Уилл Эллиот «Пилигримы»


НазваниеУилл Эллиот «Пилигримы»
страница37/40
Дата публикации02.04.2013
Размер5.79 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40

* * *
И Кейс, и волк наблюдали за боевым магом, который промчался со своей ношей над деревьями и скрылся из вида – только теперь он направлялся на юго запад. Утрата друга, на сей раз, возможно, окончательная, заставила Кейса ощутить такую пустоту, что ему стало все равно, вырвет волк ему горло или нет. Однако вроде бы это в намерения зверя не входило. Как только они вернулись к реке, он присел и кивком предложил старику сесть верхом.

Сейчас волк стоял, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя, опустив голову, словно чувствовал себя еще хуже Кейса. Боже правый, как пьянице хотелось сейчас выпить…

Старик слез со спины огромного зверя и тут же упал на землю, скривившись от боли, вспыхнувшей в больном колене.

– Спасибо, что подвез, – произнес он. – Жаль только, там остался мой рюкзак со всей едой. Надеюсь, ты знаешь, что тот рогатый ублюдок спас наши шкуры. А что мы будем делать теперь?

Кейс стал растирать колено – а потому вздрогнул от неожиданности, когда сзади ему ответил усталый голос:

– Он вас спас? Расскажи мне об этом.

Старик резко обернулся, и открывшееся зрелище заставило его отпрянуть. Волк превращался в человека, однако трансформация только началась. Этот оборотень лежал на земле, подергиваясь и съеживаясь, зачатки лица проглянули между огромных потрескавшихся и разломанных челюстей. Сброшенная шерсть валялась вокруг. С громким треском ломались кости, меняя форму, переплавляясь.

Превращение завершилось через несколько минут, и посреди сброшенной шкуры скорчился человек. Было трудно угадать его возраст – может, около сорока лет. Лицо оказалось смуглым, покрытым темной щетиной и многочисленными морщинами, каштановые волосы уже начали серебриться сединой и были собраны в две косицы у висков. Он был одет в плащ, который казался зеленым, однако вскоре изменил цвет, переняв оттенок земли и опавших листьев. Зоркий Глаз смотрел на Кейса и нетерпеливо ждал.

– Ну? Говори!

– Прости, ты меня малость перепугал. Нечасто доводилось видеть такое. Похоже, я из странного мира родом, а?

Кейс пересказал оборотню, что произошло с Мучителем и боевым магом. Зоркий Глаз поднял ладонь, когда услышал достаточно, и произнес в ответ:

– Нам нужно пройти еще долгий путь. Не буду отягощать тебя рассказом обо всем, что мне довелось пережить, пока я искал вас. Или насколько я устал. Представь, что я появился из ниоткуда, ради вас – скромный защитник, жаждущий понравиться, у которого нет ни проблем, ни забот, а из желаний – только стремление оказать помощь.

Кейс пожал плечами:

– Договорились.

– Ты поедешь верхом на мне. Я не смогу с тобой разговаривать, и, возможно, мне будет нелегко понять тебя. Поэтому, если я должен услышать нечто важное, лучше скажи сейчас. Эта… процедура менее приятная, чем кажется.

– То есть ты собираешься превратиться обратно в волка?

Зоркий Глаз не стал утруждать себя ответом. Он лег на спину и скорчился от боли, в горле клокотало и булькало, на губах выступила пена. Белый мех, который он только что сбросил, снова пристал к телу, словно притянутый магнитом. На шее и лице вырос новый. Кейс поторопился:

– Можно мне сначала задать один вопрос? Почему ты напал на Незнакомку?

– На кого? – скрипя зубами, которые на глазах удлинялись и заострялись, переспросил Зоркий Глаз.

– На женщину в зеленом платье.

Зоркий Глаз посмотрел на Кейса, скривившись, когда затрещали кости, вытягиваясь и перестраиваясь.

– Она хочет… зла. Думает она, что… помогает… или нет… Она ведет нас… к плохому будущему, ваши собственные… шаги… ведут всех нас… по их тропам. Почему мы все… следуем за вами… знают только Духи. Может, мое… видение ошибочно. Может, зрение подводит меня. Может…

Дальше его речь стала совершенно неразборчивой.

Кейс раздраженно всплеснул руками:

– Знаешь, мне то казалось, что вопрос не сложный! Там, откуда я родом, прежде чем перегрызть кому то горло, надо сначала определиться с причиной, которую можно четко назвать, уложившись в пару слов! Переспал с моей женой, обобрал меня, да мало ли! А ты почти такой же плохой, как тот чудик с рогами. Он тоже тот еще прибитый поэт, должен я тебе сказать. Все вы, что то там магичащие, сдвинутые малость, или дело в нас, простых смертных? Может, вам кажется, что это мы все время говорим загадками?

Но Зоркий Глаз больше ничего не сказал, поскольку в этот момент его челюсть ненормально отвисла и вокруг образовался огромный проем, в котором тут же прорезалась морда, появился густой мех, клыки удлинились. Вскоре перед Кейсом лежал свернувшийся волк, ростом с лошадь, неуклюже поднимающийся на ноги и вновь кивком приглашающий сесть ему на спину.

После короткой внутренней борьбы Кейс покорно залез на волка и крепко ухватился за его шею. Зверь рванулся вперед, сначала неуклюже, словно заново привыкая к своему телу, а затем начал набирать скорость, уверенно огибая деревья, не обращая внимания на длинные ветви, ломающиеся о его бока.

Кейс вцепился в густую шерсть и зажмурился – оставалось только ждать и терпеть жалящие поцелуи ветвей; у него было ощущение, словно любое дерево было способно врезаться в них. Теперь ему было все равно, что будет дальше… После того как их с Эриком столько раз разлучала судьба, а затем сводила вновь, казалось уже глупым надеяться на удачу.

Кейс не мог видеть высоко в небе Инвию, выжившую из тех двоих, что дежурили у замка в ту ночь, когда он пришел в Левааль из Иномирья. Она заметила волнения в воздухе, говорившие о только что сплетенных мощных заклинаниях, и спустилась, чтобы узнать, в чем дело. Она с интересом наблюдала за Кейсом, узнав и его, и амулет, покоящийся у него в кармане: в конце концов, Инвия искала их обоих.

Она помчалась за ними, пока не спускаясь, выжидая более благоприятного момента приблизиться. Ее крылья ровно били по воздуху, загустевшему от магии.
Глава 57
Летели они всю ночь, отдохнув на одной длинной просеке, чтобы Эрик мог немного поспать, хотя это было довольно сложно – неподалеку от него неподвижно сидел боевой маг, его сверкающие кошачьи глаза блестели в темноте, дыхание со свистом разносилось вокруг, словно какое то животное находилось на последнем издыхании. Хотя это существо действительно старалось обходиться с ним как можно мягче – «слуга» ведь, – грудь у Эрика безбожно болела от крепкой хватки жестких рук, и в особенности плечо, в которое тыкал копьем земляной человек. И ему до смерти надоело исходящее от рогатого зловоние.

Ночь была слишком темна, чтобы можно было разглядеть местность, в которой они остановились, Эрик знал одно: они на вершине холма и подобрались еще ближе к горам. Он был так измотан, что скоро погрузился в сон, словно грубая рука втолкнула его в темные воды забвения.

Когда кто то потряс его, пытаясь разбудить, Эрик привычно пробормотал:

– Кейс?..

А потом дико завопил, увидев ужасное бородатое лицо боевого мага, находившееся в нескольких дюймах от его собственного. Глаза по прежнему не мигали, челюсть отвисла, странное зловонное дыхание било в нос. Затем он вспомнил события последних дней. И они вновь тронулись в путь. Еще только светало.

Когда они приблизились к Эльвури, боевой маг набрал высоту, чтобы держаться поближе к плотным переплетениям нитей магии в небесах, которые истончались вблизи от города. Чем меньше магии было в воздухе, тем быстрее нагревалось тело рогатого, и иномирец даже как то завопил, неожиданно обжегшись о прижатую к нему грудь. Свысока (поскольку они устроились на отдых на широком уступе) Эрик увидел огромную армию, собравшуюся в полях и ждущую чего то – как раз перед горным перевалом. В лучах рассвета в лагере закипела бурная деятельность – доносились резкие голоса, отдающие приказы, звяканье металла, кольчуг и скрежет мечей.

Они не вполне четко видели горный перевал, который вел к вратам Эльвури, однако и там никто не сидел спокойно – виднелись несколько защитников, двигавшихся на своих позициях вдоль ключевых пунктов обороны. По всей видимости, начиналась война – война, которую никто из мэров, находящихся в здравом уме, не смог бы предвидеть, которую ни один генерал, сохранивший рассудок, не стал бы начинать.
Однако генерал, сидящий в лагере, знал многое, о чем остальные даже не догадывались.

Разумеется, он предвидел, что потеряет множество бойцов – скорее всего, не меньше половины. И это по определенным экономическим и политическим причинам вполне устраивало Стратегов, оставшихся в замке. Войска, собравшиеся здесь, были из разных городов, однако по большей части состояли из преданных служителей Доблести, поэтому ими можно было смело распоряжаться. В то время как те, кто еще не обрел Духа покровителя или уже принял Ву как такового (по крайней мере, если верить словам), были в полной безопасности дома или отправились по несложным поручениям.

А еще он знал, что – несмотря на возможные многочисленные потери – город будет принадлежать им или, по крайней мере, не останется под властью нынешнего мэра. Под всем этим скрывалось нечто, чего жалкие правители не предвидели, и смертельно опасный процесс уже запущен – работа началась ночью. Защитники, напряженно ждущие на опасных горных уступах мгновения, когда на людей генерала обрушится смерть, сейчас, вероятно, как раз услышат о том, что происходит в городе.

Разумеется, пришлось начать позже, чем было запланировано. Эта досадная задержка стала серьезным испытанием для всех, от обреченных бедолаг, неделю ночевавших в полях, до Стратегов, оставшихся в замке и ожидавших исхода, до сих пор боясь, что после многих лет тщательной подготовки и планирования что то пошло не так.

Однако генерал наконец то услышал, как в городе начали дуть рога, приказывая: «Бежать, очистить город!» Значит, началось. Следовательно, если какие то защитники и остались у врат города и на горном перевале, то, скорее всего, других у города просто нет. Генералу сказали, что будет примерно сто тварей, за вычетом тех, которых перебьют бегущие из города военные. Они и его люди – правда, у него к тому моменту вместо нынешних двенадцати тысяч останется в лучшем случае шесть – завершат дело. А потом начнется самая приятная часть – грабеж и мародерство…

Теперь генерала больше всего беспокоило, не поднимется ли мятеж, ведь он приказал тысячам людей наступать, зная, что послал их на смерть. Разумеется, воины Доблести известны отнюдь не своей трусостью… впрочем, они не слишком жаловали и предательство, кто бы ни был в нем уличен – командир или обычный солдат, и в особенности не терпели дезертиров вроде Анфена. Генерал, прочистив горло, не без волнения отдал приказ войскам штурмовать перевал.

На протяжении ночи из канализационных труб, старых подземных коммуникаций и новых, созданных земляными людьми, захваченными в рабство, от Реки Печали, разделявшейся на два притока под самыми оживленными районами, появились Мучители. Несколько сотен.

Если все пройдет хорошо, если подсчеты Стратегов окажутся верны, – а обычно так и бывало, – то к утру большинство горожан покинут стены города через южные ворота, распространяя рассказы о смертоносном оружии, находящемся в руках замка, по другим городам. Пусть эта информация будет не вполне верна, но маленькая неточность весьма и весьма полезна. Остальным придется принимать сложное решение: присоединяться к Выровненным или же быть следующими. Богатства этого города, оставленные в сундуках и сейфах, можно будет разворовать в свое удовольствие. И найдется, наконец, управа на дезертиров и беженцев из Выровненных городов.

Мучители поднялись из самых низин к северному кварталу города. Некоторые из них были такими большими, что пришлось строить подземные ходы специально для этих особей и вести их от самых лесов (в которых их собрали и погнали сюда ценой не одной жизни) до города. Порой они спокойно относились к человеческой и животной активности поблизости, даже если в процессе упомянутые производили много шума, и тогда можно было смело щелкать пальцами перед носом у этих созданий или даже тыкать в них палками, как показывал опыт. В иные времена они нападали на все живое, преодолевая огромные расстояния, лишь бы догнать добычу, и используя странные магические приемы, сути которых пока никто не понял. Их поведение по отношению друг к другу можно было описать как безразличную готовность к сотрудничеству, хотя как таковой организованности среди представителей этого вида обнаружено не было. Однако никогда еще не доводилось наблюдать за столь большими скоплениями Мучителей и с такого близкого расстояния, как сейчас. Самые крупные, как правило, были спокойнее остальных, однако при этом оставались почти непредсказуемыми. Собирать в стадо больших, как показал опыт, невозможно… однако горстка и впрямь последовала за своими меньшими собратьями в город по собственному желанию.

Это вторжение стало весьма непростым и дорогим секретом. Очень немногие из тех несчастных, на которых набросили заклятия подчинения разума и обучили направлять Мучителей, остались в живых в длинных подземных тоннелях. Большинство тварей вели себя тихо и спокойно в коридорах, однако при этом довольно легко находили путь, направляясь на звук или вибрацию. Когда они приблизились к поверхности, и то и другое в избытке имелось в северном секторе города, туда то эти существа и потянулись. Там, на широкой площади у северных ворот, защитники города, притаившись на башнях и вдоль стен, ждали звука боевых рогов, долженствующих предупредить их о наступлении врага.

Высоко на искусственном выступе, опоясывающем город, как кромка чаши, Анфен беспокойно метался на кровати, затерянный в кошмарах, навеянных сонным заклятием Лупа. Едва прибыв в город и глядя на толпы, он размышлял о возможности присутствия в городе шпионов, узурпаторов и Охотников из замка. Он не знал, что оперативные агенты находились здесь на протяжении многих лет, и их было куда больше, чем опасались другие, по большей части скрываясь в подземных торговых путях и среди надсмотрщиков, – сладкоречивые Охотники официально устраивались на работу и постепенно добирались до ключевых постов в правительстве, обладая достаточным золотым запасом, чтобы подкупать нужных людей, и безупречным мастерством, чтобы убивать врагов, если потребуется. И все они продолжали получать приказы прямиком из замка. Подземные переходы, ведущие из лесов, были устроены не только для поставок дерева – об этом можно было догадаться и не имея на руках дополнительных сведений. Однако Стратеги никому не сообщали о том, когда начнется вторжение или на что оно будет похоже.

Почти две сотни рабочих спали прямо на своих местах под землей. Мучители проходили мимо их тускло освещенных каморок, деревянные подпорки скрипели не хуже стволов деревьев в лесу, навевая мысли о морских кораблях. Некоторые просыпались, услышав крики, эхом отдающиеся в тоннелях, поднимавшиеся из глубин и вскоре начинавшие звучать поблизости. Отдельные существа из кошмаров неожиданно оказывались у самых их кроватей, замерев, устремив на них неподвижные взгляды и оскалив зубы в застывшей ухмылке. Одни рабочие, скорее всего, сочли, что продолжают спать, даже когда время замедлилось, и все, что осталось в их жизнях, – это обманчиво медленные движения шипов и лезвий.

Мучители шли своей неуклюжей походкой мимо людей, кричащих и пытающихся убежать к свежему воздуху и нормальному освещению, которые можно найти только на поверхности. Как только последний крик затих и в бункерах раздавался только назойливый скрип, многократно усилившийся в воцарившемся безмолвии, смерть, пришедшая из за Конца Света, добралась до выходов и свободно вылилась на городские улицы.

Защитники города, расположившиеся у северных ворот и в многочисленных расщелинах у горного перевала, на миг или два услышали донесенные ветром крики. Однако они были столь слабы, что воины сочли, будто им послышалось, пока кричавшие не появились вдали – бродяги, рабочие, шлюхи и их клиенты, пока в ночи не появились темные крадущиеся тени, некоторые из них были воистину огромны.

Солдаты начали лихорадочно готовиться к боевым действиям. Раздался резкий клич рога, за ним еще один. Разожгли жаровни, и все вокруг озарилось рыжеватым светом огней. Теперь уже проснулись все, тысячами выстраиваясь в стройные ряды. Зазвучали приказы. Зазвенел металл, когда одновременно обнажились многочисленные клинки. Большинство защитников повернулось к воротам, считая, что причиной криков, доносящихся из города, был вражеский огонь, ядра полетели над стенами… Однако почему с горного перевала не поступило ни одного предупреждения об атаке? Почему ни один из защитников, стоявших на посту, не удосужился с помощью рога подать сигнал «Замечен враг»?

Неожиданно вполне определенный враг появился за их спинами. Высокий силуэт – в шесть раз выше среднего человека – с длинными когтистыми руками проскользнул между двумя зданиями. Заметившие его на мгновение застыли, не веря своим глазам… и неуклюже ступающее существо угодило в настоящий град стрел. Те, что попали в цель, отскочили от шкуры. Странная тварь замерла и медленно повернула голову. Огромная грива длинных игл со звоном расправилась. Неизвестное существо уставилось на солдат. Стрелы вновь взвились в воздух и упали, не причинив твари ни малейшего вреда; звон наконечников, ударившихся о странную кожу гиганта, больше всего напоминал град, бьющий по крышам.

Вскоре к наблюдающему за людьми великану, по прежнему неподвижно стоявшему на месте, присоединилась целая компания шипастых тварей поменьше. Все чаще и чаще в городе раздавались крики боли и страха – сотни похожих существ, не таких крупных, как гигант, но все равно значительно превосходящих ростом человека, хлынули сплошной волной на строй солдат, двигаясь быстро и неловко, и превратили все вокруг в сплошное бурлящее море смерти.

Гигант тоже подковылял, словно крики, наполненные ужасом и звоном мечей, отскакивавших от прочной шкуры, не причиняя никакого вреда владельцу, наконец убедили его в собственной непобедимости. Стрелы, по прежнему градом сыпавшиеся с высокой стены, вонзались в землю. Тварь наклонилась и протянула руку к толпам людей.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40

Похожие:

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Пилигримы Серия: Маятник 1 Scan: utc; ocr, ReadCheck:...
Ву, которого сводит с ума мысль о том, что он может встать вровень с богами. Вместе с Архимагом он почти одержал победу над Свободными...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Цирк семьи Пайло Уилл Эллиот Цирк семьи Пайло Моим родителям...
Я пришел к выводу, что фильм ужасов – подвид комедии. Оба жанра адресуют читателя к абсурдной жизни. Оба жанра ставят главных героев...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconGenre thriller Author Info Уилл А. Эллиот Цирк семьи Пайло Джейми,...

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДжей Эллиот, Вильям Саймон Стив Джобс. Уроки лидерства
Моей жене Лилиане и сыновьям Джею-Александру и Федерико за их любовь и поддержку, а также Эйрин, Виктории и Шарлотте, Шелдону, Винсенту...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДаниэла Стил Обещание Даниэла Стил Обещание Глава 1
Солнце припекало уже совсем по-летнему, и на стоянке университетского городка, куда Майкл и Нэнси зашли, чтобы забрать свои велосипеды,...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconСколько на самом деле зарабатывают американские актеры
Джулия Робертс и Уилл Смит убедили весь мир в том, что получать $20 миллионов за один фильм — самое обычное дело в США. О том,сколько...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница