Лекции по истории международных отношений в новое время


НазваниеЛекции по истории международных отношений в новое время
страница5/23
Дата публикации26.03.2013
Размер3.2 Mb.
ТипЛекция
userdocs.ru > История > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Италия должна была стать плацдармом для продвижения французских интересов в странах Леванта; вот почему с таким восторгом французские буржуа приветствовали фантастические победы молодого генерала Наполеона Бонапарта в ходе его итальянского похода 1797 г. Именно в 1797 г. Европа узнала имя величайшего полководца всех времен и народов (Тулон и 13 вандемьера все же были незначительными эпизодами, и они скоро забылись).

До сих пор военные историки считают кампанию 1797 г. непревзойденным шедевром военного искусства; сам Наполеон зимой 1814 г., проведя несколько удачных сражений против австро-прусско-русских войск, говорил: "Я нашел свои сапоги 1797 г.". Военные успехи французов были основаны не на военно-техническом превосходстве, а на новой тактике: молодой Бонапарт совершенно поломал те заскорузлые догмы, на которых зиждилось военное искусство того времени: вместо бесконечного маневрирования - решительный удар всеми силами; вместо отсиживания в крепостях - генеральное сражение, которое решает судьбу всей кампании; вместо линейной тактики - маневр батальонными колоннами; вместо ружейного огня - сосредоточение артиллерийского огня и штыковой удар. Конечно, все это было бы невозможно, если бы не новый солдат, которого дала Наполеону Французская Революция; но не стоит забывать и о тех военных реформах, которые были предприняты во Франции после унизительных поражений Семилетней войны, и плоды которых французы сумели пожать уже после падения старого режима.

Что касается внешнеполитических последствий завоевания Италии, то она стала плацдармом для дальнейшего продвижения французов на Восток: Мальта - Ионические о-ва - Египет - далее Индия. Тем самым французская буржуазия не только компенсировала себя за утраченные в XVIII в. колонии, но и подбиралась к Индии - жемчужине Британской Империи.

Немудрено, что человек, который сделал Парижу такой подарок, должен был приобрести не только большой военный, но и политический авторитет. Наполеон это понял самым первым; он еще в ходе итальянского похода решил для себя, что не всегда будет проливать кровь "за этих адвокатов" (т.е. политических лидеров Директории). А поскольку у Наполеона слово с делом никогда не расходилось, то уже в 1797 г. он начал вести свою политику - в том числе и внешнюю.

Он заключил конвенцию с Тосканой, мир с папой, прелиминарный мир в Кампо-Формио с Австрией - и все это без учета инструкций из Парижа! И немудрено - с одной стороны был популярнейший молодой генерал; с другой - проворовавшиеся главари Директории, чья популярность была равна нулю. В этих условиях Парижу приходилось соглашаться со всем, что делали французские генералы (Бонапарт, Моро) на театрах военных действий.

Согласно условиям мира в Кампо-Формио (1797 г.), Франция получала у Австрии Бельгию в обмен на Венецию, чья территория была разделена между Австрией и Францией. Франция становилась фактической владычицей Италии. А ведь еще 5 лет назад Франция была, казалась, на грани поражения и гибели! И только новая французская армия спасла нацию. Итак, у Франции была армия. Нужен был только вождь - и он появился...

  1. ^ Внешняя политика консульства и империи

Наполеон, бесспорно, проводил политику в интересах нового правящего класса - класса буржуазии, которой нужна была твердая шпага для противостояния многочисленным опасностям справа и слева (плебейским массам города и деревни - с одной стороны; Бурбонам - с другой). В сущности, именно такую политику пыталась проводить и Директория - но уж очень неустойчив был ее режим, и слишком низок был ее авторитет. Вот почему французская буржуазия сделала ставку на военного диктатора, который должен был проводить нужную ей политику внутри страны и за ее пределами.

^ Внутренняя политика Наполеона дала французской буржуазии все необходимое для консолидации ее классового господства: 1) гражданский кодекс - знаменитый кодекс Наполеона, который дал прочнейшие правовые гарантии собственникам; 2) твердый золотой франк (вместо бумажных ассигнатов времен революции и Директории); 3) прочный полицейский порядок внутри страны (даже Вандея была усмирена!) на основе жестко централизованной системы государственного управления, каковая система сохранилась до сего дня; 4) превосходные дороги, которыми пользуются и в наши дни. Та мирная передышка, которую получила Франция для проведения всех этих преобразований (между Люневильским миром 9 февраля 1801 г. и началом войны с 3-й антифранцузской коалицией (лето 1803 г.) была сполна использована первым консулом.

После поражения австрийцев под Маренго (14 июня 1800 г.) развал второй антифранцузской коалиции стал необратимым. Из коалиции во второй половине 1800 г. вышли Россия и Турция; Наполеон постарался пойти на максимальные уступки этим державам, чтобы только развалить вторую коалицию.

^ Внешняя политика Наполеона также проводилась в интересах молодой хищной французской буржуазии. Последняя нуждалась в поддержке для продвижения интересов французского бизнеса за пределами Франции. Континентальная блокада, которая фактически началась еще при Робеспьере, с его Навигационного акта, приносила неслыханные доходы французским купцам, финансистам и промышленникам - лишившись единственного опасного конкурента, Франция могла наводнить Европу своими фабрикатами.

Впрочем, в тот период морское, промышленное и финансовое первенство Британии было неоспоримым, что и было продемонстрировано, в частности, Горацио Нельсоном его баснословными морскими победами при Абукире (1798 г.) и Трафальгаре (1805 г.). В этих условиях мечты о заморских завоеваниях становились несбыточными фантазиями; так, египетский поход Бонапарта завершился полным крахом и лишь чудом не привел к гибели самого Наполеона и его армии.

Вот почему французский правящий класс должен был довольствоваться завоеваниями на континенте. Амьенский мир с Англией (25-27 марта 1802 г.) зафиксировал подрыв влияния Лондона в континентальной Европе: де-факто британский кабинет был вынужден признать все французские захваты предшествовавшего десятилетия. Признать - но не смириться! Никогда, ни при каких обстоятельствах ни один британский кабинет, из кого бы он ни состоял, не смог бы согласиться с фактической аннексией враждебной державой Бельгии и Голландии! Хотя поводом возобновления военных действий между Англией и Францией было несоблюдение положений Амьенского договора (французы отказывались покинуть Рим и Неаполь, а англичане - эвакуировать Мальту), причина была в другом - стороны прекрасно понимали, что решающая схватка неизбежна.

Но одна Англия не могла воевать с Францией; Лондону нужны были союзники на континенте. Союзниками Англии стали Австрия и Россия, а также Турция, Королевство обеих Сицилий, Швеция и Дания. Формирование коалиции было ускорено бесцеремонным хозяйничаньем Бонапарта в покоренной им Западной Европе. В мае 1804 г. Наполеон стал Императором Франции, а 18 марта 1805 г. объявил себя королем Италии. Это было уже слишком для Вены, и она присоединилась к третьей коалиции.

^ Разгром третьей коалиции, столь гениально описанный Львом Толстым, имел огромные и далеко идущие политические последствия. Во-первых, империя Наполеона получала новые территории: Вена должна была уступить королю Италии (т.е. тому же Наполеону) Венецианскую область, Истрию и Далмацию. Всего же Австрия лишалась 1/6 своих подданных. Во-вторых, 6 августа 1806 г. император Франц сложил с себя звание германского императора, оставшись лишь австрийским императором. "Священная Римская Империя Германской Нации", таким образом, перестала существовать. В-третьих, 12 июля 1806 г. из 16 западногерманских государств был создан Рейнский союз, во главе которого встал сам французский император в качестве "протектора". Самые честолюбивые мечты Ришелье и Людовика XIV, казалось, становились явью.

Разгром третьей коалиции не прекратил, однако, войну: была сформирована четвертая коалиция, в которой место Австрии заняла Пруссия. Последняя не могла примириться с существованием Рейнского союза; кроме того, обещанного в декабре 1805 г. Ганновера Пруссия так и не получила. Наконец, Лондон обещал Берлину субсидии для войны с Францией.

Дальнейшее известно: в течение 1 месяца (октября 1806 г.) Пруссия перестала существовать как великая держава. Прусская армия была совершенно уничтожена; большая часть территории страны вместе со столицей Берлином была оккупирована французами. Но это был лишь один этап в борьбе с главным врагом - Англией. 21 ноября 1806 г., находясь в захваченном Берлине, Наполеон подписал декрет о Континентальной блокаде. Согласно этому декрету, запрещалась всякая торговля всех зависимых от Наполеона стран с Британией.

Новым ударом по ненавистному Альбиону стал Тильзитский мир (25 июня 1807 г.), по которому Александр I был вынужден присоединиться к Континентальной блокаде: после страшного разгрома русских войск под Фридландом (14 июня 1807 г.) у него не оставалось иного выхода. К тому же продолжалась война с Турцией, которая была развязана во многом благодаря интригам французской дипломатии. А 9 июля и Пруссия (или то, что от нее осталось) присоединилась к Континентальной блокаде.

Казалось, вся Европа у ног Бонапарта; всякое сопротивление подавлено окончательно и бесповоротно. Но уже в следующем году начали проявляться первые зловещие признаки распада, казалось, непобедимой империи. Во всей покоренной Европе - от Лиссабона до Берлина - были заметны признаки недовольства. Грабежи и реквизиции, ущемление интересов местной буржуазии в пользу буржуазии французской, наконец, разорительная Континентальная блокада - все это неизбежно влекло за собой рост антинаполеоновских настроений, причем не только среди сторонников старого режима, но и среди буржуазии и национальной интеллигенции.

Александр I был прекрасно осведомлен об этих настроениях, и поэтому в ходе свидания с Наполеоном в Эрфурте он постарался уклониться от конкретных обязательств по укреплению франко-русского союза.

Ход новой франко-австрийской войны (1809 г.) показал, что время легких побед для Наполеона прошло. Отстаивая свою землю, австрийцы дрались умело и решительно, хотя и были вынуждены уступить превосходящей силе Великой армии. Хотя Шенбруннский мир (14 октября 1809 г.) был крайне тяжел для Австрии (австрийцы были вынуждены согласиться на дальнейшее ограничение своей территории, на передачу Франции ряда провинций Австрии (Зальцбурга, части Каринтии и Крайны), а также согласиться на брак дочери Франца - Марии-Луизы - с Наполеоном), эта война показала, что с Наполеоном можно воевать на равных.

Во всяком случае, после 1809 г. на континенте остались 2 не вполне покорные Наполеону страны - Испания, где шла народная партизанская война против французов, и Россия. Россия - вопреки союзному договору с Парижем - фактически уклонилась от участия в войне с Австрией в 1809 г.; да и континентальная блокада соблюдалась Российской Империей лишь для виду.

Наполеон прекрасно отдавал себе отчет в том, что столкновение с восточным колоссом неизбежно; вот почему еще в 1806 г. он начал подготовку похода на Россию, постаравшись отвлечь часть русских сил на войну с Турцией, а после 1808 г - и со Швецией. Однако эта подготовка закончилась полным провалом: так, в феврале 1812 г. шведы подписали мирный договор с Россией, согласившись на русские завоевания в Финляндии, а к лету 1812 г. закончилась и русско-турецкая война. Руки у России, таким образом, были развязаны. Впоследствии сам Наполеон был вынужден с горечью признать, что еще до начала кампании 1812 г. он ее "наполовину проиграл".

Катастрофа 1812 г. резко ускорила процессы разложения наполеоновской империи. 28 февраля 1813 г. в г. Калише был подписан союзный договор между Россией и Пруссией, к которому 10 августа присоединилась и Австрия. Теперь уже численный перевес был на стороне пятой антифранцузской коалиции. В "битве народов" под Лейпцигом (16-19 октября 1813 г.) Наполеон потерпел поражение. Дорога к вторжению во Францию была открыта. Австро-прусско-русско-британский Шомонский трактат от 1 марта 1814 г. обязывал союзников по антифранцузской коалиции выставить против Франции по 150 тыс. войска, не заключать с ней сепаратного мира и, кроме того, в трактате намечалось то послевоенное устройство Европы, которое и было зафиксировано Венским конгрессом 1814-1815 гг.

  1. Выводы

Французская революция была задушена, а у власти во Франции вновь утвердились Бурбоны, приехавшие туда "в казацких обозах". Тем не менее возврат к старому режиму - в том числе и в международных отношениях - был невозможен. Европа устала от бесконечных и кровопролитных войн и хотела мира. И хотя осенью 1814 г. в Вену съехались махровые реакционеры, они были вынуждены произвести настоящую революцию в международных отношениях, создав первую в истории человечества устойчивую систему международных отношений - Европейский концерт.

ВОПРОСЫ:

1) Каковы причины военных и внешнеполитических успехов революционной Франции?

2) В чьих классовых интересах проводили свою внешнюю политику режимы Директории и Империи?

3) В чем причины ослабления и краха наполеоновской Империи?

^ ЛЕКЦИЯ 5. ВЕНСКИЙ КОНГРЕСС И СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ

1. Венский конгресс.

Венский конгресс - уникальное для своего времени явление; в результате работы конгресса был не только проведен территориальный передел в Европе; были выработаны те принципы, которые легли в основу дипломатической практики во всем мире, а не только в Европе. Что же произошло на Венском конгрессе (1814-1815 гг.)?

Собрались представители всех великих европейских держав для совместного обсуждения проблем, представляющих взаимный интерес; при этом в работе конгресса активное участие принимали два императора - Франц I и Александр I. До того даже двусторонние встречи в верхах (вроде свидания Наполеона и Александра в Тильзите) были большой редкостью.

Хотя (по вполне понятным причинам) тон на конгрессе задавали великие державы-победительницы в войне с Наполеоном (Англия, Австрия, Пруссия и Россия), тем не менее к работе конгресса были привлечены и побежденная держава (Франция), и второразрядные державы (Швеция, Испания, Португалия).

***

И здесь все без исключения историки дипломатии вынуждены отдавать должное ^ Талейран-Перигору, князю Беневентскому, французскому министру иностранных дел. Как человек он отличался, мягко говоря, чрезвычайной гибкостью своих принципов. Так ведь и время было, как говорится, героическое, но суровое, и на фоне таких своих современников, как Робеспьер и Наполеон, Талейран с его мздоимством выглядит просто невинным шалуном. Но в истории дипломатии он остался не только и не столько как взяточник, казнокрад, предатель и двойной агент, а как человек, заложивший основы первой в мировой истории работоспособной системы международных отношений.

Именно благодаря настойчивости и дипломатическому искусству Талейрана (а также, нужно сказать, наличию хорошо информированных тайных агентов) ему удалось добиться участия как Франции, так и малых держав в работе подготовительного комитета конгресса, а также того, чтобы будущие постановления конгресса соответствовали бы принципам международного права.

***

8 октября 1814 г. Талейран принудил 4 державы-победительницы подписать декларацию, согласно которой в подготовительный комитет Венского конгресса должны были войти не только Великобритания, Австрия, Пруссия и Россия, но и Франция, Испания, Португалия и Швеция. Только в ходе пленарных заседаний конгресса могли быть приняты окончательные решения; наконец, будущие постановления должны соответствовать принципам международного права.

Это был первый, но не единственный успех выдающегося дипломата: к марту 1815 г. он сумел совершенно расстроить антифранцузскую коалицию; державы-победительницы, и прежде всего Австрия и Великобритания, очень скоро поняли, что без Франции они не смогут обойтись. Действительно, сильная Франция была нужна Австрии, чтобы сдерживать прусские притязания на Саксонию, а русские - на Польшу. В свою очередь, Лондону был нужен партнер на континенте, способный противостоять чрезмерному усилению России на Востоке. Наконец, хотя Венский конгресс был своего рода дипломатической дуэлью между Александром I и Талейраном, тем не менее и русский царь отдавал себе отчет в том, что ему может понадобиться сила на западе Европы, способная уравновесить чрезмерно усилившуюся Пруссию.

Впрочем, в то время, в начале XIX столетия, никому и в голову не могло прийти, что ^ Пруссия сможет угрожать европейскому равновесию. Тогда это была самая слабая среди всех великих держав; страшное поражение, которое пруссаки потерпели в октябре 1806 г., после вторжения наполеоновских войск в Пруссию, когда последняя фактически перестала существовать - все это было слишком свежим в памяти людей, собравшихся в Вене осенью 1814 г. В этих условиях у прусской правящей верхушки не было иного выхода, кроме тесного альянса с могущественной Российской Империей. Только союз с Петербургом должен был помочь Берлину решить важнейшую задачу, стоявшую перед прусской правящей верхушкой - округлить владения Пруссии и увеличить общее число ее подданных. Дело в том, что общая численность населения Пруссии в то время не достигала 10 млн. чел., что в то время считалось тем минимальным демографическим потенциалом, которым должно располагать всякое государство, чтобы считаться великой державой.

В общем, Пруссия претендовала на Саксонию - и в этом русский царь был готов поддержать своего союзника, прусского короля Фридриха-Вильгельма III (ведь тот, кто обладает Саксонией - тот обладает проходами в Богемских горах, т.е. кратчайшим путем на Вену; таким образом Саксония превратилась бы в постоянное яблоко раздора между Австрией и Пруссией, что исключало бы сближение двух этих немецких держав). В свою очередь Петербург претендовал на польские земли прусского захвата, из которых Александр I хотел образовать Царство Польское, конституционное государство с внутренним самоуправлением под скипетром русского царя.

С этими планами, по вполне понятным причинам, была совершенно не согласна Вена: австрийцам совершенно не улыбалась перспектива усиления ее ближайших соседей, Пруссии и России. Впрочем, отрицательное отношение к расширению владений российского императора и прусского короля не означало, что сами австрийцы не хотели бы округлить владения австрийской империи - прежде всего в Италии.

Что касается Великобритании, то последняя не претендовала на какие-либо территории в Европе. Все территориальные приобретения, которые англичане произвели в ходе революционных и наполеоновских войн - и прежде всего в Индии (Бенгалия, Мадрас, Майсор, Карнатик, район Дели и мн. р.) - были осуществлены далеко за пределами континента. Англичане добились своей цели, сокрушив былое колониальное могущество Франции в Индии и Вест-Индии, и теперь им также нужна была сильная Франция как важнейший фактор европейского равновесия.

Талейран верно понял изменившийся характер отношений в победоносной антифранцузской коалиции, и прежде всего стремление Вены и Лондона противопоставить надежную преграду наметившейся "оси" Петербург - Берлин. Французский министр не сомневался в том, что поддержка Парижем позиции Вены в саксонском вопросе предопределит франко-австрийское сближение. Потому на протяжении всей осени 1814 г. главные его усилия были направлены на восстановление франко-британских отношений.

Упорное нежелание англичан пойти на сближение с Францией во многом объяснялось продолжающейся войной с США. Подписание англо-американского мирного договора в Генте 24 декабря 1814 г., однако, развязывало англичанам руки, и уже 3 января 1815 г. был подписан Талейраном, Меттернихом и Кэсльри "Секретный трактат об оборонительном союзе, заключенном в Вене между Австрией, Великобританией и Францией, против России и Пруссии". В соответствии с этим договором, в случае нападения на любую из держав-подписантов все они обязываются выставить на поле боя 120 тыс. пехоты и 30 тыс. кавалерии, с соответствующим количеством артиллерии. Содержалась оговорка о том, что если Великобритания не выставит условленного количества солдат, она уплачивает за каждого отсутствующего военнослужащего 20 фунтов стерлингов.

Данное соглашение, бесспорно, явилось венцом дипломатического искусства князя Беневентского. Разумеется, он не собирался воевать ни с Россией, ни с Пруссией; он собирался "всего лишь" развалить антифранцузскую коалицию - и он это сделал. "Теперь, государь, коалиция /антифранцузская - Б.В./ уничтожена, и уничтожена навсегда, - писал Талейран Людовику XVIII. - Не только Франция уже не изолирована в Европе, но Ваше Величество оказались в такой системе союзов, которую не могли бы дать и пятьдесят лет переговоров".

Все изменилось, однако, 1 марта 1815 г., когда, по сообщению одной парижской газеты, корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан. Начались наполеоновские "100 дней". Через 20 дней - по сообщению той же самой газеты - Его Императорское Величество под восторженные крики верноподданных изволил прибыть в Париж. За это время, с одной стороны, была сформирована новая антифранцузская коалиция, а с другой - почти все успехи Талейрана были сведены на нет.

***

Курьезный факт в истории дипломатии - Людовик XVIII так торопился удрать от приближающегося к Парижу Бонапарта, что оставил на своем рабочем столе в Тюильри текст этого самого "Секретного трактата об оборонительном союзе" от 3 января 1815 г.! И первое, что сделал Наполеон - отослал этот самый злополучный текст императору Александру! Можно себе представить, с каким безграничным доверием относился после этого к Талейрану Александр

***

Но дело было не только в личном доверии. Одно дело представлять законного государя, руководителя великой державы, другое - беглеца, вынужденного спасаться от внезапно появившегося Бонапарта. Людовика XVIII заставили пересмотреть результаты Парижского трактата 30 мая 1814 г., в соответствии с которым Франция оставалась независимой и великой державой. После наполеоновских "100 дней" об этом не могло быть и речи - Франция была оккупирована иностранными войсками; союзники настояли на полном разоружении французской армии и сдаче крепостей. К середине августа 1815 г. на территории Франции было свыше 1 млн. иностранных войск, и они все прибывали и прибывали - такой ужас внушала побежденная нация всей Европе. Общий размер оккупационных расходов, наложенных на Францию - 700 млн. франков. В течение трех лет на территории Франции должны были оставаться иностранные войска; французы должны были отказаться от нескольких пограничных крепостей. В то же время Франция сохраняла свои территории в границах 1792 г.

Тем не менее, Франция не была исключена из формирующегося концерта великих держав: она принимала участие в работе всех международных конгрессов, от Аахена до Вероны, причем именно как великая держава. А ведь в прежние времена судьба потерпевших военное поражение великих держав была ужасна - они просто исчезали с политической карты мира (хорошо, если только как великие державы!). Пример - Польша, Венеция, которые прекратили свое существование в качестве суверенных государств в конце XVIII столетия.

В ноябре 1818 г., после окончания союзной оккупации Франции, четыре державы пригласили его христианнейшее величество Людовика XVIII отныне присоединиться своими советами и силами к австрийскому, английскому, прусскому и русскому монархам для соблюдения существующих трактатов и установленных ими и признанных всеми европейскими государствами отношений. Таким образом было окончательно оформлено участие Франции в европейском концерте великих держав.

Именно Венский конгресс создал прецедент регулярного созыва международных конференций великих держав, в ходе которых великие державы получили возможность обсуждать и находить решения международных проблем. В первые годы существования европейского концерта обсуждались, преимущественно, общеевропейские проблемы; в последующие годы державы созывали своих представителей для решения конкретных международных проблем (напр., Парижский конгресс 1856 г., на котором были подведены итоги Крымской войны). При этом державы считались с решениями конгрессов - по крайней мере до тех пор, пока не принимались новые решения (так, территориальные установления Венского конгресса были в конечном итоге отменены в той части, которая касалась Италии и Германии, но их отмена была подтверждена открытым или молчаливым согласием великих держав).

Но не только более или менее регулярные международные конференции стали отличием системы европейского концерта. Огромное развитие получили в тот период различные отрасли международного права (от урегулирования навигации по международным рекам в 1815 г. до Гаагских конвенций о законах и обычаях войны 1900-1907 гг).

Подведем итоги: в ходе работы Венского конгресса была создана система международных отношений, которая повысила управляемость этих отношений; в основе структуры этой системы лежали: а) кодификация в международной практике ведущего положения великих держав-членов европейского концерта; 2) расширение практики дипломатических контактов, в том числе и на высшем уровне; 3) развитие международного права. С позиций сегодняшнего дня нельзя не признать крайнюю слабость и неэффективность этой структуры.

***

Так, например, в то время совершенно отсутствовали региональные и глобальные организации безопасности; на крайне примитивном уровне находился международный мониторинг; совершенно не было такого сильно действующего средства, как, например, миротворческие операции.

***

И все-таки, несмотря на все недостатки этой структуры, ОНА РАБОТАЛА! Она делала главное - обеспечивала прочный мир и международную стабильность. Так, между 1815 и 1854 гг. (а также между 1871 и 1914 гг.) в Европе НЕ БЫЛО КРУПНЫХ ВОЙН МЕЖДУ ВЕЛИКИМИ ДЕРЖАВАМИ!! Это достижение системы представляется воистину уникальным - особенно если вспомнить, что творилось в Европе раньше...

^ 2. Принцип легитимизма и "Священный союз"

Особо хотелось бы сказать о классовом содержании системы европейского концерта. Вплоть до революций 1848-1849 гг. система была Священным союзом реакционных монархий, направленным против народов.

***

Собственно, сам Священный союз, эта мистическая декларация, датированная 26 сентября 1815 г. (Дебидур А. Дипломатическая история Европы. В 2-х тт. Т. 1. - М.: 1994. - С. 96), была плодом мистического и религиозного настроения императора Александра I. В этом странном документе говорилось, что страны-подписанты имеют целью открыть перед лицом Вселенныя их непоколебимую решимость как в управлении вверенными им государствами, так и в политических отношениях ко всем другим правительствам, руководствоваться не иными какими-либо правилами, как заповедями сея Святые Веры, заповедями любви, правды и мира, которые, отнюдь не ограничиваются приложением их единственно к частной жизни, долженствуют, напротив того, непосредственно управлять волею царей и водительствовать всеми их деяниями, яко единое средство, утверждающее человеческие постановления и вознаграждающее их несовершенства. Кроме того, стороны обязались оставаться связанными узами действительного и неразрывного братства, считать себя как бы единоземцами, подавать друг другу во всяком случае и во всяком месте пособие, подкрепление и помощь, смотреть на себя по отношению к подданным как на отцов семейства, видеть в руководимых ими народах только членов единого народа христианского, управлять ими сообразно с учением Христа и заботиться о том, чтобы и подданные прониклись теми же стремлениями, что и государи.

***

Вообще-то Дебидур прав, говоря обо всем об этом как о безвредной фразеологии; вреда от всего от вышесказанного - не больше и не меньше, чем от Морального Кодекса Строителя Коммунизма. Пустой и звонкий документ - так отозвался о договоре Меттерних. Разумеется, при большом желании все это можно истолковать как обязательство везде и всюду вооруженной рукой поддерживать контрреволюцию.

На практике, однако, при отсутствии четких и однозначных обязательств очень сложно заставить великую державу делать что-то, что не соответствовало ее интересам, и история Священного союза дает тому немало примеров (срыв интервенции Священного союза в испанские колонии Южной Америки, фактическая поддержка многими членами европейского концерта национально-освободительной борьбы греческого народа, и мн. др.). С другой стороны, это соглашение о создании Священного союза фиксировало понимание принципа легитимизма как сохранение любой ценой "старого режима", т.е. феодально-абсолютистских порядков.

Но было и иное, деидеологизированное понимание этого принципа, в соответствии с которым легитимизм становился по сути дела синонимом понятия европейского равновесия.

***

Вот как сформулировал этот принцип один из отцов-основателей системы министр иностранных дел Франции Ш. Талейран в своем отчете об итогах Венского конгресса: "Начала легитимности власти должны быть освящены прежде всего в интересах народов, так как лишь одни легитимные правительства прочны, а остальные, опираясь только на силу, падают сами, как только лишаются этой поддержки, и ввергают таким образом народы в ряд революций, конец которых невозможно предвидеть... конгресс увенчает свои труды и заменит мимолетные союзы, плод преходящих потребностей и расчетов, постоянной системой совместных гарантий и общего равновесия... Восстановленный в Европе порядок был бы поставлен под защиту всех заинтересованных стран, которые могли бы... совместными усилиями задушить при самом их зародыше все попытки его нарушения" (Талейран Ш. Мемуары. Старый режим. Великая революция. Империя. Реставрация. - М.: Издательство Института международных отношений, 1959. - С. 324, 329).

***

Возникает, однако, вопрос: как все же понимать принцип легитимизма? Если понимать его как сохранение любой ценой, в том числе и ценой иностранной интервенции, старого режима, то легитимизму был брошен вызов еще в 20-е гг. XIX в., когда греки добились независимости и была сорвана интервенция в Южную Америку. Если же понимать его как принцип поддержания европейского равновесия, то ВСЕ без исключения великие европейские державы - и самодержавная Россия, и парламентская Англия, и республиканская (после 1871 г.) Франция - были легитимистскими державами; иными словами, они были готовы согласиться с изменением территориального статус-кво лишь в случае одобрения такого изменения со стороны других великих держав.

Таким образом, несмотря на радикальную смену классовой природы европейского концерта на протяжении XIX в., modus operandi ведущих европейских держав оставался неизменным: смена старой феодальной элиты на новый капиталистической класс не привела к радикальному слому сложившейся системы международных отношений, и во главе европейского концерта оставались те же великие державы (Англия, Франция, Германия, Австрия и Россия), что и в начале. Выяснилось, что революционная национальная буржуазия ничуть не меньше заинтересована в стабильности на международной арене, чем легитимные монархи и феодальная аристократия.

^ 3. Раздел мира в соответствии с решениями Венского конгресса

Каковы же были конкретно-политические последствия Венского конгресса?
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Лекции по истории международных отношений в новое время iconЛекция 16. Первая мировая война 12. 11. 2003 13: 44 | Николай рудн...
В. И. Батюк "Лекции по истории международных отношений в новое время" Лекция 16. Первая мировая война
Лекции по истории международных отношений в новое время iconИнститут истории и международных отношений Кафедра международных...

Лекции по истории международных отношений в новое время iconИ исторической информатики самарский государственный университет
Астахов М. В. Лекции по всемирной истории / сцаи, СамГУ, кафедра международных отношений. – Самара, 2012. – 132 с
Лекции по истории международных отношений в новое время iconРешения Парижской и Вашингтонской конференций заложили основы Версальско-Вашингтонской...
Важным событием в истории международных отношений стало создание Лиги Наций. Была признана независимость ряда европейских стран,...
Лекции по истории международных отношений в новое время iconЛекция Права человека в истории международных отношений и международного...
Лекция Права человека в истории международных отношений и международного права
Лекции по истории международных отношений в новое время iconТомский государственный университет кафедра новой, новейшей истории...
...
Лекции по истории международных отношений в новое время iconТема. Сущность и основные формы международных экономических отношений в мировом хозяйстве
Все субъекты мировой экономики взаимодействуют между собой через систему международных экономических отношений, которые на практике...
Лекции по истории международных отношений в новое время iconДоклад на конференции «Религия в современной системе международных...
Доклад на конференции «Религия в современной системе международных отношений: либерализм и традиционное сознание», факультет международных...
Лекции по истории международных отношений в новое время iconУчебник / Под ред. А. В. Торкунова.(Мгимо)   Рекомендовано Учебно-методическим...
Книга предназначена для студентов профильных вузов и факультетов, а также всех интересующихся проблемами международных отношений
Лекции по истории международных отношений в новое время iconПрограмма лекции Адрес Время проведения лекции Участники лекции 12...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница