Уилл Эллиот «Пилигримы»


НазваниеУилл Эллиот «Пилигримы»
страница8/40
Дата публикации02.04.2013
Размер5.79 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   40

Глава 13
Снаружи, рядом с окном самой высокой башни, ждала она, скрывшись, как может только Инвия, при ярком свете дня – если, разумеется, она замрет и будет неподвижна, как статуя. Отданный старику амулет она сможет ощущать даже сквозь зачарованные стены и таким образом отслеживать его продвижение. Однако она не станет спасать его жизнь в случае опасности, поскольку по стенам поблизости бродит чрезвычайно сильный боевой маг. Инвия ощущала его присутствие, и, разумеется, ее присутствие беспокоило его; возможно, как слабый шум на заднем фоне, на который обычно не обращают внимания. Или же он знал наверняка, что она такое и где находится, но был слишком занят, чтобы связываться с ней. Сейчас.

Старик нервно поерзал на подоконнике, говоря сам с собой и пытаясь не смотреть вниз. Она ждала поблизости, готовая подхватить его, если тому взбредет в голову спрыгнуть или же он просто свалится, и время тянулось медленно, тягуче…

Наконец, дочь Ву начала свой ежедневный ритуал. Иногда даже в заоблачных высотах Инвии слышали, как девушка кричит, и гадали почему. Любопытство заставило ее выбрать именно это окно для своего шпиона.

Девушка открыла задвижку, толкнула стекло и прокашлялась. Старик вовремя воспользовался представившейся возможностью и скользнул мимо нее в замок. Он внутри! Хорошо.

Кейс никогда не видел ничего более печального за всю свою долгую жизнь. Ни на похоронах, ни когда разодетые родители из высшего общества возвращались из тюрьмы, где оказалось их неразумное чадо, – они даже помыслить не могли, что их обожаемый сын окажется в таком месте с лицом покрытым свежими синяками и ссадинами. Эта девушка была печальнее их всех, в своем узком черном платье, с длинными прямыми волосами, собранными в хвост. Сколько ей лет – семнадцать? Двадцать? Она оказалась обладательницей симпатичного личика в форме сердечка, на котором уголки глаз и рта слегка опускались вниз, и мягкого подбородка. Хорошенькая, однако каждое медленное движение и склоненная голова являлись воплощением горя, в котором – если только Кейс не ошибся – было нечто почти ритуальное. Его сердце на мгновение потянулось к ней, и он даже забыл о том, что должен проскользнуть в комнату.

Кейс поспешно пролез мимо незнакомки, когда она оперлась руками на подоконник, глядя грустным взором вдаль. Если она и заметила миг, когда его ноги опустились на пол в комнате, то не подала виду.

Комната, кстати, была аккуратной и наполненной хорошенькими вещичками – украшениями, сделанными из каких то кристаллов, куклами всех видов и размеров, гобеленами, клубками нитей, иголками и спицами. Здесь же стояла большая покрытая плюшем постель, в которой Кейс мог бы проспать неделю. На стене тикал какой то механизм – часы? Сложно сказать, на них столько странных символов… А непонятные стрелки пересекались друг с другом крест накрест под очень странными углами. Девушка наблюдала за ними, дожидаясь – если Кейс угадал правильно – мига, когда часовая стрелка сделает следующий ход.

Зеркало у туалетного столика в углу отразило его как тусклый силуэт, контур с невидимым содержимым; какого дьявола?.. Бусины ожерелья, висевшего у него на шее, мягко зазвенели, столкнувшись, и пьяница вспомнил об амулете. Значит, он работает. «Ну, разумеется, он работает, ты, старый болтун! – обругал себя Кейс. – Девчушка то тебя не увидела, а ты ведь проскользнул в комнату совсем рядом с ней!»

В любом случае почему она так печальна? Причина не могла заключаться в нехватке дома, или ценных вещей, или красивого вида. Из ее окна открывался великолепный пейзаж – была видна большая часть замка внизу и потрясающие просторы этого славного мира. Глядя на это каждый день, несложно почувствовать себя властительницей всего вокруг, и Кейс готов был поклясться, что именно ею девушка себя и ощущала. Он подошел к двери, тихонько повернул ручку, стараясь не издать ни звука, и обнаружил, что комната заперта. Значит, она не может выйти отсюда. Может, это все и объясняет, по крайней мере, часть головоломки…

В этот миг девушка начала рыдать. Этот звук заставил его подскочить на месте. Затем она перегнулась через перила балкона, как можно дальше, запрокинула голову, словно хотела, чтобы этот звук непременно достиг остальных окон, и закричала. Слов не было, однако это был самый грустный голос из всех, что когда либо доводилось слышать Кейсу, и пронзительный звук разбивал чувствительное сердце старика.

Кейс нервно потрогал пальцем бусины ожерелья. Хотелось сказать девушке, что все будет хорошо, что дело могло обернуться куда хуже, это она могла бы быть старым глупым пьяницей вроде него, которому даже не хватило мозгов остаться в своем собственном мире. Он представил, как говорит ей это и она улыбается, возможно, даже смеется. Приобнять ее слегка – нет, разумеется, не так, просто чтобы немного утешить. Однако она продолжала рыдать, все громче и громче. Ее голос то и дело срывался.

Выглянув сквозь замочную скважину в коридор, Кейс увидел спины проходящих мимо людей. Они наверняка слышали эти душераздирающие стоны и рыдания, однако ни один не обернулся, чтобы взглянуть, не говоря уже о том, чтобы успокоить девушку. Ее крики теперь были щедро приправлены му кой, словно ей было больно физически. Кейс съежился. Он больше не мог слушать – это еще хуже, чем детский плач. Женщина с крыльями велела ему не снимать амулет, но, черт побери, пусть бы сама слушала этот душераздирающий плач, если ей так угодно!

Кейс через голову стянул цепочку с бусинами. Стоило ему сделать это, как отражение в зеркале тут же уплотнилось и стало нормальным.

– Эй, послушай ка… – начал было он.

В тот же миг девушка резко обернулась. Ее глаза от удивления так расширились, что казалось, вот вот выскочат из орбит. Она увидела Кейса, ахнула и помчалась к двери, а затем начала колотить в нее кулаками.

– Помогите! – закричала она. – Помогите!

В коридоре загрохотали тяжелые шаги – кто то поспешно направлялся к комнате девушки.

– Нет нет, погоди, – произнес Кейс, попятившись в угол. – Послушай, я всего лишь хотел немного тебя приободрить, и только. Я тебе ничего плохого не сделаю. Отчего ты грустишь, почему так горько плачешь?

Незнакомка смотрела на Кейса так, словно он в любой момент мог превратиться в змею – или уже сделал это прямо у нее на глазах, но, по крайней мере, перестала звать на помощь. Слишком поздно: раздался скрежет ключа, поворачиваемого в замочной скважине. «Похоже, теперь я точно пропал», – подумал Кейс, прежде чем ему пришло в голову вновь надеть амулет.

Он поспешно повесил странные бусы себе на шею, и в следующий миг дверь в комнату распахнулась. На пороге появилась дородная женщина в фартуке и непритязательном костюме, вполне подходящем для типичной нянюшки. Кейс не мог не отметить, что на лице ее во всей красе отражался довольно мерзкий характер из числа тех, у которых жестокость и низость всегда до поры до времени скрываются за широкими неискренними улыбками.

– Азиель? – вопросительно произнесла женщина. – Ты прервала свой плач. Почему ты так нехорошо поступила? – Дама взглянула на часы. – Даже до середины не добралась! Ты же знаешь, что он уже закрыл свое окно!

– Кто то… – начала было девушка, однако покосилась на место, где несколько секунд назад стоял Кейс, и, судя по всему, передумала.

– Кто то? Да, кто то снова взялся за свое. А мне теперь придется снова убирать соседнюю комнату. Ты так долго была хорошей девочкой, Азиель, каждый день плакала и кричала – твой отец обожает твой плач. А теперь уже слишком поздно… Без остановки. Таковы правила.

Похоже, что то еще пришло девушке на ум, заставив забыть о незваном госте.

– Нет. О нет, пожалуйста, не надо! Не позволяй им этого, няня!

Женщина сочувственно улыбнулась, хотя глаза ее остались холодными; она наслаждалась ужасом своей подопечной, жадно впитывая его.

– Не позволять им? – воскликнула она. – Ну и ну! А что прикажешь делать? Схватить меч и рубить головы без разбору?! Это ведь ты должна сдерживать их! Подумай об этом, пока будешь слушать. Прошло слишком много времени с тех пор, как ты внимала крикам в последний раз!

Нянюшка начала закрывать дверь. Кейс не знал, остаться ему или уйти, но вовремя сообразил, что не следует упускать последний шанс выбраться из комнаты. Так он и поступил, когда няня задержалась на пороге, пожирая Азиель голодными глазами.

– Только и знаешь, что себя жалеть! – заявила женщина. – Подумала бы лучше обо мне! Когда они закончат, это я окажусь там со шваброй и ведром, а не ты!

С этими словами няня захлопнула дверь и повернула ключ в замке, а затем прижалась к ней ухом, жадно ловя каждый звук. Голод в ее глазах усилился.

Кейс стоял за спиной этой странной няни в широком, причудливо изгибающемся коридоре. Слуги в одинаковых серых балахонах, мужчины и женщины, проходили мимо медленными шаркающими шагами. Они не обращали внимания на двоих огромных, мускулистых стражников, тащивших по коридору обнаженного мужчину, связанного, с кляпом, к комнате Азиель.

– Какой здоровый, – произнесла нянюшка, отвернувшись от двери. – Крови будет много, да?

Стражники не удосужились ответить. Они втащили мужчину в комнату, соседнюю с Азиель. Там стояла большая каменная скамья – вот и все, что удалось разглядеть Кейсу прежде, чем захлопнулась дверь.

– Они вот вот начнут! – крикнула няня в замочную скважину, обращаясь к своей воспитаннице.

Было хорошо слышно, как Азиель снова кричит, высунувшись в окно:

– Отец, не надо! Не делай этого! Не надо!

– Ты сама этого добилась! – радостно крикнула нянюшка в ответ через замочную скважину. – Твой плач, девочка! Ты же знаешь, с каким наслаждением он его слушает. Ты так долго была примерной девочкой, и у тебя такой чудесный голос!

Кейс не вполне понимал, что здесь происходит, но в этот миг больше всего на свете – даже больше, чем выпить, – ему хотелось как следует приложить ногу к заднице толстухи, и только крайнее изумление помешало ему сделать это, вогнав в ступор.

Когда пленник, затащенный в соседнюю комнату, начал кричать, Кейс сперва подумал, что теперь он наконец то уяснил, что именно творится. Но потом пришла мысль, что до конца своих дней он не сможет уяснить, почему дела в этом месте обстоят так, если только кто то ему не объяснит. Некоторые вещи, подумал он, просто нельзя знать, и в дальнейшем он еще не раз будет мысленно обращаться к этим событиям, пытаясь постичь их суть.

Он побежал прочь от двери Азиель, надеясь, что тогда перестанут звенеть у него в ушах и крики умирающего, и горестный плач девушки, раздавшийся, когда она услышала, что происходит за стеной, и отвратительный голос женщины, велевшей ей слушать истошные вопли как можно более внимательно, потому что никто не виноват в них, кроме нее самой. К тому времени, как эта ужасная какофония наконец стихла – точнее, когда Кейс оказался слишком далеко, чтобы не слышать ее, – все это начало казаться ему слишком странным, чтобы быть настоящим – даже в другом мире, и он всерьез начал сомневаться, действительно ли стал свидетелем происшедшему в высокой башне замка.
Глава 14
Наконец то стены пещеры вновь сузились и впереди не оказалось других существ. На всякий случай они проползли еще какое то расстояние. Затем Киоун встал, а Шарфи рухнул на землю, вытирая пот со лба.

– Почему так долго, чтоб вас?!

Киоун и Эрик, не сговариваясь, одновременно потерли колени, которым сегодня крепко досталось.

– А может, мне понравилось, как ты прижимаешься ко мне? – зарычал в ответ рыжий. – Чувствовать твой вес на своей спине? Ты хоть знаешь, сколько их там было?! Я думал, придется миновать четверых пятерых, но там целая орда! – Киоун был заметно бледен и потрясен пережитым. – Если бы я знал, что их тут будет столько, то предпочел бы рискнуть в переходе с ловушками.

– Мне лично показалось, что нам ничто не угрожало, – заметил Эрик.

– Конечно же нет! Ты только подумай, как нам повезло. Они иногда работают по нескольку дьяволов вместе, а сейчас как раз время собирать камни. В роли новичков мы бы оказались главными мишенями. – Киоун нервно мерил проход шагами; конус рыжих волос покачивался в такт. – Остается только предположить, что где то поблизости у них есть другие враги, с которыми они недавно столкнулись, поэтому наши дьяволы и решили собраться в стаю побольше. Но почему здесь? Если сегодня по пути мы столкнемся с новыми загадками, мой разум просто переполнится и лопнет.

– Тогда вот тебе еще одна, – подначил Шарфи. – Надеюсь, от нее у тебя наконец то лопнет башка. Там была пещера, неподалеку от двери. Недавно прорытая. Никаких светокамней. Пахло гнилью. Хуже даже, чем гнилью. Там что то есть. Не дьяволы. Но там что то есть.

Киоун пожал плечами:

– Есть поговорка: «Всегда проверяй источник». Информации в том числе.

Шарфи не стал отвечать на оскорбление; вместо этого, в его глазах вспыхнуло искреннее беспокойство.

– Там есть что то, чего не должно быть. В этих краях, так далеко к северу, вообще не должно быть шахтовых дьяволов. Они определенно пришли сюда не просто так.

Высказавшись, воин погрузился в мрачные мысли.

Эрик задумался, стоит ли ему говорить об этом, но все же решился:

– Я слышал, как дьяволы общались между собой. У них, судя по всему, тоже есть собственный язык. Вы знали об этом?

Киоун удивленно посмотрел на иномирца:

– И что они говорили?

– Мне это показалось сущей бессмыслицей. Ничего, кроме того, что обычно ожидаешь услышать от животных.

– И все таки ты на удивление полезная штучка, – произнес рыжий. – Ну, теперь то ты веришь ему, Шарфи? Или и сейчас наш приятель лжет?

Шарфи пробормотал что то себе под нос и тронулся в путь. Остальные последовали за ним. Эрик тихо спросил Киоуна:

– Он действительно такой хороший мечник, как хвастает?

Тот рассмеялся:

– Нет, конечно! Ни один человек, когда либо носивший меч, не может сравниться с персонажем его россказней! И все же в бою он весьма умел. Знает кое какие финты, разные трюки, ну и ножи метает прилично. – Рыжий задумался. – Однако Шарфи действительно можно доверять. Просто по нему не скажешь. А вот мне, с другой стороны… Достоин ли я доверия? Кто знает… А сейчас надо пошевеливаться.

Свежее дуновение неожиданно стало сильнее. Они теперь слышали далекий грохочущий звук, который становился все отчетливее с каждым шагом. Затем по тоннелю разлился свет, и перед троицей появился выход, открывавший вид вниз, на широкую мощеную дорогу с огромной крышей, похожей на потолок пещеры, и гладкими отвесными каменными стенами по обе стороны. Громадные плиты светокамней в ограждении и крыше освещали путь куда лучше, нежели осколки в коридорах, по которым они пришли сюда. Этому же способствовали факелы и жаровни, стоящие вдоль дороги, в которых плескался оранжевый огонь.

Под ними очень медленно тянулся бесконечный караван металлических вагонеток, каждая размером с грузовик, до краев наполненных продуктами питания или рудой. В отдельных виднелся даже домашний скот. Мужчины в серых балахонах ехали на маленьких платформах, выступающих по бокам. Вот проехала телега, полная довольно крупных лохматых животных, некоторые из них стояли на двух ногах. Один вид этих незнакомых существ заставил Эрика мгновенно позабыть о своей усталости. «Другой мир!» – восхитился он про себя. Вместе с тем здесь имелись и повозки с вполне привычными животными – лошадьми, коровами и домашней птицей в клетках.

– Они все направляются к замку, – объяснил Киоун Эрику. – Видишь? Дорога идет в гору. Все это поступает с ферм, расположенных к югу отсюда. Замок забирает товары, подсчитывает, затем отправляет в Выровненные города. Или не отправляет, если тамошние властители полагают, что людям пора немножко поголодать. Любому гражданину в городах Выровненного мира строго рекомендуется вести себя как следует и не делать глупостей вроде организации восстания, потому что кушать – хорошо. В любом случае еда чаще всего сгнивает, не достигая наиболее отдаленных регионов.

По обочинам дороги стояли солдаты в металлических нагрудниках с мечами у поясов. Двое, несшие караул прямо под ними, играли в какую то игру с кругляшками, расставленными на клетчатой доске. Глаза Шарфи торжествующе блеснули.

– Мы раньше нападали на эти повозки. Теперь нельзя. Видишь стражников там, внизу? Это из за нас. – Он говорил с почти отеческой гордостью. – Киоун, смотри! Повозка с породой из шахт! Да, славные были деньки… Можно было сделать состояние, угоняя их.

– Мы и сейчас можем напасть, – отозвался Киоун. – Просто нужна небольшая помощь.

С этими словами он метнулся назад в тоннель, оставив ничего не понимающего Шарфи. Через пару минут раздался тонкий голос Киоуна:

– Э ге гей! Шахтовые дьяволы! У меня для вас сюрприз! Эй! Э э э эй!

Шарфи был потрясен.

– А теперь живо спускаемся! Прямо к обочине. Если останемся здесь, нас из за него угробят.

Спуск оказался очень крутым – большую часть пути им пришлось скользить, притормаживая пятками. На доски охранников, игравших внизу, посыпался гравий. Солдаты встали и вытащили клинки из ножен. В это время из тоннеля на бешеной скорости выбежал Киоун, дико завывая и улюлюкая. Он бросился вниз к Эрику и Шарфи.

– А вот и они! – заорал он. – Я швырял камни. Они идут. Грабьте! Разоряйте! Живо, живо!

Подбежали другие охранники, выкрикивая приказы, затерявшиеся в грохоте товарного поезда.

– Забудьте о нас, – сказал им Киоун, указывая вверх. – Лучше посмотрите туда. Предлагаю паниковать.

Пятеро краснокожих шахтовых дьяволов в этот момент выскочили из тоннеля, широко распахнув массивные челюсти и безрассудно скатываясь вниз. Двое у подножия стен поскользнулись и шлепнулись на землю. Удивленные стражники стали звать на помощь. Мужчины в серых робах закричали и спрыгнули с платформ вагонеток. Подбежали другие охранники, которых бандиты уже не интересовали.

– Идем, пора грабить! – завопил Киоун, запрыгнув на платформу проходящей мимо повозки.

Позади них стражники попытались выстроиться в боевом порядке перед неистовствовавшими дьяволами. Они съезжали со склона медленно, и их длинные, тощие руки метались, как взбешенные змеи, хватая воинов, когти с легкостью прорывали их доспехи. Охранники оказывались на земле, громко крича; нагрудные пластины не выдерживали атаки, руки, по прежнему сжимавшие мечи, отлетали от тел. Исступленно прыгая, шахтовые дьяволы набросились на вагонетки, пытаясь царапать их и даже грызть.

Стоя на платформе повозки с породой, Шарфи и Киоун набивали карманы странными черными комками. Пытаясь освободить как можно больше места для них, Шарфи вытащил обоймы и небрежно швырнул их на землю. Эрик, метнувшись, поспешил подобрать их. Подельники ничего не заметили, увлеченные грабежом.

– Возьми тоже немного! – крикнул Шарфи иномирцу и бросил вниз несколько комков, один из которых рассыпался. Сверкающие драгоценные камни рассыпались по земле. Только они не были камнями в привычном понимании, оказавшись плоскими, как монеты.

Киоун соскочил на землю рядом с ним, тяжело дыша, как после долгой пробежки. Эрик колебался, не зная, как следует поступить, не зная, какое место он занимает в их дружной бандитской компании. «Стал бы герой участвовать в грабеже? А поощрять его?» – с тоской подумал иномирец и спросил:

– Чем бы эти штуковины ни были, эти чешуйки, я хочу сказать, неужели они стоят того, чтобы ради них убивать людей?

Киоун моргнул, озадаченно глядя на Эрика.

– Ты сказал – убивать людей? – рассмеялся он. – Маленьких, ни в чем не повинных бедняжек? Эти охранники же работают на замок! – Рыжий внезапно навис над иномирцем, и под издевательским выражением лица и соответствующим тоном Эрик услышал гнев. – Или ты решил, что боевые маги – тоже невинные овечки? Я слышал, они убили твоих людей не задумавшись. Знаешь, на кого эти твари работают?

– На замок, – произнес Шарфи, тоже спрыгнув с вагонетки. Его карманы все до единого были плотно набиты добычей.

– А как обращаются с врагами в Иномирье? – продолжал Киоун, брызгая слюной от ярости. – Что, вежливо обсуждают создавшиеся разногласия?

– Хватит! – велел Шарфи, встав между ними. Он указал на плоские камни у ног иномирца. – Хватай их, живо. И побежали.

Эрик послушался, и они, пригнувшись, помчались прочь, проскользнув между двумя повозками, вверх по дальнему склону, вдоль уступа, в котором оказалось много маленьких проходов. Охранники не гнались за ними, увидев целую орду шахтовых дьяволов, запоздало выскочившую из тоннеля следом за первопроходцами и красной волной смерти скатывающуюся по стене.

– Анфен передает привет! – крикнул Киоун, помахав задержавшемуся стражнику, с подозрением взглянувшему на них.

Тот уставился на рыжего, однако даже не попытался броситься в погоню.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   40

Похожие:

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Пилигримы Серия: Маятник 1 Scan: utc; ocr, ReadCheck:...
Ву, которого сводит с ума мысль о том, что он может встать вровень с богами. Вместе с Архимагом он почти одержал победу над Свободными...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconУилл Эллиот Цирк семьи Пайло Уилл Эллиот Цирк семьи Пайло Моим родителям...
Я пришел к выводу, что фильм ужасов – подвид комедии. Оба жанра адресуют читателя к абсурдной жизни. Оба жанра ставят главных героев...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconGenre thriller Author Info Уилл А. Эллиот Цирк семьи Пайло Джейми,...

Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДжей Эллиот, Вильям Саймон Стив Джобс. Уроки лидерства
Моей жене Лилиане и сыновьям Джею-Александру и Федерико за их любовь и поддержку, а также Эйрин, Виктории и Шарлотте, Шелдону, Винсенту...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconДаниэла Стил Обещание Даниэла Стил Обещание Глава 1
Солнце припекало уже совсем по-летнему, и на стоянке университетского городка, куда Майкл и Нэнси зашли, чтобы забрать свои велосипеды,...
Уилл Эллиот «Пилигримы» iconСколько на самом деле зарабатывают американские актеры
Джулия Робертс и Уилл Смит убедили весь мир в том, что получать $20 миллионов за один фильм — самое обычное дело в США. О том,сколько...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница