Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории


НазваниеАнатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории
страница17/35
Дата публикации05.03.2013
Размер4.35 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   35

1
Deutschland, Deutschland über alles,

über alles in der Welt,

wenn es stets zu Schutz und Trutze

brüderlich zusammenhält.

Von der Maas bis an die Memel,

von der Etsch bis an den Belt,

|: Deutschland, Deutschland über alles,

über alles in der Welt!:|

2
Deutsche Frauen, deutsche Treue,

deutscher Wein und deutscher Sang

sollen in der Welt behalten

ihren alten schönen Klang,

uns zu edler Tat begeistern

unser ganzes Leben lang. –

|: Deutsche Frauen, deutsche Treue,

deutscher Wein und deutscher Sang!:|

3

(Собственно современный национальный гимн ФРГ)
Einigkeit und Recht und Freiheit

für das deutsche Vaterland!

Danach lasst uns alle streben

brüderlich mit Herz und Hand!

Einigkeit und Recht und Freiheit

sind des Glückes Unterpfand;

|: blüh im Glanze dieses Glückes,

blühe, deutsches Vaterland.:|

1
Германия, Германия превыше всего,

превыше всего в мире,

если она для защиты

всегда по братски держится вместе!

От Мааса до Мемеля,

от Адидже до Бельта.

|: Германия, Германия превыше всего,

превыше всего в мире!:|

2
Немецкие женщины, немецкая верность,

немецкое вино и немецкие песни

должны сохранять в мире

свою старую хорошую репутацию,

Всю жизнь

вдохновлять нас к благородству.

|: Немецкие женщины, немецкая верность,

немецкое вино и немецкие песни!:|

3
Единство и право и свобода

для немецкой отчизны!

Давайте все стремиться к этому

по братски, сердцем и рукой!

Единство и право и свобода –

залог счастья.

|: Процветай в блеске этого счастья,

процветай, немецкая отчизна!:|

Элита и фашизм
82

Фашизм ориентирован на массу. Все движения фашистского толка с удовольствием используют униформу, дабы их сторонники сливались в неразличимую массу. В неё же неизменно выстраивают фашистов отточенные ритуалы. Методы агитации, употребляемые практически всеми заметными деятелями фашистских партий и организаций, ориентируются на состояние разума, возникающее в массе, низводящее массу до состояния толпы, а потом и стада.

Но вот вожди фашизма неизменно делают всё от них зависящее, чтобы с массой их не спутали. Ни в психологическом плане, ни в экономическом.

Руководители, выдвинутые демократическими механизмами, независимо от собственного реального экономического положения, старательно делают вид, что живут на – хотя и далеко не низшем, но всё же и не слишком выдающемся – уровне. Человек № 2 в Третьей Германской империи – а до того один из лучших лётчиков истребителей Первой мировой войны – Херман Вильхельм Эрнст Хайнрихович Гёринг – гордо позировал перед бессчётными кинорепортёрами в своём поместье Каринхалле (названном в честь жены) на великосветской охоте, причём не скрывал, что нажил это поместье на службе.

Демократическому лидеру нужно выставлять напоказ бытовые привычки, распространённые среди его избирателей. Известнейший фашист мира – Адольф Алоизович Хитлер – козырял вегетарианством, никогда и нигде в Европе не пользовавшимся заметной любовью, а в межвоенной Германии ещё и напоминающем о массовой нищете проигравшей войну страны.

Но эти бытовые мелочи бледнеют на фоне политических деклараций.

Тот же Хитлер постоянно доводил до сведения всех, до кого мог дотянуться его голос: как несказанно повезло немецкому народу, когда у него завёлся такой выдающийся вождь – причём не только воплотивший в себе все лучшие черты народа, но и обладающий уникальными способностями, заведомо недостижимыми для рядового гражданина. Рядовые граждане радостно с ним соглашались – даже тогда, когда он провозгласил: народ не оправдал его надежды, недостоин величия своего вождя, а посему должен полностью погибнуть.

Замечательный пропагандист Йозеф Пауль Фридрихович Гёббельс не просто не скрывал, что манипулирует народом, но публично излагал технологические приёмы манипулирования. Народ гордо подчинялся манипуляциям.

Задолго до Первой мировой войны (и уж подавно до того, как порвавший с социалистической партией журналист Бенито Амилькаре Андреа Алессандрович Муссолини назвал своих боевиков, навербованных из её ветеранов, fascio di combattimento – связка борьбы), теоретическое обоснование грядущему фашизму дали Габриэле Франческо Паолович Рапаньетта д’Аннунцио – прославленный драматург – и Эмилио Анджело Карло Энрикович (псевдоним – Филиппо Томмазо) Маринетти – поэт, писатель, основатель футуризма. Мистическую сторону фашизма изучил, популяризировал, обосновал, усовершенствовал концепцией «расизма духа» (да так, что его труды по сей день в моде) Джулио Чезаре Андреа Франческович Эвола – художник и философ, аристократ с давней родословной. Все они всеми доступными способами подчёркивали своё превосходство над теми самыми массами, чьей жизнью намеревались руководить. Народ восторженно взирал снизу вверх.

Всех этих деятелей ещё можно понять: они рассчитывали стоять на пьедестале из тел простонародья – и старательно трамбовали пьедестал. Но ведь с готовностью отказывались – да и по сей день отказываются – от резных башен из слоновой кости, на общих основаниях встраиваясь в стройно марширующие ряды униформистов, бессчётные тысячи интеллектуалов (чаще всего не столь выдающихся – но далеко не всякий пролетарий умственного труда согласится признать себя ниже коллег).

Почему рядовые лавочники, безработные, работающие неполный день или вовсе без оформления и прочие бродяги по обочине жизни готовы восторженно возносить на своих руках всякого вождя тем выше, чем сильнее он выделяется на общем фоне – очевидно любому специалисту по этологии – науке о поведении животных. Во всяком стаде самый последний омега тем охотнее подчиняется альфе, чем альфее вожаков прочих стад тот выглядит. А человек – до того, как развитие общества и производства заблокировало биологическую эволюцию – недалеко ушёл от прочих обезьян. И по сей день, будучи предоставлены самим себе, люди стихийно сбиваются в структуру, более всего напоминающую стадо павианов.

Но почему люди, искренне претендующие на положение альфы, по доброй воле идут туда, где их таланты – зачастую даже не воображаемые – заведомо не могут быть востребованы? Почему они с удовольствием вливаются в ритуалы, изгоняющие всякое своеобразие и делающие человека неразличимой частицей громадного стада, готового к маршу за дудочкой любого пастуха?

Это мы совсем недавно наблюдали на киевской площади Независимости. Там в декабре 2004 го собрались не только заранее прикормленные активисты грантососных молодёжных команд – от защитников бессчётных черноморских чаек до коллекционеров узоров карпатских вышиванок (на их содержание истрачено порядка $2 млрд, причём несколько лет финансированием негосударственных организаций по всему миру занималась сотрудница разведывательного отдела министерства иностранных дел Соединённых Государств Америки Кэтрин Клэр – в девичестве Екатерина Михайловна Чумаченко, ныне жена президента Украины Виктора Андреевича Ющенко). Пришло и множество людей, хорошо воспитанных, образованных, дотоле не отмеченных ни особой верой в легенды о «преступном кучмовском режиме», ни пристрастием к массированным концертам тяжёлого рока на открытом морозном воздухе. По сей день многие из них изыскивают хитроумные благородные объяснения своему соучастию в деле, чья фальшивость стала очевидна независимому наблюдателю ещё до первых ударов импровизированных барабанов из железных бочек.

Но ведь фашизм провозглашает равными только своих приверженцев! И в то же время подчёркивает их превосходство над всеми, кого премудрый вождь соизволит объявить враждебными, неполноценными или просто не вписывающимися в предначертанную им конструкцию. Так фашизм удовлетворяет сразу два глубинных инстинкта, движущих любым стадным животным – в том числе и человеком: потребность слиться с массой себе подобных и желание вскарабкаться на верхушку социальной пирамиды.

Представители элиты наделены этими инстинктами в той же мере, что и прочие люди. Посему не менее прочих испытывают соблазн поддаться дудочкам современных хаммельнских крысоловов. От участия в организованных преступлениях не спасёт никакая элитарность. Более того, профессионально изощрённый разум легко находит оправдания любым подлостям, неизбежным на пути подавления неугодных (да и на собственной карьерной лестнице: вспомним хотя бы, что печально памятные репрессии, стоившие жизни почти полутора миллионам наших граждан и долгих лет лишения свободы ещё двум с лишним миллионам, строились в основном на доносах таких же граждан, рассчитывавших в чём то улучшить собственное положение).

Меня часто причисляют к элите. Но я и сам не раз испытывал тягу в какую нибудь толпу – реальную или воображаемую. Пока мне удаётся себя тормозить. Чего и читателям желаю.
Институты против смуты
83

Печальная весть о смерти Егора Тимуровича Гайдара застала меня за изучением его нового труда «Смуты и институты» (стр. 5–182 авторского сборника «Власть и собственность», СПб, «Норма», 2009, включающего также написанное в августе – сентябре 1994 го исследование «Государство и эволюция»). На множестве примеров из всемирной и отечественной истории признанный вождь отечественных экономических реформаторов доказывает одну и ту же печальную мысль: разрушить организационные структуры, обеспечивающие успешное взаимодействие множества людей в едином обществе, можно за считаные дни, а то и часы; построение же новых структур, без которых общество не способно существовать, неизменно отнимает долгие годы.

Даже если новое неизмеримо эффективнее старого – громадные хозяйственные потери в переходный период влекут множество смертей от голода. Не говоря уж о волне преступлений, неизбежно проистекающей из отсутствия организованного противодействия им.

Впрочем, немалая часть преступлений в таких условиях оказывается вынужденной. Например, Егор Тимурович исследовал, как в 1918 м стремление горожан прокормиться натуральным обменом с крестьянами вступило в противоречие с необходимостью первоочередного обеспечения государственно важных структур – вроде вооружённых сил – ради скорейшего восстановления самой возможности взаимодействия всех слоёв общества на всей территории страны. Это вынудило нарождающуюся власть объявить мешочничество – поездки на село с грузом, посильным для переноски на себе – преступлением. Но не ослабило стремления выжить. Тем самым миллионы горожан в одночасье оказались вынуждены нарушать закон ради продолжения собственного существования. С точки зрения власти их деяния были немногим лучше уличного грабежа и карались практически так же. Чьей то жестокости тут не было (хотя ожесточение, порождённое уже идущими конфликтами, несомненно присутствовало с обеих сторон). Было трезвое – хотя и циничное вследствие свежеусвоенного материализма – осознание властью печальной формулы: «Что может быть ценнее человеческой жизни? Две человеческих жизни».

Удивительно сходны в разных землях и эпохах и судьбы зачинателей смуты. Те, кто надеялся извлечь из крушения существующих организационных структур личную выгоду, чаще всего не доживают до становления условий, позволяющих хотя бы внятно сформулировать, в чём эта выгода может заключаться. В лучшем случае – оказываются в эмиграции, как большинство политиков, уговоривших в феврале 1917 го Николая II Александровича Романова отречься от престола. А то и сочиняют извращённые судебные технологии ради взаимоистребления, как герои Великой Французской революции.

Это логично вытекает из всего хода гайдаровского исследования. Сильные мира сего опираются не столько на собственные мышцы и нервы, сколько на обширную паутину общественных взаимосвязей. Смута же рвёт всю ткань общества со всеми паутинами, сплетёнными из её нитей. Всякий надеющийся, как и прежде, ловить зазевавшихся мух, да ещё и ожидающий, что в обвальной неразберихе они будут летать вслепую и чаще попадаться, рискует оказаться вовсе без опоры. Сплести же новую паутину – дело далеко не секундное: далеко не каждый успеет вновь прочно приклеиться к обществу.

После нескольких перетасовок наверху оказываются те, кто не только готов свалить вину за все неполадки на предыдущее поколение управленцев, но и искренне верует в их вину. Кто сам готов пользоваться служебным положением и, естественно, склонен полагать, что cosi fan tutte [все делают это – название оперы Моцарта]. Кто исходит из неких политических доктрин (от общественного договора Руссо, который якобы можно нарушить только по злой воле, до марксовой концепции классовой борьбы, определяющей едва ли не всё поведение человека его положением в обществе). Кто, наконец, объясняет злым умыслом даже последствия обычной глупости.

И это также неизбежно. В атомизированном обществе, где даже жизненно важные взаимосвязи утрачены, срабатывают только простейшие – одноходовые – решения. А что может быть проще, нежели бросить очередных козлов отпущения на пики изголодавшейся парижской бесштанной толпы [в предреволюционные годы неотъемлемой частью дворянского костюма были пышные шорты – кюлоты, а всех носивших обычные брюки презрительно именовали санкюлотами – бесштанниками] или штыки кронштадтских матросов, озверевших от бездельного ожидания грядущих сражений!

Гражданская война после краха управленческих структур, по счастью, не строго обязательна – это доказывает, в частности, личный опыт самого Гайдара: Ельцину удалось удержаться на грани, ограничившись символическим обстрелом пустых этажей здания Верховного Совета 4 го октября 1993 го. Но вероятность такой войны всё же весьма велика. Альтернативных проектов устройства общества всегда немало. После краха существующих управленческих структур все их сторонники одновременно желают осуществить свои идеи на свежеобразованном пустом месте. Столкновения неизбежны.

Да и сторонники восстановления разрушенной системы никуда не исчезают. Как справедливо отметил Гайдар, распад всегда занимает считаные дни, поскольку все звенья управления взаимосвязаны и взаимоподдерживаются, так что устранение верхушки мгновенно обрушивает всю пирамиду. Это выглядит столь внезапным, что велик соблазн списать провал на заговор или случайную ошибку. На постсоветском пространстве реваншисты в значимых количествах проявились разве что в Таджикистане – в качестве вынужденного противовеса агрессивным исламским фундаменталистам, устроившим полномасштабную резню всех представителей более современных психологий. Но, скажем, популярность Лжедимитриев и многолетнее крестьянское сопротивление в Вандее доказывают, сколь популярна обычно в народе идея возврата в прошлое ради избавления от трагичного настоящего. Этого достаточно для перехода неизбежных конфликтов в силовую форму, делающую настоящее всё трагичнее.

Итак, последствия любой смуты почти не зависят от исходного повода к массовому признанию нелегитимности существующей системы государственного управления. Они всецело определяются самим фактом разрушения этой системы и принципиальной невозможностью мгновенного признания легитимности (не говоря уж о технических трудностях формирования) какой бы то ни было новой системы того же назначения.

Всякий, кто отрицает право существующей власти на само её существование, кто призывает к немедленному её уничтожению, кто повторяет формулу Эжена Потье «весь мир насилья мы разроем до основанья», в конечном счёте открывает путь насилию (а заодно и голоду, и неравенству) несравненно худшему, нежели то, кое тщится отменить. Сколь ни преступна сама власть – её низвергатели куда преступнее. Даже если их намерения столь же чисты и благородны, как у Мирабо с Робеспьером или Родзянко с Шульгиным, не говоря уж о Касьянове с Каспаровым. Таковы неоспоримые выводы из исторических фактов, отобранных Егором Тимуровичем, и убедительного анализа, проделанного им буквально в последние месяцы трагически оборвавшейся жизни. Будем достойны этого завещания великого реформатора.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   35

Похожие:

Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории iconАнатолий Вассерман: Главные итоги 2012 года
Я уже не раз говорил и, наверное, ещё не раз скажу, что главным итогом 2012 года мне представляется второе пришествие Владимира Владимировича...
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории iconАнатолий Саватеев "Религиозно политические сочинения Усмана Дан Фодио"
Д. А. Ольдерогге в одной из наиболее известных своих работ – «Западный Судан в XV-XIX вв. Очерки по истории и истории культуры» [Ольдерогге,...
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории iconСмерти Аушвиц. Десятилетняя Сара рвется домой, к четырехлетнему братику,...
Около десяти тысяч евреев, жителей Франции, томятся в неведении на стадионе «Вель д'Ив». Старики, женщины, дети… Всех их ожидает...
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории iconАнатолий Владимирович Тарасов Настоящие мужчины хоккея
О героях победного прошлого, о тех, кто создавал советскую школу хоккея, кто в честном соперничестве демонстрируя высокий дух, коллективность...
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории iconМитрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру...
Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников) родился 19 февраля 1924 года в Москве. Церковное служение начал в 1944 году...
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории iconАнатолий Петрович Левандовский Жанна д'Арк Жизнь замечательных людей...
С тех пор утекло много воды. Вышли сотни статей и книг о Жанне как на ее родине, так и за пределами Франции, кое что даже было переведено...
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории icon19 февраля 20013 года на 74-м году жизни скончался Анатолий Иванович...
Анатолий Иванович Яковлев, кандидат исторических наук, доцент кафедры социологии и социальных технологий чгу. От нас ушел очень светлый,...
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории iconПрограмма курса Теория и методология истории для в/о фад 03. 10. 05. 12. 2012 г лекции
Тема Теория и методология истории: предмет и задачи курса. Теория истории, методология истории, эпистемология истории, философия...
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории iconНо все-таки, идеальная обвертка сводится к осознанию и эти вопросы,...
«Нечего надеть и мало места в шкафу» это ситуации, с которыми так или иначе сталкивается каждая женщина, но как найти выход?
Анатолий Александрович Вассерман Скелеты в шкафу истории Анатолий Вассерман Скелеты в шкафу истории icon-
Ее муж, уродец Франц-Йозеф Геббельс, министр пропаганды гитлеровской Германии, спокойно похрапывал рядом. Она встала с кровати, подошла...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница