Уилл Эллиот «Пилигримы»


НазваниеУилл Эллиот «Пилигримы»
страница33/40
Дата публикации02.04.2013
Размер5.79 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   40

Глава 49
Вольных городов было всего шесть, однако вокруг стола в форме полумесяца в тайном кабинете, построенном вдали от шума базара, доносящегося снизу, издалека, сидело семеро. Слово «тайный» было ключевым – слишком уж много мишеней собиралось сразу в одном месте. Огни города ярко сияли снаружи за высоким окном, протягиваясь дальше, чем хватало взора. Тарелки с деликатесами стояли на столе перед мэрами, которые их по большей части игнорировали. После недели, на протяжении которой приходилось питаться крольчатиной, кривыми корешками, найденными в лесу, и другим подножным кормом, у Анфена появилось жуткое искушение подойти и начать запихивать в рот руками холодное мясо, сыры и спелые ягоды.

Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы сообразить, почему здесь сидели семь мэров – как это ни нелепо, Разрозненные народы наконец то получили право голоса в вопросах, рассматриваемых Советом. По крайней мере, этот тип еще не был представлен как мэр, а назван лишь «делегатом» пары миллионов человек, раскиданных по бескрайним просторам, от маленьких групп кочевников до больших рыбацких деревень, стоящих у Моря Божьих Слез, которым недоставало разве что официального звания городов. Более того, представитель был родом из Высоких Скал, города, мэр которого и без того сидел за столом. Анфен никак не проявил своего неудовольствия от этого идиотизма, поскольку внутренняя политика городов никак его не касалась, однако, когда седьмого «мэра» представили остальным, он уловил схожую неприязнь со стороны двоих мужчин, сидящих за столом.

Остальные были ему знакомы, за исключением одного. Тситх вместо своего мэра отправил на совет официального представителя, советника – вне всякого сомнения, еще одна заноза в боку для всех собравшихся за столом в форме полумесяца. И еще одно препятствие для Анфена, если этот вопрос будет вынесен на голосование: советник мэра не обладает достаточной властью, чтобы подписаться от имени города на что то вроде разрушения Стены в Конце Света. «Возможно, ваш мэр слишком стар и болен, чтобы выдержать путешествие до Эльвури, – сердито подумал Анфен. – В таком случае пора вам раздобыть себе нового».

Рука Мучителя лежала в мешке у ног разбойника. Собравшиеся то и дело бросали на сумку любопытные взгляды, проходя через бессмысленные формальности. Анфен тяжело опустился на стул, прежде чем мэры успели закончить представление присутствующих – легкое нарушение протокола, за которое он заработал суровое покашливание мэра Фейфена. «Если она сейчас начнет метаться по комнате не хуже Инвии, будем считать, что это само по себе наказание», – кисло подумал предводитель.

– Дорога долгая? – поинтересовался Ильгрези, мэр Эльвури.

Улыбка избороздила морщинами его щеки, собралась в складках у глаз, черных и слепых, как два камня, и не отражающих ничего.

– Я подумал, что можно опустить некоторые… – Анфен чуть не сказал «глупости», но поспешно поправился: – Любезности, особенно если учесть, что у вас на пороге сидит вражеская армия, мэр.

– О да. Вас предупредили о последних новостях? – уточнил Ильгрези, улыбнувшись еще шире и с искренней веселостью.

Анфен про себя горячо пожелал, чтобы мэр этого не делал, поскольку зубы у него были металлические и давно уже стали такими же черными, как и его глаза.

– Нет, но по пути сюда я увидел, что они строят лагерь. Я прибыл несколько часов назад. По моим оценкам, здесь собралось не меньше десяти тысяч.

– По вашему, это осада? – уточнил мэр.

– Если бы не явная нехватка артиллерии, я бы сказал – да.

– И если бы не нехватка сил у южных ворот! Но, возможно, они еще пришлют кого нибудь и туда. В конце концов, они попросили у нас права прохода.

Анфен моргнул:

– Какая нелепость… И куда они собираются идти?

– А, вот этого они как раз говорить не хотят. Они отправили сюда своего посланца с каменным лицом, который попросил позволить им миновать перевал, а затем двинуться по восточным дорогам в обход городских стен. Что, по Его воле, даст им доступ к нашим южным воротам.

– И что вы думаете по этому поводу? – спросила Лиха, наклонившись к Анфену.

Мэр Фейфена была единственной женщиной среди собравшихся.

– Я не знаю, что думать, – ответил разбойник, прекрасно понимая, что они уже обсудили все стороны этого вопроса со своими гениальными помощниками и советниками – так зачем терзать еще и его? Если только не затевается очередная проверка на преданность или компетенцию… – Возможно, эта просьба сводится лишь к одной цели – потянуть время, или же у них слишком много солдат, а потому их не жалко отправить на любое самоубийственное задание, а заодно узнать ваши оборонительные возможности и силы, чтобы предложить какой нибудь невыгодный договор.

– Заодно в наших войсках появились бы ветераны. – Ильгрези пожал плечами: мол, пусть их… – В нашей армии только молодежь, в конце концов. Им бы не повредил боевой опыт.

Анфен застонал про себя. Им бы не повредило угодить в резню? Каким образом? Неужели вы думаете, что они жаждут узреть льющуюся кровь и расколотые черепа? Это поможет им крепче спать по ночам? Сваливать огромные валуны вниз по крутому утесу и выпускать стрелы в долину по беззащитным мишеням – это не бой.

Он прочел эхо своих мыслей на лицах двоих мэров, которым самим довелось побывать в настоящем бою и которые знали, что это не просто красивая абстракция. Один из них, Таук, тоже бывший чемпион в состязаниях Шлем Доблести, нынешний мэр Тантона, сказал:

– За них все скажут их действия. Пока они поворачиваются, чтобы выбрать другую дорогу, подлиннее. Скорее, они ждут – и получают все больше сил. А теперь давайте послушаем вести, которые принес Анфен. Он проделал долгий путь, а мы делаем его еще длиннее.

Разбойник поинтересовался:

– Один вопрос. Вы послали за мной Зоркого Глаза. Могу я узнать почему?

– Узнать, жив ли ты еще, и заодно дать тебе провожатого, если такой нужен, – пояснил Таук. Выражение его лица ясно говорило о том, что он сказал правду – но не всю. – Мы должны были уехать – города ведь не управляются сами по себе. Отдельные амбициозные граждане уже начали сочинять прочувствованные речи. Уверен, то, что я попал в плен и скончался в страшных муках, уже известно всему моему городу. – Остальные мэры согласно рассмеялись. – Полагаю, твой рассказ объяснит отсутствие Зоркого Глаза среди твоих спутников.

Они по большей части молчали, пока Анфен рассказывал обо всем, что произошло. План разместить базу непосредственно под замком провалился из за земляных людей, хотя воин и не ожидал иного исхода – несмотря на освобождение некоторых рабов, принадлежащих к их народу, в качестве жеста доброй воли и на огромные взятки. Он понял по выражениям лиц членов Совета, что они отправят его – или кого то другого – попытаться еще раз. Анфен отчитался об успехах в нанесении на карты отдельных секций тоннелей, расположенных ближе к замку и даже непосредственно под ним, поскольку они обнаружили весьма солидную территорию подземелий, очевидно неизвестных даже тамошним жителям, как раз рядом с входом в Иномирье.

Это, в свою очередь, привело его к рассказу о пилигримах. Эта часть повествования определенно заинтересовала мэров. Он видел, что с их губ готовы сорваться сотни вопросов. Анфен рассказал им обо всем, что им было нужно знать, и невольно ощутил раздражение, поняв, что больше всего их интересуют совершенно тривиальные вещи – личность иномирцев, их одежда, вещи… Он поднял руки:

– Прошу вас. Мы зря теряем время. Вы должны услышать не о них самих, а об амулете, который я нашел у Кейса. Старику его дала Инвия, которая затем подняла его на верхние этажи замка.

Эта новость заинтересовала их еще больше. Анфену удалось удержать внимание слушателей, рассказав им с убедительностью и в подробностях о том, что он видел в амулете – разговор между Ву и Архимагом, ужас первого, вызванный возможным разрушением Стены, его очевидный страх перед заговором, имеющим целью уничтожить ее. Но Анфен прочел на лицах мэров скептицизм и сомнения.

– Мы примем решение насчет этой затеи со Стеной путем голосования, – произнес мэр другого Великого Вольного города, Йинфеля. – Полагаю, тебе есть что добавить? Пора уже показать нам содержимое этой сумки, лежащей у твоих ног.

Анфену было нелегко пронести ее мимо охраны. Он расстегнул пряжки. Внутри лежала рука Мучителя, похожая на вывернутые нити темного стеклянного волокна, сплетенного в мышцы и покрытого шипами. Она перестала дергаться только два дня назад и немного съежилась, но шипы пальцев по прежнему были острее кинжалов. Анфен продемонстрировал это, погрузив пальцы в пол у своих ног. Они вошли в дерево, как в масло.

Он произнес:

– Пришла пора вам познакомиться с нашей Лейли. Она ждет снаружи. Мне привести ее сюда? Могу сразу предупредить вас: она культистка Инферно. Я говорю об этом в настоящем времени, поскольку она еще не отрекалась от своей веры – по крайней мере, при мне.

Это тоже привлекло внимание мэров. Извен, мэр единственного города в этом мире, где культистам Инферно позволялось жить в пределах стен, поглядел на реакцию остальных и покачал головой, словно изрядно озадаченный ею.

– Конечно, веди ее сюда!

– И пусть чувствует себя как дома, – саркастически заметил один из других.

Извен, который явно считал себя более просвещенным, чем другие, закатил глаза. Остальные только улыбнулись, глядя на это представление.

Лейли, казалось, не знала, то ли ей рычать на мэров, оскалив зубы, то ли застенчиво молчать и прятать лицо в ладонях. Со своей стороны те довольно смело и холодно уставились на нее, молча ожидая начала рассказа. Анфен попытался подготовить ее к подобной встрече, помимо всего остального, но, похоже, не слишком преуспел. Увидев руку Мучителя, торчащую из пола, девушка завопила и бросилась прочь. Анфен схватил ее в охапку.

– Ну же. – Извен добродушно улыбнулся ей – и по сравнению с другими его лицо и впрямь казалось добрым. Он был невысоким, мягким на вид человеком, который куда уместнее смотрелся бы в библиотеке, окруженный книгами, нежели на военном собрании. – Тебе нет нужды бояться. Я заберу тебя с собой в Йинфель, где живут такие же, как ты. Есть, правда, определенные правила. Некоторые ритуалы запрещены в городе и с нашими гражданами, однако никто тебя не обидит.

Все только закатили глаза, слушая это; еще одна больная мозоль, ведь ни один из законов Йинфеля не запрещал культистам использовать в своих обрядах людей из других городов. После недолгих уговоров Лейли поведала им свою историю.

Мэр Фейфена спросила:

– Дорогая, возможно, тебе больно вспоминать об этом, но как именно они убивают? Я вижу, что у них острые пальцы, но что делает их хуже, чем, скажем, воины, вооруженные мечами?

– Все замедляется, – отозвалась Лейли тихо. – Как будто застрял в грязи.

– Когда просто оказываешься рядом с ними?

– Не совсем. Один протягивает к тебе руку, и ты бежишь. Но ноги двигаются очень медленно, как и все остальное вокруг.

– А они двигаются быстро, когда ты замедляешься?

Лейли закрыла глаза, сосредотачиваясь на воспоминаниях.

– Нет… они тоже двигаются медленно. Время постоянно меняется – то быстро, то медленно, и ты попросту теряешься, уже не зная, прятаться или драться. А когда они начинают резать тебя на кусочки, то делают это очень медленно. Но если наблюдать за тем, как они делают это с другими, скорость кажется нормальной.

– Откуда ты знаешь? На вид ты не пострадала…

– Один из них потянулся за мной. Он еще не закончил с тем, кого резал. Я вроде как… вроде как попала в то, что казалось неким пузырем странного, сбившегося времени. Он делал все медленно, резал его на части и смотрел, как тот чувствовал все это – на протяжении очень, очень долгого времени… – Она осеклась.

– Как тебе удалось выжить, дорогая?

Лейли не поднимала на них глаз.

– Верховный Жрец был очень крупным человеком. Я была… я была его любимицей. Он увидел, как эта тварь погналась за мной, бросил топор и отвлек его. Это он отрубил вот это. – Она указала на руку, торчащую из половиц. – Он убил Верховного Жреца. Но поскольку у него осталась только одна рука, он пострадал меньше, чем другие. Труп был достаточно большой, чтобы можно было… спрятаться… в его… остове… – Она сглотнула. – Я забралась в…

– Достаточно, дорогая, достаточно. Мы поняли.

Мэры отослали девушку за дверь, позволив Анфену продолжить отчет, и он рассказал им о Новых магах, переживая заново собственное потрясение, а они требовали все новых и новых подробностей и пояснений – совсем как у Лейли. Наконец, Ильгрези произнес:

– Прими нашу благодарность, Анфен. Мы можем услышать твои рассуждения по поводу всего происходящего, прежде чем ты оставишь нас?

Если бы Анфен так не устал с дороги, он произнес бы страстную речь, призывающую к действию. Он знал это. Однако предводитель разбойников говорил уже несколько часов, его голос казался пустым и безвольным, усталым – даже для его собственных ушей. Значит, и для чужих тоже. Он сказал:

– Я верю, что мы нашли нечто, способное изменить ход истории. У правителей замка тоже есть вечный, непреходящий страх. Благодаря Инвиям и пилигримам мы узнали, в чем он заключается. Стена в Конце Света должна быть разрушена. Я еще не знаю, как воплотить в жизнь эту затею, однако, со слов самого Архимага, это можно сделать, и сама эта возможность наполняет их ужасом. Мы найдем способ, если объединим свои усилия и решимость. Захватчики, оказавшиеся у вашего порога, – верный признак, что война близится к завершению. Ваши города пока держались, но они не смогут сопротивляться вечно. Как только на их сторону станут Новые маги, счет пойдет на секунды.

Повисло тяжелое молчание. Анфен почувствовал настроение мэров, и в сердце поселилось отчаяние.

– А что произойдет, если Стена падет? – спросила Лиха из Фейфена. – Что нам известно?

Анфен был вынужден честно признать:

– Ничего. Мы ничего не знаем о ней.

Лиха откинулась на спинку кресла, словно этот ответ ознаменовал конец дискуссии.

– Поправочка, – Анфена мало помалу начал охватывать гнев, – мы знаем, что в нынешнем положении победа невозможна. Мы знаем, что тяжелый маятник войны качается против нас. Мы знаем, что, если он откачнется достаточно сильно, слишком многие города останутся лежать в руинах и старый мир никогда уже не оправится. Один безумный человек, обладающий властью, к которой все стремятся, может решить, что остальные – то есть мы – больше не нужны. Он может убить всех в мире – и если ему захочется, он это сделает. Мы знаем, что Вольные города обречены и рок надвигается – неумолимо и неотвратимо, и если когда либо приходила пора действовать решительно, даже если результаты предсказать невозможно, то она пришла сейчас.

– Что находится по другую сторону Стены? – спросила Лиха тоном, который больше подошел бы строгой школьной учительнице.

– Мы не знаем этого, – снова признал Анфен.

– Да. Что ж, об этом поговаривают… Мучители явились с той стороны. Это опять же, разумеется, только слухи. Мы попросту ничего не знаем. – Она вновь откинулась на спинку кресла, заставив Анфена закипеть: и этим все сказано.

– Подумайте вот о чем, – терпеливо отозвался предводитель. – Архимаг сказал, что ему уже известно о заговоре, цель которого сделать это. Поскольку никто из нас ни о чем подобном даже не подозревал, возможно, это лишь порождение их паранойи, или же некий неизвестный нам союзник в каком нибудь Выровненном городе набрел на знание, которым не обладаем мы. Однако замок считает, что этот заговор – наша затея. Что означает, в свою очередь: это не может противостоять нашим интересам, как некоторым, возможно, показалось.

Лиха взглянула на разбойника почти с жалостью.

– Мы не знаем даже, кто эти вероятные заговорщики. Возможно, какому нибудь дураку с суицидальными наклонностями захотелось весь мир покрыть пеплом. Может, какой то пьяница на углу улицы наболтал о придуманной им чепухе или из пленного под пытками выбили «признание». Возможно, кого то неправильно поняли. Заговорщиком может быть кто угодно. Или вообще никто. К тому же мы сейчас еще дальше от того, что знаем наверняка. Не думаю, что это дело заслуживает голосования. – Остальные молчали. – Мы не видели тот амулет, о котором ты говорил.

– Но ведь мои сведения пока казались вам вполне правдоподобными? – спросил Анфен, догадываясь, что дело безнадежно. – В военных действиях всегда есть определенная цель – и цена. Наша цена неизвестна. Наша цель заключается в том, чтобы забрать украденную у двенадцати городов власть, отданную в руки одного человека.

Мэр Йинфеля, Извен, добавил:

– Цель: оставить Стену в покое, не подвергая себя неизвестным последствиям. Цена: Ву остается у власти и однажды подчиняет себе все города. Цена неприемлема. Я достаточно услышал. Голосую за предложение Анфена.

Разбойник удивленно моргнул, молча ожидая продолжения.

Тантон и Высокие Скалы были двумя городами из шести, расположенными в виду Стены. Их мэры сидели с мрачными лицами, ничего не говоря и не участвуя в развернувшейся дискуссии. Анфен и не ожидал поддержки с их стороны. И разумеется, мэр Оусен из Высоких Скал произнес с сарказмом:

– И как ты предлагаешь это сделать? Ты видел Стену, Анфен?

– Я никогда не заходил так далеко на юг.

– В таком случае позволь мне просветить тебя. Она тянется из под земли к верхней точке в небе. Она врыта так глубоко, что мы не способны даже прокопать тоннель под ней. Сама же Стена может оказаться тонкой, как стекло, – или толстой, как гора. Каменные гиганты охраняют ее, стоя на страже. Они ничему и никому не позволяют приблизиться к Стене, даже другим великанам.

Эркаирн, представитель Разрозненных народов, заметил возможность заручиться доверием остальных мэров и не мешкая ухватился за нее:

– Ты когда нибудь видел каменного великана, Анфен? Они размером с Великого Духа. Как ты намерен биться с ними? Весь твой план – чистое безумие!

– Достаточно мнения Высоких Скал. Эркаирн, вы не будете голосовать в этом вопросе, если только мои коллеги не решат оспорить сие решение, – сказал Ильгрези. Эркаирн начал было протестовать, однако мэр Эльвури не обратил на него ни малейшего внимания. Его черные зубы вновь обнажились в странной гримасе, адресованной Анфену. – Что же до цели этого обсуждения, давайте предположим, что это можно сделать. Разговор пойдет не о том, как можно реализовать столь смелый план, а о том, стоит ли вообще это делать. И хотя предложение Анфена определенно заслуживает голосования, Лиха, я принял решение. – Ильгрези сделал глубокий вдох и выдал: – Я против.

Оусен из Высоких Скал снова выступил:

– Против. Мой город ближе всего к Стене. Покажите мне послание, сохранившееся в вашем таинственном амулете, и я обдумаю этот вопрос еще раз.

Лиха из Фейфена покачала головой, словно комната на ее глазах превратилась в цирковой шатер:

– Против! Даже если бы я видела амулет и заключенные в нем сведения, я бы все равно сочла бы это предложение нелепой попыткой отвлечь наше внимание от армий, собирающихся поблизости в эту самую минуту. Наша надежда заключается в низвержении Выровненных городов изнутри.

– Они играют в эту изматывающую игру с куда большим успехом, нежели мы, – напомнил Анфен. – Иначе мы бы побеждали в ней.

Его слова остались без внимания.

Виутин, советник мэра Тситха, сказал:

– Я полагаю, Анфен мыслит здраво. Если бы решение было за мной, то я бы голосовал в его поддержку. Однако я не являюсь мэром своего города и не могу подписываться за всех на подобное деяние. Я не могу голосовать, пока не переговорю с главой Тситха.

Мэр Тантона, Таук, на протяжении всего этого времени не сводил глаз с лица Анфена. Теперь он покосился на мэра Высоких Скал:

– Мой город также находится неподалеку от Стены. Этот же город находится неподалеку от когтистых лап Ву, и мы все ослабнем, если он падет. Как человек, сражавшийся против него мечом, а не только словами, я голосую за предложение Анфена. И разделяю его убеждения.

– Итоги: двое за, четверо против. Но мэр Тситха еще должен сказать свое слово, а его советник поддерживает предложение.

– Я лишь один из пяти тех, кто называется Верховными советниками. Есть еще два десятка экспертов в различных…

– Благодарим вас, советник. Предположим, что мэр Тситха будет за, и тогда получается три голоса против трех.

– В таком случае, возможно, Разрозненные народы внесут свою лепту и освободят всех из западни, – засуетился Эркаирн. – И я голосую против. Я бы даже привел причины такого решения, однако вы, кажется, не слишком…

– В таком случае решено, – со вздохом произнес Ильгрези. – Анфен, есть ли еще какие либо вопросы? Нет? Мы благодарим тебя. Наслаждайся отдыхом в моем городе. И пожалуйста, не забывай надевать капюшон, если решишь спуститься вниз. Только на этой неделе едва удалось предотвратить несколько заказных убийств.
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   40

Похожие:

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Пилигримы Серия: Маятник 1 Scan: utc; ocr, ReadCheck:...
Ву, которого сводит с ума мысль о том, что он может встать вровень с богами. Вместе с Архимагом он почти одержал победу над Свободными...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Цирк семьи Пайло Уилл Эллиот Цирк семьи Пайло Моим родителям...
Я пришел к выводу, что фильм ужасов – подвид комедии. Оба жанра адресуют читателя к абсурдной жизни. Оба жанра ставят главных героев...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconGenre thriller Author Info Уилл А. Эллиот Цирк семьи Пайло Джейми,...

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДжей Эллиот, Вильям Саймон Стив Джобс. Уроки лидерства
Моей жене Лилиане и сыновьям Джею-Александру и Федерико за их любовь и поддержку, а также Эйрин, Виктории и Шарлотте, Шелдону, Винсенту...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДаниэла Стил Обещание Даниэла Стил Обещание Глава 1
Солнце припекало уже совсем по-летнему, и на стоянке университетского городка, куда Майкл и Нэнси зашли, чтобы забрать свои велосипеды,...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconСколько на самом деле зарабатывают американские актеры
Джулия Робертс и Уилл Смит убедили весь мир в том, что получать $20 миллионов за один фильм — самое обычное дело в США. О том,сколько...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница