Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава


Скачать 311.92 Kb.
НазваниеКоллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава
страница1/2
Дата публикации08.03.2013
Размер311.92 Kb.
ТипМетодические указания
userdocs.ru > История > Методические указания
  1   2
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
Научно-образовательный Центр антиковедения

КОЛЛОКВИУМЫ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА.

Ч.I. ДРЕВНИЙ ВОСТОК

ТЕМА V

АССИРИЙСКАЯ ВОЕННАЯ ДЕРЖАВА

Методические указания по самостоятельной подготовке

для студентов направления «История»


Составители: Е.С.Данилов, В.В. Дементьева


Ярославль 2011

ТЕМА V.

АССИРИЙСКАЯ ВОЕННАЯ ДЕРЖАВА



  1. Ассирийские завоевания в IX в. до н.э. Упадок Ассирии в первой половине VIII в. до н.э.

  2. Возвышение Ассирии во второй половине VIII в. до н.э. Реформы и завоевания Тиглатпаласара III.

  3. Ассирийская военная держава в конце VIII в. до н.э. – середине VII в. до н.э. (Саргон II, Cинаххериб, Асархаддон).

  4. Нарастание кризиса внешней политики Ассирии. Крушение Ассирийской державы.



Основная учебная литература:

  1. История Древнего Востока: учеб. пособие для вузов / М.Д. Бухарин, И.А. Ладынин, Б.С. Ляпустин, А.А. Немировский; под ред. Б.С. Ляпустина. М., 2009. С. 319-341.

  2. История Древнего Востока / Под ред. В.И. Кузищина. М., 2001. С. 144-157.

Дополнительная литература:

  1. Мазетти К. Конец Ассирийской державы и ассиро-скифские отношения // ВДИ. 1979. № 4. С. 17-24.

  2. Римшнейдер М. От Олимпии до Ниневии во времена Гомера / Пер. с нем. А.А. Нейхардт. М., 1977.

  3. Саггс Х. Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура / Пер. с англ. Л.А. Карповой. М., 2004.

  4. Садаев Д.Ч. История Древней Ассирии. М., 1979.

  5. Якобсон В.А. Социальная структура Новоассирийского царства // ВДИ. 1965. № 1. С. 100-117.



В истории Ассирии выделяют три этапа: 1. Староассирийский период (XX-XVI вв. до н.э.). 2. Среднеассирийский период (XV-XI вв. до н.э.). 3. Новоассирийский период (X-VII вв. до н.э.). На последнем этапе и существовала Ассирийская военная держава. Найдите на карте 1 столицы Ассирии – Ашшур, Кальху, Ниневию, Дур-Шаррукин.

Вспомните, приступая к подготовке к коллоквиуму, под чьей властью находился в III тыс. до н.э. город Ашшур – историческое ядро Ассирии. В союз с какими египетскими правителями XVIII династии вступала Ассирия во II тыс. до н.э.

В чем состояли предпосылки возвышения Ассирии после разорительного арамейского вторжения? Назовите причины агрессивной внешней политики Ассирии в Новоассирийский период. Расскажите об активизации внешней политики Ассирии при Ашшурнацирапале II и Салманасаре III. Проследите направления военной экспансии по карте 2. Почему именно западное направление становится основным направлением внешней политики Ассирии?

Какими сведениями историки располагают о битве при Каркаре? Когда Салманасар III смог добиться решающего перевеса в борьбе с Дамасским царством? Расскажите о событиях времени правления Шамшиадада V и Шаммурамат. Какими причинами был вызван упадок Ассирии в первой половине VIII вв. до н.э.?

В чем заключались административная и военная реформа Тиглатпаласара III? Назовите государства и коалиции, которые были военными противниками Ассирии при Тиглатпаласаре III, перечислите военные походы против них. Что собой представляла политика «насаху»? Охарактеризуйте правление Салманасара V.

Изложите событийный материал истории Ассирии при Саргоне II (взятие Самарии, Тира, поход в Урарту, борьба с халдеями), используя карту 4. При характеристике правления Cинаххериба отметьте поход на Иудейское царство, борьбу с Мардук-апла-иддином, разрушение Вавилона. Расскажите о восстановлении Вавилона Асархаддоном, походе этого царя в Аравийскую пустыню, разгроме коалиции во главе с царем Сидона, создании плацдарма для нападения на Египет и походы на это государство (см. карту 3).

При каком царе Ассирия достигла максимальных размеров территории?

Дайте характеристику царю Ашшурбанапалу. Какие этапы во внешней политике Ассирии исследователи прослеживают за период его правления? Когда происходит нарастание кризиса внешней политики Ассирии, что явилось его апогеем? Расскажите о последних военных успехах Ассирийской державы.

Изложите материал о совместном наступлении правителей Вавилона и Мидии на Ниневию, ее взятии и разрушении.

Почему именно Ассирии удалось первой создать в I тыс. до н.э. «мировую державу»?
^ ФРАГМЕНТЫ ИСТОЧНИКОВ ПО ТЕМЕ

«АССИРИЙСКАЯ ВОЕННАЯ ДЕРЖАВА»

Из письма Саргона II (722-705 гг. до н.э.) к богу Ашшуру

с описанием похода против Урарту
...В Сурикаш, область страны маннейской, соседящей с Караллу и Аллабрией, я спустился. Уллусуну маннейский, — так как я ежегодно не переставал мстить за него, — услышав о подходе моего войска (буквально: похода), сам со своими великими, старейшинами, советниками, семенем рода своего, наместниками и надзирателями, правящими его страной, с ликующим сердцем, с радостным лицом поспешно вышел без заложников из страны своей и из Изирту, своего царского города, до Синизини, пограничной крепости страны своей, пришел пред меня; принеся дань упряжных коней с их утварью, крупный и мелкий скот — он поцеловал мои ноги. Я прибыл в Латаш, крепость, что над рекой в области Ларуэте, в Аллабрии, принял дань Бел-апал-идины Аллабрийского — коней, крупный и мелкий рогатый скот, — спустился в Парсуаш. Владыки поселений [стран] Намара, Сангибуту, Бит-Абдадани и страны мидян, услыхав о подходе моего войска, вспомнили опустошение стран своих в прошлом году моем, и ужас пролился на них. Они принесли мне из своих стран свою тяжкую дань, и в Парсуаше они изъявили свою покорность (буквально: заставили смотреть в мое лицо)... Я отправился из Парсуаша и прибыл в Мисси, область страны маннеев. Уллусуну с людьми страны своей в сердечной готовности служить [мне] поджидал моего подхода в своей крепости Зирдакка. Словно мой доверенный, ассирийский областеначальник, он заготовил муки и вина для прокорма моего войска, поручил мне своего старшего сына с подношением и приветственным даром и для укрепления своего царства посвятил мне свою стелу. Я принял больших упряжных коней, крупный и мелкий скот, его дань, и он повергся ниц [предо мной] (буквально: сплющил нос) ради своего отомщенья. Чтобы стопы какмийцев, злых врагов, были отвращены от страны его, чтобы Урcе в полевой битве было нанесено пораженье, чтобы рассеянные маннеи были возвращены на место, чтобы ему попрать врагов своих победоносно и достигнуть желания сердца, сам и великие, решающие совет страны его, молили меня и предо мной на четвереньках ползали, как собаки. Я оказал им милость, принял их молитвы, слова их просьбы я услышал и сказал им «помилование». Ради отменной силы, которую подарили мне Ашшур и Мардук, возвеличив оружие мое более, чем всем князьям вселенной, я обещал им низвергнуть Урарту, восстановить их границы, дать мир угнетенным маннеям — и они уповали сердцем. Пред царем Уллусуну, их владыкой, я поставил накрытый стол, возвысил престол его выше, чем Иранзу, отцу его, его родителю; их с ассирийцами я посадил за веселую трапезу, и мою царственность перед Ашшуром и богами страны их они благословили... Я отправился из маннейской крепости Зирдакки, я стремительно продвигался между страной маннейской, Бит-Капси и страною могучих мидян, и прибыл в Панзиш, его большую крепость, заложенную для охраны против Зикирту и Андии, воздвигнутую против обеих областей, дабы не ушел беглец и стопы врага чтобы были удержаны. Этой крепости укрепление я усилил и приказал внести туда ячмень, ма[сло и вин]о. Я отправился из Панзиша, перешел через ре[чку] Иштараура и прибыл в Аукане, область [страны] Зикирту. Метатти, зикиртец, сбросивший ярмо Ашшура, презревший Уллусуну, своего владыку, забывший свою службу, полагался на Урсу, урарта, — что, как и сам он, не ведал порядка, — на союзника, не способного спасти его жизнь, в страхе поднялся он на Уашдирику, трудную гору, и как увидел он издали движение моего войска — оцепенела плоть его; всех людей страны своей он собрал, заставил их подняться с трудом в далекие горы, и не было найдено их место. А сам он — Парда, его царский город ему не был дорог, покинул он имущество дворца своего и вышел наружу; своих коней и бойцов он собрал (?) и послал подмогой на помощь Урсе. Я перебил его грозных воинов, расположенных для охраны на перевале [горы] Уашдирики, и покорил Иштаиппу, Сактатуш, Нанзу, Аукане, Кабани, Гуррусупу, Ракси, Гимдакрикку, Барунакку, Убабару, Ситеру, Таштами и Тесаммию, 12 его крепких поселений, обнесенных стенами, вместе со всеми 84 окрестными поселениями. Стены их я снес, дома в них я предал огню, разрушил, как потоп, насыпал холмами. Я отправился из Аукане и прибыл в Уишдиш, маннейскую область, отнятую Урсой. Я не дал страждущим войскам [бога] Ашшура, ходившим дальним путем, уставшим и утомившимся, без счета перешедшим высокие горы, трудные при спуске и при подъеме, изменившимся в лице, упокоить их усталость, не поил я их водою, [утоляющей] жажду, не разбивал я стана, не укреплял я лагерных стен,— бойцов моих я не послал, не собирал я полка моего, те, что были справа и слева, не [успели] вернуться ко мне, не ожидал [тех], что позади, не страшился множества войск его, презирал его коней, многочисленность его панцырных воинов не удостоил я взгляда — с единственной личной моей колесницей и с конями, идущими рядом со мной, не покидающими [меня] во враждебных и чуждых местах, отряд табуна (?) Син-ах-усура, как яростное копье, по нему я ударил, нанес ему поражение, отвратил его наступление, устроил ему большое побоище, и трупы воинов его я раскидал, как полову, наполнил горные провалы; по пропастям и ущельям кровь их я заставил течь, как реки; степи, равнины, высоты я окрасил, как алую шерсть (?). Бойцов его, надежду его войска, лучников и копьеносцев, у ног его, как ягнят, я зарезал, головы им отрубил; его лучшим людям, советникам и приближенным, в схватке я поломал оружие, их забрал вместе с конями: 260 [человек] семени его царского рода, его доверенных лиц, его наместников, его конников захватил я в свои руки, рассеял боевые ряды; а его я запер в толпе (?) его лагеря, упряжных коней его остриями стрел под ним я побил; для спасения жизни своей он оставил свою колесницу и верхом на кобыле бежал впереди своего войска. Метатти зикиртский с окрестными царями я поверг их воинство, их полк рассеял; войскам Урарту, злого врага, и его союзникам я нанес поражение, на горе Уауш обратил их в бегство; их конями я наполнил горные пропасти и ущелья, а сами они, как муравьи в беде, отправились трудными путями. В ярости моего оружия вслед за ними и я поднялся, подъемы и спуски покрыл телами бойцов. На 6 «беру» расстояния от Уауша до Зимура, яшмовой горы, гнал я его острием стрелы: прочих людей его, что бежали для спасения жизни, я оставил славить победу Ашшура, моего владыки; Адад, мощный сын Ану, храбрый, поверг на них свой великий гром, тучами ливня и градом небесным покончил с остатком. Урса, их правитель, преступивший предначертания Шамаша и Мардука, не почтивший присяги Ашшура, царя богов, убоялся грома моего сильного оружия, и, как у птицы, что спасается от орла, содрогнулось его сердце; как проливший кровь, он покинул Турушпу; свой царский город, как бегущий от охотника, он достиг краев своих гор; как роженица, бросился он на ложе, отвергал от уст своих хлеб и воду, неизлечимый недуг на себя навел он. Победу Ашшура, моего владыки, на вечные времена установил я над Урарту, страх его без забвенья на будущее я оставил; в грозном бою я сделал горькой для Урарту силу мощи моей превеликой и натиска моего оружия; людей Андии и Зикирту я покрыл смертной пеной. Стопы злого врага отвратил я от страны маннеев, сердце Уллусуну, их владыки, я ублаготворил и для страждущих людей его дал сиять свету. На Андию и Зикирту, куда лицо мое было обращено, прекратил я поход мой, на Урарту обратил лицо я. Уишдиш, область страны маннеев, которую отнял и взял себе Урса, — ее многие поселенья, что, как звезды небесные, не имели числа, покорил я, их укрепленные стены, вместе с насыпью их основания, я разбил, как горшки, и сравнял с землею, многочисленные их амбары без числа я открыл и ячменем без счета накормил мое войско. Я отправился из Уишдиша и прибыл к Ушкайе, большой крепости, началу пределов Урарту, которая на перевале области Заранда была закрыта, как дверь, удерживала гонцов, на Маллуа, кипарисовой горе, блестела, как веха, и над окрестностью Суби была одета сияньем. Люди, живущие в этой области, во всем Урарту не имеют равных в уменье [обучать] лошадей для конницы — малые жеребята, порождение страны его обширной, которых он взращивает для своего царского полка и ежегодно берет как подать — пока они не будут взяты в область Суби, которую люди Урарту называют страной маннеев, и стать их не будет рассмотрена, на них не ездят верхом, выходам, вольтам и поворотам, всему, что нужно для битвы, их не учат, [они ходят] расседланные. Эти люди крепости и области увидали поражение Урсы, их господина, и ослабели их ноги, как корень на берегу потока. Их предводители, сведущие в битве, которые бежали от моего оружия и были покрыты смертной пеной, прибыли к ним; славу Ашшура, моего владыки, который не оставил ни одного беглеца изо всех их бойцов, они им поведали, и те стали как мертвые. Ушкайю, надежду страны его, вместе с поселеньями они сделали пустой, покинули свое имущество и отправились путем без возврата. Натиском моего сильного оружия я поднялся в эту крепость, разграбил обильное ее имущество и заставил перенести в мой лагерь. Ее крепкую стену, чей фундамент был утвержден на скале и имел 8 локтей в толщину, — от зубцов ее начав, пока не достиг ее высокого основания, зараз я снес и сравнял с землей. Дома внутри нее я предал огню, их длинные балки обратил я в пламя. 115 ее окрестных поселений я запалил, как костры, дымом их, как ураганом, я застлал лицо небес. Ее местность я сделал [подобной тому как если б] потоп ее погубил, грудами насыпал ее обитаемые поселенья. Аниаштанию, дом его табунов, построенный на границе Сангибуту, между Ушкайей и Тармакисой, вместе с 17 ее окрестными поселениями, я снес и сравнял с землей, длинные балки кровель их спалил я огнем. Урожай их и солому их я сжег, полные амбары я открыл, ячменем без счета накормил мое войско. На луга его я пустил скот моего лагеря, как полчища саранчи; они вырвали траву, его упованье, и опустошили его нивы. Из Ушкайи я отправился, прибыл в Бари, упованье скота его, называемую Сангибуту, Таруи и Тармакису... Из Тармакисы я отправился, прибыл в [.....]. Ульху, укрепленный город, [расположенный] у подножья [горы...], — а люди их, как рыбы [на суше жаждут], не пьют и не насыщаются — Урса, царь, правитель их, по желанию сердца своего [.....] указал выход вод. Он вырыл канал, несущий проточную воду, и [... воду(?)] изобилия, как Евфрат, он заставил течь. Он вывел бесчетные арыки от его русла и [...] воистину оросил нивы. Его (г. Ульху) пустынные земли, которые издревле [... он...] и, как дождь, пролил [на них] плоды и виноград. Платанам, высоким (?) деревьям, украшению дворца его, [......] как лесу, над его окрестностью он дал простереть тень, а на невозделанной земле его [......] и, как бог, дал его людям возгласить радостное «аллалу». 300 имеров (1 имер — мера площади, на посев которой шло 84,2 метра зерна) посева, [...] хлеба при урожае он дал расти, и при продаже зерна (?) они увеличивали доход (?). Его пустынные земли он превратил в луга, и [зеленели они] весьма сильно в начале года, трава и пастбище не прекращались ни зимой, ни летом. Он превратил их в загон для коней и стад, сделал всей своей закрытой (?) стране известными верблюдов, и они работали при насыпке плотин. [Он построил] для своего удовольствия на берегу канала дворец, царственное жилище, перекрыл его кипарисовыми стволами и сделал приятным его аромат. Крепость Сардурихурда он [заложил] для охраны его на горе Киште и поставил там [...] тинейцев, опору его страны. Люди этой области услыхали дурные вести о том, что я учинил Урсе, и воскликнули «увы!», ударяя себя по бедрам. Они покинули укрепленный город Ульху и крепость Сардурихурду, свою надежду, и ночью бежали на труднодоступные края гор. В ярости сердца моего я, как ураган, покрыл всю окружность этой области и, как тучей, обложил [ее] с фланга и с фронта. Я, как владыка, вошел в Ульху, город запасов (?) Урсы, я вошел победоносно во дворец, в его царственное жилище. Его (Ульху) крепкую стену, сделанную из острых горных камней, я велел разбить железными кирками и мечами, как глиняный горшок, и сравнять с землей. Длинные кипарисовые стволы, кровлю дворца его я сорвал, заставил обработать [топо]рами (?) и забрал в Ассирию. Я открыл его полные амбары, его обильными запасами без числа накормил мое войско. Я вступил в его сокрытые винные подвалы, и многочисленные воинства Ашшура черпали из больших (?) и малых (?) мехов душистое вино, как речную воду. Каналу, реке, питающей его, я заткнул выход, и св[ежу]ю воду его превратил я в болото, арыки, [отведенные] от его русла, я [...], их подземные трубы (?) показал я солнцу. В его прекрасные сады, украшение его города, полные плодовых деревьер и лоз, и, как небесный ливень... во[рвал]ись мои сильные воины и дали греметь железным топорам, как Ададу. Многочисленные их плодовые деревья они порубили, чтобы в битве никогда [жители] не оставляли сердечного страха, на веки веков чтоб томились [неисполнимым] желаньем. Его большие стволы, украшенье дворца его, я рассыпал, как полову (?), город славы его я предал позору, ниспроверг его область. Эти стволы и деревья, сколько я нарубил, я собрал, насыпал кучей и сжег огнем. Их обильный урожай, как тростник, не имеющий счета, я вырвал с корнем, ни колоса не оставил для восстановления разрухи. Его прекрасную землю, имевшую цветом вид лазурного камня, [ибо] в окрестности были насажены цветы и растения, я затопил, как Адад, повозками, конницей, поступью воинов, и луг, надежду коней его, превратил я в пустырь. Сардурихурду, их великую крепость, вместе с 57 ее окрестными поселениями в области Сангибуту — все их я разрушил, сравнял с землей, балки кровель их спалил огнем, обратил их в пламя. Из Ульху я отправился, прибыл в [...] униате, первый из укрепленных городов области Сангибуту. Эта область была родиной его храма, на которую прежний царь, живший до него, тратился для того, чтобы расширить свою страну. При моем возвращении Урзана — мусасирский негодяй и злодей, преступивший клятву богам, не покорившийся владычеству, горец злой, согрешивший против присяги Ашшура, Шамаша, Набу и Мардука, возмутился против меня, прекратил возвратное продвижение моего похода, [ибо] с тяжелым своим приношеньем не поцеловал моих ног. В гневе сердца моего я дал всем моим колесницам, многочисленным коням, всему моему стану направить путь на Ассирию, [сам же]...С одной лишь единственной личной моей колесницей и 1 000 моих пылких конников, лучников, щитоносцев и копьеносцев — моими храбрыми воинами, сведущими в битвах, я построил войска(?) и, направив путь в Мусасир дорогою трудной, я заставил войско мое подняться на Арсиу, могучую гору, подъем на которую, как на иглу, невозможен (буквально: подъем которой, как восход на иглу, не имеет подъема). Я перешел Верхний Заб, который люди Наири и Хабхи называют Эламуния; между Шейаком, Ардикши, Улаяу и Аллуриу, высокими горами, громадными холмами, недоступными иглами гор, отвергающими счет, — между ними нет тропинки для прохода пехоты, водопады могучие там низвергаются, и шум их паденья гремит на «беру», словно Адад, поросли они всякими желанными плодовыми деревьями и лозами, как тростником, где не проходил ни один еще царь и чьих троп не видывал князь, живший до меня, — их большие стволы повалил я и, воистину, я стесал недоступные иглы их топорами из бронзы; узкий путь, (проход, проулок), где пехота шла бочком, я улучшил для продвижения моего войска. Мою колесницу на затылки [людей] я поставил и сам верхом на коне стал во главе моего войска, а воинов моих с конями, шедшими со мною, я заставил растянуться поодиночке и пройти с трудом. Чтобы он (т. е. Урзана) не уклонялся, послал я приказ моим поверенным людям, областеначальникам с их полками, написал [им] поспешно.... Над этим городом великому грому моего войска дал я греметь, как Адад; жители [.........] его люди, старики и старухи поднялись на крыши домов своих, горько плачут [.......] ради спасения душ своих, на четвереньках ползали, руки свои [простирали] Так как Урзана, царь, их советник, не постыдился имени Ашшура, сбросил ярмо, моего владычества, забыл свою службу мне (буквально: свое рабство мне), — я задумал увести в полон людей этого города и повелел увести Халда, надежду Урарту. Против ворот его города я посадил его (Халда) победоносно и полонил его (Урзаны) жену, его сыновей, его дочерей, его людей, семя рода (буквально: дома отца) его; я причислил [их] к 6 110 людям, 12 мулам, 380 ослам, 525 быкам, 1 235 баранам и ввел [их] за стену моего лагеря. В Мусасир, обиталище Халда, вошел я победоносно, как повелитель, поселился я во дворце, жилище Урзаны. С [кладовых его], изобиловавших скопленными сокровищами, я велел снять их хранительные печати. Имуществом дворца Урзаны и Халда и многим богатством его, которое я похитил из Мусасира, я нагрузил мои многочисленные войска во всем обилии их и заставил тащить в Ассирию. Людей области Мусасира я причислил к людям Ассирии, повинность воинскую и строительную я наложил на них, как на ассирийцев. Услышав, Урса поник на землю, разодрал свои одежды, опустил свои руки, сорвал свою головную повязку, распустил свои волосы, прижал (?) обе руки к сердцу; повалился на брюхо; его сердце остановилось, его печень горела, в устах его были горестные вопли; во [всем] Урарту до пределов его я распространил рыданья, плач на вечные времена я устроил в Наири. С высокими силами Ашшура, моего владыки, с победою мощи Бела и Набу, богов, моих помощников, с благосклонным согласием Шамаша, великого судии богов, открывавшего стези, простиравшего сень над моим войском, с величием Нергала, сильнейшего из богов, шедшего со мною, хранившего мой стан, из области Сумбу между Никиппой и Упои, горами трудными, я вступил в Урарту; по Урарту, Зикирту, стране маннеев, Наири и Мусасиру я прошел повелителем, как оскаленный пес, и не видел я того, кто меня бы успокоил. У Урсы урартского и Метатти зикиртского войско поверг я в полевом сражении, 430 поселений семи областей Урсы урартского все покорил я и страну его опустошил. У Урзаны мусасирского Халда, его бога, и Багмашту, его богиню, вместе с многим имуществом дворца его, с 6 110 людьми, 12 мулами, 380 ослами, 525 быками, 1 285 баранами, женой его, сыновьями его, дочерьми его я похитил; через перевалы Андарутты, горы трудной, против г. Хиппарны я вышел благополучно, вернулся в мою страну. Один колесничий, 2 конника, 3 сапера были убиты...


Перевод И. М. Дьяконова.

Вопросы по тексту источника:
1. Каким образом подданные изъявляли покорность Саргону II?

2. С покорения каких союзников Русы I начался поход Саргона II?

3. Какие повинности наложил Саргон II на людей области Мусасира?

Анналы Синаххериба (705-680 гг. до н.э.)
Шестигранная призма, так называемая призма Тэйлора, датирована 691 годом до н.э.; хранится в Британском музее. Текст "Анналов" написан слегка ритмизированной прозой на нововавилонском диалекте аккадского языка, но изобилует ассиризмами.


[Я] - Синаххериб, великий царь, могучий царь, царь обитаемого мира, царь Ассирии, царь четырех стран света, премудрый пастырь, послушный великим богам, хранитель истины, любящий справедливость, творящий добро, приходящий на помощь убогому обращающийся ко благу, совершенный герой, могучий самец, первый из всех правителей, узда, смиряющая строптивых, испепеляющий молнией супостатов. Бог Ашшур, Великая гора, даровал мне несравненное царствование, и над всеми обитающими в чертогах, возвеличивает он свое оружие. От Верхнего Моря, где закат солнца, до Нижнего моря, где восход солнца, всех черноголовых склонил я к моим стопам, и враждебные правители устрашились боя со мной, поселения свои они покинули и, подобно совам ущелий, одиноко улетели в места неведомые. В первом моем походе я в окрестностях Киша нанес поражения Мардук-апла-иддину, царю Кардуниаша, вместе с воинами Элама, приспешника его. Посреди этого сражения он покинул свой лагерь, умчался один и спас свою жизнь. Колесницы, коней, повозки, мулов, все, что в разгаре битвы он бросил, захватили руки мои. В его дворец, что посреди Вавилона, с ликованием я вошел. Я отворил его сокровищницу, золото, серебро, золотую и серебряную утварь, драгоценные камни, все, что только было, добро и имущество бессчетное - тяжелую кладь, его дворцовых женщин, вельмож, придворных, певцов, певиц, всех ремесленников - все, принадлежащее к обиходу его дворца, я повелел вынести и забрал как добычу. Силою бога Ашшура, моего владыки, я осадил и взял 75 могучих городов, крепостей Страны Халди (халдейские княжества Южной Месопотамии), а также 420 малых городов, что в окрестностях их, и добычу их добыл. Вспомогательных воинов (?), арамеев, халдеев, что были в Уруке, Ниппуре, Кише, Хурсагкаламме (пригород Киша с храмом богини Иштар), Куте, Сиппаре и в городках малых, тех, на ком была вина, я повелел вывести и присоединил к добыче. Во время моего возвращения [арамейские племена], непокорные мне, я захватил. 208 тысяч человек от мала до велика, мужчин и женщин, коней, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот без числа - знатную добычу - я увел в Ассирию. Во время моего похода от Набу-бел-шумате, правителя города Харарате (город на границе с Эламом), золото, серебро, большие бревна драгоценного дерева, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот - дар его немалый - я принял. Воинов города Хиримме (так же город на границе с Эламом), коварного супостата, оружием я побил, никого не оставил, трупы их на кольях я развесил, вокруг города велел поставить. Область эту я заселил наново. Десять баранов, десять имеров вина, двадцать имеров фиников - наилучшее у нее, как дань богам Ассирии, владыкам моим, я установил навечно.
Во втором походе моем бог Ашшур, мой владыка, воодушевил меня, и на страну касситов и страну ясубигалайцев (в горы Загроса), которые издавна царям, отцам моим, не покорялись, я двинулся. Высоки горы, трудные плоскогорья я проехал верхом, а колесницу, мое подножие, велел нести на плечах. Теснины я преодолел пешком, подобно туру. Город Бит-Киламзах, город Хардишпи, город Бит-Кубатти - города их, крепости могучие, я осадил и взял. Людей, коней, мулов, ослов, крупный и мелкий скот из них я вывел и присоединил к добыче. А города их малые, коим и счета нет, я разрушил, снес, обратил в руины. Шатры и палатки, обиталища их, я спалил огнем, предал пламени. Затем я вернулся и этот город Бит-Киламзах превратил в крепость. Больше, чем прежде, я укрепил его стены. Людей разных стран, добычу рук моих, в нем я поселил. Людей страны касситов и страны ясубигалайцев, что перед оружием моим убежали, из гор я велел вывести и в городе Хардишпи и городе Бит-Кубатти, поселил их. Я счел их, о стеле я позаботился. Победу, добытую моими руками, которую над ними я одержал, на ней я ведал начертать и посреди города ее поставить. Я повернул перед моего ярма и отправился в путь в страну Эллипи. Предо мной - Испабара, царь их. Города свои могучие, сокровищницу свою он покинул и далеко убежал. Всю эту обширную страну я ниспроверг, подобно урагану. Город Марубишти и город Аккудду, его резиденции, вместе с 34 городами малыми, что в окрестностях их, я осадил, взял, разрушил, снес, огнем спалил. Людей от мала до велика, мужчин и женщин, коней, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот без счета я захватил. До небытия я довел его и уменьшил его страну. Город Цицирту, город Куммаххум, города могучие, вместе с малыми городами округи их, страну Бит-Барру (касситская область на северо-западных рубежах Элама) и всю область целиком от страны его я отрезал и присоединил к пределам Ассирии. Я превратил город Элензаш в столицу и крепость этой области, имя его прежнее я переменил, городом Кар-Синаххериб (крепость Синаххериба) я нарек его, людей стран, добычу рук моих, в нем я поселил. Рукам моего вельможи, областеначальника Хархара, я вверил все это и увеличил страну. При возвращении моем у дальних мидян, о которых никто из Царей, отцов моих, не слыхивал, богатую дань я принял, я пригнул их под ярмо моего владычества. В третьем моем походе я двинулся на страну Хатти (в Сирию). Лули, царя Сидона, ниспровергли грозные сияния моего величия, в даль посреди моря он убежал и сгинул навеки. Сидон большой, Сидон малый, города Бит-Зитти (финикийский город около Сидона, совр. Зета), Царипту (финикийский город), Махаялиба (город близ Сидона), Унту, Акзиби, Акку (совр.Акра), города его могучие, укрепления в местах пастбищ и водопоев, оплоты его, ниспроверг блеск оружия бога Ашшура, моего владыки, и они склонились к стопам моим. Туба'алума на троне царском я посадил и дань, подать владычеству моему, наложил на него. Что касается Минхиму самримурунайца, Туба'алума, сидонца, Абдилити, арудайца, Урумилки, гублайца, Метинти, ашдодца, Пудуэля, аммонитянина, Каммусунатби, моавитянина, Айяраму, идумея, царей Амурру, то все они подношения свои, дары знатные пред меня принесли и облобызали стопы мои. А Цидку, царя Аскалона, что не склонился под ярмо мое, богов дома отца его, его самого, его жену, сыновей, дочерей, братьев родичей я забрал и переселил в Ассирию. Шаррулудари, сына Рукибти, прежнего их царя, я поставил над народом Аскалона и принесение дани, союзнического дара моему величию, наложил на него, и он влачил ярмо мое. Во время моего похода города Бит-Даганна (филистимлянский город близ Яффы), Яппу (город в Палестине), Банайа-барка (город близ Аскалона), Азузу (город недалеко от Яффы) - города Цидки, что к ногам моим тотчас не склонились, я осадил, взял, захватил добро их. А у наместников, князей и людей города Экрона, которые Пади, их царя, принесшего союзническую присягу стране Ашшур, бросили в железные оковы и выдали его Хизкии, иудею, поступив враждебно и грешно, устрашились сердца их. Царей Египта, лучников, колесничих, конников царя Эфиопии - силы бесчисленные - призвали они против меня и те пошли им на помощь. В окрестностях города Альтакку (город в Южной Палестине близ Экрона) предо мной ряды их были выстроены, и они точили свое оружие. Могуществом Ашшура, моего владыки, я сразился с ними и нанес им поражение. Колесничих и воинов царя египетского и колесничих царя эфиопского живьем в разгаре сражения захватили руки мои. Города Альтакку и Тамну я осадил, взял, захватил их добро. Я подступил к Экрону, правителей и князей, которые согрешили, я убил и трупы их повесил на кольях вокруг города. Сыновей города, совершивших грех и преступление, причислил к полону. Остатки их, не несущие на себе греха и преступления тех, кто неповинен, я велел пощадить. Пади, их царя, из Иерусалима я вывел и на трон владычества над ними посадил и дань моему владычеству наложил на него. А Хизкию-иудея, который не склонился под мое ярмо - 45 городов его больших, крепости и малые поселения их окрестностей, которым нет счета, продвижением насыпей и приближением таранов, атакой пехоты и штурмовых лестниц я осадил, взял 200150 человек, от мала до велика, мужчин и женщин, лошадей, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот без числа из них я вывел и причислил к полону. Самого же его, как птицу в клетке, в Иерусалиме, его царском городе, я запер. Укрепления против него я воздвиг, выход из ворот его города сделал ему запретным. Города его, которые я захватил, отделил я от его страны и Метинти, царю Ашдода, Пади, царю Экрона, и Цилли-Белу, царю Газы, отдал и уменьшил его страну. К уплате прежней дани ежегодную подать их, союзнический дар моему владычеству, я прибавил и наложил на них. Он же, Хезкия - ужасные блески моего владычества ниспровергли его, и вспомогательных воинов (?) и войска его лучшие, которые для укрепления Иерусалима, его царского города, он собрал, и они захотели мира. Вместе с 30 талантами золота, 800 талантами отборного серебра, сурьмой, большими украшениями из камня, ложами из слоновой кости, высокими тронами из слоновой кости, кожами слонов, слоновой костью, эбеновым деревом, самшитом - всем, что есть, знатным богатством, также и дочерей его, наложниц его дворца, певцов и певиц в Ниневию, мою столицу, за мной он прислал, и для уплаты дани и исполнения службы направил своего гонца. В четвертом моем походе бог Ашшур, владыка мой, вдохновил меня, и войска свои многочисленные я созвал. На страну Бит-Якин идти я повелел. Во время моего похода я нанес поражение Шузубу-халдею (Мушезиб-Мардук, вождь халдейского племени Бит-Даккури, вавилонский царь с 693 по 689 г. до н.э.; Шузубу презрительно-уменьшительная форма его имени), живущему среди болот в городе Биттуту (город в области Бит-Якин). Сам же он - ужас моего сражения обрушился на него, содрогнулось его сердце, как у болотной рыси, одиноко он убежал, и не было найдено его местопребывание. Перед ярма моего я повернул и отправился в путь на страну Бит-Якин. Он же, Мардук-апла-иддин, которому, идя в третий поход, я нанес поражение и рассеял силы его, испугался грома моего могучего оружия и наступления моей ужасной битвы. Он собрал всех богов своей страны из их жилищ, погрузил их на корабли и, словно птица, улетел в город Нагите-ранки (эламский горд в дельтах рек Керхе и Карун), что посреди моря. Братьев его, семя его отцовского дома, которых он оставил на берегу моря, вместе с остатками людей страны его, из Бит-Якнна, что среди болот и камышовых зарослей, я вывел их и к полону причислил. Я повернул и города его взял, разрушил, обратил в руины. На союзника его, царя Элама, я пролил горечь. При возвращении моем Ашшур-надин-шуми, первородного сына, отпрыска моих чресел, я посадил на трон владычества и обширные страны Шумер и Аккад заставил смотреть в лицо его. В пятом моем походе жители города Тумурри, города Шарум, города Эзама, города Кибшу, города Хальгидда, города Куа, города Кана (этот поход был направлен на северо-запад от Ассирии, по восточному берегу Тигра), чьи жилища, подобно гнезду орла, первой среди птиц, устроены были на вершине горы Нипур (гора к северо-западу от Ассирии, совр. Джуди-даг), горы неприступной, не склонились под мое ярмо. Я разбил боевой лагерь у подножия горы Нипур и с отборными воинами моей гвардии и беспощадными воинами моими я, словно тур могучий, во главе их встал. Ущелья, водопады, крутые обрывы гор на носилках я преодолел, места, трудные для носилок, я прошел пешком, подобно горному козлу, по высоким вершинам и хребтам их. Там, где уставали колени мои, я садился на горные камни и пил воду из бурдюка ради утоления жажды. Я преследовал их на вершинах гор и нанес им поражение. Города их я захватил, забрал полон, разрушил, сокрушил, предал огню. Я повернул перед моего ярма и выступил в поход против Манийи, царя города Укки, непокорного мидянина. Дороги не проверенные, тропы крутые, что на горах неприступных, до меня не проходил никто из прежних царей. У подножий горы Анара и горы Уппа, гор могучих я разбил лагерь и сам я на носилках вместе с воинами моими превосходными в узкие их проходы с трудом вошел, вскарабкался на неприступные горные скалы. А он, Манийя, пыль от ног воинов моих узрел, и Укку, его царский город, он покинул, в даль убежал. Укку я осадил, взял, захватил полон, все, что было, добро и имущество, сокровища дворца из него я вынес, причислил к полону и забрал 33 города на краю области. Людей, коней, крупный и мелкий скот из них я забрал, а города сжег, разрушил, огню предал. В шестом моем походе остатки людей страны Бит-Якин, которые перед моим оружием могучим, как дикие ослы, бежали, собрали всех богов их страны в жилищах их, море великое, что на востоке переплыли и в городе Нагите, что в стране Элам, устроили свое жилище. На кораблях страны Хатти (Синаххериб построил флот с помощью финикийцев и, возможно, греков) я воистину пересек море и захватил город Нагиту-дибина вместе со страной Хильму, город Биллату и страну Хупапану (области на северном берегу Персидского залива), область Элама. Людей страны Бит-Якин, вместе с богами их, и людей царя Элама я полонил, не оставил ни одного беглеца. Я посадил их на корабли, переправил на этот берег и отправил в Ассирию. Города, что в этой местности, я разрушил, уничтожил, предал огню, обратил в холмы и руины. При возвращении моем в открытом сражении я нанес поражение Шузубу (имеется в виду Нергал-ушезиб, захвативший власть в Вавилоне в 694-693 г. до н. э.), вавилонянину, который во время мятежа в стране присвоил себе владычество над Шумером и Аккадом, живьем захватил я его в свои руки. Я бросил его в железные оковы и колодки и отправил его в Ассирию. Царю Элама, который обратился на его сторону и пришел ему на помощь, я нанес поражение, развеял его силу, разбил его войско. В седьмом моем походе бог Ашшур, владыка мой, вдохновил меня, и на страну Элам воистину я пошел. Город Бит-Хаири (город в Вавилонии на границе с Эламом) и город Раза (вавилонский город близ границы с Эламом), города, что на границе Ассирии, которые во времена моего отца эламиты отняли силой, в течение моего похода я взял, захватил полон их. Я ввел в них отборных воинов моих, возвратил их в пределы Ассирии и вверил их в руки правителя крепости Дер. (Перечисление городов.) 34 города могучих, вместе с бесчисленными поселениями их окрестностей я осадил, взял, захватил полон, разрушил, уничтожил, предал огню. Дымом пожаров их, словно грозовой тучей, я покрыл лик широких небес. Услыхал-таки он о захвате городов своих, эламит Кудур-Наххунте (царь Элама), и напал на него ужас. Остальные свои города он превратил в крепости. Сам же он Мадакту (эламский город к западу от Суз), свою резиденцию, покинул и двинулся в город Хаидала (к востоку от Суз), что лежит среди дальних гор. Я повелел идти на Мадакту, его царский город. В месяце тамхири (месяц тамхири, возможно, соответствовал месяцу тебету вавилонского календаря) настал великий холод, многочисленные тучи проливали дожди. Я устрашился дождя и снега, крутизны гор, повернул перед моего ярма и отправился в Ниневию. В те же дни, по велению Ашшура, моего владыки, Кудур-Наххунте, царь Элама,- не прошло и трех месяцев - в день, для него несчастный, внезапно умер. После него Умманменану (эламский царь Хумпаннимена (692-688 г. до н.э.), не имеющий ни ума, ни благоразумия, воссел на трон его. В восьмом моем походе, после того как Шузубу взбунтовался, вавилоняне, злобные демоны, ворота города заперли, решилось сердце их на свершение битвы. Шузубу-халдей, ничтожный человечишка, лишенный мужской силы, раб, глядящий в лицо наместнику Лахира, арамей пропащий и беглый, кровопийца, грабитель - к нему-то они собирались, в болота спустились, устроили бунт. Я окружил его со всех сторон и душу его стеснил. Перед лицом страха и голода он убежал в Элам. Поскольку договор и преступление на нем были, из Элама оп поспешил и прибыл в Вавилон. Вавилоняне, на беду его, на трон его водворили, вручили ему власть над Шумером и Аккадом. Они открыли сокровищницу Эсагилы золото и серебро бога Бела и богини Царпанит, добро их храмов они вынесли и Умманменану, царю Элама, не имеющему ни ума, ни благоразумия, принесли подношение: "Собери свое войско, созови свой лагерь, поспеши в Вавилон, встань рядом с нами, надежда наша - поистине ты!" Он же, эламит, не вспомнил в сердце своем о том, что в прежнем моем походе на Элам я взял и обратил в руины его города. Подношение он принял, собрал свое войско, свои лагерь, колесницы, повозки собрал, коней и мулов запряг в упряжь. (Перечисление многих стран и народов.) Союз великий заключили они с ним, во множестве своем в Аккад они двинулись, к Вавилону пришли, соединились с Шузубу-халдеем, царем Вавилона, и объединили свои войска. Как стая многочисленной саранчи в начале года, все разом для сражения поднялись они на меня. Пыль от ног их, словно грозовая туча в зимние холода, закрывает обширные небеса. Предо мной в городе Халуле (вавилонский город), что на берегу Тигра, выстроили они ряды, преградили мне водопой и наточили свое оружие. Я же взмолился к Ашшуру, Сину, Шамашу, Белу, Набу, Нергалу, Иштар Ниневийской, Иштар Арбельской - богам, помощникам моим,- об одолении врагов могучих, и молитву мою тотчас они услышали и пришли ко мне на помощь. Как лев я взъярился, облачился в доспехи, шлем, украшение битвы, возложил я на главу свою, на мою боевую колесницу высокую, ниспровергающую супостата, в ярости сердца своего я взошел поспешно. Могучий лук, врученный мне Ашшуром, в руки мои я схватил, дротик, пресекающий жизни, во длани мои я взял, над всем войском злобного недруга, словно ураган грозно я закричал, словно Адад, я взревел. По велению Ашшура, владыки великого, владыки моего, на фланг и фронт, словно порыв стремительного южного урагана, на врага я обрушился, оружием Ашшура, владыки моего, и яростным натиском я повернул их вспять и обратил в бегство. Вражеское войско стрелами и дротиками я преуменьшил и все тела их пронзал, словно решето. Хумбан-унташа - вельможу царя Элама, многоопытного воина, предводителя войска его, великую его опору, вместе с [прочими] начальниками, у которых на поясах золотые кинжалы и великолепные золотые обручи охватывают запястья их, как связанных жирных быков мгновенно я пронзил, учинил им разгром. Словно жертвенным баранам, перерезал я им горло, дорогие [им] жизни их я обрезал, как нить. Я заставил их кровь течь по обширной земле, словно воды половодья в сезон дождей. Горячие кони упряжки колесницы моей в кровь их погружались, как в реку. Колеса моей боевой колесницы, ниспровергающей скверного и злого, разбрызгивали кровь и нечистоты. Трупами бойцов их словно травой, наполнил я землю. Я отрезал им бороды и тем обесчестил, я отрубил их руки, словно зрелые плоды огурцов, я забрал кольца, великолепные изделия из золота, серебра, что [были] на руках их. Острыми мечами я разрубил их пояса, поясные кинжалы из золота и серебра, что [были] на них, я забрал. Остальных начальников его, вместе с Набу-шум-ишкуном, сыном Мардук-апла-иддина, которые устрашились моего натиска [и] подняли руки, живьем посреди схватки захватили руки мои. Колесницы вместе с лошадьми их, у которых в ходе моего мощного натиска были убиты возничие и те, которые были брошены, все ездили сами по себе. Я повернул и, пока [прошли] два двойных часа ночи, избиение их остановил. Он же, Умманменану, царь Элама, вместе с царем Вавилона, предводителями племен Страны Халди, шедшими с ним рядом - страх перед натиском моим напал на них, как наводящий ужас демон. Шатры свои они покинули и ради спасения своих жизней, топтали трупы своих воинов. Как у пойманного птенца голубя, трепетали сердца их... Для преследования их я направил за ними свои колесницы и конницу. Беглецов их, которые ради жизни ушли, там, где настигали, сражали оружием...
^ Перевод В.А. Якобсона.
Вопросы по тексту источника:


  1. Перечислите ассирийские осадные приспособления, упомянутые в этом тексте.

  2. Что в анналах говорится о добыче, вывезенной Синаххерибом из Иерусалима?

  3. Что сообщают «Анналы Синаххериба» о направлении четвертого похода этого царя?

  4. В чем была, по сообщению данного источника, главная трудность пятого похода Синаххериба?

  5. Назовите имена эламских царей – противников Синаххериба, упомянутых в этом тексте.

  6. Как, в соответствии с данным текстом, можно ответить на вопрос о том, практиковали ли ассирийцы ночные сражения?



  1   2

Похожие:

Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава iconКоллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема VII...
История Древнего Востока: учеб пособие для вузов / М. Д. Бухарин, И. А. Ладынин, Б. С. Ляпустин, А. А. Немировский; под ред. Б. С....
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава iconКоллоквиумы по истории древнего мира
Политическая история Палестины во II-I тыс до н э. Израильско-Иудейское царство при Сауле, Давиде и Соломоне
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава iconИстория Древнего Рима Значение истории Древнего Рима в мировой истории....
Значение. Римская культура – основа современной европейской культуры (законы 12 таблиц 449 – основа юриспруденции). Римская культура...
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава iconМетодические рекомендации к написанию курсовых работ по истории Древнего мира
Студенту, решившему писать свою первую курсовую работу по истории Древнего мира, следует прежде всего представлять себе особенности...
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава iconОсобенности культуры Древнего мира (Древний Восток и Античность)....
Б переход от первобытности к цивилизации. Неолитическая революция и развитие первых земледельческих культур в районе Плодородного...
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава icon Проект для любителей Древнего Египта. Новости египтологии, научные...
Древний Мир  содержит материалы по истории далеких веков, забытых цивилизаций и стран. Имеются подборки материалов по Древней истории...
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава icon1. Общая хронология истории европейского искусства
Искусство Древнего мира (Шумер и Аккад, Вавилон, Ассирия, Персия, Египет, Индия, Китай)– 5 000/3000 лет до н э. – 1У в н э
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава iconТема: История политических учений Древнего Мира и стран Запада
В чем революционное для политической мысли той эпохи значение взглядов Н. Макиавелли?
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава iconТема Право Древнего Востока. Законы Хаммурапи (4 часа)
Социальная структура и правовое положение основных групп населения Древнего Вавилона
Коллоквиумы по истории древнего мира. Ч. I. Древний восток тема V ассирийская военная держава iconТексты к билетам по истории древнего мира Текст №1 Найди фактические...
Со временем в отдельных областях Греции возникли небольшие самостоятельные государства – полисы. В территорию каждого полиса входили...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница