Шамиль Сайт «Военная литература»


НазваниеШамиль Сайт «Военная литература»
страница11/36
Дата публикации26.03.2013
Размер4.81 Mb.
ТипЛитература
userdocs.ru > История > Литература
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   36
Империя свободы
Военные реформы
Зимой, как правило, военные действия в горах не велись. Дороги, и без того опасные, покрывались снегом и становились труднопроходимыми. Гарнизоны запирались в крепостях, приводя в порядок амуницию и вооружения, части пополнялись новыми силами, а начальство отправлялось в Петербург докладывать царю о состоянии дел и утверждать планы военных кампаний на следующий год.
На этот раз похвастаться было нечем. Оставалось лишь преувеличивать успехи, валить вину за неудачи на других да просить денег и подкреплений, обещая в новом году окончательно усмирить горцев.
Шамиль был занят другим. Война шла на несколько фронтов, потери обнажали несовершенство военного управления, ополчение бьшо плохо организовано для ведения постоянных боевых действий против регулярных войск. Необходимо было завершить военную реформу, придав войскам Имамата четко организованную структуру. При этом учитывались как местные особенности, так и опыт управления войсками в царской армии, который теперь был хорошо знаком горцам.
Свое войско, состоявшее примерно из 15 тысяч мюридов, Шамиль реорганизовал в регулярную армию, разделив ее на тысячи, полутысячи, сотни и десятки с назначением командиров. Теперь у Шамиля были и генералитет, и старший офицерский состав, и другие командиры.
Служба в армии имама считалась делом благородным и была мечтой многих молодых горцев. Но брали не всех. Кан[119] дидаты подвергались суровым испытаниям. Десять дворов выставляли одного — самого лучшего воина с конем и полным вооружением. Дальше заботу о содержании воина и его семьи брал на себя Имамат. В отличие от царской армии горцы обходились без обозов. Это делало их части мобильными и избавляло от многих военных неудобств. Сушеное мясо, сыр, кукурузные лепешки или горсть жареной муки в карманах за пазухой составляли обычное «меню» воюющего горца. Бараны и хлеб для войска поставлялись за счет особого военного фонда «Ибн-Сабль». К тому же местное население всегда было готово поделиться с мюридами всем необходимым.
Регулярные войска состояли из кавалерии и пехоты. Было создано и ополчение со своими командирами. В экстренных случаях происходила всеобщая мобилизация.
Для упорядочения воинских учреждений Шамиль издал и специальный низам (указ), ставший воинским уставом для всех — от наибов до рядовых.
Кроме гражданского и военного устройства, низам определял, каким должно быть отношение наибов к гражданам: «Ты не склоняйся ни в сторону насилия, ни в сторону насильников. Гляди на своих людей глазами милосердия и заботы. Смотри за ними, как жалостливый к своим детям отец, управляй ими на основе справедливости и совести, не приближай к себе никого из-за дружбы и приятельства и не отдаляй никого из-за вражды. Будь для старшего сыном, для равного — братом, а для младшего — отцом. Тогда ты не найдешь в своем округе врага. Если ты будешь вести себя противно тому, что я говорю, если будешь вести себя несправедливо к народу, то вызовешь на себя прежде всего гнев Всевышнего, а затем гнев мой и народа. Твое дело тогда обернется плохо». Низам вводил также принципы гуманного отношения к пленным, населению завоеванных территорий и строго ограничивал использование природных ресурсов в военных надобностях: «Когда победите неверных, не убивайте ни стариков, ни женщин, ни детей; не жгите ниву, не рубите деревья, не режьте животных (кроме тех случаев, когда они необходимы вам для пищи), не обманывайте, когда вы находитесь во взаимном перемирии, и не нарушайте мир, когда вы заключили его».
Ордена и знамена
Заметным нововведением Шамиля стало учреждение воинских знаков отличия, знамен и наград. Большое влияние на это оказали наибы Ахвердилав и особенно Юсуф-Хаджи, [120] в тонкостях изучивший наградную систему в Турции. Первые наградные знаки появились в Чечне. В одном из донесений Граббе говорилось: «Давно уже до меня доходили слухи, что Шамиль для поощрения наибов, отличившихся в скопищах своих, раздает им знаки отличия вроде наших орденов и старается вводить некоторую правильность между своими полчищами. Высшей наградой среди мюридов считался военный знак отличия».
Были специальные знаки и для трусов. «Трусость никогда и никого не спасала», — говорил Шамиль и приказывал пришивать на спину провинившимся кусок войлока или медную бляху, пока воин не искупал вину достойным образом. К проявившим слабость наибам Шамиль был особенно суров. Одному из них он отсек в наказание ухо. Но когда узнал, что наиб проявил чудеса храбрости в тяжелом бою, то велел мастерам сделать ухо из золота и преподнес его герою на серебряном блюде.
Награды Шамиля уникальны не только в историческом смысле, но замечательны и в художественном отношении. Их создавали дагестанские ювелиры из серебра с позолотой, чернью, зернистой сканью. Полузвезды для генералов, треугольные медали для трехсотенных командиров, круглые для сотенных, особые награды, эполеты, сабли с темляками (кистями на рукоятке) за храбрость и другие знаки отличия украшались надписями на арабском языке. Надписи эти тоже были весьма разнообразны, порой они содержали и имена награжденных. «Это — герой, искусный в войне и нападающий в битве как лев» — можно было прочитать на медали храбреца. Сам Ахвердилав имел серебряный орден с надписью «Нет человека храбрее его. Нет сабли острее, чем его сабля», а также темляк за свою неустрашимость. Имам Шамиль, имевший титул Амир аль-муминин (повелитель правоверных), орденов никогда не носил.
Л. Толстой в «Хаджи-Мурате» писал: «Вообще на имаме не было ничего блестящего, золотого или серебряного, и высокая, прямая, могучая фигура его, в одежде без украшений, окруженная мюридами с золотыми и серебряными украшениями на одежде и оружии, производила то самое впечатление величия, которое он желал и умел производить в народе».
Особо почитаемы были в войсках Шамиля знамена и вымпелы различных цветов, размеров и назначений. На многих знаменах были надписи. Обычно это были призывы, изречения или отдельные суры из Корана. На белом двухконцовом знамени 1-го имама Гази-Магомеда было написано: «О Аллах! Даруй нам победу над неверными! О кроткий! [121]
О милостивый! О Вездесущий!» На зеленом трехконцовом знамени 2-го имама Гамзат-бека было начертано: «Среди ужасов битвы не слабей духом ни одной минуты. Будь тверд перед опасностями, смерть не приходит раньше часа, назначенного волей Всевышнего». На бело-красном двухконцовом знамени Хаджи-Мурада — «Помощь от Бога и победа верна». На знаменах наибов и других предводителей можно было прочитать: «Нет Бога, кроме Аллаха и Мухаммед Его Пророк», «Божья рука — выше всех рук» или «Не каждый воин достоин ездить на коне, не каждая рука достойна держать копье. Достоин похвал тот храбрый воин, который бросается в битву с пылкостью льва».
Князь Орбелиани
Целью военной кампании 1842 года стало овладение столицей Имамата — Новым Дарго в горах Ичкерии. Граббе начал собирать силы, надеясь сделать эту экспедицию решающей.
Но из Хунзаха не переставали поступать тревожные вести. Ахмед-хан, обложенный в столице Аварии Хаджи-Мурадом, требовал помощи. Со дня на день ожидали падения Хунзаха. Надеясь удержать Аварию от полного перехода в руки Шамиля, туда в феврале был направлен отряд Фезе.
Шамиль встретил генерала на подступах к Хунзаху, у аула Гергебиль. Разгорелся бой, после которого Шамиль отступил. 7 марта Фезе вошел в Хунзах. Казалось, цель экспедиции была достигнута. Но оказалось, что Шамиль обошел Фезе и захватил один из главнейших стратегических пунктов царских войск Кази-Кумух, жители которого подняли восстание и присоединились к имаму. Они же тайно открыли ворота укрепления, обеспечив его внезапный захват.
Здесь Шамиль взял множество пленных, богатые трофеи и заложников от ханского дома, которые должны были гарантировать по крайней мере лояльность местных правителей к Шамилю. Заложников отправили в Анди, но затем отпустили.
Среди трофеев были захвачены два знамени, которые пожаловал казикумухским ханам еще Паскевич за удержание края в спокойствии во время персидской войны.
В числе знатных пленников оказался подпоручик князь И. Орбелиани. Отец его тоже побывал в плену, только у персиян. Орбелиани мог бы принять свою беду как родовой знак судьбы, если бы знал, что ждет в будущем все его семейство. [122]
Пленников повели к Шамилю. Миновав многочисленных телохранителей, глядевших на офицеров с нескрываемой ненавистью, они предстали перед имамом, который поразил их добродушной улыбкой, проницательным взглядом и молодой осанкой. Весь облик его и эффектный наряд, в котором чалма праведника соседствовала с хорошим оружием, показался пленникам воплощением мужества и красоты.
Шамиль молчал и только доброжелательно улыбался, глядя на пленников. Орбелиани решился начать первым: «Шамиль! Исполняя свои обязанности, мы попали в плен... Теперь мы в твоих руках. Реши скорее участь нашу. Объяви, что ждет нас: смерть, плен или свобода?»
Шамиль отвечал, что теперь занят и что решение его пленники узнают в свое время.
Пленных увели и заключили под арест в соседнем доме. На другой день их вновь привели к Шамилю, который теперь был уже не так благодушен. Он объявил, что отпустит пленных в Тифлис, если царь вернет ему сына Джамалуддина, взятого в аманаты при Ахульго. В противном случае Шамиль обещал изрубить их и отправить в ад. Орбелиани ответил имаму с откровенной прямотой, что условия его невыполнимы и требовать можно лишь того, что могут исполнить родные или начальство пленных. Орбелиани считал, что за них могут дать несколько пленных мюридов, но сына не вернут.
Пленных отвели за аул и поставили у стены. Все было готово к расстрелу. Орбелиани и его товарищи не стали просить о пощаде. В последнее мгновение расстрел отменили. За проявленное мужество горцы прониклись к пленникам особым уважением.
Смелость Орбелиани понравилась Шамилю и сослужила пленнику хорошую службу в будущем. Шамиль обещал не казнить пленников и вернуться к этому разговору позже, а пока велел отправить их в свою резиденцию в Дарго, куда направлялся и сам.
Лошадь князя очень понравилась одному из конвоиров, и тот бесцеремонно ссадил с нее пленника. Но тут на мародера налетел разгневанный помощник Шамиля Юнус, тот самый, который отводил к Граббе имамского сына-заложника. Конвоир не хотел отдавать коня и даже вскинул винтовку, но был повергнут на землю и изрублен мюридами. Коня Орбелиани вернули, и процессия двинулась дальше.
В Дарго Шамиля встретили пением гимна «Ла-ильлаха-иль-алла» («Нет Бога кроме Аллаха»), поздравлением с большой победой, закланием жертвенных баранов и пиром. [123]
Отчасти в пире участвовали и пленники. Но затем судьба их резко переменилась. Их отвели на окраину Дарго и спустили в яму, которая и стала их темницей на несколько месяцев. Ночью верхние дверцы ямы запирались на замок. Над самой ямой было устроено караульное помещение. Однажды ураган обрушил это строение и узники остались почти без воздуха. Они бы задохнулись, не успей местные жители их спасти.
Над ямой построили новую, более прочную караульную. Но пленников по-прежнему поднимали из ямы только чтобы написать очередное письмо начальству с прежними условиями Шамиля или представить знатным наибам. Эти знакомства, описанные впоследствии Орбелиани, стали едва ли не единственными документами, содержащими портреты главных на то время наибов.
«Таким образом, — вспоминал Орбелиани, — познакомился я с некоторыми из сподвижников Шамиля.
Ахверды-Магомед (Магомед Ахвердилав), мужчина среднего роста, около сорока лет, в чертах которого отображаются доброта и хладнокровие. Плотное телосложение показывает силу и здоровье, он одевается лучше прочих чеченских начальников. В горах славятся мужественная его храбрость, неутомимая деятельность и удачные набеги.
Шуемб (Шугаиб) небольшого роста, лицо смуглое с небольшими рябинками, ловкий во всех приемах и в особенности верхом. Он известен как человек с хитрым и бойким умом, как отличный рубака, лихой наездник и искусный предводитель в бою.
Улу-Бей (Уллубий) молодой человек, не более двадцати пяти, много тридцати лет, хорош лицом и сложением. Смелые набеги и отличная храбрость поставили его на ряду с предыдущими...
Как Улу-Бей, так и Шуемб имели на груди, выше патронников, серебряные пятиугольные звезды».
Двое последних наибов обещали, что после Орбелиани Шамиль доберется и до Клюгенау с Граббе, а затем возьмет Тифлис и самого царя. И посадит в ту же яму еще много знатных персон, чтобы Орбелиани не скучал.
Ахвердилав говорил с пленными отдельно. Он объяснил им, как дорог Шамилю его старший сын, а потому он и держит пленных впроголодь в столь стесненных условиях, чтобы они писали письма поубедительнее. Он считал, что они, как люди военные, не должны терять твердости духа и терпения. А большей частью советовал не унывать и уповать на Бога, который спасет их, если ему это будет угодно. [124]
В виде лучшего примера он приводил все того же Шамиля и самого себя, которые перенесли столько бедствий и множество раз бывали в когтях у смерти, но остались живы и здоровы.
Пленные благодарили наиба за душевное участие и просили лишь добавить им еды, что Ахвердилав и обещал исполнить. На прощанье он дал пленникам два рубля серебром, что было в их положении целым состоянием.
Наконец пленники решили бежать. Для этого они несколько недель рыли палками проход в боковой стене. Дождливой ночью они выбрались из ямы и разошлись в нескольких направлениях. Орбелиани с рядовым Загорским и еще одним казаком решили идти окружными дорогами в Чиркей. Другие выбрали более короткие пути к укреплениям Герзель-аул и Внезапной.
Орбелиани с товарищами сбились с пути. Едва живые от голода они блуждали несколько дней. Когда их настигли, они пытались отбиваться дубинами. Орбелиани удалось уйти, тогда как друзья его были схвачены. Он шел еще несколько дней, пока не лишился чувств. Очнувшись, он нашел себя среди пастухов. Орбелиани предложил им 100 рублей серебром, если они доставят его в Чиркей. Но его доставили обратно в Дарго, в ту же самую яму, из которой он бежал, но значительно более укрепленную. Там его уже ждали другие беглецы. Уйти удалось лишь тем, кто направился к Герзель-аулу. Пленных сковали большой мельничной цепью, которая не позволяла им даже встать.
Убедившись, что сына на этот раз не вызволить, Шамиль пошел на переговоры об обмене. Переговоры шли трудно, несколько раз откладывались, но в конце концов пленных решено было обменять на двух мулл, содержавшихся в Тифлисе, тринадцать пленных мюридов и девять женщин, мужья которых погибли при Ахульго.
На решение Шамиля весьма повлиял почитаемый им тесть шейх Джамалуддин Казикумухский, который задолго до окончания переговоров взял над пленными особое попечительство, считая это делом богоугодным. Накануне обмена шейх привел пленных в свой дом, накормил и велел перевязать их раны. На прощанье шейх сказал Орбелиани: «Теперь мы с тобой кунаки. Приезжай к нам, когда захочешь, и ты всегда будешь в совершенной безопасности и принят как свой».
28 ноября, после 9-месячного плена, Илико Орбелиани был передан его сослуживцам. [125]
Расплата за Ахульго
Отбивать столицу Казикумухского ханства спешно прибыл генерал князь М. Аргутинский-Долгоруков во главе Самурского отряда, располагавшегося на южной границе Дагестана. Происходивший из грузинских князей и замеченный еще Ермоловым, Аргутинский-Долгоруков хорошо знал Кавказ, тактику горцев и тонкости горной войны. Храбрый, напористый и хитроумный, он участвовал во многих экспедициях и часто брал верх, за что горцы прозвали его «Самурским вепрем». Генерал вытеснил мюридов из Кумуха, но сам оказался окруженным отрядами Хаджи-Мурада и Ахвердилава.
Несколько дней шли позиционные бои, пока не выяснилось, что Шамиль с основными силами вернулся в Чечню. Его разведка сообщила о движении к Дарго большой колонны неприятеля. Замысел Граббе, состоявший в том, чтобы отвлечь основные силы Шамиля в Дагестан, а самому форсированным маршем захватить Дарго, увенчался полным... провалом. Его 10-тысячный отряд с огромным обозом растянулся на несколько верст. Камнепады в тесных ущельях и непроходимые завалы в лесах, непрерывные нападения горцев и необходимость защищать сам обоз привели к тому, что за три дня тяжелых боев Граббе удалось продвинуться лишь на 20 верст, обоз был полон ранеными, а контроль над отрядом окончательно потерян. Мюриды и ополченцы, которыми руководил наиб Шугаиб Центороевский, яростно атаковали со всех направлений, угоняли лошадей, захватывали пленных и возводили все новые и новые завалы.
Не дойдя до Дарго около 12 верст, Граббе, под угрозой полного разгрома, был вынужден повернуть назад. На обратном пути его уже ждали Шамиль и тяжелая расплата за Ахульго. Повторились все ужасы лесного боя, в котором горцы теперь имели явное превосходство.
4 июня остатки отряда вернулись обратно в Герзель-аул, потеряв убитыми, ранеными и пропавшими без вести около 1800 человек, в том числе 66 офицеров, оставив одно орудие и весь огромный обоз.
Не желая признавать своего поражения, Граббе организовал новую экспедицию, теперь уже в Дагестан. Результаты ее были менее масштабными, но такими же плачевными. [126]
Военный министр производит расследование
Шамиль возвысился чрезвычайно. Слава о его победах облетела весь Кавказ, будоража пока еще «мирных» горцев.
Обескураженный Граббе вернулся в Темир-Хан-Шуру, заперся в крепости и ожидал нового удара — теперь уже из Петербурга. И он не заставил себя ждать.
Терпению императора пришел конец. Лучшие войска и реки денег бесследно исчезали в ущельях Кавказа. Общество глухо роптало, а на политической репутации мировой державы зияли прорехи от горских кинжалов. Английские интересы и агентура норовили вновь взбунтовать черкесов. Турки мечтали вернуть утраченное влияние, и даже египетский паша строил возмутительные кавказские планы, засылая к Шамилю своих людей с сочувственными письмами.
Расследовать кавказские неурядицы было поручено военному министру светлейшему князю генерал-адъютанту А. Чернышеву.
Ветеран Наполеоновских войн хорошо знал тактику партизанских войн, так как сам прославился блестящими успехами в тылу французских войск и даже занял в 1813 году город Кассель.
Николай I так его ценил, что в день своей коронации возвел в графское достоинство, а вскоре назначил и военным министром.
Учинив тщательнейшее расследование, Чернышев нашел, что принятая система экспедиций никуда не годится и только подрывает основы прежних завоеваний. Предложить же новую, более эффективную систему командование на Кавказе было не в состоянии. Командиры не успевали за меняющейся обстановкой, восстание в горах набирало невиданную силу и «закидать горцев шапками», когда не помогали шашки, было уже невозможно. Справедливо рассудив, что «лучше синица в руках, чем журавль в небе», Чернышев решил повременить с военными действиями, пока в Генеральном штабе не выработают новую стратегию. Войскам предписывалось занять оборону и удерживать все, что еще можно было удержать. Олицетворявшие старую систему командиры были смещены. Главнокомандующего на Кавказе генерала от инфантерии Е. Головина заменил генерал от инфантерии А. Нейдгардт. Та же участь постигла и П. Граббе, вместо которого командовать войсками Кавказской линии был назначен генерал-лейтенант В. Гурко.
После возвращения Чернышева был создан особый «Кав[127] казский комитет», который, кроме военного планирования, принялся за проекты переустройства системы управления на Кавказе. Чернышев полагал, что старая система, введенная еще Ермоловым, пала жертвой мздоимства и злоупотреблений чиновников, превративших Кавказ в изощренный механизм наживы. И что этим административным мошенникам и дела не было до государственных интересов, не говоря уже об интересах горских народов. Именно в разрушении традиционного уклада жизни и неэффективности новых способов управления Чернышев увидел причину бесконечных волнений по всему Кавказу, когда восставала даже бывшая аристократия. Разрушение прежней системы управления, правовой хаос, нарушение традиционных экономических связей, неуважение к традициям и обычаям народов Кавказа, как считал Чернышев, объединили горцев и расчистили путь мюридизму — единственной силе, предлагавшей закон, порядок, свободу и справедливость. Систему правления Шамиля Чернышев объявил республиканской, за которой всем стал мерещиться новый Наполеон.
Комитет предлагал не полагаться только на силу оружия, но начать серьезное изучение истории и культуры народов Кавказа, этнографии и языков, традиций и обычаев, правовых систем.
Было положено начало многочисленным исследованиям и публикациям материалов по истории Кавказа и его народов. Акты Кавказской археографической комиссии, Археолого-этнографические сборники, Сборники материалов для описания местностей и племен Кавказа, переводы Корана и религиозных трактатов, эпоса и фольклора, своды законов и множество других материалов начали систематизироваться в архивах, издаваться в Тифлисе и Петербурге в специальных журналах и обычных газетах. Эти издания стали уникальными источниками сведений о горцах Кавказа.
В Петербурге понимали, что дали Шамилю передышку, но никто не мог предположить, что пока в Генеральном штабе изобретут новую систему покорения горцев, на Кавказе сменится целая историческая эпоха.
«Соединенные Штаты Кавказа»
К началу 1843 года имам Шамиль сделался повелителем гор. Власть его распространялась на огромную территорию, равную почти ТОО километров в окружности и населенную полумиллионом людей. [128]
Были еще неподвластные имаму общества, кое-где ощетинились царские гарнизоны, но их покорение или уничтожение было уже вопросом второстепенным. Шамиль думал теперь о будущем всего Кавказа.
Военные успехи требовали политического оформления. На фундаменте, заложенном первыми имамами и десятилетним правлением самого Шамиля, предстояло возвести государство свободных людей.
О таком государстве во все века мечтали светлые умы человечества, таковым представлялись древнегреческие полисы, хотя рабство было их основой, к этому призывали ранние христиане, о такой идеальной общине в своем «Городе солнца» грезил, сидя в темнице, Кампанелла, то же обещал в будущем К. Маркс. Однако действительного живого примера справедливого государственного устройства, основанного на абсолютном равенстве и свободе, человеческая цивилизация еще не знала.
Не знал этого и Шамиль, и это было его преимуществом. Зато он ясно сознавал, что история предоставила горцам великий шанс изменить свою трагическую судьбу.
Создание единого и независимого государства горцев было заветной мечтой Шамиля. Но это оказалось весьма непростым делом. В «Соединенные штаты Кавказа» вошли часть Дагестана, почти вся Чечня, отдельные области Северо-Западного Кавказа. И повсюду были самые разные правовые нормы, традиционные предпочтения, интересы и жизненные уклады, которые во многом определялись географическими и природными различиями. Сверх того фантастическое разнообразие племен и народов, каждый из которых говорил на своем особенном языке и имел к соседям свои претензии по поводу земель, пастбищ и водных ресурсов, бесконечно усложняло и без того трудную задачу их объединения в единое государство с равными правами для всех.
Но только так можно было отстоять свободу, защитить родину от непрерывных покушений великих держав, сделать жизнь горцев светлой и благополучной. Не так уж много хотели горцы. И уже достаточно жертв принесли на алтарь своей великой мечты.
Размышляя о принципах государственного строительства, Шамиль обратился к своей библиотеке, которую некогда укрыл в тайнике на Ахульго и которую теперь доставили ему в Дарго.
Опираясь на почтенную науку и сообразуясь с реалиями жизни, Шамиль положил в основу государственного устрой[129] ства естественные потребности населения, общие для всех цели и природный характер горцев
Равенство и свобода были внутренней потребностью горцев Однако многие воспринимали их как нечто чудесное и несбыточное В реальной жизни им зачастую отводилась роль дорогой черкески, надеваемой лишь по особым торжественным случаям Таким людям и даже целым обществам Шамиль и его мюриды убедительно объясняли, что «чудесные» понятия могут иметь вид вполне реальных кинжалов и винтовок И очень скоро свобода и равенство сделались для всех такой же естественной необходимостью, как хлеб и вода
Правление Шамиля с определяющей ролью религии в жизни Имамата все более обретало черты теократии И в чем-то напоминало правление Папы Римского — главы римско-католической церкви и государства Ватикан Но в глазах горцев это бьшо подобием того, как Пророк Мухам[130] мед, основатель ислама, воздвиг и возглавил первое мусульманское государство в Аравии. Многие даже пророчили Имамату силу и гигантские завоевания Арабского халифата. Шамиль этих планов не разделял. Он лишь надеялся в будущем, если представится возможным, расширить границы Имамата до естественно возможных пределов — от Каспийского моря до Черного, по Кавказскому хребту, где издревле жили горцы.
Государственное строительство
Наведя в горах относительный порядок, Шамиль принялся за укрепление государственных органов управления и введение единой правовой системы.
В полную силу заработал обновленный Государственный совет (Диван-хана), состоявший из известных ученых, военачальников и других выдающихся личностей. Возглавлял Госсовет сам имам Шамиль. Здесь решались дела государственной важности, обсуждались необходимые реформы, территориальные вопросы, выносились судебные решения по самым сложным делам. Деятельность Госсовета и права его членов регулировались особым уложением. Для решения вопросов общегосударственного масштаба созывались специальные съезды наибов, ученых и других влиятельных людей.
Управление имаматом
В целях эффективного управления государством Шамиль разделил его на наибства — территории, границы которых соответствовали расселению народов и обществ, а не произволу прежних владетелей. Для решения этого вопроса было созвано специальное совещание в селе Анди. Учитывая сложность этого мероприятия, Шамиль приглашал наибов, ученых и законоведов «посоветоваться относительно того, что для нас лучше всего в этой жизни и в будущей».
Всего было учреждено более 50 наибств, которые, в свою очередь, делились на участки. Наибами (губернаторами) были люди, известные умом и отвагой, проявившие административные способности и заслужившие уважение народа.
Наибов назначал сам Шамиль исходя из соображений государственной пользы и учитывая пожелания населения. Зачастую жители отдельных районов сами просили Шамиля [131] назначить к ним наиба по своему усмотрению. «...Мы поставили над вами нашего брата, алима и адиба Гебека, — сообщал Шамиль жителям Салатавии. — Так слушайте же его и повинуйтесь ему. Кто повинуется ему, тот повинуется мне, а кто не подчиняется ему, тот не подчиняется мне. И мир».
Среди самых известных наибов тогда и позже были Магомед Ахвердилав, Кебед-Магома, Шугаиб, Байсунгур, Дуба, Талгик, Инкав-Хаджи (Глухой Хаджи), Бук-Магомед, Геха, Ташов-Гаджи, Инквачилав, Айдемир, Нур-Магомед, Эски, Уллубий, Муртазали, Абакар-Хаджи, Газияв, Идиль, Батуко, Магомед-Амин, Магомед-Кади, Абдурахман-Дибир, Галбац, Хаджи-Мурад, Даниял-бек, Гази-Магомед (сын Шамиля), Гамзат, Сааду, Хаджияв.
Наделенные большими правами, наибы не могли только вводить новые законы и начинать большие военные кампании, это было делом имама и Государственного совета.
Наибы заведовали военными и гражданскими делами, творили суд и расправу. Шамиль доверял своим наибам, в которых видел искренних своих сподвижников и преданных сыновей народа. Тем же, кто приходил к Шамилю жаловаться на действия наибов, он отвечал: «Твой наиб потому сделан наибом, что он умный, честный и ученый человек; к тому же он разбирал твое дело и знает его лучше меня. Стало быть, оно решено по справедливости. Ступай себе с Богом». Наибу Баширу, ставшему жертвой клеветы, Шамиль писал: «О благородный брат, никогда не думай, что я помышляю относительно тебя, поверив словам доносчиков, клевещущих на тебя. Я испытал на себе деяния людей с давних пор и понял, что многие из них поступают как собаки, волки, лисы и дьявол-искуситель. Приободрись. Распоряжайся в своем вилайате, руководствуясь высокочтимым шариатом. Запрещай им неприличные дурные поступки и распутство. Избавь себя и семью свою от того, что ненавистно твоему Господу — и люди будут довольны тобой».
Не уставал имам наставлять своих помощников и стихами из Корана: «И помогайте одни другим в благочестии и богобоязненности, но не помогайте в грехе и вражде...» (5:2), «Будьте справедливыми — это ближе всего к богобоязненности» (5:11).
Поначалу наибы выносили и смертные приговоры, но так как имущество казненного поступало в распоряжение наиба и это могло привести к корыстной подоплеке приговора, Шамиль принял утверждение таких приговоров на себя.
Наибы также заботились о безопасности территории и благосостоянии населения, набирали войска, которыми са[132] ми же и командовали, заготавливали продовольствие, собирали налоги, строили дороги и крепости, содержали школы и нуждающихся горцев. Они же выдавали специальные пропуска для проезда из одного наибства в другое.
Судебные уголовные дела были поручены муфтиям — высшим духовным лицам наибств и их помощникам кадиям — ученым, знавшим шариат и свой народ. Назначая кадия в село Корода, Шамиль напутствовал его так: «...Направляй их на благо двух миров, распространяя среди них свет сути шариата — всенепременно»
Приговоры утверждал наиб, а исполняли их мюриды. Но бывали случаи, когда за дело брался сам Шамиль.
Однажды представители общества, попавшего под власть царского командования и не имевшего сил к сопротивлению, попросили мать Шамиля убедить его, чтобы тот или защитил их, или разрешил им сделаться «мирными». Разгневанный имам объявил, что по шариату предательство карается па меньшей мере сотней палочных ударов и что исключений не будет ни для кого. Потрясенное население с ужасом ожидало исполнения приговора над старой женщиной. Экзекутор не посмел сильно бить старую женщину, но и после пяти его ударов та лишилась чувств. Тогда Шамиль взял остальные удары на себя и объявил экзекуторам, что отрубит им руки, если они будут бить его не в полную силу. Виновники столь впечатляющего события уже прощались с собственной жизнью, но Шамиль отпустил их, велев передать всем то, что они увидели и услышали.
После этого случая никто уже и не помышлял о решении своих проблем подобными способами.
Наказания были самые разные. Некоторые из них совмещали в себе назидание и развлечение для горцев. За курение табака в носу виновного проделывали дырку и продевали в нее веревку, на которую нанизывали трубку или табачные листья, пьяниц окунали в чан с вином, пока они не начинали захлебываться, при этом остальные осыпали грешников грязью и коровьим пометом. Были и более позорные наказания, об одном из которых свидетельствует письмо Шамиля: «...Провези ее по всему селению, посадив верхом на осла и вымазав ей лицо сажей, прикажи бить ее без пощады ногами, а затем прогони из села как подлую собаку — без всякого снисхождения».
При наибах состояли дибиры, управлявшие отдельными участками наибства. Им подчинялись выборные старшины сел, руководившие, в свою очередь, делами джамаатов (сельских общин). [133]
В ведении дибиров находились и татели, следившие за общественной нравственностью, точным исполнением предписаний религии и недопущением действий, вредных для безопасности государства.
Стать наибом мог любой горец, независимо от происхождения, национальности или имущественного состояния. Все зависело от его человеческих качеств и преданности общему делу. Такая демократичность поддерживала в народе уважение к власти и ее учреждениям.
Над несколькими наибствами назначался мудир (генерал-губернатор), представлявший имама и верховную власть.
Такая структура, в которой каждый знал свои права и обязанности, обеспечивала точное выполнение законов и распоряжений властей, регулировала общественную жизнь и соответствовала военным потребностям государства.
Устраивая порядок в обществе, Шамиль позаботился и о введении внешних отличий между разными званиями и должностями.
Отличие это заключалось в цвете чалмы. Кадиям, муллам и другим ученым людям — алимам был присвоен зеленый цвет. Хаджиям — мекканским пилигримам, особо уважаемым в народе, — гранатовый, наибам — желтый и т. д. Сам Шамиль носил белую чалму, как и все простые мюриды. Впрочем, эти головные уборы не были чалмой в ее натуральном виде. Для горцев, занятых войной, это было бы слишком хлопотно и не всегда по средствам. Роль чалмы в горах исполнял кусок кисеи или другой материи, обернутой вокруг обычной папахи.
Для упорядочения деятельности наибов и других должностных лиц Шамиль издал специальный низам.
^ ПОЛОЖЕНИЕ О НАИБАХ
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   36

Похожие:

Шамиль Сайт «Военная литература» iconЛекция: литература и театр
История литературы (античная литература, литература средних веков и эпохи Возрождения, литература Нового времени, литература ХХ –...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconСтратегия в ряду военных дисциплин
Обязательность знакомства со стратегией для всего комсостава. — Приступ к изучению стратегии должен относиться к началу серьезных...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconШамиль АбряровСкажите, пожалуйста, относите ли вы себя к исполнителям авторской песни?

Шамиль Сайт «Военная литература» icon2. Среднестатистический пользователь посещает сайт 14 раз в месяц...
Третий по посещаемости сайт в мире и самый популярный сервис видеохостинга. Архив контента + интернет-тв + социальная сеть
Шамиль Сайт «Военная литература» iconИздательство норма москва, 2003
История России   (скачать) - Шамиль Магомедович Мунчаев - Виктор Михайлович Устинов
Шамиль Сайт «Военная литература» icon«Проблема с входом на сайт: Другое»
Дата регистрации заявки: 17. 02. 2013 12: 39. Тема: «Проблема с входом на сайт: Другое»
Шамиль Сайт «Военная литература» iconВоенная реформа РФ. Ранее вышла в свет книга Военная реформа: оценка...
Атериалов излагают свои взгляды на первые шаги реформы Вооруженных Сил РФ. Рассматривается проводимая реорганизация отдельных видов...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЛитература на старых языках
Индийская литература считается одной из древнейших. В индии 22 официальных языка, и огромное количество литературы написано на этих...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЭкзаменационные вопросы История античной литературы, литература Средневековья,...
История античной литературы, литература Средневековья, литература эпохи Возрождения, литература xvii–xviii веков
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЭкзаменационные вопросы История античной литературы, литература Средневековья,...
История античной литературы, литература Средневековья, литература эпохи Возрождения, литература xvii–xviii веков
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница