По широкому поясу степей вглубь Европы, до границ бывшей римской провинции Паннонии волна за волной вторгались воинственные племена кочевников: гунны, авары, болгары, венгры. На границы Европы и Азии, вдоль Волги и Приуралья в VII-VIII вв. возникли полукочевнические державы: Волжская Булгария и Хазарский каганат. Базой этих государственных образований стала трансконтинентальная речная магистраль — Великий Волжский путь, от Каспийского и Черного морей, с междуречья Волги и Дона, раскрывающегося на Кавказ, и систему древних путей в Малую Азию, страны Ближнего ц Переднего Востока, Восточного Средиземноморья. Средней Азии и Исламского мира. Речная трасса от Каспия на север, с низовьев Волги (по Каме, Белой) — в бассейн Печоры (вероятно, во взаимодействии с «рокадной» зауральской магистралью Иртыш — Обь), прорезая пространства от Великой Степи до Великой Тундры циркумполярного пояса Евразии, связывала с мусульманской цивилизацией лесные, таежные и приполярные народы и племена. Уже в VIII в. по этому пути, в обмен на восточноевропейскую и западносибирскую пушнину, рабов и другие товары, арабское и иранское серебро (восточные монеты — дирхемы, парадная серебряная посуда и др.) проникает вдоль Волги, Камы и Урала, достигая Северного Приуралья, низовьев Оби и священного острова Вайгач. В лесных святилищах хантов, манси и других финно-угорских народов (в Северной Европе эти арктические приполярные земли русского Севера называли тогда «Бьярмией») на ветвях священных елей развешивали иранские серебряные блюда с изображениями сасанидских царей и поклонялись им как

<>36

 

образу верховного бога угров Мир-суснэ-хума. Интересы мусульманских купцов, контролировавших контрагентов на Востоке и Западе, все настойчивее направлялись в эти дальние лесные просторы, где в обмен на благородные металлы, стеклянные бусы, железное оружие у охотничьих племен легко можно было приобрести драгоценную пушнину. Спрос на нее стал особенно высоким со времен багдадского халифа Гаруна аль-Рашида — с рубежа VIII-IX вв. Кочевники продавали скот и рабов в обмен на изделия высококвалифицированного восточного и византийского ремесла, дорогие ткани, золото и серебро, вино и сельскохозяйственные продукты.

Земледельческие народы Восточной и Северной Европы, славяне, прибалтийские финны, балты, норманны создали экономику, также позволявшую подключиться к этой экзотической северной торговле тогдашних цивилизованных народов (Славяне и скандинавы 1986:85). Повсеместно в славянском мире VIII-IX вв. появились укрепленные валами и рвами крепости-городища, «грады»2. В Средней Европе и на южном побережье Балтики славяне строили городища — первоначально как общинные убежища от вражеских набегов, но в IX в. все чаще они становятся резиденциями племенных вождей, князей и старейшин. Здесь сосредотачиваются запасы «жита», всякое добро и «скот» («жито» отождествлялось не только с земледельческой продукцией, но и с любыми формами жизнеобеспечения, равно как «скот» означал как домашних животных, так и различные иные виды материальных богатств). Обнесенные каменными кольцевыми стенами общинные крепости появляются и на скандинавских островах и побережьях. «Время городищ», по крайней мере с VII-VIII вв., характеризуется динамичной и неспокойной обстановкой на Балтике.

Конец VIII - начало IХвв. отмечены активизацией новых общественно-политических сил, прежде всего дружин северных викингов. Появляясь на стремительных легких парусных судах, способ-

В предшествовавшую, архаическую эпоху небольшие родовые укрепления-«градки» типичны в основном для лесных «городищенских культур» Восточной Европы в прабалтославянском и волго-финском ареале.

<>37

 

ных преодолеть открытое морское пространство, норманны внушали ужас внезапностью своих нападений. В первой половине IX в. быстро растет численность и самоорганизация отрядов викингов (vikingr, ср. англ, и фризск. vicing, viting — витязь, воитель). Они опустошают и подчиняют себе часть Англии, вторгаются в глубинные области Франции и Германии, достигают Испании и Италии. Однако к концу столетия феодальные державы Запада смогли организовать отпор норманнам. В 890-х гг. викинги потерпели ряд поражений во Франции и Германии, английский король Альфред Великий сумел отвоевать значительную часть своей страны и стабилизировать отношения с датчанами, закрепившимися в Северной Англии. Скандинавские пришельцы во Франции, завоевавшие область, названную Нормандией, подчинились государственной власти Франкской империи Каролингов.

Интенсивность набегов викингов на страны Западной Европы заметно снижается в X в. (по сравнению с VIII-IX вв.). Но именно в это время в Скандинавии складываются первые государства, подчиненные централизованной королевской власти северных конунгов: Харальд Прекрасноволосый в Норвегии, Горм Старый в Дании, Эйрик Энундсон в Швеции — основатели первых правящих династий в своих странах, консолидирующихся из разрозненных племенных областей.

Процессы образования государств интенсивно шли и у славянских народов. Протогосударственные неустойчивые и аморфные объединения IX столетия сменяются более прочными, открывающими средневековую историю славян. В конце IX в. Олег Вещий объединяет Новгород и Киев в единое Древнерусское государство; рухнувшую под ударами венгров первую славянскую державу в Центральной Европе Великую Моравию сменяет королевство Чехия, на западной Балтике складывается славянское государство ободритов.

<>38

 

^ Морские пути викингов

Все эти раннесредневековые государства Северной и Восточной Европы сохраняют еще многие родимые пятна языческого варварства. Скандинавские конунги приносят кровавые жертвоприношения верховной троице богов-асов — Одину, Тору, Фрейру; «русь» Олега клянется именем Перуна и Белеса, западные славяне поклоняются Святовиту и Яровиту, так же как и балты — громовержцу Перкунасу... Однако, как и на Западе, шаг за шагом королевская или княжеская власть подчиняет себе свободные общины, облагает их данью, обязывает участвовать в общегосударственных военных ополчениях и далеких походах.

Элементы, сопротивлявшиеся этим порядкам, уступая силе растущих государств, «выдавливаются» на новые территории. Славянские земледельцы выходят с берегов Днепра, Волги, Лова-ти к истокам северных рек, где для словен новгородских открывались бескрайние просторы Русского Севера. Скандинавские мореплаватели, уходя от гнета северных конунгов, также прокладывают новые пути, вдоль побережья Скандинавского полуострова — на Север, к слабозаселенному лопарями Финнмаркену, Кольскому полуострову, легендарной «Бьярмии». Этот «северный путь» — Nordvegr — стал названием страны Норвегии.

«Западный путь» — Westvegr норманнов, пересекал Атлантику. В 870-х гг. скандинавы достигли и начали заселять Исландию, сто лет спустя появились в Гренландии, а около 1000 г. открыли побережье Северной Америки, «Винланд». Эти великие географические открытия викингов стали едва ли не предельным достижением северного мореходства, пять столетий остававшимся непревзойденным. Но «западный путь» служил не только для далеких странствий и переселений свободных бондов: повернув на юг, морские корабли за несколько дней пересекали Северное море и достигали торговых городов Англии и Франкской державы.

«Восточный путь» — Austrvegr — через Балтику был проложен по трассам, освоенным еще мореплавателями бронзового века. Но значение его резко возрастает, когда к морским коммуникаци-

39

 

ям подключаются речные, пересекающие всю Восточную Европу водные пути по Волхову, Волге, Оке, Днепру, Западной Двине (Даугаве), Неману, пролегающие через земли, заселенные финскими, балтийскими, славянскими племенами. На рубеже VIII-IX вв. поток арабского серебра, направлявшийся ранее вдоль Волги и Камы на север, проникает в славянские земли. К торговле с Востоком, при посредничестве булгар и хазар, подключаются восточные славяне. Клады дирхемов появляются на Оке, в Среднем и Верхнем Поднепровье, на Волхове. «Серебряный поток» достигает Балтики, в середине IX в. устойчивые торговые связи соединяют приморские славянские центры от Ладоги на Волхове до Раль-свика на о. Рюген. Активное участие в этих торговых связях принимают скандинавы. Клады серебра с начала IX в. появляются на Готланде, а во второй половине этого столетия они известны уже во всех обитаемых областях Скандинавии.

«Серебряный мост», перекинутый через Балтику в первой половине IX в., опирался на уже выстроенные ранее устои. Парадоксальной, но вполне объяснимой оказывается взаимосвязь между походами и набегами викингов и развернувшимися в те же десятилетия на Балтике строительством «северной торговли». Экзотические связи с внешним, цивилизованным миром отвечали глубинным социально-экономическим потребностям балтийских народов, которыми был вызван и кажущийся катастрофическим язрыв опасного и дерзкого натиска викингов.

В первой половине VIII в., еще до начала эпохи викингов, установить торговые связи с языческими обитателями Скандинавии пытались купцы христианизированных англо-саксонских королевств. На некоторых поселениях западного побережья Ютландии, южной Скандинавии, средней Швеции найдены английские монеты 730-740-х гг. (Callmer 1984). Это английское серебро (sceatta), видимо, было первым монетным средством обращения раннесредневековой Балтики (отсюда, видимо, др.-сев. skattr, как и слав. скотъ в значении «деньги»).

Наиболее ранний торговый центр, известный сейчас на Балтийском море, находился на озере Меларен недалеко от совре-

40

^ Фибула с острова Тютерс, VI в.

The fibula from island Tyuters, the 6th cent.

менного Стокгольма, на острове Хельге. Этот «Священный остров», с почитаемой скальною горой, укрепленным каменной стеной городищем, цепочкой поселений и могильников по склону и вдоль основания горы, над удобными бухтами, представляет собой полифункциональный и выразительный архаический топохрон первоначальной «Земли свеев» — Свеаланда, центральной Швеции. Небольшое торгово-ремесленное поселение здесь возникло уже в конце римской эпохи. Расцвет его приходится на VI—VIII вв. В Хельге найдены английские и византийские монеты (в том числе великолепный клад золота), изделия ирландских мастеров и даже небольшая бронзовая статуэтка Будды, прекрасный образец индийской мелкой пластики, изготовленный в VI в. в Кашмире, одно из первых и далеко не ясных свидетельств связей Балтики с Индостаном. Собственные изделия ремесленников Хельге, главным образом, литые украшения, а также детали парадного, богато украшенного оружия, найдены во многих местах ближайшей округи в прилегающих районах средней Швеции, в северной Норвегии, на острове Готланд, в Финляндии, в северо-западной Эстонии. Здесь, в низовьях Пи-риты, центром торговых связей с Финляндией и Скандинавией были поселения вокруг городища Иру (поблизости от нынешнего Таллинна). Торговое поселение Гробини, поддерживавшее постоянные контакты с Готландом и средней Швецией, в VI-IX вв. существовало на Курземском полуострове в Латвии, открывая путь по Рижском заливу в низовья Даугавы (Petrenko, Urtans 1995:19). Следы торгово-ремесленной или, во всяком случае, корабельной стоянки VI в. открыты на острове Большой Тю-терс в глубине Финского залива и, по-видимому, уже в эту эпоху

41

мореплаватели из средней Швеции достигали также речных выходов Вуоксы, Наровы, Невы. В середине VIII в. устойчивые связи со Скандинавией выявляются в материалах торгового поселения в Старой Ладоге на Волхове.

Система торговых «эмпориев» Балтики складывается в столетия, непосредственно предшествующие эпохе викингов. С началом ее в ряде случаев происходит глубокая трансформация, связанная с появлением новых центров.

В конце VIII .начале IX вв. Хельге уступает место новому торгово-ремесленному поселению, на острове Бьеркё. Бирка, «древнейший город Швеции» (Arbman, 1939), воспроизводит многие архетипические черты предшествующего топохрона: обнесенный валом «Борг» на вершине священной скалы, дугообразная цепочка могильников; обширное (первоначально — неукрепленное) поселение располагалось по берегам трех бухт в северной оконечности острова. Название одной из гаваней, Кугхамн (от фризск. kugg — корабль, когг), указывает, как и вещественные находки, на торговые связи с Фрисландией.

Фризы основали и крупнейший торговый город Балтики эпохи викингов — Хайтабу в Шлезвиге. «Жилье язычников», как переводится топоним, близ архетипической Священной горы («Хохборг») над фьордом Шлей, контролировало узкий перешеек, соединяющий Ютландский полуостров с материком. Волок от Шлей до р. Эйдер позволял пересечь «Ютландский засов» и кратчайшим путем попасть из Балтийского моря в Северное. Фризский торгово-ремесленный эмпорий просуществовал недолго, в IX в. его сменило скандинавское поселение, которое развивалось до середины XI в., превратившись в довольно крупный укрепленный город площадью около 24 га.

Следы присутствия фризов, как и скандинавов, выявляются в Старой Ладоге. Не позже 750-х гг. на берегу речной гавани, образованной в месте впадения в Волхов реки Ладожка, возникло и выросло поселение, которое для словен ильменских стало «воротами на Балтику». Именно через Ладогу в конце VIII в. арабское серебро, поступавшее на Волхов по Волжскому пути (через вер-

42

 

ховья Волги и по реке Мета к озеру Ильмень в районе ' [овгорода), распространяется на Балтику и достигает островов Готланд и

Рюген.

Итак в течение VIII и первой половины IX вв. от фризского

Дорестада в устье Рейна до Ладоги постепенно сложилась система торгово-ремесленных поселений, связанных экономическими отношениями и морскими коммуникациями, и обслуживающих в противолежащих районах Балтики различные историко-культурные зоны, выступая для них функционально определенными (и притом полифункциональными) центрами. Средневековые источники называют их «виками» (лат. vicus, герм. vik, Wike, vijk в значении «порт», «залив»). Все они возникли как неукрепленные открытые поселения на берегах морских, речных и озерных гаваней. Дорестад на южном побережье Северного моря был связан с датским виком Рибе на западном побережье Ютландии и норвежским Скирикгсалем на берегу Осло-фьорда; «вик на Шлей» (SliasvicK), Хайтабу-Шлезвиг — со славянским Волином в устье Одера, шведской Биркой, древнерусской Ладогой. Морское судоходство «виков» открыло Балтику для западноевропейских купцов и с этого времени франкские и англосаксонские источники именуют ее «Восточным морем», Ostsae (нем. Ostsee) или «Восточным заливом» (Ostarsalt) Мирового Океана.

Викинги и славяне

Восточные славяне называли Балтику «Морем Варяжским», так как «варягами» (от древнесевер. waer — «клятва», «присяга») на Руси и в Византии именовали скандинавских дружинников, приходивших на службу к русским князьям и византийским кесарям; впрочем, и сами князья, по «Повести временных лет», начиная с Рюрика и его сына Игоря, были «от рода варяжьска», как », некоторые знатные новгородские семьи. На протяжении ста с лишним лет, с середины VIII до начала X вв. в Ладоге, Новгороде и других центрах Северной Руси скандинавские дружинники, купцы, мастера-ремесленники оседали в городах словен, постепенно смешиваясь со славянами и «чудью».

43

 

Славяно-варяжские отношения поры начального становления Древнерусского государства развивались динамично и противоречиво. В середине IX в. прослеживается их обострение: шведские викинги попытались обложить данью славянские и финские племена, в 862 г. те восстали и «изгнаша варяги за море». Затем, чтобы укрепить возникшую «славяно-финскую конфедерацию» и поставить заслон набегам шведов, знать северорусских племен обратилась к предводителю викингов Рюрику. Историки (ныне — весьма широкого диапазона взглядов, от Б.А.Рыбакова до Л.Н.Гумилева) отождествляют его с Рериком Ютландским (Ловмяньский 1985; Рыбаков 1982; Лебедев 1985; Гумилев 1992). Из западных хроник известно, что в 850-х гг. Рерик контролировал Хайтабу и морские выходы из Балтики в Северное море. Так впервые на Балтике возник своеобразный «русско-датский альянс», направленный на ограничение притязаний шведов. С вокняжением Рюрика в Ладоге (по летописи, 862 г.) торговые связи и коммуникации на Балтийском море стабилизируются, а по морским путям из Ладоги в Бирку, Хайтабу и другие центры поступает все более мощный поток арабского серебра, налаживается устойчивый и динамичный товарооборот между странами Северной, Восточной Европы, европейским Западом, византийским и арабским Востоком.

В этих международных торговых связях участвовали, наряду со славянами и норманнами, племена балтов и финнов. В 870-890-х гг. англо-саксонский путешественник Вульфстан, по заданию короля Альфреда Великого (записавшего и включившего в свое сочинение рассказ норвежского хавдинга Оттара о его плавании по «Северному пути» вокруг Скандинавии и Кольского полуострова в Белое море, Бьярмию), совершил путешествие по Балтике. Оно начиналось в Хайтабу, затем Вульфстан проплыл вдоль славянского побережья (Веонодланд) и достиг торгового места Трузо, в земле эстов (с IX в. эти племена все чаще называли «пруссами»). Вульфстан подробно описал богатство и обычаи «эстов», город Трузо (он еще не локализован и не изучен археологами). На Янтарном берегу, в земле пруссов IX-XI вв. возник крупный торговый центр Вискиаутен. Размещенные под защитой Куршской

44

 

косы (Неринги), отделяющей песчаным валом устье Немана от морской акватории, племена пруссов, самбов, куршей, так же как прибалтийско-финские ливы в низовьях Даугавы, эсты островов Сааремаа, Муху, Рухну, финны-суоми, емь, корела, торговали со славянами и норманнами (Кулаков 1990; Суворов 1984; Ушинскас 1988; Берга 1980; Сакса, Тюленев 1990). В одной из могил на озере Мелар найдена бронзовая коробочка для весов (весы и гирьки для взвешивания серебра были обязательным атрибутом купцов того времени). Надпись, выполненная скандинавскими рунами, сообщает, что владелец Дьярв получил эти весы от «земгальца», купца из латвийского племени земгалов, живших в среднем течении Даугавы (Мельникова 1977:207).

Именно местные, летто-литовские племена дали название Балтийскому морю. Впервые оно зафиксировано хронистом XI в. Адамом Бременским — Mare Balticum — причем он поясняет, что так называли море местные жители. В литовском и родственных ему языках baltas обозначает «белый», «светлый» (Херрманн 1986:35).

Балтика обретает имя собственное, макрогидроним актуальный в современной мировой культуре и истории, на исходе эпохи викингов как итог многолинейных процессов мультиэтничного и поликультурного развития. Историко-культурные зоны, сформированные порой в течение нескольких тысячелетий различными, иногда — сменявшими друг друга этносами, при этом не просто стабилизировались на более или менее определенных территориях с устойчивыми, хотя и колеблющимися в некотором диапазоне внешними (и внутренними) границами. Диапазон взаимосвязанных (или взаимодополняющих) вариантов хозяйственного уклада, форм расселения, технических и культурных норм, архетипов культур этих зон образует несомненную общность. Она основана на сложившейся системе коммуникаций и центров, и образование этой системы — общеевропейский итог развития, завершивший на континенте первобытную эпоху. Собственными и притом общими путями народы Балтики подошли к созданию своеобразной, интегрирующейся в общеевропейскую, цивилизации.

 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Университет Центр «Петроскандика» iconПрограмма: 15. 11. Четверг Философский факультет спбГУ, Менделеевская линия 5
Санкт-петербургский государственный университет, философский факультет, исследовательский центр медиафилософии, информационный и...
Университет Центр «Петроскандика» iconПетербургский Государственный Университет Центр лингводидактического тестирования

Университет Центр «Петроскандика» iconОмский государственный педагогический университет
«Сударушка» г. Омска, му «Центр по работе с детьми и молодежью ОАО г. Омска», гу омской области «Социально-реабилитационный центр...
Университет Центр «Петроскандика» iconРимское право
Московский государственный университет имени М. В ломоносова Центр общественных наук
Университет Центр «Петроскандика» icon23 октября 2011 года
Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко Центр инновационных технологий
Университет Центр «Петроскандика» iconТ. П. Пушкина Медицинская психология Новосибирский государственный...
Медицинская психология. – (Методические указания). /Автор-составитель Т. П. Пушкина. – Новосибирск: Научно-учебный центр психологии...
Университет Центр «Петроскандика» iconIx-й международный молодежный научный экологический форум стран балтийского...
Кий фонд фундаментальных исследований, Санкт-Петербургский научный центр Российской Академии Наук, Правительство Санкт-Петербурга,...
Университет Центр «Петроскандика» iconТеатральный центр стд РФ «На Страстном» театральный сезон
Всероссийский государственный университет кинематографии им. С. А. Герасимова (вгик)
Университет Центр «Петроскандика» iconЛитературно-мемориальный музей ф. М. Достоевского центр исследований...
Вячеслава Иванова. Участвуют: Анджей Дудек (Ягеллонский университет, Краков), Стефано Каприо (Папский Восточный институт, Рим) о....
Университет Центр «Петроскандика» iconКоммуникационный центр Bosch расширяет филиальную сеть: центр в Казани — первый в России
И этой осенью откроет новый центр в России, в столице Республики Татарстан городе Казани
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница