Уилл Эллиот «Пилигримы»


НазваниеУилл Эллиот «Пилигримы»
страница34/40
Дата публикации02.04.2013
Размер5.79 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   40

Глава 50
Анфен мешком осел на стул за дверью. Порывы ветра приносили с собой восхитительно чистый и прохладный горный воздух, вздувая пузырем занавески у окна и заставляя их мягко шелестеть. Город, раскинувшийся внизу, уже утратил большую часть ярких огней.

Мэры побеседовали еще немного, хотя их голоса не доносились до разбойника, покинувшего кабинет. Когда дверь открылась, они вышли и пошли прочь по коридору, парами, погрузившись в разговоры. Большинство не обратили на Анфена никакого внимания, однако Таук задержался и похлопал его по плечу:

– Нам не помешало бы пофехтовать, пока я здесь. – В глазах мэра блеснуло веселье. – Боюсь, стандарты Шлема Доблести изрядно пошатнулись в последнее время. Возможно, придется снова бежать туда, показать этим телятам, как это делалось раньше, в дни, когда мужчины еще были мужчинами. Я слышал, один неуклюжий мальчишка побеждал на трех турнирах кряду – говорят, правда, что противники его были калеками.

Анфен улыбнулся.

– Мне очень жаль, – вздохнул Таук. – Если этот твой амулет вновь объявится, приноси его незамедлительно.

Извен маячил в дверях, пока Таук не ушел. Затем он нервно оглянулся, словно боялся, что его подслушают, склонился к уху Анфена и прошептал:

– В твоем распоряжении любые ресурсы, которыми располагает мой город, – только тайно. Что тебе нужно?

Сердце Анфена ускорило ритм. Эта возможность не приходила ему в голову. Он нервно рассмеялся:

– Пять крепких катапульт для начала.

Извен содрогнулся:

– Такое сложно утаить – у нашего города их и без того немного. Я надеялся, что ты попросишь кавалерию, но от нее немного проку, если хочешь уничтожить преграду, верно? Может быть, две тоже сгодятся? Но их придется собирать на месте. Я не могу выкатить их за ворота, иначе пойдут разговоры и пересуды.

– Две – уже лучше, чем ничего. Я пришлю весточку о времени и месте, куда их нужно доставить, если это возможно.

– Возможно. – Извен отвернулся, помедлил и добавил: – Я всегда испытывал… величайшее восхищение тобой.

Удивленный, Анфен не нашелся что сказать. Шесть лет назад, когда он впервые дезертировал и предстал перед мэрами с целью объяснить ситуацию, рассказать им обо всем, что знал об армии Ву, ее действиях и методах, он, покорно склонив голову, попросил разрешения присоединиться к их борьбе и выразил готовность взяться за самые опасные поручения. Тогда в глазах мэров не было восхищения – в том числе и Извена. Подозрения в его верности никогда не покидали их, за исключением Таука, и Анфен всегда чувствовал, что в нем сомневаются. Что ж, возможно, он ошибался.

Мэр подошел к Лейли, ожидавшей поодаль в компании охранника, положил руку ей на плечо и что то сказал. Она ушла вместе с ним, обернувшись один раз, чтобы помахать Анфену на прощание. Тот едва кивнул, толком не видя девушки – его мысли блуждали далеко.

Вернувшись в гостиницу, он разбудил Шарфи, Лупа и Сиель, отдыхавших в своих комнатах, велев каждому немедленно встретиться с ним в его номере. Когда они собрались, Анфен рассказал о встрече.

– А почему это не могло подождать до утра? – недовольно спросил Шарфи.

– Потому что завтра мы выходим, – ответил Анфен.

– Выходим?! Куда?

– К Концу Света.

Повисло молчание, и многозначительные взгляды ясно выражали сомнения в здравости рассудка предводителя.

– Высказывайтесь, только по очереди.

– Анфен, ты понимаешь, что говоришь и какое дело берешь на себя? – осторожно поинтересовалась Сиель.

– Можешь мне рассказывать. Я предлагаю наплевать на голосование Совета Вольных городов. За что меня, скорее всего, казнят, если кто то из вас обмолвится об этом. По меньшей мере мне больше никогда не смогут доверять. Можете сами решить, в наших это интересах – или же в интересах замка.

Луп, казалось совершенно не интересующийся спором, нырнул за дверь и побрел на кухню. Остальные обеспокоенно переглянулись.

– Не думаю, что кто то из нас способен донести на тебя. – Сиель вздохнула. – Но мы служим Совету мэров. И это означает, что мы получаем приказы от них, пусть даже в корне неправильные.

Анфен поднялся:

– Мне бы очень хотелось отоспаться здесь с недельку, набивая брюхо хорошей едой и напитками. Решать вам. Наслаждайтесь жизнью. Будущие поколения могут узнать о ваших героических деяниях в школах нашего Друга и Владетеля. Или на его рабских фермах.

– Почему ты одеваешься, босс? – спросил Шарфи, видя, что предводитель сердито, резкими движениями застегивает сапоги.

– Передумал. Я отправляюсь в путь сегодня же.

– Сегодня?! – поразился воин. – Постой. Подожди немного, Анфен, выспись хотя бы. А с утра мы поговорим.

– Хватит уже разговоров, – прорычал тот.

Вернулся Луп – в руке чашка молока, на носу капля крови. Даже небольшие заклинания требовали значительных затрат энергии здесь, в городе, где магии было совсем немного. Более серьезные обычно оказывались смертельными.

– По крайней мере, выпей это на дорожку, – предложил Луп. – Я благословил его чуток. Придаст сил в пути, защитит от болезней, кости вылечит – и все в одной маленькой чашке. И удачу, кстати, принесет, я этому, по крайней мере, не удивлюсь. Выпей немного.

Анфен взял чашку, принюхался и осушил одним глотком. Все молча наблюдали за ним. Через минуту, в сапогах и с ножнами, закинув за плечи рюкзак, предводитель сделал шаг к двери, но вдруг пошатнулся и завалился на постель.

– Кости лечит, я ему не соврал, – объяснил Луп. – И сил придаст, это уж точно. Тут сну никто не соперник. А теперь давайте тоже отоспимся, оставим босса смотреть сны. Они нужны ему больше, чем он думает.

Луп подмигнул остальным, обнажив голые десны в кривой ухмылке.
Глава 51
Кейс тяжело вздохнул, когда они сели передохнуть у подножия башни после долгого спуска. Ее огромная тень нависала над ними, поглощая силуэты. Серые тучи надвигались с запада, закрывая холм и грозя дождем.

– У меня на его счет плохое предчувствие. Я бы вернулся и пристрелил его, если бы не мерзкий подъем, – произнес он.

– И у меня такое же ощущение, – откликнулся Эрик, отстегивая от пояса ножны с армейским мечом и отбрасывая их прочь. – Но мы – хорошие ребята, Кейс. В этом вся соль.

– Нет, не в этом. Ты же сам сказал не так давно: суть не в хороших или плохих, а в том, чтобы выжить. И я думаю, мы только что совершили ошибку.

– Мне будет легче выжить, если я и дальше смогу верить в то, что я – хороший парень.

Кейс фыркнул:

– До тех пор, пока он не воткнет меч тебе в живот. С удовольствием послушаю твое мнение тогда.

– Может, ты и прав. Но до того, как я пришел сюда, мне не удалось бы хладнокровно убить человека. Я не хочу вернуться домой тем, кто на это способен. А если мы когда нибудь снова встретимся с бандой, скажи Сиель то, что я только что сказал тебе, потому что она считает меня негодяем.

– Ты думаешь, на нее произведет впечатление, что мы оставили в живых предателя, убившего нескольких ее друзей, который разделается и с ней, если представится такая возможность?

Эрик обдумал эти слова.

– Гадство! – неожиданно заорал он, с раздражением пиная основание башни. – Мне уже плевать, слышишь, я хочу только принять паршивый душ, выпить чашку кофе и посидеть минут пять в одиночестве с «Плейбоем»! Иди и прикончи его. А потом я вернусь к игре в благородство.

Кейс нервно крутил в руках потрепанную старую шляпу.

– Прости меня, Эрик. Это моя вина. Я был дураком.

Он стреляет – и попадает точно в цель.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Когда ушел от остальных вот так. Думал, она за мной пойдет. Но она следовала за нами вовсе не из за меня. У нее и впрямь были на то свои причины, которые со мной никак не связаны.

Эрик открыл было рот, намереваясь заорать что нибудь вроде «Вот именно, черт возьми!», однако передумал, с удивлением увидев, что по лицу старого пьяницы скатилась большая слеза. Он неуверенно обнял друга за плечи:

– Эй, да брось ты… Конечно, она была там ради тебя, ты же у нас такой красавец! А как ты думал, почему я до сих пор здесь? Уж явно не ради дружеских бесед. – Это заставило Кейса улыбнуться, но Эрик прекрасно понимал, что его друг по прежнему смущен и расстроен. – В любом случае нужно двигаться вперед. Мы – хорошие ребята, по крайней мере, это утешение у нас еще осталось, даже если из за него нас в итоге убьют. Как там город назывался – Эльвури, да? Туда направлялась банда Анфена. Значит, туда двинемся и мы, если, конечно, ты разрешишь мне взять командование на себя.

Кейс кивнул.

– Слушай, возьми ка несколько монет из тех, которыми он нас снабдил.

Кейс взял деньги и, снова нацепив амулет, исчез.

– Нам пора в путь.

Над дорогой пронеслась тень. Боевой маг, казалось, не смотрел на них, улетая вдаль, скрестив руки на груди и оставляя за собой тонкие струйки дыма, исходящего из рогов. Эрик был уверен, что это тот же самый тип, которого они видели возле трактира. Он поспешно пригнулся, прячась в глухой тени башни, Кейс же остался на месте, наблюдая за рогатым и держа пистолет наготове на случай, если тому вздумается вернуться. Однако маг взмыл ввысь, где нити магии переплетались плотнее.

– Он улетел, – сообщил Кейс.

– Если бы я не был уверен в обратном, то сказал бы, что эта тварь за нами приглядывает. Пошли.

Утро здесь ничем не отличалось от раннего вечера. К тому же у них не было никакой возможности определить направление по солнцу. Местами небо, казалось, сияло ярче, где то – тусклее, но четкого рисунка при этом не прослеживалось. Не так давно прошел короткий, но сильный ливень, однако было довольно тепло, хотя откуда это тепло исходит, Эрик до сих пор не понимал. Оно просто разливалось в воздухе над ними.

Эрик по прежнему видел сияющие разноцветные потоки и вихри, тянущиеся за ветром, как дым. Выше в небе кое где, казалось, поднимался туман, по которому тянулись странные вены магии темных оттенков. В небе над Хейном, вон там… этой штуки – магии, как полагал Эрик; было очень странно мыслить такими категории – почти не обнаружилось.

Каменная башня скрылась из вида. Кейс не снимал амулета и не убирал пистолета, опасаясь каких нибудь внезапных неприятностей, однако дороги, широкие и в хорошем состоянии, были пусты. Прошло еще много времени, прежде чем они наткнулись на торговый караван, сопровождаемый охранниками, одетыми в цвета Хейна. Слишком поздно Эрик и Кейс бросились прочь с дороги, однако стражники только смерили их презрительными взглядами из под своих шлемов, безразличные к ним, как и к пони, тянущим повозки.

Другой компанией, попавшейся пилигримам по дороге, оказалась большая группа мужчин и женщин в одеяниях, напоминавших друидские, с большими темными капюшонами. Лица путников были тусклого желтоватого оттенка, на них неприятно было смотреть, и они очень напоминали двух незнакомцев, которых Эрик, судя по всему, спугнул из гостиницы. Возбужденные разговоры, обрывки которых доносились до друзей, показали, что «друиды» были на самом деле культистами Кошмара, заметившими, как Великий Дух протянул свою могучую длань вниз. Они сразу же двинулись в путь в надежде отыскать место, к которому он прикоснулся.

– Слышал? – тихо спросил Эрик, как только толпа прошла мимо. – Они думают, что найдут там сокровище.

– Интересно, что бы они сказали, если бы знали, что Кошмар к тебе прикоснулся? – задумчиво протянул Кейс. – Наверное, сразу же сочли бы святым.

– Может, я такой и есть, а, Кейс? – Эрик, разумеется, пошутил, однако не мог не задуматься о том, какое значение имело бы для этих людей присутствие в их рядах иномирца. Вызвало бы это такое же возбуждение, как, скажем, визит пришельца на Землю?

В одиноком придорожном магазинчике они прикупили рюкзаки и наполнили их едой и кое какими мелочами, очень полезными в дороге, хотя продавец едва не отказался наотрез обслуживать клиента с таким странным выговором, как у Эрика. Пока охранник, стоявший у двери, пристально рассматривал меч Киоуна (проверял вес и балансировку и поглядывал на незнакомца, словно спрашивая: «Как слизняк, вроде тебя, получил такой меч?»), на полках сами собой поднимались крышки – Кейс преспокойно набивал карманы товарами. Молодой продавец только покосился на заскрипевшие ступеньки, по которым словно шли невидимые ноги.

Только на монеты Киоуна – большие золотой и серебряный диски, на каждом из которых были выгравированы странные руны (Эрик предположил, что это название города) – Эрик купил два рюкзака, куртку, большую карту с совершенно нечитаемыми надписями и запасную одежду для двоих. Охранник вернул меч на выходе, однако Эрик готов был поклясться, что думает этот тип только об одном: «Убить слизняка и отобрать клинок или не стоит?» Пожав плечами, стражник отдал меч и пожелал безопасного путешествия; судя по его улыбке, он с сожалением отказался от своей идеи.

От магазина дорога вела прямо на юг, от нее ответвлялись несколько тропок, ведущих по менее живописной местности; рытвины до сих пор напоминали о далекой войне. Друзья играли в шахматы на воображаемой доске, неспешно идя вперед, хотя только Кейс ухитрялся запоминать расположение всех фигур до последней, что сделало результат довольно предсказуемым. Они спали в полях и лесах поодаль от дороги, новая одежда хорошо сохраняла тепло и в ней было не жарко, поэтому от перепадов температуры путешественники больше не страдали. Так прошло три дня. Каждое утро Эрик и Кейс просыпались под щебет птиц под начинающим сиять небом, которое становилось все менее чуждым и враждебным, хотя они были под ним все так же одиноки.
Глава 52
Первые серьезные неприятности появились на развилке, где дорога разделилась надвое. Тропы уводили в разные стороны в куда менее живописные и привлекательные места. Две женщины, одетые как культисты Кошмара, были связаны и сидели у дорожного камня, а четверо солдат в незнакомых цветах внимательно изучали содержимое их котомок. Не зная, заметили ли его, Эрик на всякий случай поспешил свернуть с дороги в лесок. Кейс последовал за ним, по прежнему невидимый.

– С этого момента придерживаемся старой договоренности, – пропыхтел старик. – Нас чуть не засекли.

Недавно Кейс прошел около двадцати метров вперед, невидимый, чтобы разведать местность и узнать, не ждут ли их дальше неприятности. Благодаря этой маленькой хитрости они успели сделать крюк через лес и избежать встречи с солдатами. Если бы они и сейчас сделали то же самое, то вовремя увернулись бы и от этих…

Подвернувшиеся заросли были куда гуще, нежели леса, в которых они совсем недавно ночевали. Тучи насекомых вились вокруг ног. У деревьев был нездоровый вид, они больше походили на скелеты, многие оказались без листьев – лишь длинные твердые ветви выпирали, как кости остова. То и дело сучья хлестали их по плечам – так сильно, что оставались кровавые полосы, в которые тут же затекал пот, раздражая плоть. Поваленные деревья и непроходимые каменные завалы вскоре заставили друзей повернуть еще дальше от дороги, чем путники изначально собирались.

– Главное – не потеряться, – сказал Кейс. – Следовало бы сейчас отправиться назад, по своим же следам. Худшее приходит к худшему, можем мы обойтись без четырех пуль, которые оставим в телах досмотрщиков, и спасем девиц в придачу?

Эрик оглянулся, не уверенный в том, что сумеет найти путь, которым они пришли, даже если искренне этого захочет.

– С досмотрщиками лучше не связываться, Кейс. Есть причина, по которой Анфен и остальные прилагали столько усилий, чтобы избегать солдат. Вот и мы сделаем так же.

Через некоторое время ощущение, что они потерялись, расцвело буйным цветом, превратившись в подавленную панику – так же отчетливо и постепенно, как ноги заводили друзей все глубже в чащобу. Небо оставалось совершенно чистым, поэтому у них не было даже ориентира в виде облаков. Нити магии, как переплетающийся зеленый туман, мерцали и бесформенно вились среди белого цвета и серых стволов деревьев. Когда наконец удалось свернуть к дороге, ее там не оказалось; очевидно, она дальше заворачивала на запад, прочь от путников. Только Кейс мог предположить, в какую сторону указала бы стрелка компаса, однако без дороги и он утратил ориентир.

– Пройдем чуточку подальше, – с надеждой предложил Эрик, не веря, что им это что нибудь даст.

Звук бегущей воды, раздавшийся впереди, разрешил загадку: дорога, если она и лежала в этом направлении, находилась за рекой, которую не удастся пересечь, не вымокнув самим и не залив водой припасы – разумеется, если брать в расчет самый желательный исход, при котором они не утонут. К тому же теперь путь, которым они шли сюда, был еще более неразличимым, нежели тот, что лежал впереди.

– Просто фантастика, – пробормотал Эрик.

Кейс снял амулет. Эрик подумал: «Если он начнет ныть, клянусь, я ему нос сломаю…» Однако его друг произнес только одно:

– Вроде ничего местечко, можно остановиться и перекусить.

Так они и поступили, отыскав тихий уголок среди сухой листвы, где не пищали голодные комары. Хлеб, купленный в придорожной лавчонке, еще был достаточно свежим, а его сердцевина оказалась мягкой и приправленной чем то сладким. Они сжевали остаток в благоговейном молчании. Журчание и плеск воды создавали иллюзию мира и покоя.

– Если Киоун захочет последовать за нами через эти заросли – на здоровье. – Кейс окинул взглядом высокие голые деревья, которые, казалось, недружелюбно смотрят на него. – Угодили мы с тобой в переделку, друг мой.

Эрик внезапно разглядел землю, на которую они уселись.

– Вот дерьмо… Кейс. Посмотри.

Неподалеку от их ног оказались несколько отчетливо видневшихся следов, оставленных шипами. Если бы они присели перекусить чуть левее, то сразу бы увидели, что все вокруг ими просто усыпано.

Кейс поспешно поднялся на ноги, сбросив рюкзак с колен и рассыпав еду. Лесная тишь теперь, казалось, смыкается вокруг них, протягивая скрюченные руки. Ни птичьего крика, ни ветерка, способного расшевелить сухие листья. И тишина говорила: «Вы совсем одни».

– Они тут повсюду, – произнес Кейс, исследуя берег реки. – Даже на склонах. Наверное, они хорошо лазают. Боже правый! Эрик, некоторые из этих следов просто огромные! В них можно утонуть по колено!

– Кейс, мне бы очень не хотелось этого говорить, но, похоже, мы завязли в полном дерьме, причем совершенно неожиданно.

– Может, да, а может, и нет. Нельзя сказать, как давно эти твари тут проходили. Вдруг уже несколько недель прошло?

– Или какой нибудь час. У меня такое чувство, что было бы лучше поскорее выбираться из этих лесов – и желательно до сумерек.

Они торопливо пошли назад, стараясь возвращаться по своим следам, но тут, увы, приходилось полагаться только на память, которая, к сожалению, не баловала подсказками; лес был столь однообразным, что единственным настоящим ориентиром оставалась река. Под ногами, полускрытые тонкими, ломкими травинками, повсюду были эти следы – иногда целые скопления, порой лишь несколько дырок в земле.

Каждый громкий шаг разносился хрустом по чаще, отсчитывая мгновения, оставшиеся до наступления вечера – и их смерти. То и дело попадались длинные полосы земли без каких либо следов, другие участки выглядели так, словно кто то бродил с набором кольев разной толщины, то и дело всаживая их в почву молотком. Гораздо чаще следы меньшего размера вели в норы земляных людей, которые неожиданно оказались повсюду. Эти были больше, нежели виденные Эриком, словно их специально построили с расчетом на более крупных существ…

Последние солнечные лучи скрывались за горизонтом, когда Кейс неожиданно споткнулся о квадратную сетку, сплетенную из прутьев, и она отлетела в сторону, проскользив по листве. Сетка закрывала дыру в земле вроде нор земляных людей, только эта нора куда больше походила на укрытие для человека – и решетка наводила на ту же мысль.

– Следов нет. – Эрик, согнувшись, исследовал землю вокруг дыры. – Думаю, мы нашли себе жилище. Хотел бы я знать, правда, каким образом эти палочки смогут отпугнуть монстров…

– Не знаю, может, она мешает им разглядеть дырку? Правда, эта куда меньше, чем остальные. Повезет, если сами сумеем в нее протиснуться.

Кейс полез внутрь первым, сначала пропихнув рюкзак по узкому коридору, изгибающемуся и расширенному внизу. Эрик полез вперед ногами, осторожно притянув решетку и закрыв за собой вход. Маленькие светокамни сверкали, как крошечные глазки, в стенах, где тоннель расширялся, забирая влево. В такой безопасности друзья себя не чувствовали с того момента, как присели пообедать у реки.

– А почему эти коротышки копают достаточно большие тоннели, в которые даже мы влезаем? – шепотом поинтересовался Кейс.

– Думаю, когда то они были друзьями с людьми, тогда же и построили большинство тоннелей. Не знаю, когда именно все изменилось, но теперь они нас ненавидят.

– Кто первым сторожит? – спросил Кейс, широко зевнув.

– Я. Все равно слишком сильно нервничаю, не засну.

– Вот и чудно. Я то через пять минут отключусь; не самое худшее место из тех, где мне доводилось ночи коротать.

Кейс бросил Эрику амулет, а затем устроился поудобнее в одной из ямок на полу тоннеля, словно в удобной постели, надвинул шляпу на глаза и подоткнул под голову рюкзак вместо подушки.

Незадолго до рассвета Эрик устремил задумчивый взгляд на ожерелье. В воздухе вокруг него была странная активность, почти как движущиеся узоры, словно перемещаются пузырьки из прозрачного стекла по одним им известным траекториям. Вокруг одной из серебряных бусин магия кружилась, как по орбите. Эрик собирался надеть амулет, но внезапно представил, что в его руках оказалось нечто живое. Эрик убрал ожерелье в карман и приготовился ждать.

Входное отверстие сделало плоский диск ночного неба бледным и размытым, словно в него падал звездный свет, рассеиваясь через мелкие ячейки решетки. Эрик вздрагивал от любого шороха снаружи, который слышал – или воображал. Подсознание невольно вновь и вновь прокручивало сцену, разыгравшуюся в зале охотников, откуда они спасли Лейли. В лесах здесь было гораздо тише, чем обычно бывает – случайный ветерок то и дело заставлял хрупкие ветви деревьев скрипеть, однако, если здесь и была дикая жизнь, она двигалась совершенно бесшумно.

Так было, пока Эрик едва не заснул. Но очнулся, услышав странный звук, словно сгибают дерево, пока оно не хрустнет – скрип, скрип, скрип, и этот скрежет было уже трудно принять за очередной порыв ветра. Эрик подкрался поближе к решетке, пытаясь определить, откуда доносится звук, так что отдельные торчащие сквозь нее сучки защекотали в носу. Но увидел иномирец немногое: сгорбленные деревья – неестественные скелетоподобные силуэты.

Кроме… вон там! Одно из них двинулось, загородив на мгновение кусочек неба над решеткой. Оно было почти вдвое больше человека, тонкие руки и ноги сплошь усыпаны шипами, некоторые изогнутые, другие прямые. Эрик видел только силуэт. Голова – если, конечно, это была она – покрыта потрепанной гривой и тоже утыкана шипами, напоминая криво нарисованную звезду, у которой каждый кончик толщиной не больше иголки.

Странная тварь постояла какое то время над решеткой, и только изогнутые шипы шевелились вдоль тела, как беспокойные, подвижные пальцы. Затем она двинулась прочь неуклюжей походкой и согнулась, скрывшись среди силуэтов деревьев. На время воцарилась тишина, а затем до Эрика донеслись скрежещуще скрипящие звуки, раздавшиеся явно совсем рядом с входом, прямо над головой, – но он ничего не увидел.

Может, эту тварь приманил человеческий запах или их следы? Эрик отполз назад в тоннель, дрожа всем телом. Малейший шорох, с которым колени и ладони шаркали по полу, казался многократно усиленным. Эрик потряс Кейса за плечо. Тот пробормотал что то, весьма недовольный побудкой.

– В чем дело?

– Ш ш ш! Ни единого звука, чтоб тебя… уходим. Они сейчас прямо над нами. Пошли.

Кейс склонил голову набок, прислушиваясь, и тоже разобрал отчетливое «скрип, скрип»… Он с беспокойством оглядел тоннель, извивающийся за спиной.

– Ты уверен?

– Да, уверен, чтоб их. Идем!

Кейс на четвереньках пополз по тоннелю, завернул за угол и обнаружил, что дальше он уходит вниз и заметно расширяется, так что им больше не придется пригибаться. Он повернулся было, намереваясь сообщить об этом Эрику, и изначально хотел произнести наставительно: «Погоди ка минутку, если этот тоннель должен удерживать снаружи таких тварей, то, может, тут есть и ловушки, о которых все твердила банда?» – как вдруг земля с грохотом ушла из под ног. Падение было коротким – буквально в следующее мгновение они оказались по пояс в земле, хватая ртами воздух.

Когда Эрик снова смог говорить, то пробормотал:

– Ловушки земляных людей. Великолепно.

– Думаю, надо было все таки рискнуть пообщаться с теми досмотрщиками на дороге, – глубокомысленно произнес Кейс.

Эрик закрыл глаза и сделал глубокий вдох:

– Я соглашусь с тобой по этому поводу в первый и последний раз. Идет? А теперь прошу тебя, хватит. Пожалуйста.

– Я просто так сказал, и все.

«Наверное, рано или поздно я просто его убью», – тоскливо подумал Эрик. Делать было нечего, только ждать. Часы ползли убийственно медленно.
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   40

Похожие:

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Пилигримы Серия: Маятник 1 Scan: utc; ocr, ReadCheck:...
Ву, которого сводит с ума мысль о том, что он может встать вровень с богами. Вместе с Архимагом он почти одержал победу над Свободными...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Цирк семьи Пайло Уилл Эллиот Цирк семьи Пайло Моим родителям...
Я пришел к выводу, что фильм ужасов – подвид комедии. Оба жанра адресуют читателя к абсурдной жизни. Оба жанра ставят главных героев...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconGenre thriller Author Info Уилл А. Эллиот Цирк семьи Пайло Джейми,...

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДжей Эллиот, Вильям Саймон Стив Джобс. Уроки лидерства
Моей жене Лилиане и сыновьям Джею-Александру и Федерико за их любовь и поддержку, а также Эйрин, Виктории и Шарлотте, Шелдону, Винсенту...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДаниэла Стил Обещание Даниэла Стил Обещание Глава 1
Солнце припекало уже совсем по-летнему, и на стоянке университетского городка, куда Майкл и Нэнси зашли, чтобы забрать свои велосипеды,...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconСколько на самом деле зарабатывают американские актеры
Джулия Робертс и Уилл Смит убедили весь мир в том, что получать $20 миллионов за один фильм — самое обычное дело в США. О том,сколько...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница