Уилл Эллиот «Пилигримы»


НазваниеУилл Эллиот «Пилигримы»
страница40/40
Дата публикации02.04.2013
Размер5.79 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40

Глава 65
Архимаг устремил взгляд на горизонт, где заметил нечто, весьма его обеспокоившее: Кошмар летел в небе, глядя в их сторону. А чуть дальше к востоку он заметил еще один проблеск света, который придвинулся чуть ближе, – видимо, это Мудрость. Пока на землю не опустится ночь, будет трудно сказать наверняка, однако в воздухе ощущалось несомненное присутствие Великого Духа.

Их появление в известном смысле обнадеживало – разве они оказались бы здесь, если бы ему, Архимагу, не было суждено преуспеть? Он был уверен в том, что достигнет цели; разумеется, предсказание никогда не было его сильной стороной, однако это событие было слишком крупной отметкой в строке истории, и даже почти слепой человек вроде него не мог не заметить ее – одно и то же событие, от которого отходит пять или шесть вариантов будущего. Однако как поведут себя Великие Духи впоследствии? Лучше справиться с задачей поскорее…

Архимаг присел на корточки и начал плести иллюзию. Она была очень сложной, оригинальное заклятие, разработанное им лично. Если бы школы магии еще существовали, они бы воспели хвалу этому творению; кто сказал, что, кроме некромантии и боевых заклинаний, он ни на что не способен? (Да, уничтоженные школы не отказывали ему в этих талантах – по крайней мере, после того, как храмы были уничтожены у них на глазах.)

Он втянул силу из воздуха, изобилующего магией (колдовать здесь было почти так же легко, как во дворе замка), и произнес заклинание на колдовском языке. Он просил реальность разделить с ним потрясающее произведение его ума. Сила, беснующаяся внутри и снаружи, улеглась контуром вокруг произнесенных слов, вспыхивающих перед его внутренним взором, словно их писали быстрым пером на странице. Так оно и было, ведь на протяжении многих лет он разрабатывал свои заклятия у себя в покоях. Затем было мгновение разъединения с реальностью, наступавшее всегда после плетения мощного заклинания. На мгновение, которое ему показалось невыносимо долгим, а для любого стороннего наблюдателя ничем не отличалось от предыдущего и следующего, он стал легче воздуха, отстранившись от своей физической оболочки, словно погрузившись в общение с основополагающими силами природы, правящими этим миром, чтобы стать узором, сотканным на ветру. И все это ради краткой беседы наедине с окружающей реальностью, замершей на миг вокруг, притянутой ближе силой заклинания и тщательно подобранных слов, чтобы разделить с ним его представления, чтобы сделать уже созданный магом макет – его личную реальность, произведенную лишь силой мысли, – частью широкой реальности, безразличной к мысли, чтобы ее приняли творения любой из основополагающих сил и удержали в полете. Реальность охотно восприняла заклинание как звук и согласилась с тем, что его воздействие действительно существует. Мощь потоком хлынула вперед. Отработанная сила покинула его тело, как вытолкнутый легкими воздух.

Для любого мага, оказавшегося поблизости, видимые колебания сил – остаточный эффект заклинания – показались бы ужасающими. Не говоря уже о волне жара, прокатившегося по всему телу. Он уже был слишком сильным, не сравнить с тренировками в замке, и все это из за менее насыщенного магией воздуха. Впрочем, если бы таковой вокруг было еще меньше, то сила заклятия просто разорвала бы его на части, тело бы треснуло, как перезревшая дыня. Заранее заряженные охранные амулеты, висевшие у него на шее – редкие, бесценные, сейчас таких не достать, – уже поглотили большую часть жара, который иначе убил бы мага. Они по прежнему оставались прохладными на ощупь, однако остаточная вспышка, доставшаяся телу, была весьма и весьма неприятна.

И началось: стекловидные нити, совершенно бесцветные, вытянулись из его ног и взвились вверх, сплетаясь в огромный конус и устремляясь, подобно огромной колонне, высоко в небо. Она расширилась, разрослась и через несколько мгновений приобрела человекообразную форму. Цвет изменился на базальтово серый.

Когда он отрабатывал заклинание в замке, слуги с ужасом разбежались, увидев гиганта во дворе. Каменный страж тоже купился на эту иллюзию – он недовольно заскрежетал, заметив нового великана, стоящего в оскорбительной близости к доверенной ему священной территории. Земля дрожала под тяжелыми шагами – гигант перешел на бег, приближаясь неуклюже, переваливаясь с боку на бок. Длинные пальцы неправильной формы сжались в угловатые кулаки. К ним повернулся великан, стоящий с восточной стороны. Его губы приоткрылись, и из них тоже вырвался боевой клич – один чужак уже находился на его территории, а второй быстро приближался к ней.

Архимаг попятился к Стене. План заключался в том, чтобы каким то образом подманить великана и заставить его броситься на препятствие. Теперь ему стало ясно, что надеяться на это было слишком смело; иллюзию было весьма нелегко поддерживать даже в спокойных условиях, даже пожертвовав деталями и правдоподобными оттенками. Кулак настоящего великана, как надеялся Архимаг, пройдет сквозь иллюзорное тело и ударит по Стене с чудовищной силой, на которую не способно ни одно живое существо, ни один механизм – ею распоряжались лишь каменные гиганты.

Пока все шло неплохо: настоящий гигант быстро приближался, ему оставалось промчаться лишь несколько метров. Он заревел, не понимая, почему предполагаемый противник стоит на месте. Драться так близко от Стены было запрещено; в этом случае их действия могли повредить то, что гигантам было предписано охранять. Этот новый тип, видимо, не знал правил. Настоящая рука скользнула по воздуху, медленно, словно в густом киселе. Кулак прошел сквозь иллюзорное тело и с сокрушительной силой врезался в Стену мощным ударом, от которого задрожала земля.

Она вновь затряслась, когда второй гигант, подбежавший с востока, тоже бросился на фантом. Архимаг спокойно стоял на содрогающейся земле между живыми колоннами и вспомнил, что открылось ему в этих вариантах будущего: «Все свершится; так предрешено». Кулаки двоих разгневанных великанов врезались по очереди в одну и ту же часть Стены, иногда сталкиваясь друг с другом в пределах иллюзии, созданной Архимагом.

На Стене начали появляться огромные трещины.

Каменные гиганты, стоявшие дальше к востоку и западу, медленно повернули головы на отдаленный рокот и начали задумываться о том, что, возможно, стоит отправиться к источнику шума и выяснить, в чем дело, поскольку Стена за их спинами начала дрожать.
Глава 66
Анфен не стал наблюдать за действиями Архимага. Он поднялся на ноги и направился к дороге. Все тело болело, он устал до такой степени, что предчувствовал начало забвения, однако с радостью приветствовал эти ощущения. Искушение пойти и встать на пути гигантов было слишком велико, почетна такая смерть или нет, однако ему показалось, что он понял, куда надо идти и что сделать. Если какая то новая опасность не унесет его жизнь по дороге. Впрочем, о таком исходе он бы тоже жалеть не стал.

За его спиной два разгневанных великана с ужасающей силой били по иллюзии и попадали по Стене, которая быстро покрывалась трещинами. Архимаг про себя отчаянно желал, чтобы они поторопились, зная, что, хотя Стена будет разрушена, он этого может и не пережить. Наконец огромный, похожий на стекло кусок откололся и рухнул, и по всему строению побежали крупные трещины.

«Достаточно», – решил Архимаг и развеял иллюзию, поспешив укрыться за другим, куда более простым заклинанием, пока два великана, ничего не понимая, озадаченно разглядывали друг друга, задумавшись, куда делся их общий противник.

Стена начала ломаться – теперь хватило и остаточных вибраций в земле. Когда один из великанов нечаянно задел локтем край трещины, вниз посыпались огромные куски, открыв небо по другую сторону. Архимаг завороженно наблюдал за разрушением Стены; из его рогов шел густой дым; наполненное жаром магии тело понемногу начинало остывать.

Он знал, что дальнейшие события еще не предопределены… Возможно, грядет угроза всему, что есть в Леваале живого. Что ж, у каждого действия есть своя цель и своя цена, а у только что свершенного слишком много и тех и других. Впервые за всю историю человечества, хотя такое случалось в истории мира, одна половина Левааля окажется открытой для другой.
Глава 67
Анфен шел в ночи мимо заметно нервничающих жителей деревни, собравшихся у великой разделительной дороги. Все глядели на Стену, от которой доносился громкий стук, словно сам мир растирали в пыль. Даже здесь чувствовалось, как дрожит земля.

Когда первый кусок Стены отломился и упал, Анфен ощутил порыв ветра, пронесшегося над головой, в одно мгновение изменившегося с холодного на теплый. Как и большинство людей, он был не способен видеть мерцающие переплетения разноцветных магических нитей в небе, поэтому не почувствовал волны чужеродной силы, хлынувшей в северную половину Левааля, и не заметил, как уходит местная магия. Не заметил он и огромных, построенных Инженерами для Архимага воздушных кораблей, стоявших неподалеку к западу, сконструированных специально для того, чтобы захватывать как можно больше новой силы, сырой и необработанной, – для того чтобы она не слилась с воздушными токами Северного Левааля.

Анфену уже было наплевать на то, что могло или не могло случиться. Он наконец понял, как ничтожна его роль, и облегчение, вызванное этой мыслью, было поистине огромным. Все, что теперь имело значение, – это еще не пройденный путь. Потребуется время. То и дело он неподвижно падал у дороги, когда тело попросту отказывалось делать еще один шаг. Анфен просыпался, находил еду, даже если в роли таковой оказывались лишь листья и коренья – главное, чтобы они дали энергию, необходимую для достижения цели, к которой он шел – и которой вполне заслуживал. Многие из встретившихся ему по пути, заметив выражение глаз незнакомца, поспешно уступали дорогу.
Вместе с толпой местных – некоторые из них были родом из расположенных неподалеку Высоких Скал, другие пришли из Тантона – Эрик, Луп и Сиель, не веря собственным глазам, наблюдали за тем, как огромные куски, словно осколки самого неба, отламываются и падают на землю.

Когда облака чужеродной магии хлынули через проломы, Луп громко выругался.

– К этому я и близко подходить не хочу! – крикнул он. – Мне это ново, чем бы оно ни было, однако ж вид пренеприятный. Я лучше отправлюсь в Фейфен, мертвый в нем воздух или нет. И буду жить вообще без окон! – Он развернул коня и помчался галопом прочь.

Через отверстия побольше открылось небо по другую сторону Стены. Сумерки уже сгустились, и было довольно трудно рассмотреть что то определенное – виднелись лишь отблески огненно красного цвета, похожие на далекие огни, однако по большей части вторая половина их мира была скрыта пеленой мрака.

– Он все таки сделал это, – произнесла Сиель уже в десятый раз – по прежнему потрясенно и не веря собственным глазам.
Шарфи, сидевший у окна своей комнатушки в трактире, сказал то же самое. Он уже успел как следует заправиться элем – и в целом провел весьма приятный вечер, обмениваясь байками с ветераном многих войн из Высоких Скал в пабе, – однако сразу понял, что ему не привиделось. Когда обломок Стены упал во двор перед трактиром, обрушившись на телегу, стоявшую у ворот, воин поспешно собрал свои пожитки и помчался на север. Он не знал, означает ли это, что Вольный Мир победил, или же теперь их всех сокрушат с севера и юга одновременно?

У обочин дороги виднелись многочисленные толпы любопытных наблюдателей. Собравшиеся смотрели – по большей части молча – на резко меняющийся горизонт.
Глава 68
Старик всего этого не видел. Последнее, что предстало перед его взором, – это быстро приближающаяся земля, как рука, занесенная, чтобы прихлопнуть муху. Да, на мгновение ему показалось, что все кончено, – однако он не видел Инвию, которая уже довольно давно следовала за ним и Зорким Глазом, преисполненная любопытства, но вместе с тем соблюдающая осторожность. Ей хотелось подождать подольше, поскольку иномирец показался крылатой деве весьма интересным, как и маг, меняющий облик, и ей хотелось бы узнать, почему старик оказался в средоточии столь любопытных событий.

Когда он предложил свое тело бездне, разверзшейся под ними, Инвия удивленно вскрикнула, а затем бросилась вниз, надеясь подхватить его.

Кейс только рассмеялся, когда крылатое создание унесло его прочь в небеса, взлетая все выше и выше.

– А здесь здорово! – воскликнул он. – Можешь бросить меня отсюда! Боже правый, какой вид!

Но разумеется, бросать его Инвия не собиралась.

Под ногами Кейса теперь расстилался целый мир, его тело пронизывал холодный ветер; хватка Инвии оказалась до боли цепкой, руки не соскальзывали ни на миг. Она ничего не говорила. Куда она его несет? Посмотреть на мир? Зачем? Почему все эти странные создания, женщины маги и мужчины волки, проявляли такой нездоровый интерес именно к нему? Впрочем, какая разница? Один прыжок – и все будет кончено.

Только тут Кейс вспомнил: амулет! Возможно, Инвии хотели вернуть его себе. Но почему бы просто не отнять ожерелье? Зачем ей понадобилось тащить с собой его? Кейс задумался, не стоит ли бросить его в бездну. Почему бы и нет? Что сделает Инвия, убьет его? Какая досада! Он нащупал амулет в кармане, однако стоило Кейсу вытащить его, как женщина быстро выхватила ожерелье у него из рук и помчалась вверх еще быстрее. Длинные белые крылья мощными взмахами вспарывали воздух.

Глядя вниз – они давно миновали границу облаков, чьи тени крались по склонам и долинам, – Кейс не заметил слой светокамней, горящих над его головой. Только когда Инвия втащила его на внешний слой неба, он заметил их и восхитился огромным каменным куполом, накрывавшим бесчисленные акры неба. Однако этот вид открылся ему лишь на мгновение, а затем он оказался внутри крыши неба, скользнув в трещину в толстом слое светокамней, выше сменявшихся темно серыми плитами.

Здесь Инвия присела на уступ, чтобы отдохнуть. Над ними каменные своды вертикально уходили в сумрачную даль, словно они оказались на дне огромной воронки, и вдали свет терялся совершенно, оставляя взору лишь чернильную мглу. Кейс теперь был волен сделать шаг в пустоту и помчаться к земле, споря с ветром, однако в нем пробудилось любопытство.

– Где мы? – спросил он.

Инвия взглянула на старика, обдумывая вопрос, словно пытаясь решить, достоин ли он ответа. Очевидно, она пришла к положительному ответу.

– Таккиш Ихольм.

– И что это такое?

– Тюрьма молодых драконов. Если подняться еще чуть выше, можно услышать их голоса. Если они захотят говорить. По большей части они этого не желают. Мы сейчас ближе всего к тюрьме Вьина. Он самый молодой из них, но при этом старше Горы.

Кейс расхохотался. Он до сих пор ощущал головокружительную легкость и свободу.

– Молодые драконы… настоящие драконы? Настоящие, живые драконы?

Инвия снова помедлила, обдумывая его вопрос, а затем пожала плечами:

– Они просили привести тебя.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40

Похожие:

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Пилигримы Серия: Маятник 1 Scan: utc; ocr, ReadCheck:...
Ву, которого сводит с ума мысль о том, что он может встать вровень с богами. Вместе с Архимагом он почти одержал победу над Свободными...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Цирк семьи Пайло Уилл Эллиот Цирк семьи Пайло Моим родителям...
Я пришел к выводу, что фильм ужасов – подвид комедии. Оба жанра адресуют читателя к абсурдной жизни. Оба жанра ставят главных героев...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconGenre thriller Author Info Уилл А. Эллиот Цирк семьи Пайло Джейми,...

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДжей Эллиот, Вильям Саймон Стив Джобс. Уроки лидерства
Моей жене Лилиане и сыновьям Джею-Александру и Федерико за их любовь и поддержку, а также Эйрин, Виктории и Шарлотте, Шелдону, Винсенту...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДаниэла Стил Обещание Даниэла Стил Обещание Глава 1
Солнце припекало уже совсем по-летнему, и на стоянке университетского городка, куда Майкл и Нэнси зашли, чтобы забрать свои велосипеды,...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconСколько на самом деле зарабатывают американские актеры
Джулия Робертс и Уилл Смит убедили весь мир в том, что получать $20 миллионов за один фильм — самое обычное дело в США. О том,сколько...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница