Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма


НазваниеЛ. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма
страница1/3
Дата публикации30.03.2013
Размер266 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
  1   2   3

Л.И.Бородкин

Квантитативная история
в системе координат модернизма и постмодернизма


Драматичная эволюция квантитативной истории, испытавшей в 1960-х - 90-х гг. периоды подъема, пика 70-х гг. и последующей стабилизации, должна рассматриваться в контексте тех изменений, которые происходили в исторической науке в течение последних двух-трех десятилетий. Энтузиасты квантификации в исторических исследованиях, ассоциировавшиеся с перспективным направлением, основанным на использовании количественных подходов, статистических методов и математических моделей, обнаружили к 1990-м годам, что их методы уже не называют "новыми", а большая часть историков обратила свои взоры на другие подходы, характеризующиеся противоположными методологическими принципами. Каковы причины этой эволюции? Каковы возможные перспективы квантитативной истории? Ответ на эти вопросы во многом связан, на наш взгляд, с рассмотрением "траектории" развития квантитативной истории в осях модернистской и постмодернистской парадигм. Перпендикулярность этих осей контрастно иллюстрируется высказыванием одного из известных специалистов в области методологии социального познания: "Расщепленный образ исторической науки - с одной стороны, проникновением математических методов и других методик, с другой - постмодернизмом в целом - соответствует расщепленному состоянию самой истории"1 .

Не ставя перед собой задачи всестороннего анализа методологических проблем, связанных со сменой этапов развития квантитативной истории2 , обратимся к вопросу о влиянии на этот процесс указанного "парадигмального сдвига".

В вышедшей в 1997 г. книге известного американского историографа Г.Иггерса ("Историография в ХХ веке: от научной объективности к постмодернистскому вызову") автор пишет о самоопределении истории как научной дисциплины, подразумевающем четкое различение между работой историка в научном жанре и в стиле "литературного дискурса", между историками-профессионалами и любителями3 . Оценивая эволюцию мировой историографии ХХ в., Иггерс выделяет две основных тенденции. Первая связана с трансформацией традиционной нарративной, событийной истории в новые формы исторического исследования, ориентированные на подходы социальных наук ("social science- oriented forms of historical research"). Эта модернистская тенденция имела в исторической науке целый спектр проявлений - от квантитативных подходов социологии и экономики, структурализма школы Анналов до марксистского классового анализа; все эти течения ориентировались на модель научного исследования, принятую в естественных науках. В отличие от традиционной историографии с ее вниманием к индивидуальному, указанные течения подчеркивали важность изучения социальных структур и процессов социальных изменений4.

Как отмечает Иггерс, квантификация играла важную роль в исторической науке 1970-х гг.; она исходила из концепции, что исторические исследования могут отвечать требованиям науки только в том случае, если их результаты формулируются на языке квантификации, с помощью количественных и формальных методов 5 . Широкую известность получило высказывание Эммануэля Ле Руа Ладюри, сделанное им в 1973 г., о том, что "история, которая не является квантифицируемой, не может претендовать на то, чтобы считаться научной" 6. В обзоре новейших тенденций развития исторических исследований, подготовленном Дж. Барраклоу для ЮНЕСКО в 1979 г., отмечалось, что "поиск количественной меры, без сомнения, является наиболее могущественной из наблюдаемых новых тенденций в исторической науке; этот фактор более всех других разграничивает подходы, характеризующие историческую науку 1970-х годов от подходов 1930-х годов" 7 . Здесь, разумеется, следует видеть разницу между спорадическими применениями количественных методов в социальной и, особенно, экономической истории (как это было на протяжении многих десятилетий), и концепцией истории как развитой науки (science), активно применяющей количественные подходы и математические модели. Между этими полюсами и возникло направление в исторической науке, получившее название в Америке, а также во Франции и в странах Скандинавии (затем и в других странах Западной Европы), "social science history"8.

В 1960-х гг. увлечение квантификацией захватывает Анналы. В эти годы, отмеченные подъемом "структуралистской волны", историки - "анналисты" хотят следовать ученым - представителям точных наук (scientists - Л.Б.), они часто называют свои научные подразделения лабораториями и считают, что исследование должно использовать количественные подходы, если оно претендует на научность 9 . Значительная часть французских работ по социальной истории, опубликованных в те годы, относилась к жанру квантитативной истории10 . Так, на базе массовых демографических источников проводились исследования, целью которых было представить "тотальную историю" (histoire total) региона. Пожалуй, наиболее впечатляющим квантитативным исследованием тех лет была книга Ле Руа Ладюри "Крестьяне Лангедока", в которой рассматривалась "история без людей", основанная на статистическом анализе взаимосвязей длинных циклов динамики населения и цен на продукты питания 11 . Расширение возможностей использования компьютеров в 1970-е гг. изменило подходы французских историков к изучению ментальностей. В трактовке П.Шаню и М.Вовеля изучение "истории ментальностей" было возможно лишь на базе массовых данных, таких как завещания12 . Третье поколение школы Анналов, выдвинувшее целую плеяду энтузиастов квантитативной истории, уже "сходит со сцены", часть из них (включая Ле Руа Ладюри) в свое время переключили внимание на историческую антропологию.

Возникшее в ФРГ в 1970-е годы направление "Historische Sozialforschung" (HSF - "историко-социальные исследования") рассматривается немецкими учеными как "эмпирические, в особенности квантитативные исследования социальных структур и процессов прошлого, изучаемых теоретически и методически" 13 . Заметной вехой в развитии "немецкой модели" квантитативной истории (German Sonderweg to quantification), было создание в 1975 г. ассоциации QUANTUM, объединившей сотни исследователей, применяющих формальные и количественные методы в историко-социальных исследованиях. Члены этого сообщества рассматривают количественные методы в качестве необходимого инструмента исследования именно в связи с задачами анализа массовых явлений. При этом подчеркивается, что, в отличие от "обычного" использования математико-статистических методов в социальной истории, в исследованиях школы HSF качественные данные подвергаются квантификации, а затем обрабатываются с помощью тех или иных математических методов с целью проверки гипотез, а не для просто для получения статистических иллюстраций14.

Достижения и перспективы этих национальных школ "научно-ориентированной социальной истории" были оценены достаточно высоко, что позволило им существенно продвинуться по пути институционализации. Так, представителям школы Анналов в 1972 г. удалось реорганизовать Шестую секцию Высшей Практической Школы в Высшую Школу Социальных Наук (EHESS), целью которой была интеграция истории и социальных дисциплин в рамках широкой области "наук о человеке" (science de l'homme). В 1977 г. в Кельне (ФРГ) был открыт Центр историко-социальных исследований, который тесно связан с Центральным архивом эмпирических исследований Кельнского университета; на базе этого Центра вот уже 20 лет издается журнал "Historische Sozialforschung". Этот ряд можно продолжить, привлекая известные примеры из истории других национальных школ квантитативной истории15.

* * *

В нашей стране становление научного направления, связанного с применением количественных методов в исторических исследованиях происходило примерно в те же годы, что и в ведущих западных странах 16 . Первые публикации советских историков в этой области появились в начале 1960-х годов. Одним из пионеров нового направления, инициатором исследований на стыке двух наук был акад. И.Д.Ковальченко 17.

В 70-е годы спектр применений новых методов в исторических исследованиях существенно расширился. С их помощью были проведены крупные исследования по аграрной истории страны, истории социальных конфликтов, истории культуры и т.д. На рубеже 70-80-х годов в методический арсенал отечественных историков-квантификаторов вошли эффективные методы многомерного статистического анализа, математические модели динамических процессов. Последующее десятилетие еще больше обогатило инструментарий историков - уже в связи с "микрокомпьютерной революцией".

Без сомнений, не случайно И.Д.Ковальченко стал основоположником нового направления в советской исторической науке, связанного с применением количественных методов в исторических исследованиях (позднее это направление стали называть клиометрикой, квантитативной историей). Этому способствовали и присущее ему чувство нового, и его убежденность в том, что развитие истории как научной дисциплины должно быть связано с применением точных методов. Вообще, трудно себе представить, как развивалась бы в 60-80-е годы советская клиометрика, не будь у нее такого лидера, каким был И.Д.Ковальченко. Именно благодаря его научному авторитету стало возможным все то, что ассоциируется со становлением и развитием этого научного направления. Достаточно упомянуть здесь его инициативы по созданию в конце 60-х гг. при Отделении истории АН СССР Комиссии по применению математических методов и ЭВМ в исторических исследованиях, лабораторий и исследовательских групп данного профиля в академических институтах и университетах 18; введение рубрики, включающей раздел "методы исторического исследования" в журнале "История СССР", в классификаторе специальностей ВАК. В результате этой деятельности, направляемой И.Д.Ковальченко, в 70-х - 80-х годах в нашей стране сформировалось сообщество ученых, применяющих математические методы и ЭВМ в исторических исследованиях. С 1979 г. они регулярно собирались на заседаниях всесоюзного семинара "Количественные методы в исторических исследованиях", организованного Комиссией и историческим факультетом МГУ (по сути, это был международный семинар: за 15 лет на нем выступили с докладами около 30 зарубежных ученых). Важную роль в становлении нового направления сыграли выездные школы-семинары по новым методам исторических исследований, поддерживаемые в 80-х гг. Московским университетом. Под его редакцией в 1984 г. был издан первый в СССР учебник по новой дисциплине "Количественные методы в исторических исследованиях", выпущены в 70-90-е гг. в издательстве "Наука" восемь сборников в серии "Математические методы в исторических исследованиях". Опубликованный в 1987 г. библиографический список работ советских историков- квантификаторов включал около 500 названий статей и книг19 . За последнее десятилетие он вырос еще почти вдвое.

Отечественная школа квантитативной истории развивалась по своей собственной "траектории", но она не была периферийной; ее развитие шло в контакте с другими национальными школами, в международном контексте. И в этом также была важная заслуга И.Д.Ковальченко. Он стоял у истоков советско-американской программы сотрудничества в области применения количественных методов и ЭВМ в исторических исследованиях. Двусторонние симпозиумы, проведенные в рамках этой программы в Балтиморе (1979 г.), Таллине (1981 и 1987 гг.) и в Калифорнии (1991 г.) сыграли заметную роль в обмене опытом двух различающихся национальных школ; они завершились публикацией сборников трудов этих симпозиумов - как в нашей стране, так и в США 20. Полезным было также сотрудничество с немецкими историками-квантификаторами, одним из итогов которого была публикация в ФРГ специального выпуска журнала общества QUANTUM, посвященного работам советских историков, применяющих математические методы и ЭВМ21 .

Международное сотрудничество советских историков-квантификаторов было "улицей с двусторонним движением". Достижения отечественной школы получили признание и со стороны зарубежных специалистов 22 . Так, проф. Конрад Ярауш (США), сопредседатель Международной Комиссии по применению количественных методов в исторических исследованиях (INTERQUANT), выделяет несколько национальных школ в области квантитативной истории, в том числе и советскую. В оценочном плане представляется интересной также следующая цитата из обзора К. Ярауша: "Различия между подходами, развиваемыми национальными школами квантитативной истории, оказываются, вопреки ожиданиям, на удивление существенными. Можно даже говорить о соревновании между американской (Historical Social Science), французской (Annales) и российской (Russian Marxist Quantification) парадигмами, особенно в развивающихся странах, которые импортируют не только машины, но также и методы/методологию"23 .

Во вступительной статье к сборнику работ советских клиометристов, опубликованному в США, его редактор, проф. Дон К.Роуни характеризует советскую школу квантитативной истории как одну из национальных школ с богатыми традициями24 . Интересно, что обсуждая ее специфику в методически-методологическом плане, Роуни пр иходит к выводу о том, что в большинстве своем используемые советскими клиометристами методы ориентированы не столько на анализ, сколько на синтез, агрегирование данных источников 25 . Сравнивая советскую школу квантификации с американской, он выделяет другой интересный аспект: советские историки, применяющие количественные методы, в отличие от своих американских коллег не находятся в позиции обороняющихся, их работы не вызвали того вала критики со стороны историков-"традиционалистов", с которым столкнулись американские клиометристы26 .

Оценивая уровень развития квантитативной истории в нашей стране, К.Ярауш подчеркивает еще одну ее специфическую черту: "Тесное сотрудничество советских историков с математиками обеспечило высокие стандарты исследований в ряде областей, например, связанных с применением многомерного анализа"27 . В этой связи отметим также замечание К.Ярауша о своеобразии программного обеспечения, создаваемого и используемого советскими клиометристами - на фоне той унификации (идущей из США), которой характеризуются компьютерные аспекты работы историков других стран (за исключением Франции).28

Как нам представляется, развитие в нашей стране нового направления исследований, связанного с применением математических методов и ЭВМ в исторической науке, показало пример достаточно успешного сотрудничества историков и математиков 29 . Эти результаты являются во многом следствием организации лабораторий соответствующего профиля в академических институтах и университетах. Штат этих лабораторий включал и историков, и специалистов в области прикладной математики, кибернетики и информатики. "Это - реальное выражение развития комплексности в исторических исследованиях", - отмечал И.Д. Ковальченко. "Взаимопроникновение, синтез конкретно-содержательного, гуманитарного и формально-логического, математического подходов - вот тот узел, искусство завязывания которого при прочих равных условиях обеспечивает успех в применении математических методов в исторических исследованиях"30 . Наличие группы квалифицированных специалистов в области прикладной математики и информатики (это одна из особенностей отечественной школы квантитативной истории), а также сложившееся взаимопонимание между ними и историками-квантификаторами обеспечили достаточно высокий уровень использования сложных и эффективных математико-статистических методов и моделей - даже в условиях нехватки передовой вычислительной техники в 70-е - 80-е годы .

Важным аспектом в работах отечественной школы квантификации была разработка методологических проблем применения количественных методов в исторических исследованиях. Немало работ по этой проблематике опубликовал И.Д.Ковальченко. Собственно, в каждой его работе, связанной с применением новых методов, уделялось внимание методологии. Наиболее же полно эти проблемы рассмотрены в его фундаментальной монографии "Методы исторического исследования"
  1   2   3

Похожие:

Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconОкружность радиуса с центром в начале координат
Определение. Уравнением линии (кривой) на плоскости в декартовой системе координат называется уравнение, где функция двух переменных...
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconИсследовательская работа Исследование функций и построение графиков...
Целью этой работы является разработка исследований функций и построение их графиков в полярной системе координат
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconПроблемы модернизма и постмодернизма в зарубежных литературах
Белобратов Александр Васильевич, канд филол наук, доц., СпбГУ. Роман Р. М. Рильке «Записки Мальте Лауридса Бригге»: к проблеме нарративной...
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма icon1 Построение чертежа по методу Монжа. Четверти и октанты пространства...
Эти оси пересекаются в точке о- точке начала координат. Оси проекций принимают за оси координат – натуральной системой прямоугольных...
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconИсследование систем линейных уравнений. Базисное решение
...
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconВопросы к тестированию и экзамену по дисциплине «Основы космической геодезии»
Локальные референцные системы координат ск-42, ск-95 (отсчетный эллипсоид, принципы построения, погрешности взаимного положения пунктов...
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconПрежде всего, займемся терминологией
Как правило, все системы, описывающие движения человека, базируются на трехмерной системе координат. Стандартные обозначения трех...
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconВ. И. Ленин Основной чертой современного развития общества, с точки...
Основной чертой современного развития общества, с точки зрения теории модернизма, является …
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconСписок обязательной литературы учебная литература: История русской...
Гаспаров М. Л. Антиномичность поэтики русского модернизма // Гаспаров М. Л. Избранные труды: в 2 т. Т. О стихах. М., 1997. С. 434-455;...
Л. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма iconНауки о культуре после постмодернизма (статья)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница