2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в


Название2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в
страница1/8
Дата публикации02.06.2013
Размер0.82 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8


1.Научная мысль в 17-18в.в. и ее основные достояния в отрасли теории истории.



2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в.
Первый спецкурс «Энциклопедия и методология истории» прочитал в стенах Берлинского университета И.Г. Дройзен в 1857г. Однако широкая разработка методологических вопросов истории начина­ется лишь с 80-90-х гг. XIX в. С этого времени форми­руются основные методологические направления: позитивизм, неокантианство и «философия жизни».

Позитивистская методология истории складыва­лась под сильным влиянием естествознания. Идеал «ес­тествознания об обществе» приобрел в ней программ­ный характер. Позитивисты мечтали возвести историю в ранг точных наук, причем речь шла о познавательных установках т.к. «классической науки», сформировавших­ся в науках о природе к середине прошлого столетия. Характерной чертой позитивистской историо­графии являлся теоретико-познавательный оптимизм, стойкая вера в возможность средствами науки познать и преобразовать мир в благоприятную для человека сто­рону. Ее теоретики были защитниками идеи единства научного познания природы и общества. Они стреми­лись внедрить в историческое исследование методы ес­тественных наук, игнорируя подчас различия в познава­тельном процессе в двух группах наук, ориентировать историю на поиск законов общественного развития, и сопоставлять природные и соц. явления. Основополагающим принципом исторического познания позитивизм считал объективность исследования. Для соблюдения объективности и точности его сторонники готовы были пожертвовать широкими теоретическими обобщениями. Поэтому позитивистскую исто­риографию нередко обвиняют в эмпиризме.

Недооценка теории и методологии привела к то­му, что к концу XIX в. позитивистская наука вступила в кризисную стадию развития. Тогда собственно и появляются первые труды исследователей-позитивистов по методологии истории, авторы которых стремились вос­полнить пробел в обосновании своего научного метода. «Учебником позитивизма» была признана работа фран­цузских историков Ш. Ланглуа и Ш. Сеньобоса «Введение в изучение истории» (1898). Среди русских ученых этого направления выделяются как методологи Ключевский. В своем стремлении к объективности позитиви­сты пришли к утверждению, что задача историка — собирание, отбор и критика фактов. Они исходили из убеждения, что источник представляет собой «окно, открытое в прошлое», и исследователь имеет все возможности через окно заглянуть в прошлое. Такой подход низводил историю до уровня фик­ции и обработки документов, что и привело ее к методологическому кризису.

^ 3. Методологический кризис в исторической науке кон. 19 – нач. 20в.в. и формирование методологических концепций в пер. пол. 20в.
В кон. 19в. кризис охватил не только историю. По характеру он являлся общенаучным. Важнейшим фактором здесь выступало станов­ление неклассического естествознания. В науках происходила дифференциация дисциплинарных идеалов и норм исследования. Не обошел стороной историографию. Среди тех, кто первым выступил против крайно­стей натурализма позитивистской социологии и исто­риографии, был немецкий философ В.Дильтей (1833-1911), теоретик «философии жизни». Он противопос­тавлял мир природы и мир человека с выделением соответствующих двух групп наук. Главным тезисом дильтеевской методологии было: «Природу мы объясня­ем, душевную жизнь мы постигаем». Факты истории, даются непосредственно как ре­альность и как живая связь, которая не пре­рывается. И поскольку объект познания включается в контекст «внутреннего опыта» ученого, то специфичес­ким методом истории он провозгласил метод «понима­ния» прошлого изнутри. В основе этот метод был иррациональным и не способствовал объективному познанию прошлого. Как от­мечал его последователь Г. Лиммель, непросто было пре­одолеть пропасть между «Я» и «Не Я». Необходимо по­средничество между ними внешних объектов, т.е. ис­точников, но самое главное - это субъективный харак­тер воспроизведения в себе чужих, исторически удаленных представлений и чувств. Большое значение для развития исторического мышления имело утверждение В.Дильтеем единства по­знания и соц. практики. Исследователя нельзя оторвать от общественной среды, в рамках которой формируется мировоззрение ученого. Мировоззрение же складывается в результате занятой им в жизни по­зиции, жизненного опыта. В итоге философ пришел к выводу, что характер достоверности в науках иной, чем в естествознании. Дильтей также выступил против сведения цели исторической науки к решению вспомогательных задач по отношению к обобщающим общественным наукам. В целом его «философия жизни» как методология истории была чревата крайними релятивистскими выводами, сделанными тем же Г. Зиммелом. Под сомнение была поставлена научность исторического знания как такового.

Критиками как позитивизма, так и «философии жизни» в методологии истории выступили неокантиан­цы. Крупнейшим их представителем был немецкий фи­лософ Г.Риккерт (1863-1936). Неокантианцев интересовали вопросы классификации наук и специфики их методов. Методологию науки они конструировали с теоретико-познавательной точки зрения, отвергая психологический подход, свойственный В.Дильтею. Все науки неокантианцы подразделяли на генерализующие (обоб­щающие) и индивидуализирующие (описательные). «Идеографическая история, по убеждению Риккерта, никогда не может стать система­тизирующей наукой: она противится не только поискам законов, но и систематике вообще. Принижение роли общих понятий в истории яв­но не соответствовало тенденциям развития научного знания. Это вызвало критику даже в самом неокантиан­стве, что нашло выражение в учении немецкого историка Вебера, в частности, в выдвинутом им понятии «идеального типа» в социальных науках. И в то же время разграничение Риккертом круга вопросов, изучаемых историей и социологией, ориентация историографии на изучение конкретных причинно-следственных связей имело рациональное ос­нование. Несомненной заслугой неокантианцев было обоснование специфики исторического метода в их уче­нии о Ценностях. Аксиологический метод Риккерта обобщил специфические черты, присущие историческому познанию, однако место ценностного подхода было явно преуве­личено. Возражения вызвала и его трактовка ценностей как таковых.

Критика натурализма и позитивизма в историче­ской науке со стороны неокантианцев достигла крайних пределов, превратившись в борьбу с «естественно­научным миросозерцанием». Изоляция истории от на­ук о природе могла иметь негативный для нее характер. На это обратили внимание методологи новой волны в самом позитивизме. Во Франции это были М.Блок Л.Февр (1878-1956), в России — Р.Ю.Виппер (1859-1954) и др. Заслугой последнего был многоплановый и глубокий анализ теоретических проблем исторического познания под углом зрения его соц. обусловленности. Випперу принадлежит приоритет постановки проблемы исторического факта в науке. В целом его методологи­ческие воззрения отличались крайним релятивизмом. Идеи Виппера оказались весьма прием­лемыми для американского презентизма 20-50-х гг., представленного именами К.Беккера, К.Рида, Ч.Бирда и др. «Релятивизм» истории развенчал идею «тоталь­ной объективности» историографии, способствовал пре­одолению ее методологической ограниченности.
^ 4. Марксистская методологическая система в истории.
Одной из актуальных методологических проблем исторической науки стран СНГ в настоящее время яв­ляется установление соотношения формационно-цивилизационного и технологического подходов. Эта про­блема возникла в связи с кризисом концепции форма­ционного общества, которая долгое время безраздельно господствовала в советской историографии, и активным внедрением в науку цивилизационного и информаци­онного подходов.

Формационный подход исследует общество в статике и динамике, раскрывает его внутреннюю логику, а также законы его развития и функционирования. Он предполагает рассмотрение всех сфер общественной жизни, но стержнем общественно-экономической формации является способ производства материальных благ в единстве производительных сил и производственных отношений. Учение о формациях является краеугольным камнем марксистской исторической науки. В основе формационной теории лежит представление, согласно которому история трактуется как единый процесс прогрессивного развития от низшего к высшему.

Для своего времени формационная теория была значительным шагом вперед, ибо она впервые дала четкую универсальную схему всемирно-исторического процесса, основанную на материалистическом понимании истории. В основе формационного подхода лежит теория К.Маркса, которая применима лишь к анализу социаль­но-экономической сферы жизни людей, связанных с материальным производством. Ориентируя исследовате­лей на установление исторических закономерностей, он предоставляет возможность диахронистического и син­хронистического сравнения различных стадий. Однако распространение формационного подхода на все сферы исторического развития и придание этому аспекту зна­чения единого методологического и мировоззренческого принципа, непризнание возможности существования других подходов в постижении истории вызвало абсо­лютизацию категории общественно-экономической формации.

Формационная концепция, в соответствии с которой социальное развитие представлялось как процесс перехода от низшей формации к высшей, приводила к тому, что:

  • исключались возможности инволюционного (обратного) развития и фактически игнорировались особенности стран и народов со своими устойчивыми социальными связями и структурой;

  • абсолютизировалось революционное насилие и тем самым приуменьшалась роль эволюции, периодов реформ;

  • подчеркивалось значение макроисторических единиц (формация, способ производства, класс и др.) и фактически недооценивался микроанализ на уровне общины, семьи, индивида;

  • замалчивались мировосприятия людей, их ду­ховные ценности и психология.

В связи с отходом части историков от марксист­ской интерпретации истории возрос интерес к цивилизационной концепции, разработанной в трудах Н.Л.Да­нилевского, О.Шпенглера, А.Тойнби.

^ 5. М.Вебер и его методологическая система.
Весьма привлекательной исследовательской программой является концепция социального действия М.Вебера. Свою концепцию Вебер называет «понимающей социологией». Социология анализирует социальное действие и тем самым объясняет его причину. Понимание означает познание действия через его субъективно подразумеваемый и переживаемый смысл. Вместе с «субъективным смыслом» в социальном познании оказывается представленным все многообразие человеческой культуры: идеи, идеологии, мировоззрения, представления и т.п.

Основные категории понимающей социологии – поведение, действие и социальное действие.

Поведение – всеобщая категория деятельности. Оно считается действием, когда и поскольку действующий связывает с ним субъективный смысл. Вебер выделяет 4 типа социального действия:

  • целерациональное – когда предметы внешнего мира и другие люди трактуются как условия или средства действия, рационально ориентированного на достижение собственных целей;

  • ценностно-рациональное – определяется социальной верой в ценность определенного способа поведения как такового, независимо от конечного успеха деятельности;

  • аффективное – определяется непосредственно чувствами, эмоциями;

  • традиционное – побуждается усвоенной привычкой, традицией.

В соответствии с членением социальных действий выделяются 4 типа легитимного порядка: традиционный, аффективный, ценностно-рациональный, легальный.

По признанию Вебера, большое воздействие на него имели работы К.Маркса. Свои работы по социологии религии и методологии социальных наук он рассматривает как направленные против марксистской концепции общества и истории.

^ 6. Структурализм и развитие методологии исторических исследований.
Структурализм, возникший в 50-е годы во Франции, в связи с переходом ряда общественных наук с описательного на абстрактно-теоретический уровень знаний. Специфика структурализма, однако, с самого начала состояла в том, что в своей исследовательской практике он опирался на изучение знаковых систем и оказался в тесной связи с развитием семиотики. За сознательным манипулированием знаками, словами, образами, символами структуралисты стремились обнаружить скрытые неосознаваемые глубинные структуры. Им, а не историческим событиям, отводилась главная роль в историческом познании. Этим же определялась степень объективности и научности исследования. Событие рассматривалось как видимое, поверхностное отражение более глубоких структурных изменений в общественной жизни. Культура, которая находилась в центре исследования структуралистов, рассматривалась как совокупность прежде всего знаковых систем. Это означало формирование некого первичного массива текстов (источников), подвергавшихся изучению. Коль скоро текст и язык, на котором он изложен, считался важнейшей составной частью культуры, то постепенно именно язык стал объектом структурно-семиотического анализа и синтеза и выявления скрытых и бессознательных пластов культуры (ментальные структуры), которым якобы всегда подчиняется поведение человека.

Под влиянием неофрейдизма и неопозитивизма структурализм стал преувеличивать роль бессознательных механизмов. Упор на структуры, попытки устранить влияние субъективного фактора, а вместе с ним и познающего субъекта, вызвали критику структурализма как методологии истории со стороны экзистенциалистов и представителей других философских течений субъективно-иррационального свойства. Структурализм в истории, утверждали они, ведет к "смерти человека", обезличиванию истории. Критики делали упор на постоянное несоответствие в структурализме формы и содержания, теории и эмпирии. Как результат, начался процесс переосмысления всей истории идей, творчества, авторства, поиск точек радикальных преобразований в области культуры по принципу: "подвергай все сомнению". Теоретические конструкции в исторической науке стали рассматриваться всего лишь как плод познающего разума, судить об истинности которых невозможно. Методологической основой этого движения стал постструктурализм. Приставка "пост" означает не столько отрицание структурализма, сколько его включение в контекст исторической эпистемологии и преодоление. Никогда не признававший себя структуралистом, Мишель Фуко все же один из видных представителей этого направления. Более того, это едва ли не единственный философ, принесший структуралистские идеи в традиционную сферу. Структуралистский метод в применении к истории подводит Фуко к мысли, что прогресса, который чудится человеку, в его развитии на самом деле нет. Смысла в истории также нет, как нет и конечных целей. Что же касается истории культуры, то ее формируют “эпистемические структуры” (или эпистемы - системы всех отношений, существующих в данную эпоху между разными областями знания), действующие на бессознательном уровне и качественно определяющие разные области знания.
^ 7. Квантитационное направление в исторических исследованиях вт. пол. 20-21 в.в.
В американской квантитативной истории сфор­мировалось мнение, что историческое знание должно пройти через “математический фильтр”, стать “точным” и верифицируемым. Это противостоит концепциям субъективистской методологии истории о том, что исто­рическое знание должно быть гуманитарным, раскрывать “человеческую”, духовную сторону со­циально-культурной реальности, и не должно претендо­вать на точность, свойственную естественнонаучному знанию.

В советской квантитативной истории-клиометрии удалось выработать сбалансированный подход по этим вопросам, что позволило избежать многих крайностей. В соответствии с этим подходом математические методы исторического анализа имеют свои границы примене­ния и должны сочетаться с традиционными методами. Успех их использования зависит от теоретических и ме­тодологических идей и принципов, на основе которых ставится исследовательская задача, производится отбор, обработка и анализ данных исторического источника.

С применением Математических методов в исто­рии открылась возможность преодоления описательности в исследованиях, раскрытия количественной меры изучаемых процессов и явлений и более точного и строгого отражения соответствующих качественных ха­рактеристик. Не случайно количественные методы по­лучили широкое распространение в историко-экономических, историко-социальных, историко-культурных, историко-демографических исследованиях, археологии и обработке статистических данных. Применение количественных методов дает возможность получить дополнительную информацию и, обработав ее, расширить и углубить наши представле­ния об исторических событиях, явлениях и процессах.

  1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconВнутренняя политика Александра 1815-1825г. Движение декабристов:...
Российская империя в первой половине 19в.: основные направления внутренней и внешней политики
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconТематика семинарских занятий занятие введение в дисциплину «Социология»
Основные методологические направления и школы в социологии. Методы социологической науки
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconIX. Основные концепции правопонимания
Юридический позитивизм развивался во второй половине XIX в., а в первой половине ХХ в переродился в нормативизм, основные постулаты...
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconМетодологические проблемы историографии социальной работы
Термин «социальная работа», используемый во многих отечественных научных журналах, появился в широкой научной практике сравнительно...
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconНемецкий за три недели. Бизнес-курс Немецкий за три недели. Базовый-курс...
Немецкий затри недели. Иллюстрированный разговорник /под ред. Генри Дж. Мартина и Шмидта К. Л./ Москва: афон паблишинг. 2000. 136...
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconОбраз Павла I в историографии
По словам современного американского историка Н. Е. Саула, фигура Павла I является одной из самых противоречивых в российской истории...
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconПоложение (стандарт) бухгалтерского учета 7 "основные средства" Утверждено...
Основные средства (далее — Положение (стандарт) 7) определяет методологические принципы формирования в бухгалтерском учете информации...
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconПоложение (стандарт) бухгалтерского учета 7 "основные средства" Утверждено...
Основные средства (далее — Положение (стандарт) 7) определяет методологические принципы формирования в бухгалтерском учете информации...
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в icon5. Контрольные вопросы для подготовки к зачету / экзамену
Психология как наука: объект, предмет, основные направления. Основные методы психологических исследований
2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в iconФилософия истории введение
Для выяснения того, что такое философская всемирная история, я считаю необходимым прежде всего рассмотреть другие формы историографии....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница