…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган


Название…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган
страница1/3
Дата публикации25.06.2013
Размер0.65 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Информатика > Документы
  1   2   3
…И многоточие…

(Завершающий штрих)

Автор: Такуя

Что есть люди?

И кем они были?

Побыли, пожили,

И взяли, да сплыли…

…Женоненавистник…

…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган был покрыт её девственной кровью. В колонках играла музыка Red Hot Chili Peppers – dance, dance, dance. Да, вероятно, свой первый раз она представляла себе совсем не так. Что касается меня – я же ничего не чувствовал, кроме физического удовольствия, и морального самоудовлетворения. Я продолжал долбиться в неё. Ей было больно, мне было хорошо, она такая тугая. Она не знает, что на следующий день я её брошу. Кто я? Он самый – падонок, который совращает девственниц, и лишает их того, что они хотели бы припасти для своего любимого. Я бы мог сказать – ничего личного – это просто секс. Но на самом деле, личного очень много. Я не всегда был таким. Сейчас мне 30. А ведь ещё пять лет назад, я холил, лелеял, уважал всех своих девушек. Дарил им дорогие подарки, ухаживал, любил. До тех пор, пока они меня не бросали, пока не предавали, меняя на новых парней. Или же, на своих бывших. Попользовалась одним – стало скучно – нужно значит вернуться к бывшему, или же найти нового. Таких случаев было более 5. Мне казалось, они считали меня дерьмом, в которое вступила изящная женская ножка. Я терпел, терпел, терпел, и ещё раз терпел. Как это бывает, всё накопившееся, вырывается когда-нибудь. Рано или поздно.

Однажды, моя самая первая, бывшая девушка, предложила мне вновь встречаться. И это после того, как она меня бросила, когда я попал в больницу, бросила, вместо того, чтобы поддержать. Но я шёл вперёд, несмотря ни на что, спустя полгода я поправился. Спустя год, она захотела снова вернуться. «Значит, больной не нужен, а здоровый нужен?» - промелькнуло в моём сознании. Я согласился, якобы с ней встречаться, позвал её к себе домой, напоил. И вот он, этот момент, когда она смотрит в мои глаза, я смотрю в её. Какой-то электрический импульс пробегает в моём мозгу. Мой взгляд меняется на взгляд хищника. Я понимаю, что она одна из тех женщин, которые просто пользуются мужчинами, как аксессуарами. В тот день, я её изнасиловал. На следующий день, она позвонила, думая, что мы начнём снова встречаться. Но я ей ответил, что использовал её так же, как и она использовала меня когда-то. Она молчала несколько секунд. После чего, положила трубку. Больше я её не видел, не слышал. Некоторые говорят, что вкус мести сладко – горький. Не верьте, вкус мести сладок и блаженен. И с этого началось, поехало, я просто возвращал женщинам должное. Это как наркотик, секс даже был не причём, просто это самый верный способ отомстить женщине, всем женщинам, за то, как они обходились со мной. И что самое удивительное, ни одна из них не заявила в полицию. Я пробовал, всякие изощренные методы совращения. Но на утро, они думали, что прекрасный принц, который лишил их девственности, принесёт кружечку кофе в постель. Крепко обнимет, и поцелует, вместо этого я их выпроваживал из своей квартиры.

Нечто подобное, было и со мной, однажды. Мой первый раз был в гостинице другого города. По интернету, я познакомился с девушкой. Когда у меня был отпуск, я приехал к ней. У нас была любовь, казалось мне. У нас была идеальная ночь, замечательный секс. Наутро, я проснулся первым, тихонько разбудил её, поцеловал в лоб, сказал приятные слова. Вечером, мы пошли на вечеринку. И вот она, реальная жизнь. Она уже забила на меня, сидела с другим парнем в обнимку, мило болтала, а потом дошло и до поцелуев. И всё это на моих глазах, за противоположной частью стола. Ужасная картинна.

В поезде, с коллегой по работе, я возвращался домой. И до сих пор помню его слова: «Чего ты грустишь? Забей ты на эту шлюху. Она теперь с другим. Ты ей на одну ночь нужен был. Я не удивлюсь, если она и нынешнего своего сменит. Ты думаешь, что только мужики могут использовать женщин? Зачастую, всё в точности, да наоборот»…

…И я продолжал входить в неё, она продолжала кричать. Я начал плакать, остановился. Вынул из неё свой инструмент. Она была удивлена, почему я остановился. Я сел на край кровати. Простынь была в крови. Достал из пачки сигарету, затянулся. Она села сзади меня, её нежные руки, обняли меня, груди коснулись моей спины. Она ничего не говорила, просто обняла. Моя слеза упала на её руку. Казалось, что все старые воспоминания улетучиваются вместе с пепельным дымом, исходящим от сигареты…

Жалость…

…Две подруги – модницы сильно опаздывали на дискотеку. Они были слишком жадные, чтобы вызывать такси. К тому же, ехать до клуба всего минут десять. Они решили сократить свой путь к остановке, через старый заброшенный санаторий…

Их испугал громкий вой собаки. Центральный фонтан в парке санатория – уже давно не работал. Он был наполнен дождевой водой. В этом самом фонтане бегала белая собачонка с чёрными пятнами на спине и морде, никому, неизвестно, каким образом она туда попала, наверное, хотела попить, и свалилась. Суть была в том, что самостоятельно выбраться оттуда она не могла, стенки окружающие фонтан были слишком высоки. Собаке только и оставалось, что беспомощно бегать по грязной дождевой воде, лаять и выть – зовя на помощь. Собака заметила двух девушек, и смотрела на них жалобным взглядом.

- Бедная, давай поможем ей!

-Да и так времени в обрез!

-Но она так жалобно смотрит, мне её жалко.

-И как ты ей будешь помогать, полезешь вытаскивать в своих обновках? Вся перемажешься, не будет тебе ни дискотеки, ни выпивки, ни секса со своим парнем.

-Ну, давай хотя бы, положим ей тот кусок от лавки, по нему она может выберется. – Указала на спинку от деревянной скамейки, лежавшую возле фонтана.

-Не страдай ерундой. Хоть санаторий давно не работает, я знаю, тут есть охранники, которые гоняют алкоголиков и наркоманов. Они услышат её вой, и помогут ей. – Она взяла свою подругу под руку, и насильно утащила на остановку.

Собака осталась мокнуть в фонтане.

…На дискотеке было весело, они заигрывали со своими парнями, танцевали, выпивали. После, пошли ночевать, каждая к своему. Ночью у них был секс. Но, одну из них терзала совесть, она испытывала жалость из-за того, что они не помогли несчастному существу. Девушка лежала в постели со своим парнем и не могла уснуть. В её памяти запечалился жалобный взгляд бедной дворняги. Девушка подошла к окну. За ним шёл дождь со снегом. Была зима, градусник за окном показывал + 3.

Наутро дождь перестал. Она попросила своего парня сходить с ней прогуляться в тот парк. Он согласился. Девушка надеялась, что в фонтане собаки уже не будет. Но всё оказалось не совсем так, в фонтане не было живой собаки, вместо этого, в воде лежал её труп. Собаке так никто и не помог, пробыв столько времени в ледяной дождевой воде, она попросту умерла от переохлаждения.

-О, собака мёртвая. – Сказал парень, указывая пальцем в сторону фонтана.

На глазах девушки начали наворачиваться слезы, она захныкала.

-Да ты что, что ты плачешь, не плачь. – Он обнял её. – Тебе что, собаку жалко? Это же всего лишь собака…

^ Фу, какая гадость…

...Больше всего на свете он ненавидел счастливых людей. Славные сладкие парочки, целующиеся в парках, сидя на скамейках. Девушки, держащие своих парней под руку. Парни, лапающие своих девушек за задницы. Всё это бесило его до невозможности. Весна, таких парочек стало ещё больше. «Всё они повылезали из своих нор, чтобы делать это всё прилюдно» - думал он, и противился от этой мысли.

Везде, везде, везде, на каждом шагу. Всё цвело. Городские парки переполнены. На той лавке сосутся двое влюблённых, под тем деревом парень мацает свою девушку. Меж тех гаражей – девушка залезла рукой в штаны своему парню.

-Фу, фу, фу, фуууу! - Произносил голос в его голове. Развращённое общество, как это противно, они не в силах себя сдержать, и занимаются такой гадостью прямо на улице. Пошлые, примитивные, отвратительные люди!

Одним вечером, в 20 часов он шёл с работы на остановку, своим обычным маршрутом – через парк. Под светом фонаря, словно мотыльки - стояли двое и целовались в засос, парень начал трогать грудь девушки через одежду. Наш герой не выдержал, и, проходя мимо, не смотря на них, произнёс:

-Фу, какая гадость…

Парочка это услышала, парень девушки окликнул нашего персонажа:

-Эй ты, постой!? – Догнал его, и положил свою руку ему на плечо.

-То, что ты сказал, это про нас что-ли!?

-Да, про вас… - Спокойно ответил.

-И что же гадость!? Я, или быть может моя девушка!?

-Нет, гадость – то, что вы делаете это всё на улице.

-Значит так, давай, я сейчас подведу тебя к ней, и ты извинишься.

-Свои слова я назад не возьму, я сказал то, что думаю.

-Так не пойдёт – сказал второй, и врезал по лицу нашему персонажу, тот упал на землю, из носа потекла кровь.

Он вытер рукавом кровь, улыбнулся, и накинулся, чтобы дать сдачи. Завязалась драка. Девушка начала кричать, звать на помощь. Драка была не долгой, менее чем через минуту, к ним подбежали два мимо проходящих мужика, и разняли их. Оба драчуна сели на лавку, девушка стала успокаивать своего парня. Наш персонаж посмотрел на них, и произнёс:

-Хорошо, извините меня, беру свои слова обратно.

Второй спросил его: - Куришь?

-Да.

Протянул пачку сигарет.

Оба затянулись. Девушка продолжала вытирать платком кровь на лице своего парня, и тот спросил у нашего героя:

-Почему же всё-таки ты так сказал?

-А разве не понятно? Потому, что я вам завидую. – Он потушил сигарету о скамейку, кинул бычок в урну, встал, и больше ни говоря, ни слова, ушёл.

Тем двоим, только и оставалось, что проводить его своими удивленными глазами…

^ Кто-то выключил свет…

…Он был ещё слишком молод, когда ослеп. В свои двадцать два, он ещё толком не познал мир, не увидел всех его красок. Теперь же, он осознавал, что больше никогда ничего не увидит вообще. Ни прекрасных женских тел, ни алый солнечный закат, ни любимой компьютерной игры, ни движения ветра по траве, ни людей, никого, ничего.

Всё начиналось постепенно, темнота медленно к нему подкрадывалась, пока в один прекрасный день кто-то не выключил свет вовсе. Ни у него, ни у его семьи не было денег на дорогостоящую операцию, к тому же, гарантия того, что зрение вернется, составляла лишь 25% - по словам врачей.

И вот он, лежит в своей кровати, уже более месяца, как стал слеп. А следовательно – не трудоспособен, и не нужен обществу. Единственным, кому он остался нужен – так это своим родителям, которые целыми днями пропадали на работе, и имели возможность ухаживать за своим сыном только по утрам и вечерам. За месяц, он свыкся со своей слепотой. У него была трость, он идеально ей управлял, так же, обострился и слух, днями он лежал в своей кровати и слушал музыку, тыкая на кнопки плеера.

Но, уже через неделю, после того, как он ослеп – он понял, что всё потеряло смысл. Теперь и жить было незачем. Утрачено самое главное человеческое чувство – зрение. И пусть остались: слух, обоняние, осязание, вкус – но без зрения – картина была не полной. Он прекрасно понимал, что теперь девушки у него никогда не будет, на работу его никто не возьмёт, да и кто вообще, захочет общаться со слепым, кому он будет интересен? Он не хотел больше жить, он не видел смысла в своём дальнейшем существовании.

Он знал, что вход на крышу дома, в котором он живёт - всегда был открыт. Он знал, но всё никак не решался. Он жил на последнем этаже двадцати пяти этажной высотки. Иногда, вечерами, он выходил на крышу, со своей тростью. Набирая на телефоне справочную службу, узнавал точное время. Всегда успевал возвращаться домой до прихода родителей. Он не мог видеть этих алых красок заката. Но он мог ощущать тепло уходящего солнца. И всё же, мысль о том, что у него нет никакого будущего – преследовала его. Шла по его пятам. Нашёптывала на ухо что-то плохое, ужасное. Поселилась в его голове – став навязшим вирусом. Однажды, он наконец не выдержал, и сдался…

Он стоял на крыше, отбросил трость в сторону. Он чувствовал тепло весеннего уходящего солнца. Он решил, что ему нужно просто уйти вместе с этим закатом, чтобы больше не страдать.

-Нет ни малейшего пути, для просветления, ни капли надежды. Ни единого луча света, способного прорваться сквозь эту тьму. – Произнёс он вслух.

-Это же, не страшно, всё будет хорошо, нужно просто идти вперёд, до конца, никуда не сворачивая. – Успокаивал он себя.

-Хорошо, хорошо, всё будет хорошо. Просто вперёд, я просто иду вперед. – На его слепых глазах начали наворачиваться слёзы.

Он плавно переставлял ноги, нащупывая ими опору. В какой-то момент, он понял, что опоры под ногами уже нет, он падал вниз, но ему казалось, что он не падает, а летит.

Он успел произнести лишь одно заветное слово: « - Свобода»…

Насквозь…

…Был ясный солнечный день. Она ехала в автобусе – на работу. Красивая, рыжеволосая девушка, невысокого роста, примерно метр шестьдесят, с причёской «каре», милой улыбкой, карими глазами, и небольшим остреньким носиком. Наверное, вам бы хотелось узнать размер её груди? Не обольщайтесь – первый, с другой стороны, маленькая грудь имеют красивую форму, идеально помещается в ладошку, и более чувствительная. Но сейчас не об этом…

Произошла авария. Даже, скорее не авария, а автокатастрофа. Автобус сильно смяло в нескольких местах, перекрутило несколько раз по дороге. Позже, об этом будут говорить во всех новостях, местных, и не только. Из всех пассажиров выжило только двое. Среди выживших этой девушки не было. Но спустя шесть часов, после аварии, она каким-то образом оказалась на улице, на месте автокатастрофы. Она всё видела и слышала. Но чувствовала себя какой-то не живой. Пойдя в ближайший магазин, она обнаружила в себе способность проходить сквозь двери, стены, и другие препятствия. Но люди её видели, они пугались, и разбегались в стороны, когда призрак ходил сквозь стены. Девушка всё помнила, но не могла ничего сказать, пытаясь произнести речь – её губы только беззвучно хлопали…

Через несколько дней, город, а вместе с тем, и целый мир взорвался новостью, по всем телеканалам, и в прессе были заголовки: «Девушка-призрак!» «Потусторонний мир существует!» «Женщина, ходящая сквозь стены». Учёные неоднократно пытались поймать её чем-либо, провести опыты. Но все оковы, все предметы, которые касались её - проходили насквозь, она представляла собой видимую бестелесную оболочку – другими словами, как человек, только прозрачный, смотря на неё, можно было видеть всё то, что находится за ней.

Со временем, народ смирился с подобным явлением в своём городе. А девушка осознала, что она может делать всё, что хочет, и ей за это ничего не будет. Теперь её путь всегда лежал прямо. Она всегда шла по-прямой, сквозь дороги, машины, дома, парки, митинги, демонстрации. Ходила сквозь людей, могла ночевать, где ей вздумается, на стадионе, в парке, в чужом доме, будь то квартира, или роскошный особняк. За такие проступки, местные жители прозвали её «Мисс наглость».

Она чувствовала себя свободной. Но ей было печально и одиноко. Всё, что ей оставалось – лишь бродить. Заблудшая душа, потерявшийся призрак. Шёл дождь, она сидела на лавке – у стадиона и о чём-то думала. Наконец-то, тучи расступились, показались солнечные лучи. Девушке стало так тепло и приятно… в промежности… В промежности?? В промежности!!!??? Почему именно там!?...

…Наступает новое утро, парень просыпается, потирает глаза, постепенно понимая, что произошло. Идёт в туалет, справляет нужду. Затем на кухню, готовит кофе, отхлебнув глоток, произносит вслух:

-Какой страшный, печальный сон…

Проверка…

-Что чувствует мужчина после секса?

Он, уставший, может полежать минут 15-20, после чего,

Он будет чувствовать счастье и гордость. А его улыбка будет до ушей.

-А что чувствует женщина после секса?

Известно только одно, ей хорошо и приятно, даже после завершения.

Но она ни в коем случае не скажет об этом, и не покажет этого…

…Насте было семнадцать, мне двадцать три. Мы встречались с ней вот уже полгода. Ни много, ни мало, для кого-то это вовсе не срок, а кто-то скажет: « - Ничего себе! Я бы столько не продержался!» Но суть не в том, что мы встречались с ней полгода, ни в том, что разница между нами в возрасте была шесть лет. А в том, что я действительно люблю её, у меня на неё серьёзные планы, свадьба, семья, дети. А она, ещё совсем ребёнок – в моральном плане, физически она развита уже довольно хорошо. Она не нагулялась, не навеселилась. Простыми словами, не наблядствовалась, и что самое главное, она понимает мои чувства и серьёзные намерения. Она понимает, что теперь будет принадлежать только одному человеку, и ей будет принадлежать только один человек, она не будет иметь права спать ещё с кем-либо, и тому подобное… На третьем месяце наших отношений, она познакомила меня со своими родителями. Я им понравился, всё было замечательно, они видели во мне перспективного жениха для своей дочери, мы нашли общий язык. Сергей Игоревич – был хорошим человеком, у него был свой бизнес, ему было сорок четыре, весёлый, брился налысо, когда нужно – деловой, когда не нужно – расслабленный. В общем, это был человек, повидавший жизнь. Что же касается его супруги, она просила называть её Александра, или тётя Саша. Очень странно, когда мать твоей любимой девушки, возможно, твоя будущая тёща – просит называть её просто по имени. Сначала мне было как-то неловко, но потом я привык. У неё был интересный характер, и к тому же, никто из её семьи не возражал, чтобы я так её называл. Тёте Саше было тридцать шесть лет, получается, она была на восемь лет моложе своего мужа. Помогала ему с его бизнесом, и делала разную хозяйственную работу по дому. Внешне – для своих лет, она была весьма – весьма привлекательна. Её дочь переняла у неё всё самое красивое, небольшой остренький носик, подбородок, мимику, губы, веки…

Не в этом суть, моя история приобретает интересный поворот тогда, когда их семья пригласила меня с собой в лес – на шашлыки, с ночёвкой. По началу, я отпирался, говоря, что у меня нет ни палатки, ни спальника, ни подобных тому вещей, а их действительно не было. Но, всё же, они уговорили меня поехать, одолжив мне и спальник и палатку. Помимо их семьи, с нами поехали ещё и их соседи – ещё две большие семьи. Всего было около пятнадцати человек. Мы весело проводили время у костра, ели, выпивали, я играл на гитаре. Когда начало смеркаться – мы рассказывали страшные истории…

И вот, вечер сменился ночью. Все расползлись по своим палаткам. Какая жалось, что у меня и у Насти были две отдельные односпальные палатки. Но ничего страшного, мне хотелось экстрима, я собирался дождаться двух часов ночи, и когда все будут спать – залезть в палатку к Насте. Я поставил на сотовом телефоне будильник на час пятьдесят. И спокойно лёг спать.

Мне стали сниться какие-то эротические сны. Непонятные, но очень – очень приятные. Сквозь сон, я стал ощущать тепло в промежности. Я чувствовал, что мой половой орган окунается во что-то приятное, тёплое и липкое. И тут наступает момент, когда физические ощущения преобладают над сновидениями – пробуждение. Я приоткрываю глаза и вижу…

…Что тётя Саша делает мне миньет! От удивления я вытаращил на неё глаза, я не знал, что мне сказать, был в полнейшем замешательстве.

-Что вы делаете? Зачем всё это?

-А что тут такого? Я делаю тебе приятное, разве не видишь?

-Перестаньте, пожалуйста…

Она перестала, наклонилась ко мне, её груди обнажились. Боже, какая же она красивая – грудь зрелой и опытной женщины!

Тётя Саша закрыла мой рот рукой и сказала:

-Только попробуй заорать, и я сама всем скажу, что это ты меня затащил сюда силой, чтобы изнасиловать. Тебе никто не поверит, а мне поверят, все возненавидят тебя, Настя тебя бросит, а мой муж изобьёт.

Она убрала руку с моего рта. Я стал оправдываться:

-Почему, почему вы так поступаете? Разве вам не жалко Сергея Игоревича?

-Жалко, а что поделаешь, если я хочу молодого парня. Хотя, кого я обманываю, конечно, не жалко. Лежи смирно, сейчас я сяду на твой стручок.

Она приподнялась, начала растирать мой половой орган, и уже было приготовилась сеть на него, но я её остановил. С моих глаз начали капать слёзы.

-Постойте, пожалуйста, не делайте этого, я так не могу, я не могу изменять вашей дочке, с кем бы то ни было. Хоть с вами, хоть с любой другой женщиной. Я люблю вашу дочь, я не хочу делать больно ни себе, ни ей. Пусть, даже если она ничего не узнает, я всё равно не хочу делать этого. Потому, что я очень сильно её люблю, я дорожу ей, и хочу на ней жениться.

Поток слёз из моих глаз усилился, это уже был какой-то ручей.

Лицо тёти Саши расплылось в улыбке, она крепко прижала меня к своей груди, такой мягкой, начала гладить меня по голове:

-Успокойся, теперь я тебе верю. Не плачь, успокойся, я верю, что ты любишь мою дочь, не переживай, о сегодняшнем случае никто не узнает. Можешь ложиться спать. Ты прошёл мою проверку. Теперь я спокойна, что моя дочь будет в надёжных руках.

Слёзы остановились, я чувствовал тепло, ласку, движения женской руки по моей голове. Но всё это было не то, не так, как с любимой девушкой. Тётя Саша оделась, так и не сев на мой половой орган, пожелала мне спокойной ночи, укрыла одеялом, поцеловала в щёку, и ушла в палатку к своему мужу. Той ночью я так и не смог уснуть. Утром я увидел Настю, она улыбалась, тыкая палкой в картошку, которая лежала в углях. Я подошёл к ней, и при всех крепко – крепко обнял.

-Что это на тебя с утра нашло, так неожиданно?

-Просто я понял, что очень сильно тебя люблю.

-Я знаю…

^ Брат и сестра…

…Я – обычный двадцати двух летний менеджер. Мой график – пятидневка. Моя сестра – девятнадцатилетняя студентка, подрабатывает на полставки в булочной – продавцом. Живём мы вдвоём, у нас двухкомнатная квартира. Родителей мы потеряли десять лет назад в автокатастрофе. Первое время за нами приглядывали дядя с тётей. После того, как я устроился на подработку – то там, то тут, после поступил в институт, затем и сестрёнка. То наши дядя и тётя, поняли, что мы уже самостоятельные, и предоставили нас самим себе. Я всегда заботился о своей сестрёнке, и она любила меня как брата. Ведь кроме друг друга – у нас никого не было.

Что касается моей личной жизни – то, пожалуй, для меня это было бы роскошью. Нет, конечно, у меня были девушки, и был секс. Но, ни одни мои отношения не длились больше двух-трёх месяцев. У меня попросту не хватало денег на девушек. Постоянные отношения требовали всё больших и больших затрат. Но моей зарплаты в пятнадцать тысяч – не хватало на большие затраты. Сестрёнка зарабатывала на своей полуставочной работе продавца в булочной - восемь тысяч в месяц. Итого, на двоих, у нас выходило двадцать три тысячи рублей в месяц. Отсюда вычитаем около пяти тысяч за квартиру – коммунальные услуги, получаем восемнадцать тысяч. Каждый год, нужно было платить за моё обучение в институте – тридцать тысяч. Сестрёнке повезло больше – она устроилась на бюджетной основе. В общем – то, денег хватало на то, чтобы жить, но их не хватало на то, чтобы развлекаться и развиваться.

Я очень переживал за свою сестру, так, как личная жизнь у неё тоже не очень-то ладилась. За всё время, у неё было трое парней, но их отношения тоже были не долгими. И я, и сестра полностью доверяли друг другу, и поэтому рассказывали всё. Поэтому я знал, что моя сестра уже не была девственницей. Её бросил самый первый парень после того, как получил то, что хотел. Узнав это, я был вне себя от злости, мне хотелось убить его. Однако сестренка остановила меня. Со своим вторым парнем, она рассталась мирно, он ей не нравился, она ему не нравилась. Но когда, после разрыва с третьим, она прибежала домой, вся в слезах, закрылась в своей комнате, ничего мне не говоря. Я, ломился к ней, в комнату, выяснить в чём дело, узнав что её третий парень, бросил её, при чём так же, как и первый, я не сдержался, отыскал и избил его. Сестра, узнав это, устроила дома мне взбучку, говоря, что это не моё дело, что я вмешиваюсь в её личную жизнь. Я постарался ей объяснить, что переживаю за неё, и хочу, чтобы она не плакала, чтобы у неё всё было хорошо. Но она и слушать не желала…

C того времени прошло около двух месяцев. Однажды, я вернулся с работы ранее обычного. Был короткий рабочий день, перед праздниками, всю свою работу я сделал, и поэтому, ушёл не на час, а на два часа раньше. Я купил торт, чтобы посидеть вечером за столом, и попить чай с сестрой. Я тихонько вошёл. В прихожей стояла одна пара незнакомых мне кроссовок. Я прошёл дальше – в комнату, дверь была не заперта, сквозь щёлку я заглянул в комнату сестры…

Она была со своим бывшим – тот, который первый. Они начали встречаться? Снова? Но почему? Он причинил ей столько боли. Почему она мне ничего не рассказала на этот раз!?

Парень начал домогаться до неё, ласкать шею, засовывать свой трясущийся язык ей в ухо, потом целовать в засос. Он начал массировать её груди через свитер. Сестрёнка тихо постанывала. Он просунул свою руку ей в промежность. Но в ответ на это, она схватила его руку и отвела в сторону.

-Нет, я не хочу.

-Но почему, тебе же нравится, и мне нравится.

-Я всё равно не хочу сейчас, как-то не так.

-Да что с тобой, всё в порядке, давай продолжим.

Он увалил мою сестру на кровать, снял с неё свитер, задрал лифчик, её великолепные, красивые, пышные, прекрасные груди четвёртого размера обнажились. Я раньше никогда не видел грудь своей сестры, разве, что только в детстве – когда нас купали вместе, но это не имеет значения, ведь она моя сестра, и ничего такого я к ней не испытываю, к тому же и груди тогда у неё не было – два небольших «прыщика» как у всех детей.

Парень продолжал её ласкать. Потом засунул руку себе в штаны, и достал свой детородный орган.

-Ну, что, поехали?

-Нет, не надо, пожалуйста, я же сказала, что не хочу.

-Почему, чего ты боишься?

-Не хочу, чтобы получилось так, как в первый раз.

Парня переклинило, он начал проявлять явную агрессию.

-Хочешь ты того или нет, но я пришёл сюда, чтобы трахнуть тебя, и я тебя трахну, прямо здесь и сейчас!

Сестрёнка стала выкручиваться, вертеться, извиваться, кричать, он не обращал внимания, и влепил ей пощёчину. Сестрёнка заплакала. Тут я понял, что пришло время вмешаться мне. Я подошёл сзади и окрикнул наглеца. Он повернулся, после чего получил удар в лицо кулаком. Я стащил его со своей сестры, толкнул в угол комнаты, повалил, и стал избивать ногами. Во мне что-то переклинило, я был зол, ужасно зол, как буд-то потерял сознание, и делал всё машинально. Я пришёл в себя в тот момент. Когда увидел, лицо зареванной сестры, трясущую меня за руку, со словами:

-Перестань, не надо больше, пожалуйста, прошу тебя перестааань!

Я посмотрел вниз, бедняга лежал в позе эмбриона, он поднял лицо, пытаясь что-то произнести. Я не стал ничего выслушивать, пошёл в прихожую, снял его куртку, взял его кроссовки – и кинул ему.

-Убирайся…



Перенесёмся на неделю вперёд, инцидент был исчерпан, парень не подал никакую жалобу в полицию за избиение, так как рисковал сам попасть под статью изнасилование.

Был субботний вечер, май. Уже значительно жарко, я сидел в одних трусах. Сестра щеголяла дома в нижнем белье. Нам нечего стесняться, мы знаем друг друга с ранних лет. Сестренка пошла смотреть телевизор в свою комнату. Я сидел за компьютером в своей комнате. И было так скучно, делать было совсем нечего. Я думал, тихо, в наушниках включить какой-нибудь порнофильм и посмотреть, не ради того, что мне хочется, а чтобы просто отдохнуть, расслабиться. Но почему-то, даже этого мне не хотелось. Меня начало клонить в сон, я малость задремал.

Приятный женский аромат разбудил меня. Что это, духи, или натуральный запах женщины? – подумал я. Он был таким приятным, казалось, что я попал в цветущий сад, лежу на коленях у девушки. И эта девушка почему-то моя сестра. Всё было так странно, я сидел за столом с закрытыми глазами, и понимал, что уже не сплю. Но этот аромат, он витал в воздухе, проник в каждый уголок моей квартиры, проходил через мой нос, ударяя в мозг, вызывал приятные ощущения. Невольно, я стал представлять свою сестру в необычных для меня позах. Я помню, что тот подлец пытался сделать с ней. Я помню, как он просовывал свой вьющийся язык ей в ухо, я помню, как они целовались в засос, я помню, как сладко постанывала сестрёнка. И наконец, о да, я помню её идеальную и красивую грудь четвёртного размера, я приоткрыл глаза. Моя рука невольно потянулась в штаны. Мой половой орган уже был твёрд. На компьютере, я открыл фотографии со своей сестрой, и начал мастурбировать. Боже, ну что я за извращенец, а?

Возможно, всё бы было хорошо, всё бы замялось. Но я забыл закрыть дверь в свою комнату, и как это бывает, в глупых американских фильмах. Ты чувствуешь, что уже скоро можешь брызнуть, и тут заходит какая-нибудь девушка. А в моем случае – ещё хуже – сестра. Я резко останавливаюсь, вынимаю руку из штанов, закрывая окошко с фотографиями на компьютере.

-Это ни то, что ты думаешь, я просто уснул, это как-то само собой вышло, в полусне. Я стал чувствовать какой-то приятный запах, а потом всё само собой началось.

Она стояла передо мной, в дверном проходе, в нижнем красном белье. Накрашенная, тени, губы, ресницы. Светлые волосы сплетены в одну длинную косу, висящую за её спиной. Боже, какая же она красивая!

-Я в курсе, успокойся. Не нервничай. – Она достала из лифчика – флакончик с какими-то благовониями.

-И что это значит?

-Ни слова больше, заткнись. – Она поставила флакончик на стол. А сама уселась на меня, и стала страстно целовать. Я был очень удивлён, но мне хотелось того же. Я ответил взаимностью. Она чуть-чуть приподнялась, и достала член из моих штанов, стала водить рукой вниз, вверх.

Чёрт – что же происходит!? – Думал я, но при этом не хотел чтобы она останавливалась.

Она опустилась на коленки, ни говоря, ни слова, положила мой половой орган себе в рот. Мой пенис, в её маленьком, прелестном ротике! Я чувствовал, что сейчас растаю. Она обнажила свою великолепную грудь. Да, я всегда знал, что хотел её, мы были настолько близки и одиноки все эти годы, что я любил её больше, чем просто сестру. И каждый раз, я пытался прогнать эту мысль из своей головы, но она возвращалась снова и снова. Получается, что всё время, сестрёнка чувствовала то же самое? Своими огромными сиськами она начала делать мне то, что на сексуальном сленге называют «французский галстук». Я больше не мог терпеть, удовольствие было слишком велико, я не выдержал, и обкончал всю грудь своей сестры, и часть её лица.

Она взяла салфетку, стала вытирать. Я схватил сестрёнку, бросил на кровать, а сам навис сверху. Она была вся мокренькая, она была уже готова. Ей всё равно, что на мне не было презерватива, и мне тоже. Я стал входить в неё медленно, потом быстрее, примерно каждые 10 секунд мои толчки ускорялись. В процессе, я мял её огромные сиськи, она стонала. Не знаю, насколько меня хватило, но прошло точно менее десяти минут. Я кончил в свою сестру. Я чувствовал, как её матка всасывала всю мою сперму – как насос, требуя ещё и ещё. Мне было так хорошо. Наверное, ни я, ни она – не понимали в тот момент, что же произошло. Я привстал, и уже, хотел вынимать из неё, но сестрёнка произнесла томным голосом:

-Нет, постой, просто побудь ещё немного внутри, давай побудем ещё немного вместе, полежим так, не разъединяйся.

Я не стал перечить её просьбе, тем более, внутри неё, было так тепло, влажно, приятно, так хорошо. Мы лежали молча, ничего не говорили друг другу, мы лежали в обнимку, и больше ничего не делали. Нам не нужны были слова в тот момент, было достаточно того, что я чувствовал её, а она чувствовала меня…

^ Беспокойная ночь…

...Он был очень уставшим. Мужчина, средних лет, около сорока, пришёл домой с работы в двадцать один час. Снял с себя шляпу, положил на тумбочку, снял куртку – кинул в сторону вешалки, но куртка не долетела и упала на пол. Мужчине было всё равно, он не стал её подымать. Разулся, пошёл в ванную комнату, вымыл руки, поужинал. Его лицо выражало глубокую усталость, у него даже не хватало сил на то, чтобы принять душ перед сном. Он лег на раскладной диван, включил телевизор, который стал действовать на него как снотворное. Мужчина потихоньку проваливался в сон…

Он проснулся примерно через час. Комнату освещал лишь свет, исходящий от телевизора, но не он его разбудил, а соседи, ругающиеся за стеной. Жена за что-то пилила своего мужа. Она орала так громко и противно, голос проходил сквозь все стены, казалась, от её крика и мёртвые проснуться. Муж орал в ответ, правда, уже не так сильно. Продолжалось всё это около получаса. И вот, наконец, притихли. Наш уставший работяга может снова вздремнуть…

Проходит ещё часа полтора, он снова вынужден проснуться. Так, как годовалый соседский ребёнок над потолком громко плачет, всё это приходится терпеть минут двадцать. А потом, тишина, наконец, снова наступает заветная тишина.

На часах 2.30 – ночи, разумеется. Наш персонаж снова просыпается. На этот раз жена, орущая на своего мужа несколькими часами ранее, кричит в экстазе. Звуки проносятся сквозь стены.

-Ну вот, поарали друг на друга, а теперь ебуться – помирились значит. Блин, а почему нельзя было помириться сразу же после ссоры, нет, они будто специально ждали пока я усну!

Ещё минут двадцать – и снова тишина, снова сон. Но ещё минут тридцать – и снова нежеланное пробуждение. На улице, на лавочке – собрались алкоголики, распивают спиртные напитки и поют песни. Наш бедняга не выдержал, открыл окно и стал орать на них:

-Вы хоть знаете, какой сейчас час?

-Каа-кой?

-Четыре часа! Идите орать и бухать к себе домой!

Но алкоголики лишь послали его на три, всем известным русским людям, буквы. Бедняга закрыл окно, зарылся с головой под подушку, пытаясь уснуть.

Через час, по потолку стал кто-то топать. Стучать по батарее. Потом, комар жужжал возле самого уха, норовя вонзить свой хоботок в невыспавшегося беднягу.

Наш герой, резко встал с кровати:

-Я убью их! Клянусь, я убью их всех! – Он пошёл в соседнюю комнату, снял со стены ружьё, вышел на улицу, расстрелял в упор алкашей. Позвонил соседям, ранее занимавшимся сексом, расстрелял и их. Поднялся этажом выше.

-Ладно, детей я трогать не буду. – И расстрелял соседскую дверь. У него было много патронов. Дверь, и люди не дававшие спать были изувечены дробью. Он вернулся домой, и всё ещё слышал писклявый звук комара.

-Ага! Остался только ты один, ну что же, и с тобой сейчас разберусь! – Он начал палить из ружья по всей своей квартире, разнёс всю мебель стены, аппаратуру. Но, писклявый звук комара продолжал доноситься.

И тут в квартиру ворвался специальный отряд полиции.

Наш невыспавшийся нацелил на них ружьё.

-Лежать, положи ружьё быстро, лицом в пол!

-Понимаете, я просто очень устал на работе. Мне очень хотелось спать, но все эти люди мешали мне уснуть!

-Положи ружьё, или мы откроем огонь на поражение!

-Да поймите же вы, я просто хотел выспаться, остался только этот противный комар, кстати, вот он сидит у вас на каске.

Бах-бах. – Прозвучало два выстрела из ружья. Полицейский получил хороший заряд дроби. Отряд специального назначения в ответ открыли огонь, и изрешетили несчастного.

Одни из них подошёл, сел на корточки, и сказал:

-Ну что, теперь-то уж точно выспишься.

……………

Было шесть часов утра, сработал будильник, наш не выспавшийся проснулся с ружьём в руках, по крайней мере, пару часов поспать ему удалось. И, снова пора собираться на работу…
  1   2   3

Похожие:

…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconВ нас с самого детства были заложены неписаные истины, что мужчина...
А женщине было дано быть берегиней, хранительницей. Она за это была уважаема! Она никогда не была ниже мужчины по статусу, она была...
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconЭфраим Севела Попугай, говорящий на идиш
Голос он узнал сразу. Но поначалу никак не мог понять, почему она всхлипывает. Она плакала, стонала и сморкалась у себя там в кондоминиуме...
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconУчеба надоела да и сейчас каникулы. Это хорошо. Мой год учебный год,...
Учеба надоела да и сейчас каникулы. Это хорошо. Мой год учебный год, он был скучным, конечно было весело беситься с одногруппниками,...
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconКнига третья
Но как такое возможно?! Героиня новой, пленяющей книги Анхеля де Куатьэ не понимала себя. Она потерялась, запуталась, лишилась сил....
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconКогда сознание вернулась к Ойре, то она увидела, что лежит на покрытом...
Где-то рядом гудел вентилятор, словно и впрямь она была на заводе. Она села. Боли не было, лишь сохранялось неприятное ощущение на...
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconПризрак появился в классе именно в тот момент, когда учительница...
Флора Митчелл задала вопрос, на который могла ответить только Пегги Сью. Девочка сделала над собой усилие, чтобы не задрожать; она...
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconДата выхода книги: 12 февраля 2013 года
Это был не первый раз, когда меня вытащили из постели для важной миссии. Однако, это был первый раз, когда я подвергалась такому...
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconЭто был не первый раз, когда меня вытащили из постели ради важной...
А?- я потерла сонные глаза на всякий случай, чтобы убедиться, что это не какой-то странный сон, который сейчас исчезнет
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconДевочка сидит в грязи. Она бегала по лесу, а теперь ноги у нее устали,...
Ее руки заняты – что то поднимают, что то укладывают, что то прилаживают, – и голова тоже занята. Палкой она рисует на грязной земле...
…Я жёстко входил в неё. Она не могла сдержать всей своей боли. Она не стонала, а кричала. Ей было не хорошо, а больно. Это был её первый раз. Мой половой орган iconЕсли бы боль не следовала за удовольствием, кто бы терпел ее?
Всё рухнуло. Мир обвалился. Всё в пыли. Я ничего не могу разглядеть. Глаза слезятся, руки трясутся, сердце сжимается от боли. Не...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница