Шамиль Сайт «Военная литература»


НазваниеШамиль Сайт «Военная литература»
страница12/36
Дата публикации26.03.2013
Размер4.81 Mb.
ТипЛитература
userdocs.ru > История > Литература
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   36
Глава первая. Должно быть исполняемо приказание имама, все равно, будет ли оно выражено словесно, или письменно, или другими какими-либо знаками, будет ли оно согласно с мыслями получившего приказание, или не согласно, или даже в том случае, если бы исполнитель считал себя умнее, воздержаннее и религиознее имама.
Глава вторая. Должно быть приводимо в исполнение приказание его векиля (представителя) по всем необходимым делам, как, например, выход на войну или на работу, [134] подобно тому, как исполняется приказание самого имама — без лицемерия.
Не исполнивший сего наиб низводится на должность начальника сотни.
Глава третья. Когда в чьем-либо наибстве произойдет несчастье, прочие наибы должны спешить на помощь, как только узнают о том, без замедления, и оказать должную помощь, забыв все враждебные отношения друг к другу.
Не исполнивший сего наиб низводится на должность начальника сотни.
Глава четвертая. Не должно быть оставляемо без взыскания, когда кто будет порицать имама, или этот низам, или службу наибов.
Виновный в таком порицании наказывается выговором при народе.
Глава пятая. Не должно наговаривать (одному наибу на другого) перед имамом, хотя бы они знали друг о друге в действительности предосудительные поступки.
Глава шестая. Не должны быть беспечными относительно охранения страны своей и границы днем и ночью, невзирая на то, находится ли границы в опасности от вторжений неприятеля.
Глава седьмая. Не должны одобрительно относиться к мнению народа, клонящемуся к нарушению порядка в делах необходимых, как-то — в постройке оборонительных стен, в защите границ, пресечении неприятелю путей и прочего.
Виновный в этом наиб низводится на должность начальника сотни.
Глава восьмая. Должны удерживать себя и сослуживцев своих от взяточничества, потому что взяточничество есть причина разрушения государства и порядка.
Взятка отбирается, поступок оглашается и виновный арестовывается на 10 дней и 10 ночей. [135]
Глава девятая. Если войска отправятся в какую-нибудь страну с имамом, или с тем, кому он поручит предводительство над ними, то они должны идти в порядке, куда поведет их старший, — каждая часть под значком наиба своего, отнюдь не смешиваясь с другими частями.
Нарушитель порядка сего наказывается публичным выговором.
Глава десятая. Если случится, что обстоятельства сражения заставят сделать нападение или обратиться в бегство, то этого не следует делать врассыпную, в беспорядке, и не должны оставлять сзади себя имама, или его поверенного, на произвол судьбы, напротив, должны окружать его и не делать без него ни одного шагу вперед.
Виновный наиб смещается и низводится в рядовые.
Глава одиннадцатая. Когда остановятся в городе, селении или в провинции, то не должны грабить или другим изменническим образом завладевать какою бы то ни было вещью без позволения имама или его векиля.
Виновный наиб низводится на должность начальника сотни.
Глава двенадцатая. Каждый отряд охраняет порученное ему место, и если место открытое, то защита делается посредством возведения стен и прочего. Наибы не должны уходить из мест, которые охраняют, без разрешения имама или его векиля.
Виновный наиб низводится в рядовые.
Глава тринадцатая. Не должны никогда открывать секреты имама и других (наибов) ни семейству своему, ни братьям, ни мюридам своим, потому что распространение секретов есть одно из главных орудий вреда и нарушения порядка страны, поэтому всеми средствами должно стараться сохранять тайну.
Некто сказал: «Когда будут открыты тайны, то дело дойдет до погибели».
Виновный наказывается 15-дневным арестом.
Глава четырнадцатая. Наибы должны оставить решение дел по шариату муфтиям и кадиям и не входить в разбира[136] тельство тяжб, хотя бы были и алимами. Им предоставляется вести дела только военные.
Этим низамом запрещается вручать одному лицу две должности, для того чтобы устранить всякое сомнение народа относительно наиба и пресечь всякие дурные и подозрительные помышления о нем.
Виновный наказывается выговором при народе.
Предписание имама всем наибам.
Те из вас, которые одобрят этот низам и согласятся поступать по нему, пусть подпишут свои имена и приложат печати свои на этом журнале. Это будет доказательством согласия и пусть каждый из вас снимет копию с этого низама, чтобы хранить и справляться с ней. Если же между вами найдется — такой, который не в состоянии будет перенести его трудностей и привести его в исполнение, тот пусть оставит свою должность и сойдет в число простонародья. Это даст нам возможность осмотреться и обратиться к тому, кто способен занять высокий пост наиба, который могут занимать только люди истинно храбрые и мужественные.
О делах, подлежащих владению муфтиев и кадиев.
В заключение к этим главам нужно прибавить, чтобы каждый законовед, ученый, муфтий и кадий был готов, по первому же движению войска, выступить в поход против неверных. Если не будут сражаться руками, то пусть сражаются языками: наставляют, предостерегают, побуждают к тому, что Бог обещал сражающимся.
Вместе с тем, зная сколь несовершенна человеческая натура и как трудно обладающим властью удержаться от греховных соблазнов, Шамиль учредил тайную полицию — подразделение мухтасибов, обязанностью которых был негласный надзор за деятельностью наибов, других государственных лиц и положением общества в целом. Периодически Шамиль устраивал инспекционные проверки, заранее извещая об этом наибов.
«...Мы договорились, — писал Шамиль, — что будем направлять к вам время от времени надежных посланцев для наблюдения за вами, вашим положением и действиями, а также для проверки ваших усилий в [137] ваших вилайатах. С этой целью мы направили к вам сейчас верного брата нашего, благочестивого Талхата. Слушайте его, повинуйтесь, принимайте его поучения и наставления. Пусть же не обольщает вас ближайшая жизнь, ибо она быстротечна и преходяща. Постарайтесь же извлечь пользу из его присутствия, насколько это возможно. И мир».
Если мухтасибы подтверждали преступность чьих-либо деяний, то за судебным приговором незамедлительно следовали смертная казнь, ссылка, заключение в яму или смещение с должности и крупный штраф.
В особых случаях мухтасибы или специально назначенные мюриды передавали «шамилевское рукопожатие». Отыскав нужного человека, двое одновременно протягивали ему руку, а так как пожать лишь одну из них считалось бы оскорблением для обладателя другой, то преступник вынужден был с извинениями пожимать протянутые руки обеими своими. Тогда мюриды выворачивали его руки назад, повергали преступника на землю и тут же приводили смертный приговор в исполнение. То, что такие приговоры выносились заочно, никого не смущало, так как праведность имама была всем хорошо известна. А наибы лишь утверждались во мнении, что противное Аллаху противно и Шамилю, и воздерживались от искушения испытывать способности мухтасибов.
Лишь для людей, известных своими прошлыми и неоспоримыми заслугами, смертная казнь могла быть заменена ссылкой в «шамилевскую Сибирь». Обычно осужденных отправляли в Читль — аул, рсположенный на высокой горе, где была самая длинная зима в Дагестане и почти не проглядывало солнце. Там же размещалось и несколько семейств, освобожденных от воинской службы и обязанных охранять ссыльных.
Когда же Шамиль видел, что мухтасибы излишне усердствуют, то считал необходимым сдержать их рвение:
«Во имя Аллаха милостивого, милосердного.
От имама Шамиля его возлюбленным братьям мухтасибам Каралала — мир вам, милость и благословение Аллаха. Аминь!
А затем. Признав, что этот алим Мухамматилав приносит пользу людям, уединившись в своем доме и взяв на себя обучение ищущих знаний, мы повелели ему делать это. Освободите его от исполняемых среди вас обязанностей вместе с его отцом, дряхлым и немощным, ради успокоения и утешения его. Не стройте же по этому поводу домыслы, ведь Аллах любит делающих добро. И мир».
Смещая одного из своих мухтасибов, Шамиль написал [138] ему: «...Когда дошло до нас, что у тебя появились признаки враждебности, влечение к радостям души и что ты поддался уловкам дьявола, то мы сместили тебя с должности мухтасиба и поставили на твое место нашего брата Шамхала, а ты сиди дома. И мир».
Кодекс Шамиля
Исходя из потребностей государства появлялись все новые и новые законы, которые затем были собраны в единый Низам Шамиля. Всем понятный и всеми признаваемый, он стал конституцией Имамата и вошел в историю под названием «Кодекса Шамиля». Этот кодекс, не имевший аналогов в мировой истории, так поразил К. Маркса, что он называл Шамиля «отчаянным демократом».
Низам был основан на шариате, некоторые неясные положения которого Шамиль развил и уточнил применительно к потребностям государства и его граждан. Все остальные законы и адаты, противоречившие Низаму, были упразднены. Разночтения в исполнении самого шариата Шамиль также привел в единообразие. Блуждания между различными толкованиями некоторых установлений шариата, которые Шамиль называл «несколькими дорогами», могли сбить с истинного пути не очень образованного или корыстного муллу. Чтобы пресечь возможность злоупотреблений, Шамиль сам определил «верный путь» и велел следовать ему всем остальным. При этом имам утверждал, что в самом шариате он ничего не изменил, ибо невозможно изменить то, что установлено Богом.
Если прежде богатый, убив бедняка, ссылался на возможность «платы за кровь», а бедный, убив дворянина, неминуемо подвергался смертной казни по принципу «око за око», то теперь закон становился единым для всех. А дело наказания виновных брало на себя государство, не предоставляя его в распоряжение чудовища кровной мести.
Запрещение кровной мести
Сама кровная месть (канлы), в том виде, в котором она гнездилась в горах тысячи лет, также была строжайше запрещена. Священное право на месть у ближайшего родственника убитого не отнималось, но, учитывая привычку горцев получать за одно свое око несколько чужих, рекомендовалось [139] отдавать предпочтение «плате за кровь», что способствовало прекращению дальнейшей вражды. Мщению уже не могли подвергаться ни родственники преступника, ни его имущество. «Дом убийцы не виноват в его преступлении», — полагал Шамиль, вынужденный заботиться не только о справедливости наказаний, но и о сохранении и увеличении населения страны. К тому же кровники, по обычаю, изгонялись из родных аулов, а следом, бросив остальные дела, отправлялись устанавливать справедливость оскорбленные родственники. Существовали целые аулы, населенные беглыми кровниками, а многие попросту убегали в русские крепости, где объявляли себя «мирными», находили приют и даже поступали на службу. Теперь же, когда централизованная имамская власть имела свои руки в каждом ауле, скрыться было не так просто. В тех аулах, которым раньше и дела не было до беглых преступников, их теперь ждали мюриды, своевременно получавшие приметы преступников. Для такого рода экстренных сообщений и передачи указов имама была организована «летучая почта» — целая система передачи сообщений, включавшая бегунов, всадников, специальные сигналы, костры на сторожевых башнях и скалах и даже почтовых голубей, которыми обменивались аулы и которых выпускали в нужный момент в определенном направлении.
Поводом для кровомщения в горах не обязательно становилось убийство: любая обида, задетая честь, неосторожное слово способны были исторгнуть из ножен карающий кинжал. Горская вендетта могла продолжаться веками, принимая самые устрашающие формы и унося тысячи жизней к праотцам, при жизни которых кто-то совершил трагическую ошибку, а может быть, даже и не совершал ее. Известная в горах легенда повествует о том, как умиравший с голоду горец украл курицу, за которую позже поплатился целым бараном. Украденный баран обернулся потерянным быком, а тот — конем, которого бывший владелец быка обратил в свою собственность. Но конь в горах — это почти человек. Укравший коня поплатился за это своей жизнью. Прежний владелец, обретший потерянное имущество, скрылся на любимом скакуне, оставив семью на произвол судьбы. Судьба же, в лице родственников убитого, обошлась с ними самым жестоким образом. В ответ явились родственники убитых и с лихвой отомстили экс-мстителям. Этот кошмар ширился в ужасающей прогрессии, пока не опустошил несколько аулов, по которым теперь бегали одичавшие куры.
Нововведение Шамиля все приняли с облегчением. Оно спасло в горах множество невинных жизней. [140]
Похитители невест
Не всем новые законы нравились, особенно тем, кто единственным законом считал свою силу, а свободу путал со своеволием. Но большинство новые законы поддерживало, а остальные были вынуждены их исполнять, ибо неисполнение вело к неизбежному наказанию. Кара в равной степени настигала любого — от простого горца до наиба.
Примером тому стала история одного высокогорного аула, издавна считавшегося гнездом разбоя и самого грубого варварства. Оставаясь много веков вне всякой зависимости от какой-либо власти, эти разбойники прославились самыми дерзкими набегами на живших ниже соседей и караванные пути в ближайших окрестностях. Присущий им пиратский нрав и дикие причуды они объясняли своим необыкновенным происхождением. Необычайность же его заключалась в их глубокой уверенности, что храбрые, сильные и умные дети родятся исключительно вне брака. Незаконнорожденность считалась у них чем-то вроде дворянского титула. Добывали же они его самым грубым образом — умыкая девушек из других аулов и делая их своими наложницами. Законные жены поощряли увеличение семей таким способом, хотя и сами всегда рисковали сделаться матерью нового героя.
Этим-то дикарям, в назидание остальным, и решил Шамиль вернуть человеческий облик посредством приучения их к земледелию и склонения к принятию шариата.
Посланный Шамилем наиб с сильным отрядом предъявил им такие аргументы, что они и думать забыли о набегах, сделавшись примерными земледельцами. Когда укрощенные жители потянулись в соседние села не с прежними намерениями, а для смиренного изучения шариата, вся округа вздохнула с большим облегчением. Но когда воины имама оставили аул для более важных дел, все вернулось в обычное свое состояние. Наконец жалобы соседей заставили имама самого явиться к отступникам. «Забирай свой шариат, — ответили они Шамилю. — Мы его уже и в мешок уложили!»
Шамиль попытался уговорить их, чтобы решить дело миром, но получил ответ в самых обидных выражениях. Тогда он сделал с ними то, чего не делал ни с каким другим аулом. Разгромив сборище разбойников в жестокой схватке, причем собственноручно уложив около дюжины, он совершенно разорил их гнездо, разрушил дома-башни и сжег все, что могло гореть. Убедившись в своем полном разгроме, оставшиеся сложили оружие и сказали: «Если так, давай обратно свой шариат».
Но Шамиль на этом не остановился. Для смягчения вар[141] варских нравов он разделил побежденных на несколько частей и поселил их в тех аулах, которые больше всего от них пострадали, С тех пор в округе воцарились мир, покой и благочестие.
Однако умыкание горянок вовсе не было изобретением этих разбойников. Возможно, начало этой традиции положил еще аргонавт Ясон, укравший дочь царя Колхиды Медею. Теперь же умыкание происходило повсюду, причем в самых благородных целях. Литература описывает подобные сцены в романтических красках, хотя причины, приводившие к похищениям, зачастую имели весьма прозаические корни. Если отвлечься от сопутствующих таким подвигам опасностей в виде жаждущих отомстить родственников, позора и прочих неприятностей, то суть дела сводилась к тому, что молодые люди любили друг друга, но жениться не могли, хотя родители и не были против. Печальный парадокс заключался в необходимости выплачивать огромный брачный дар (калым) в 200 или 300 рублей серебром, которые были по тем временам целым состоянием и собрать которые порой не в силах были даже обе семьи вместе взятые. Калым, неизвестно кем и когда установленный, имел силу закона.
Пылающему страстью жениху приходилось пускаться в разбои, идти воевать или попросту похищать невесту. Не всем это удавалось, на войне могли убить, а на одного неопытного разбойника могла отыскаться пара весьма опытных и тогда жених оставался не только без невесты, но также без коня и другого имущества. А несчастные горянки, не имевшие и вовсе никаких способов добыть себе жениха, оставались в невестах до седин, не говоря уже о неродившихся на свет детях, в которых так нуждалась страна. Удачливые похитители женились на своих избранницах в соседних аулах, родителям невесты ничего не оставалось, как простить беглецов из опасения получить назад опозоренную дочь, а вдохновленные этим примером новые соискатели продолжали дело предшественников, хотя сами могли убить кого угодно за одно только прикосновение к собственной сестре. В целом же в этой деликатной сфере царил хаос, пагубно отражавшийся на общественной нравственности.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   36

Похожие:

Шамиль Сайт «Военная литература» iconЛекция: литература и театр
История литературы (античная литература, литература средних веков и эпохи Возрождения, литература Нового времени, литература ХХ –...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconСтратегия в ряду военных дисциплин
Обязательность знакомства со стратегией для всего комсостава. — Приступ к изучению стратегии должен относиться к началу серьезных...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconШамиль АбряровСкажите, пожалуйста, относите ли вы себя к исполнителям авторской песни?

Шамиль Сайт «Военная литература» icon2. Среднестатистический пользователь посещает сайт 14 раз в месяц...
Третий по посещаемости сайт в мире и самый популярный сервис видеохостинга. Архив контента + интернет-тв + социальная сеть
Шамиль Сайт «Военная литература» iconИздательство норма москва, 2003
История России   (скачать) - Шамиль Магомедович Мунчаев - Виктор Михайлович Устинов
Шамиль Сайт «Военная литература» icon«Проблема с входом на сайт: Другое»
Дата регистрации заявки: 17. 02. 2013 12: 39. Тема: «Проблема с входом на сайт: Другое»
Шамиль Сайт «Военная литература» iconВоенная реформа РФ. Ранее вышла в свет книга Военная реформа: оценка...
Атериалов излагают свои взгляды на первые шаги реформы Вооруженных Сил РФ. Рассматривается проводимая реорганизация отдельных видов...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЛитература на старых языках
Индийская литература считается одной из древнейших. В индии 22 официальных языка, и огромное количество литературы написано на этих...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЭкзаменационные вопросы История античной литературы, литература Средневековья,...
История античной литературы, литература Средневековья, литература эпохи Возрождения, литература xvii–xviii веков
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЭкзаменационные вопросы История античной литературы, литература Средневековья,...
История античной литературы, литература Средневековья, литература эпохи Возрождения, литература xvii–xviii веков
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница