Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938


НазваниеФрансуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938
страница6/32
Дата публикации01.04.2013
Размер1.46 Mb.
ТипСочинение
userdocs.ru > История > Сочинение
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
^

Глава VI.

О том, как Пантагрюэль встретил лимузинца, коверкавшего французский язык




Как-то раз, не сумею сказать – когда именно, Пантагрюэль после ужина прогуливался со своими приятелями у городских ворот, где берет начало дорога в Париж. Здесь он повстречал весьма миловидного студента, шедшего по этой дороге, и, поздоровавшись с ним, спросил:

– Откуда это ты, братец, в такой час?

Студент же ему на это ответил:

– Из альмаматеринской, достославной и достохвальной академии города, нарицаемого Лютецией.

– Что это значит? – обратился к одному из своих спутников Пантагрюэль.

– То есть из Парижа, – отвечал тот.

– Так ты из Парижа? – спросил студента Пантагрюэль. – Ну, как же вы, господа студенты, проводите время в этом самом Париже?

Студент ему на это ответил так:

– Мы трансфретируем Секвану поутру и ввечеру, деамбулируем по урбаническим перекресткусам, упражняемся во многолатиноречии и, как истинные женолюбусы, тщимся снискать благоволение всесудящего, всеобличьяприемлющего и всеродящего женского пола. Чрез некоторые интервалы мы совершаем визитации лупанариев и в венерном экстазе инкулькируем наши веретры в пенитиссимные рецессы пуденд этих амикабилиссимных меретрикулий, а затем располагаемся в тавернах «Еловая шишка», «Замок», «Магдалина» и «Мул», уплетандо отменные баранусовые лопаткусы, поджарентум кум петруцка. В тех же случаях, когда карманари ностри тощают и пребывают эксгаустными от звонкой монеты, мы расставамус с нашими либрисами и с лучшими нашими орнаментациями и ожидамус посланца из отеческих ларов и пенатов.

Тут Пантагрюэль воскликнул:

– На каком это чертовом языке ты изъясняешься? Ей-Богу, ты еретик!

– Сениор, нет, – возразил студент, – ибо едва лишь возблещет первый луч Авроры, я охотниссиме отправляюсь во един из велелепейших храмов, и там, окропившись люстральной аквой, пробурчав какую-нибудь стихиру и отжарив часы, я очищаю и избавляю свою аниму от ночной скверны. Я ублажаю олимпиколов, величаю верховного Светоподателя, сострадаю ближнему моему и воздаю ему любовью за любовь, соблюдаю десять заповедей и по мере сил моих не отступаю от них ни на шаг. Однакорум поеликве мамона не пополнирует ни на йоту моего кошелькабуса, я редко и нерадиво вспомоществую той голытьбарии, что ходит под окнами, молендо подаяниа.

– А, да пошел он в задницу! – воскликнул Пантагрюэль. – Что этот сумасшедший городит? Мне сдается, что он нарочно придумал какой-то дьявольский язык и хочет нас обморочить.

На это один из спутников ему сказал:

– Сеньор! Этот молодец пытается обезьянничать с парижан, на самом же деле он обдирает с латыни кожу, хотя ему кажется, что он подражает Пиндару; он совершенно уверен, что говорит на прекрасном французском языке – именно потому, что говорит не по-людски.

– Это правда? – спросил Пантагрюэль.

Студент же ему на это ответил:

– Сениор миссер! Гению моему несродно обдираре, как выражается этот гнусниссимный сквернословус, эпидермный покров с нашего галликского вернакула, – вицеверсотив, я оперирую в той дирекции, чтобы и такум и сякум его обогатаре, дабы стал он латинокудрым.

– Клянусь Богом, я научу тебя говорить по-человечески! – вскричал Пантагрюэль. – Только прежде скажи мне, откуда ты родом.

На это ему студент ответил так:

– Отцы и праотцы мои генеалогируют из регионов Лимузинских, идеже упокояется прах святителя Марциала.

– Понимаю, – сказал Пантагрюэль, – ты всего-навсего лимузинец, а туда же суешься перенимать у парижан. Поди-ка сюда, я тебе дам хорошую выволочку!

Тут он схватил его за горло и сказал:

– Ты обдираешь латынь, ну, а я, клянусь Иоанном Крестителем, заставлю тебя драть козла. Я с тебя с живого шкуру сейчас сдеру!

Тут бедный лимузинец завопил:

– Эй, барчук, слышь! Ой, святой Марциал, помоги! Ох, да отступись ты от меня за ради Бога, не трожь!

– Вот сейчас ты заговорил по-настоящему, – заметил Пантагрюэль.

И с этими словами он его отпустил, ибо бедняга лимузинец в это самое мгновение наложил полные штаны, задник же на штанах у него был с прорезами.

– Святой Алипентин, ну и аромат! – воскликнул Пантагрюэль. – Фу, вот навонял репоед проклятый!

Итак, Пантагрюэль отпустил его. Однако ж воспоминание об этом происшествии преследовало лимузинца всю жизнь, и до того он был этим потрясен, что все ему чудилось, будто Пантагрюэль хватает его за горло, а несколько лет спустя он умер Роландовой смертью, в чем явственно виден гнев Божий, и пример этого лимузинца подтверждает правоту одного философа у Авла Геллия, утверждавшего, что нам надлежит говорить языком общепринятым и, по выражению Октавиана Августа, избегать непонятных слов так же старательно, как кораблеводитель избегает подводных скал.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Похожие:

Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconФрансуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль III «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938
Автор просит благосклонных читателей подождать смеяться до семьдесят восьмой книги
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconФрансуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль «Гаргантюа и Пантагрюэль»:...
Роман великого французского писателя Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» – крупнейший памятник эпохи французского Ренессанса....
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconФрансуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль I «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938
Перед нами книга, составившая эпоху в истории французской общественной мысли и вошедшая в фонд мировой классической литературы. Четыреста...
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconФрансуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль I «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938
Перед нами книга, составившая эпоху в истории французской общественной мысли и вошедшая в фонд мировой классической литературы. Четыреста...
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 icon1. Франсуа Рабле. «Гаргантюа и Пантагрюэль» (1532-1553)
Мигель де Сервантес Сааведра. «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (1605–1615)
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconТворчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса
Из всех великих писателей мировой литературы Рабле у нас наименее популярен, наименее изучен, наименее понят и оценен
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconМ. М. Бахтин творчество франсуа рабле и народная культура средневековья и ренессанса
Из всех великих писателей мировой литературы Рабле у нас наименее популярен, наименее изучен, наименее понят и оценен
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconТемы рефератов к курсу «Философия» I
Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. – М., 1965
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconРазличные версии романа, прежде всего стихотворные среди них выделяются...
На русском языке неоднократно (1903, 1913, 1938, 1956 гг.) печаталась обработка легенды, сделанная французским ученым Жозефом Бедье...
Франсуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль II «Гаргантюа и Пантагрюэль»: Гослитиздат; 1938 iconПредисловие переводчика к книге Франсуа Федье «Голос друга»
Франсуа Федье любит издавать небольшие книги, состоящие из одного трактата, одной лекции, одной глоссы к какому-то пассажу, строке,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница