Шамиль Сайт «Военная литература»


НазваниеШамиль Сайт «Военная литература»
страница16/36
Дата публикации26.03.2013
Размер4.81 Mb.
ТипЛитература
userdocs.ru > История > Литература
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   36
Часть отряда во главе с Даниял-беком направилась в верхние тсазикумухские общества для отражения возможного появления Самурского отряда генерала Аргутинского, а сам Шамиль углубился в даргинские земли, занимая одно село за другим. И повсюду находились желающие влиться в отряды имама.
12 октября Шамиль занял саму Акушу и назначил управляющим кадием своего сторонника Абакара-Хаджи. Восстание разрасталось и к нему уже готово было примкнуть население Приморского Дагестана.
Остановил Шамиля командующий войсками в Северном Дагестане генерал Бебутов. Его отряд стремительно выдвинулся к аулу Аймаки, выбил из него мюридов, занял большое село Лаваши и 15 октября подступил к селу Кутиши, в котором Шамиль имел выгодную позицию.
Шамиль намеревался заманить Бебутова в узкое ущелье у села Аймаки, где засел Хаджи-Мурад, окружить отряд, а затем разбить или взять его измором.
Но Бебутов не поддался на уловку и неожиданно ночью атаковал Шамиля в Кутишах. Причем прорвавшие оборону с-двух сторон драгуны спешились и ударили в штыки.
Несмотря на отчаянное сопротивление, Шамиль эту битву проиграл и был вынужден уйти за Аварское Койсу, оставив на позиции пушку и трофеи.
Подоспевший было на выручку Хаджи-Мурад со своим отрядом и повстанцами окружил арьергард Бебутова, но силы оказались слишком неравны. Хаджи-Мураду пришлось отступить, как и Шамилю, с большими потерями.
Узнав о поражении Шамиля, Даниял-бек тоже отступил, [179] не дав решительного сражения наступавшему на его позиции отряду Аргутинского.
Воронцов ликовал и во всеподданнейшем отчете Николаю I самым подробным образом описал крупный успех своих войск против Шамиля, уверяя, что «в Среднем Дагестане не осталось ни одного мюрида...».
Стремясь перехватить инициативу, Воронцов повел политическую атаку. Повсюду были разосланы воззвания, предостерегавшие горцев от продолжения войны и сулившие всевозможные блага всем, кто от имама отступится. Кроме того, полагая, что трон Шамиля сильно пошатнулся, наместник пробовал наладить тайные связи с влиятельными сподвижниками имама.
Заканчивая год без явных успехов, но и без особых потерь, Воронцов мог считать его удачным, если бы под самое Рождество громко не напомнил о себе дерзкий Хаджи-Мурад.
Хаджи-Мурад похищает ханшу
Старая обида на Ахмед-хана, оклеветавшего его перед Клюгенау, не давала Хаджи-Мураду покоя. И теперь он решился отомстить. А так как Ахмед-хан Мехтулинский умер в 1843 году, предметом мести Хаджи-Мурада стала ханская семья. Вдова хана Нух-бика жила в Дженгутае — столице Мехтулинского ханства неподалеку от Темир-Хан-Шуры.
Не спросив Шамиля, Хаджи-Мурад с партией из двухсот мюридов двинулся ненастным вечером к Дженгутаю. Там стоял гарнизон из батальона пехотинцев, и жители чувствовали себя в полной безопасности. На это отчаянный храбрец и рассчитывал. И еще он рассчитывал на быстроту своих коней и отвагу товарищей. Те, кто в конях своих не был уверен, остались в засаде на случай преследования Хаджи-Мурада войсками. Остальные, проскакав 30 верст от границ Имамата до Дженгутая, к полуночи оказались перед окружавшей аул стеной. Несколько ворот в аул охранялись караулами. Один из караулов был молниеносно истреблен. Через несколько минут Хаджи-Мурад и его сподвижники были уже у ханского дворца, стоявшего на возвышении за стеной с крепкими воротами и охраной. Без малейшего шума была снята и эта охрана, но ворота оказались запертыми изнутри. Однако стоило Хаджи-Мураду свистнуть, подавая условный знак, как ворота отворились будто сами-собой. На самом деле их открыла сестра Хаджи-Мурада, служившая в ханском доме и предупрежденная о готовящемся визите. [180]
Дворец был подвергнут стремительному разорению. Но главными трофеями храбрецов стали Нух-бика и вторая жена покойного хана Фатима. Когда в Дженгутае забили тревогу, Хаджи-Мурад с богатой добычей уже мчался к своей ставке в Хунзах и даже не слышал звучавших вслед выстрелов.
Внезапность, быстрота и полный успех предприятия повергли в изумление видавших виды джигитов.
Шамиль был недоволен самоуправством Хаджи-Мурада. Зато участники набега были горды своим удальством и богатой добычей, которую их наиб честно разделил между всеми, за вычетом части, полагавшейся в казну Имамата. Против того, чтобы вдохновитель набега оставил плененную Нух-бику у себя, никто не возражал. Лишь Даниял-бек, которому пленница приходилась тещей, пытался вызволить ее из-под власти Хаджи-Мурада, подозревая, что тот обратит Нух-бику в свою наложницу. Но Хаджи-Мурад не желал ее отдавать, рассчитывая получить большой выкуп.
Даниял-бек попытался апеллировать к Шамилю, но имам не считал себя вправе отнимать у кого-либо военную добычу, если это не затрагивало государственные интересы Имамата. Ханша так и оставалась в доме Хаджи-Мурада, пока не поползли слухи, что Нух-бика интересует Хаджи-Мурада не только как военный трофей, но и как необычайно красивая женщина. Домыслы не имели под собой серьезных оснований, ибо Хаджи-Мурад сам был человеком гордым и весьма ценил человеческое достоинство, а Нух-бика ему в этом не уступала.
Но Шамилю все же пришлось вмешаться.
До получения выкупа ханша была передана в дом отца погибшего наиба Ахвердилава.
Действительно ли между отважным наибом и прекрасной пленницей возникли деликатные чувства или слухи эти были пустыми измышлениями завистников — доподлинно неизвестно. Очевидным было лишь то, с какой неохотой возвращал свою пленницу Хаджи-Мурад, когда доставили назначенный за нее немалый выкуп и даже вернули несколько пленных мюридов.
Вернувшись домой, Нух-бика, в свою очередь, была измучена нелепыми слухами о ее жизни в плену. Устав от сплетен, в которых особенно преуспела одна из ее знакомых ханш, Нух-бика будто бы послала тайную весточку Хаджи-Мураду с просьбой положить конец проискам этой знатной дамы. И наиб не замедлил исполнить просьбу, выкрав не в меру словоохотливую ханшу точно таким же образом, как и Нух-бику, и получив затем большой выкуп. [181]
Когда смутная молва дошла до самого Воронцова, он и вовсе заподозрил ханшу в тайном сговоре с Хаджи-Мурадом с целью вызволить из плена мюридов. На все просьбы Нухбики о компенсации за утраченное имущество, наместник уклончиво отвечал, что государь-де еще подумает, как решить ее дело, а пока не плохо было бы убедить его в своей преданности.
Наследники Фабия
Резкий выговор императора за дерзкую вылазку Хаджи-Мурада и прорыв Шамиля за кордонную линию в Кабарду побудил и Воронцова с новой силой взяться за постройку укреплений. Он надеялся окончательно замкнуть кольцо вокруг Имамата, исключить прорывы горцев на равнину и закрыть главные проходы в Средний Дагестан.
Подобная тактика «постепеновцев» была известна еще со 2-й Пунической войны римлян против карфагенян. Тогда римский консул и полководец Квинт Фабий по прозвищу Кунктатор (Медлитель) начал строить грандиозные укрепления, перегораживая узкий Апеннинский полуостров и постепенно оттесняя непобедимого Ганнибала Барка на южную окраину, в бесплодные горы Калабрии. В результате Ганнибалу пришлось уплыть в Африку, где его настиг отправившийся следом Сципион и разгромил при Заме.
Та же тактика была применена и против Спартака. Но в отличие от Ганнибала вождь восставших рабов не имел своего флота, а пираты, обещавшие взять на борт восставших, обманули Спартака и отчалили с уплаченными им деньгами. Спартак был вынужден пробиваться обратно на север, где был разгромлен и погиб в битве с римским полководцем Крассом.
На время выстрелы на Кавказе смолкли, уступив поле битвы топорам.
В Дагестане воздвигались мощные укрепления с штаб-квартирами в Чир-Юрте, Ишкартах и Дешлагаре. А укрепления в Хаджал-махи и Цудахаре начали новую линию по Казикумухскому Койсу, почти у самых границ Имамата в Дагестане.
На юге, на Лезгинской линии, тоже надеялись оградиться от Шамиля новыми крепостями и прокладкой Военно-Ахтынской дороги.
Строились новые укрепления, имевшие между собой надежные коммуникации, и на передовой Чеченской линии. Там особый размах приняла вырубка просек через густые [182] леса, в которых мюриды чувствовали себя, как в неприступной крепости.
Война с деревьями представляла из себя серьезную военную операцию. Отряды солдат-лесорубов действовали по особой тактике, принимаясь за дело еще затемно и возвращаясь в лагерь до полудня.
Лесорубов охраняли заградительные команды, которые заранее оцепляли часть леса, подлежащего уничтожению. Разведчики занимали места впереди, затем устраивалась цепь снайперов, далее лесорубов окружала пехота и драгуны, в тылу которых стояла артиллерия, готовая отразить нападение горцев.
Места вырубки держались в секрете, направления часто менялись, но в целом получалась огромная просека, когда на ружейный, когда и на пушечный выстрел в обе стороны, а порой и в несколько километров шириной. Срубленные деревья сжигались в огромных кострах.
Перед укреплениями и вдоль рек леса сводились особенно широко, чтобы обезопасить гарнизоны от внезапных нападений, а переправы и мосты — от разрушения. Тут же ставились высокие сторожевые башни.
Топоров и пил не хватало, а те, что были, быстро тупились от непривычно вязкой и прочной древесины кавказских пород деревьев. Орудия для дровосеков стали завозить из Европы целыми кораблями.
Горцы препятствовали лесорубам как могли. Засады, окружения и ночные нападения перемежались с пушечной стрельбой. В темноте из поваленных деревьев воздвигались завалы, вокруг которых разгорались потом настоящие бои.
Очевидец тех событий Л. Толстой описал их в рассказе «Рубка леса»: «...Артиллеристы, как и всегда, вели себя превосходно, проворно заряжали, старательно наводили по показавшемуся дыму и спокойно шутили между собой. Пехотное прикрытие в молчаливом бездействии лежало около нас, дожидая своей очереди. Рубщики леса делали свое дело: топоры звучали по лесу быстрее и чаще; только в то время, как слышался свист снаряда, всё вдруг замолкало, средь мертвой тишины раздавались не совсем спокойные голоса: «сторонись, ребята!» и все глаза устремлялись на ядро, рикошетировавшее по кострам и срубленным сучьям...
Дело вообще было счастливо: казаки, слышно было, сделали славную атаку и взяли три татарских тела; пехота запаслась дровами и потеряла всего человек шесть ранеными; в артиллерии выбыли из строя всего один Веленчук и две лошади. Зато вырубили леса версты на три и очистили мес[183] то так, что его узнать нельзя было: вместо прежде видневшейся сплошной опушки леса открывалась огромная поляна, покрытая дымящимися кострами и двигавшимися к лагерю кавалерией и пехотой. Несмотря на то, что неприятель не переставал преследовать нас артиллерийским и ружейным огнем до самой речки с кладбищем, которую мы переходили утром, отступление сделано было счастливо».
Обе стороны несли потери, но гигантский рубанок медленно и неотступно продвигался в горы, превращая вековые леса в подобие французского регулярного парка.
Попадавшиеся на пути села разделяли судьбу окружающей природы. Жителей побуждали переселяться вниз, в окрестности крепостей, но большая часть заранее уходила в горы. Туда же мигрировали и исконные жители лесов — звери и птицы, напуганные канонадой и несмолкаемым стуком топоров.
В ответ Шамиль решил и сам огородиться от российских владений. Начались работы по возведению укреплений в аулах Зубутли, Ирганай, Гергебиль, Салта и Чох на реках Кара-Койсу, Сулак и Аварское Койсу.
Именно эти укрепления и стали в последующие годы главными пунктами военных действий.
Не ограничиваясь привычными средствами, имам велел соорудить плотину на реке у Гергебиля. Он рассчитывал взорвать ее при наступлении противника и смыть царские войска вместе с лагерем. Большая часть работ была уже закончена, но неожиданные дожди и сильный паводок обрушили сооружение задолго до намеченного срока.
Возводя крепости и укрепления, Шамиль не забывал возмещать ущерб горцам, земельные участки которых были заняты под военные нужды. «...А те поля и поместья, — писал Шамиль наибу, — которые мы повредили, сооружая оборонительные укрепления во владениях наших чохских братьев, возмести пахотными землями казны и поместьями. ...Ибо у Аллаха всему утраченному — возмещение и всему минувшему — замена. И мир».
Оборона Гергебиля
Воронцов опасался, что возведение «шамилевской стены» станет непреодолимым препятствием к покорению гор. И решил опередить имама, нанеся удар по Гергебилю. Аул, стоявший над Кара-Койсу, занимал стратегическое положение как узел, через который пролегали пути в нагорный Дагестан. [184]
Исправляя по пути дороги, строя мосты и отбиваясь от беспокоивших отряд партий мюридов, Воронцов двинулся к Гергебилю.
1 июня 1847 года кавказский наместник во главе Дагестанского отряда (6 батальонов, 3 эскадрона, 10 орудий, 6 сотен милиции) осадил аул.
Получив тревожное известие от гергебильского наиба Идриса, Шамиль двинулся ему на помощь.
Но прежде него к Гергебилю явился с юга Самурский отряд Аргутинского (4 батальона, рота стрелков, 2 сотни казаков, 10 сотен конной и пешей милиции, 4 орудия, ракетный взвод и 2 взвода крепостных пушек).
3 июня Воронцов начал артиллерийский обстрел. К концу дня удалось пробить в стене крепости большую брешь.
Воронцов был уверен в скором успехе, и пошел на штурм, хотя Аргутинский и предостерегал его от поспешных наскоков. Но жажда мщения за позор «Сухарной экспедиции» влекла Воронцова в зияющий оскал Гергебильской крепости.
Бои продолжались несколько дней, но гарнизон Гергебиля отражал все атаки. Жители аула были заблаговременно отправлены в безопасные места, а в крепости остались лишь опытные воины с ополчением. Нападавших ждала многоярусная оборона, «волчьи ямы» и сакли с фальшивыми крышами, в которые проваливались нападавшие, крепкие завалы и каменные укрепления с узкими бойницами и подземными ходами.
По ночам защитники Гергебиля делали вылазки, приводя в негодность штурмовые башни Воронцова, а другая часть мюридов, засевшая в густых гергебильских садах, беспрерывно обстреливала лагерь наместника, угоняла по ночам лошадей и совершала другие диверсии.
Подоспевший Шамиль намеревался ударить в тыл Воронцову, но был предупрежден о разразившейся в лагере наместника эпидемии холеры и не стал рисковать. Он хорошо знал, что болезнь и без его помощи одолеет наступавших. Разнесся слух, что в источниках, откуда брали воду защитники крепости, тоже найдены трупы сдохших от холеры животных. Схватки стали еще яростнее, так как защитники уже боролись не только с отрядами Воронцова, но и с наступающей с ними эпидемией.
Израсходовав весь артиллерийский запас и убедившись, что взять Гергебиль не удастся, Воронцов счел холеру подходящим предлогом, чтобы прекратить осаду и ретироваться. Но все понимали, что наместник потерпел новое [185] поражение, потеряв более 600 человек убитыми и ранеными.
Когда защитники вышли из крепости, они нашли вокруг Гергебиля лишь трупы животных, пепел костров и брошенные осадные лестницы.
Салта второе Ахульго
Чтобы «сохранить лицо» и взять реванш за неудачу под Гергебилем, Воронцов решил уничтожить другую опору «шамилевской стены» — аул Салта.
Расположенный на склоне горы, он являл собой типичное горское поселение. Дома располагались террасами, один над другим, образуя уходящую ввысь гигантскую лестницу. Слева от аула зияла пропасть, с другой стороны наливались плодами богатые сады, подступы к аулу были иссечены оврагами. Инженеры Шамиля окружили Салта высокой каменной стеной с башнями и бойницами, глубокими рвами и блиндажами. Сакли самого аула были превращены в многоярусную цитадель, разделенную на несколько оборонительных линий, которые, в свою очередь, были перегорожены завалами и сообщались между собой подземными ходами.
Разведка Шамиля сообщала о большом количестве войск, готовящихся выступить из штаб-квартиры в Хаджал-Махи, о Самурском отряде Аргутинского, идущем на соединение с Воронцовым, о мобилизации милиции горской знати, о разработке дорог, о подвозе новых орудий и устройстве больших артиллерийских складов, о заготовке провианта и фуража.
Понимая, какой силы готовится удар, Шамиль призвал на защиту крепости лучших мюридов и наибов.
26 июля 1847 года колонна царских войск, состоявшая из пехоты, стрелков, саперов, драгунских дивизионов, казаков, конной и пешей милиции, нескольких орудийных и ракетных команд, других штурмовых и вспомогательных частей, подступила к крепости.
Салтинским гарнизоном командовал наиб Идрис, прославившийся защитой Гергебильской крепости.
Горцы пытались остановить колонну, устраивали нападения и обстрелы, но авангард отбивал все покушения, обеспечивая движение войск.
Опасаясь новой личной неудачи и сославшись на воспаление глаз, Воронцов поручил общее руководство войсками командиру Дагестанского полка полковнику Евдокимову [186]
Штурмовыми колоннами командовал Аргутинский. Опытный генерал, по своему обыкновению, не торопился брать приступом Салтинскую крепость. Первым делом он постарался организовать осаду по всем правилам военного искусства с поправкой на собственный богатый опыт горной войны.
После детальной рекогносцировки местности были составлены подробные осадные планы, намечены направления основных ударов и устройства подземных минных галерей.
Затем, став лагерем неподалеку от аула, войска Воронцова открыли непрерывный артиллерийский огонь. Они методично разрушали крепостные сооружения, надеясь, что горцы в ужасе капитулируют. Однако гарнизон в Салта это ничуть не смутило. Подбадриваемые огнем Шамиля с окрестных высот и частыми нападениями его отрядов на тылы войск Воронцова, салтинцы отражали все атаки. А разрушенные днем укрепления заново возводили ночью.
Тогда; под прикрытием артиллерийской канонады, войска Воронцова начали занимать овраги на подступах к Салта, строить блиндажи и редуты, рыть траншеи и устраивать безопасные ходы, постепенно приближаясь к крепости.
Осадные постройки закрывались от пуль и ядер турами — плетеными корзинами с землей и камнями. Снизу они выстилались фашинами — пучками ветвей и снопами хлеба из окрестных садов и полей.
Тем временем саперы скрытно, тихой сапой, пробивали подземные галереи к стенам и главным башням крепости. Одна из таких подземных траншей была проведена даже сквозь салтинское кладбище.
Горцы почувствовали, откуда исходит главная опасность, и приняли контрмеры, пробивая уже свои подземных ходы под артиллерийские расчеты противника.
До открытого штурма было еще далеко, но скрытая от глаз подземная война уже началась. Проведя галерею, саперы закладывали в минные колодцы в среднем по 50 пудов пороху и производили взрывы, разрушая стену и башни.
Горцы таким же способом подрывали орудия неприятеля. В этом подземном лабиринте противники проходили в сажени друг от друга, встречались, вступали в схватки, нападали и отступали. Один мощный заряд противника горцы подорвали ружейным выстрелом через тонкую стену из своего подземного хода.
Стараясь поджечь деревянные укрытия, под защитой которых подбирались солдаты, горцы осыпали их кусками раскаленной меди и гранатами, вставленными в кувшины с [187] нефтью. В ответ, навесным огнем, мортиры громили укрепления Салта раскаленными ядрами.
Кроме того, горцы бросали в осаждавших увесистые камни. Искусство и точность, с какими они метали свои снаряды на манер античных дискоболов, удивляли солдат. Но для горцев это было делом обычным из-за постоянных упражнений в этом традиционном состязании.

Шамиль, наблюдавший за битвой с соседней горы, не оставлял попыток помочь осажденным. На помощь им он двинул ополчение во главе с Кебед-Магомой, Даниял-беком и Хаджи-Мурадом.
Горцы пытались пробиться по нескольким направлениям, но всюду встречали хорошо организованную оборону и множество засад. В саптинских садах, через которые к осажденным поступало пополнение и продовольствие, тоже шла непрерывная война. Особенно сильные схватки происходили ночью. Но лишь отдельным отрядам горцев удавалось пробиться в Салта. Вскоре сады были вырублены до последнего дерева и сожжены, и связь Салта с внешним миром была окончательно прервана.
Осажденные запросили у Шамиля разрешения оставить аул в виду невозможности его дальнейшей защиты, но получили решительный отказ и обещали биться до конца.
Упорная защита сопровождалась непрерывными вылазками. Но осажденные все больше испытывали нужду в пище и недостаток в оружии. Сверх того среди защитников Салта разразилась холера, вызванная тем, что от аула отвели воду, а в те источники, которые не удалось перекрыть, сваливали навоз и дохлую скотину.
Войска Воронцова исправно получали пополнение и все необходимое, включая говядину и водку, из заранее устроенных тыловых складов. Для этого специально были исправлены дороги, построены мосты и заняты удобные переправы. Хаджи-Мурад пытался помешать поставкам, регулярно нападая на колонны и транспорты, однако не в силах был их остановить.
Защитники Салта высмотрели, где были устроены пороховые склады Воронцова, и двое мюридов отважились сделать ночную вылазку. На пути им пришлось выдержать несколько стычек, один из мюридов погиб, но другой, смертельно раненный, все же сумел добраться до цели. Отбиваясь от караула, он бросился в пороховой погреб и взорвал его вместе с собой.
Но осадные работы не прекращались ни на день. Отвлекающими маневрами и демонстративными подкопами удалось [188] отвлечь горцев и скрытно подвести минные галереи под основные крепостные сооружения. 8 сентября с помощью новшества — гальванических батарей — были синхронно произведены грандиозные взрывы. Небо сделалось черным, а когда дым рассеялся, оказалось, что главная башня и стены вокруг нее почти полностью уничтожены.
Под массированным пушечным огнем Аргутинский бросил свои отряды на решительный штурм. За разрушенной стеной их встретили уцелевшие ярусы обороны.
Аргутинский был ранен в лицо, но продолжал руководить штурмом. Он велел устроить в уцелевших башнях свои батареи, чтобы громить аул уже прямой наводкой.
Еще несколько дней продолжались отчаянные схватки в лабиринтах салтинского монолита. Осыпаемые пулями и градом камней солдаты брали завал за завалом, саклю за саклей. Горцы запирались в последних укрытиях и не желали сдаваться. Тогда внутрь летели гранаты, которые горцы, если успевали, выбрасывали обратно.
Только 14 сентября последние уцелевшие защитники оставили превращенный в груду камней Салта. Однако на этом военные действия не прекратились: беззащитный аул подвергся полнейшему разрушению, пока не превратился в курган из камней посреди гигантского пепелища.
Отслужив панихиду по убитым, Воронцов обратился к войскам с торжественной речью. Поздравив войска с победой и отдав им должное за «неустрашимость в боях и в штыковом деле», главнокомандующий обрисовал общий ход операции и отметил мужество горцев, которые «дрались отчаянно», но последнее объяснил «страхом перед Шамилем». Потери он назвал не особенно великими, тем более что «славно умереть за веру, Царя и Отечество», а солдат объявил «достойными подданными великого государя», у которого обещал испросить для всех достойной награды.
Награды последовали весьма скоро: офицеры получали ордена и новые звания, а отряды — памятные знамена с надписью «За Салты».
Были захвачены и трофеи — несколько пушек и знамен Шамиля. Но главной добычей Воронцов считал найденные неподалеку месторождения каменного угля и торфа. Теперь Воронцов мог обеспечить зимними квартирами свои войска в Кази-Кумухе и Хаджал-махи, не отводя их в более теплые приморские гарнизоны. Тем самым утверждались позиции на кордонной линии у границ Имамата, затруднявшие Шамилю вторжения в подвластные Воронцову дагестанские владения. [189]
Профессор Пирогов
Взятие Салта стало первой победой Воронцова над Шамилем. Но триумф наместника омрачался тем, что ни тот ни другой не принимали в битве непосредственного участия. А также огромными материальными потерями (было выпущено более 12 тысяч артиллерийских снарядов) и большим количеством жертв, делавшими победу весьма относительной.
Погибшие на войне — дело неизбежное. Но, к несчастью для Воронцова, среди убитых был и специальный посланник Генерального штаба граф У. Гейден, известный особым расположением к нему императора. В целом же штурм Салта стоил Воронцову 535 убитых и 1888 раненых.
Шамиль, в свою очередь, не считал Салта своим поражением. Хотя со стороны горцев потери тоже были немалые: только в Салта погибло более 500 человек, среди которых был и наиб Идрис Гергебильский.
Жертв со стороны Воронцова могло быть еще больше, если бы не присутствие на театре военных действий знаменитого хирурга Николая Пирогова.
К тому времени профессор госпитальной хирургии и прикладной анатомии Пирогов был мировой знаменитостью. Как особо одаренный «природный россиянин», он учился за казенный счет у лучших зарубежных анатомов и хирургов, которых затем и превзошел. Многочисленные опыты над животными, изучение распилов замороженных трупов, большой практический опыт одаренного хирурга сделали его недосягаемым авторитетом. А научные труды Пирогова по военно-полевой хирургии, его анатомические атласы, «Начала военно-полевой хирургии», «Курс прикладной анатомии человеческого тела» и многие другие стали классическими для многих поколений хирургов.
На Кавказе Пирогов не только спасал раненых, но и продолжал свои научные исследования, впервые в полевых условиях применив эфирный наркоз, гипсовые повязки и замену ампутаций резекциями.
Как истинный врач, Пирогов не делал различия между «своими» и «чужими», оказывая необходимую помощь всем, кто в ней нуждался, включая пленных горцев, найденных в руинах Салта. И даже когда еще продолжалась осада, Пирогов являлся в Салта, чтобы помочь тяжелораненым горцам. При операциях они отказывались от наркоза, считая его «шайтанским дурманом».
Ассистентами Пирогова были русские и горцы — местные лекари. Он многому научил их, но учился у них и сам. [190]
Лекари Шамиля тоже не оставляли без помощи раненых солдат. Только операции они производили обычными кинжалами, лишь прокалив их над огнем, а вместо гипсовых повязок применяли вывернутые свежие шкуры баранов, тем же кинжалом зарезанных. Искусные руки и верный глаз горских хирургов творили чудеса: ампутации крайне редко кончались смертью пациентов. Одному пленному офицеру они даже вскрыли череп и вынули застрявшую там пулю, после чего офицер прожил еще много лет в полном здравии.
Наглядным олицетворением искусства горских врачей был сам Шамиль, множество почти смертельных ран которого были излечены без тяжелых последствий.
Пирогов вернулся в Петербург с большим багажом. Ученые восторгались блестящими результатами, его опытов с наркозом в боевых условиях. А обыватели толпились у анатомического театра, где был выставлен привезенный Пироговым необыкновенный трофей — череп убитого наиба Идриса. Правда, привез он его в совершенно иных целях — для изучения антропологического типа кавказских горцев. Однако до этого дело так и не дошло, и практические соображения отступили под напором небывалого интереса публики.
Проекты Бирона
Воронцов не удовлетворился взятием Салта. Призрак поражения под Гергебилем преследовал его даже в Тифлисе. Весной будущего года Воронцов предполагал снова двинуться на Гергебиль и поручил Аргутинскому втайне готовить новый поход. А до той поры наместник принялся поправлять пришедшие в расстройство дела края.
Прослышав о реформаторских намерениях Воронцова, в его канцелярию хлынули авторы всевозможных проектов овладения и управления Кавказом. Они подавали свои бумаги, а затем терпеливо ожидали, пока те пройдут по инстанциям. Как правило, бумаги возвращались к своим создателям с благодарностью от начальства за рвение и извинениями за невозможность их применения в настоящее время. Но не таков был тифлисский учитель Н. Бирон, представивший «Проект успокоения дагестанских племен». Он объявил себя прямым потомком знаменитого Э. Бирона, фаворита императрицы Анны Иоанновны, который прославился «бироновщиной» — введением иностранных [191] порядков, грабежом национальных богатств, тотальным доносительством и жестоким преследованием недовольных. Потомок его требовал продолжить традицию установлением на Кавказе жесткого полицейского режима по принципу «Ordnung muss Ordnung» («Порядок должен был порядком»). Бирон считал, что все станет на свои места, как только местное население станут водить военным строем и заставят исполнять российские законы. Подобные проекты только раздражали начальство своей абстрактностью. Но Бирон не сдавался, требовал «рассмотреть и принять к исполнению», осаждал газеты и писал жалобы. Из этого ничего не вышло, но Бирон все же попал в историю, объявив, что «Шамиль есть величайший гений, какой когда-либо производил Кавказ».
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   36

Похожие:

Шамиль Сайт «Военная литература» iconЛекция: литература и театр
История литературы (античная литература, литература средних веков и эпохи Возрождения, литература Нового времени, литература ХХ –...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconСтратегия в ряду военных дисциплин
Обязательность знакомства со стратегией для всего комсостава. — Приступ к изучению стратегии должен относиться к началу серьезных...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconШамиль АбряровСкажите, пожалуйста, относите ли вы себя к исполнителям авторской песни?

Шамиль Сайт «Военная литература» icon2. Среднестатистический пользователь посещает сайт 14 раз в месяц...
Третий по посещаемости сайт в мире и самый популярный сервис видеохостинга. Архив контента + интернет-тв + социальная сеть
Шамиль Сайт «Военная литература» iconИздательство норма москва, 2003
История России   (скачать) - Шамиль Магомедович Мунчаев - Виктор Михайлович Устинов
Шамиль Сайт «Военная литература» icon«Проблема с входом на сайт: Другое»
Дата регистрации заявки: 17. 02. 2013 12: 39. Тема: «Проблема с входом на сайт: Другое»
Шамиль Сайт «Военная литература» iconВоенная реформа РФ. Ранее вышла в свет книга Военная реформа: оценка...
Атериалов излагают свои взгляды на первые шаги реформы Вооруженных Сил РФ. Рассматривается проводимая реорганизация отдельных видов...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЛитература на старых языках
Индийская литература считается одной из древнейших. В индии 22 официальных языка, и огромное количество литературы написано на этих...
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЭкзаменационные вопросы История античной литературы, литература Средневековья,...
История античной литературы, литература Средневековья, литература эпохи Возрождения, литература xvii–xviii веков
Шамиль Сайт «Военная литература» iconЭкзаменационные вопросы История античной литературы, литература Средневековья,...
История античной литературы, литература Средневековья, литература эпохи Возрождения, литература xvii–xviii веков
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница