Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст»


НазваниеКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст»
страница9/11
Дата публикации04.04.2013
Размер1.89 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТЕЛЕСНОЙ МЕТАФОРЫ

Концепции общества, строившиеся по аналогии с организмом, в большинстве своем восходили к по­здней Античности. Они основывались на связан­ных с телом метафорах, в которых использовались как части тела человека или животного, так и их функции.

Сюжет о частях тела и желудке, воспроизведен­ный в одной из самых знаменитых басен Лафонтена («Части тела и желудок»), восходит, по меньшей ме­ре, к Эзопу («Живот и ноги»). Он известен по тради­ционному эпизоду римской истории об уходе плебе­ев на Священную гору (в более поздних текстах — Авентин) в 494 году до нашей эры. Согласно Титу Ливию (II, XXXII), сецессии положил конец сенатор и консуляр Менений Агриппа, с помошью басни на­помнив народу не только о необходимости солидар­ности между животом (римским сенатом) и частями тела (плебсом), но и о том, что в отношениях между ними должна соблюдаться субординация.

Итак, возможно, что использование связанных с телом метафор в политических целях средневековое христианство унаследовало от греков и римлян. Ме­тафоры языческих времен продолжали использо­ваться, однако смысл их изменялся, акценты пере­ставлялись, одни ценности сменялись другими, значимость одних символов увеличивалась, других — падала. Имеет смысл рассмотреть один случай по­добного изменения соотношения ценностей.

158 

^ ГОЛОВА ИЛИ СЕРДЦЕ?

Христианская система метафор, связанных с телом, основывалась прежде всего на паре «голова—серд­це». Сила метафор определялась в данном случае тем, что Церковь, то есть община верующих, рассма­тривалась как тело, головой которого являлся Хрис­тос. Верующие становились многочисленными час­тями, объединенными Христом в единое тело. Такое понимание установил еще святой Павел". «Ибо, как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим. 12, 4—5), — утверждал Павел в Послании к Римлянам. Он постулировал даже параллель между господством мужа над женой и господством Христа над Церковью: «...муж есть глава жены, как и Хрис­тос глава Церкви, и Он же спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим му­жьям во всем» (Еф. 5, 23—24). Речь, таким образом, шла о господстве и подчинении, то есть о власти, пусть даже лишь власти супружеской.

 

Средневековое учение о Церкви определялось этой идеей, а также идеей о мистическом теле Хри­ста12. В эпоху Каролингов она проникла в полити­ческую идеологию. Империя являла собой вопло­щение Церкви, она составляла единое тело, головой которого был Христос, правящий на земле посред­ством двух лиц: «лица священнического сана и ли­ца королевского сана» — папы и императора или короля13

^ КАК ГЛАЗА НА ТЕЛЕ

Использование частей тела в качестве метафор начи­налось в эпоху раннего Средневековья, последова­тельно политизировалось во времена Каролингов, во время григорианской реформы, и, наконец, в XII в., когда подобные аналогии распространились особен­но широко.

159

С этой точки зрения весьма интересен трактат 1057 года под названием «Против симониаков». Его автор — Гумберт из Муаенмутье, лотарингский мо­нах, ставший кардиналом, один из главных деятелей так называемой григорианской реформы. В самом деле, известная трехфункциональная и трехсослов-ная схема общества (священник, воин, земледелец), как раз недавно утвердившаяся в Европе14, сочета­лась в трактате с образностью, связанной с частями тела. В соответствии с идеологией священников-ре­форматоров своего времени, монах настаивал на превосходстве духовенства над мирянами, а также на подчинении народа духовенству и светской ари­стократии. «Духовное сословие является первым в Церкви, как глаза на голове. Именно о нем говорит Господь, когда объявляет: «...касающийся вас каса­ется зеницы ока Его» (Зах. 2, 8). Светская власть по­добна груди и руке, мощь которой привыкла сми­ряться перед Церковью и защищать ее. Что касается народа, который сравнивался с нижними членами и конечностями тела, то он подчинен церковной и светской власти, но в то же самое время и необхо­дим им»15.

^  ГОСУДАРСТВО - ЭТО ТЕЛО

Своей классической завершенности в применении к политике метафорический образ тела достиг в трак­тате «Поликратик» (Policratus) Иоанна Солсберий-ского (1159). «Государство (Respublica) — это тело, — писал он. — Правитель занимает в государстве место головы, он подчиняется одному только Богу и тем, кто представляет его на земле, ибо в человеческом теле голова также управляется душой. Сенат занима­ет место сердца, побуждающего совершать добрые и дурные дела. Функции глаз, ушей и языка обеспечи­ваются судьями и губернаторами провинций. «Чи­новники» и «солдаты» (offlciales и milites) могут быть сопоставлены с руками. Постоянные помощники

160

правителя — это бока. Квесторы и секретари — я го­ворю не о начальниках тюрем, а о «надзирателях» ча­стной дворцовой казны, — уточнял автор, — вызыва­ют в памяти образ живота и внутренностей. Если они слишком переполнены из-за чрезмерной жадности и упорно не желают выпускать содержимое, порождая бесчисленные и неизлечимые болезни, то их пороки могут вызвать гибель всего тела в целом. Ноги, кото­рые всегда связаны с землей, — это крестьяне. Они тем более нуждаются в руководстве головы, потому что на службе у тела им приходится постоянно вер­теться и поворачиваться и им необходима прочная опора, дабы твердо стоять на земле, держа на себе и двигая всю массу тела целиком. Лишите самое креп­кое тело поддержки ног — без них оно не сдвинется ни на шаг или будет постыдным образом в тщетных усилиях пытаться ползти с помощью рук, переме­щаться подобно грубым животным».

Приведенные строки удивляют архаичностью со­держания и плохо соотносятся с институтами и по­литическими реалиями эпохи Средневековья. Сенат и квесторы, к примеру, представляют собой явный анахронизм. На самом деле, Иоанн Солсберийский уведомлял, что данный текст составляет часть трак­тата по политическому воспитанию, который якобы сочинил Плутарх для императора Траяна. Однако такая атрибуция, разумеется, была неверна. Толко­ватели текста обычно склоняются к тому, что он восходит к позднейшему греческому произведению, переведенному на латынь. Иоанн Солсберийский, включил его в свой трактат, приписав Плутарху по традиции, распространенной в образованных кругах XII века.

Другие комментаторы, впрочем, полагают, что речь идет о подражании античному автору, которое принадлежит самому шартрскому философу. Так или иначе, текст «Institutio Traiani» («Установление

161

Траяна») являет собой одновременно и выражение гуманистической политической мысли так называе­мого Возрождения XII века, и изложение темы, час­то поднимаемой в зерцалах государей XIII века и по­зднего Средневековья. Однако атрибуция сочинения не так уж важна, потому что в любом случае оно при­надлежит кому-то из крупнейших политических мыслителей Средневековья. Данный текст интере­сен как свидетельство политического применения метафоры тела в Средние века.

Высшие функции распределялись между голо­вой, правителем (точнее, для XII—XIII веков — ко­ролем), и сердцем, гипотетическим сенатом. Навер­ху располагались уважаемые люди общества: судьи и другие представители головы на местах. Провинции, в свою очередь, символизировались глазами, ушами и языком, которые стали экспрессивным выражени­ем того, что принято называть административной и бюрократической монархией. Остальные социо-профессиональные категории представлялись менее благородными частями тела. Чиновники и воины соотносились с руками, и этот образ нес в себе двой­ственность: с одной стороны, невысокое положение физического труда, а с другой — почетную рол-ь светской власти. Уделом крестьян оставалось упо­добление ногам, находившимся в самом низу и тем не менее державшим тело в стоячем положении и позволявшим ему двигаться.

Текст, кроме того, показывал, что духовная лите­ратура XI—XII веков очень высоко оценивала роль основы социального тела. В ней последовательно проводилась мысль о трудном положении сельского населения, кормившего высшие сословия, все вре­мя подвергавшегося лихоимству с их стороны и тер­певшего их презрительное отношение. Однако еще тяжелее оказывалась участь тех представителей тре­тьего сословия, которые выполняли специфическую

162

функцию в экономике, обеспечивая денежное обра­щение. Христианская мысль так же, как и античная, с презрением относилась к накоплению богатств. Это занятие располагалось в темных изгибах живота и внутренностей, всегда нечистых, являвшихся пи­тательной средой для болезней и пороков, в месте отвратительного запора стоков, который провоци­ровало скаредное, скупое, лишенное великодушия и щедрости государство. 

^ НИЗВЕРЖЕНИЕ ГОЛОВЫ

Самый интересный эпизод, касающийся политиче­ского применения метафоры тела, имел место на ру­беже XIII и XIV веков, во время острого конфликта между королем Франции Филиппом IV Красивым и папой Бонифацием VIII. В XI—XIII веках, в эпоху борьбы за инвеституру, полемика между папой и императором велась в форме небольших сочинений светских и духовных правителей: «Libelli de lite» («Книжечки о распрях»). Теперь повторилось то же самое, только в новой форме, когда в обсуждении участвовали гораздо более широкие круги. Появи­лось множество трактатов, брошюр и памфлетов. Автор написанного в 1302 году анонимного тракта­та «Rex Pacificus», сторонник короля, чрезвычайно интересно использовал метафору «человека-микро­косма».

Он писал, что если представить общество в виде человека, составляющего микрокосм, то в нем обна­руживается два главных органа: голова и сердце. Па­па становился головой; его роль заключалась в том, чтобы давать частям тела, то есть верующим, истин­ную доктрину и побуждать их совершать добрые де­ла. От головы отходили нервы, представлявшие цер­ковную организацию. Они объединяли части тела между собой и соединяли их с верховным владыкой, Христом, от имени которого выступал папа, а также обеспечивали единство веры.

163

Государь являлся сердцем, от которого отходили вены, распределявшие кровь. Издававшиеся коро­лем ордонансы, законы, установленные им поряд­ки, словом, королевское правосудие составляло пи­тательное вещество, поступавшее во все части социального организма. А коль скоро кровь — это главный элемент обеспечения жизненной силы, то, следовательно, вены ценнее нервов, а сердце важнее головы. Таким образом, король оказывался выше папы.

Рассуждение дополнялось еще тремя аргумента­ми. Первый происходил из эмбриологии и оставался в русле символики тела. У зародыша сердце появля­ется раньше головы, значит, и власть короля предше­ствует власти Церкви. Второй черпался из обращения к авторитетам, подтверждавшим преимущество серд­ца над головой. Автор трактата привлекал на свою сторону Аристотеля, святого Августина, святого Иеронима и Исидора Севильского.

Наконец, третий относился к области этимоло­гии, логика которой несколько отличалась от той, что действует в современной лингвистике. Гречес­кое слово basileus («царь») происходило от сло'ва basis. Итак, базой, фундаментом, на котором поко­илось общество, оказывался король. Автор «Rex Pacificus* с легкостью проделывал фокус, благодаря которому правитель из головы перемещался в туло­вище, а из туловища в основание. Государю или го­сударству отдавался приоритет везде, где он обнару­живал власть.

И все же в результате делался компромиссный вывод. Иерархия в отношениях между сердцем и го­ловой уступала место автономному сосуществова­нию: «Из всего этого с очевидностью следует, что как в человеческом теле есть две главные части,

164

вы­полняюшие разные функции: голова и сердце, — так и в мире есть две отдельные компетенции: духовная и светская, у каждой из которых имеются свои пре­рогативы». Итак, государю и папе следовало дер­жаться своих мест независимо друг от друга. Един­ство человеческого тела приносилось в жертву идее отделения духовного от светского. Метафора тела размывалась16.

Объяснить структуру и функционирование со­циального организма через метафорические обра­зы этих двух частей тела позволяла концепция двух кругов человеческого организма. Круг нервов исхо­дил из головы, круг вен и артерий — из сердца. Та­кая концепция хорошо соответствовала уровню физиологических представлений Средневековья, восходивших к Исидору Севильскому и упрочен­ных в связи с повышением в Средние века симво­лической и метафорической роли сердца. Вот что Исидор писал о голове: «Первая часть тела — это голова, и свое название, caput, она получила пото­му, что в ней начинаются (initium capiuni) все орга­ны чувств и нервы (sensus omnes et nervi), в ней пре­бывают все источники силы»17. А вот его слова о сердце: «Сердце (cor) происходит от греческого каг-dian или сига («попечение», «забота»). В самом де­ле, в нем сосредоточена вся заботливость и коре­нится причина знания. Из него исходят две артерии, в левой из которых больше крови, а в пра­вой больше духа. Именно поэтому мы прощупыва­ем пульс на правой руке»18

^ ГОЛОВА ВСТАЕТ НА НОГИ

Первостепенную важность сердце имело для Генри­ха де Мондевиля, хирурга Филиппа Красивого. Он жил примерно тогда же, когда и автор «Rex Pacificus», и в 1306—1320 годах тоже написал трактат —

165

 

по хи­рургии. Мари-Кристин Пушель посвятила Мондеви-лю прекрасную книгу, которую мы уже цитировали'9. У него метафорическим центром политического тела становилось сердце. Такое положение отражало эво­люцию монархического государства. Вертикальная иерархия, которую символизировала голова, отступа­ла на второй план, и тем более — идеал единства, рас­сыпавшийся союз духовного и светского, соответст­вовавший устаревшей доктрине Церкви. На первое место вышла централизация, которую проводил го­сударь.

Новая политическая физиология у Мондевиля, продолжавшего учение Исидора, опиралась на зна­ние о человеческом теле. В ней, однако, переосмыс­ливалась роль сердца с целью использования его в качестве метафоры складывавшегося государства: «Сердце является главным, преобладающим орга­ном, который обеспечивает все остальные части тела кровью, теплом, вдыхает в них жизнь. Оно располо­жено в середине груди, как того требует его роль, по­добно тому, как король пребывает посреди своего королевства». Какой орган являлся в теле главным, согласно тексту Генриха де Мондевиля? — задает во­прос Мари-Кристин Пушель. И дает недвусмыслен­ный ответ: сердце, то есть король.

Тем не менее голова не утрачивала своего значе­ния и вновь оказывалась на верхушке политическо­го тела. В 1418—1419 годах юрист из Нима Жан де Тервермей, разрабатывавший теорию монархии, на­писал три трактата (Tractates), в которых отстаивал права на трон дофина Карла (будущего Карла VII). В конце XVI века они послужили делу Генриха Наваррского (будущего Генриха IV). Тервермей ут­верждал, что «мистическое или политическое тело королевства» должно слушаться головы, поскольку именно она воплощает в себе основополагающий принцип единства и обеспечивает порядок в обще­стве и государстве. Таким образом, голова станови­лась главной частью тела, в подчинении которой оказывались все остальные. При этом говорилось, что общество о двух головах являло бы собой нечто чудовищное и низверглось бы в анархию. А следо­вательно, папе оставалась лишь как бы второсте­пенная голова (caput secundarium), как отмечал в том числе Жан Жерсон20. Итак, если можно так сказать, голова вновь встала на свои собственные ноги21

^ КОРОЛЬ И СВЯТОЙ

Использование тела в качестве символа служило укреплению власти двух «героев» Средневековья: короля и святого. Король Франции, как считалось в Средние века, обладал силой исцелять, способно­стью лечить кожное заболевание скрофулез (золо­туху), или туберкулезный аденит. Исцеление про­исходило во время церемоний, устраивавшихся в определенные дни и в определенных местах (на­пример, в галерее аббатства Сен-Дени). Король «касался золотушных рукой», тела больных излечи­вались.

Средневековый святой тоже был наделен могу­ществом, проявлявшимся через тело и часто на­правленным на тело. Святой — это «необыкновен­ный умерший», по удачному определению Питера Брауна. Именно его труп и его могила несли в себе целительную силу. Больной выздоравливал, если ему удавалось приблизиться к превратившемуся в мощи трупу святого либо к его гробнице и коснуть­ся их. Святой излечивал болезни, выпрямлял калек, причем наибольшую действенность демонстриро­вал в тех случаях, когда речь шла о самых слабых и незащищенных: маленьких детях, роженицах, ста­риках.

167

Более того, святой Франциск Ассизский, жив­ший в XIII веке, так горячо почитал Христа и так сильно желал отождествиться с ним, что на его теле возникли стигматы — знаки распятого Иисуса. Рас­пространение патологического благочестия и стрем­ление к покаянию в XIII веке приводили к тому, что элита мирян воспринимала традиции монашеского аскетизма раннего Средневековья. Так возникло движение флагеллантов, впервые проявившее себя в 1260 году и развившееся в XIV веке. 

^ ТЕЛО ГОРОДА

Город не так легко, как Церковь или Respublica, под­давался осмыслению в телесных символах. Тем не менее некоторые средневековые концепции города содержали в себе скрытые анатомические и биологи­ческие метафоры.

Прежде всего это восходящее к Античности пред­ставление о городе, которое развил святой Августин. Он утверждал, что город составляют не камни стен, памятники и дома, а люди, которые в нем живут, его граждане, cives. В середине XIII века эту идею под­хватил доминиканец Альберт Великий. Он произнес в Аугсбурге серию необычайных по силе проповедей, в которых сформулировал своего рода «теологию го­рода».

Другая концепция, из которой вытекало видение города в образах, связанных с телом метафор, рас­сматривала его как «систему»22. В телесных метафо­рах осмысливались некоторые составлявшие город элементы. Средневековый город являлся экономиче­ским центром, причем не только рынком, но также и средоточием ремесленного производства. Городские ремесленники объединялись в «ремесленные объ­единения (corps)»21. Средневековый город представ­лял собой, кроме того, религиозный центр.

168

Если в сельской местности приход совпадал с деревней, то в городе он обычно охватывал квартал, составлявший «объединение {corps) верующих» под управлением священника.

Каков бы ни был подход, всегда подчеркивалась необходимость согласия между телом и его частями. Город рассматривался как «социальное тело», со­ставлявшее функциональное целое. Моделью для него служило тело человеческое.

 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconКнига издана при поддержке Национального центра книги Министерства...
Дочки-матери. Третий лишний?— Перевод с французского О. Бессоновой под редакцией Н. Поповой. М.: Наталья Попова
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconИздание осуществлено в рамках программы "Пушкин" при поддержке Министерства...
Издание осуществлено в рамках программы "Пушкин" при поддержке Министерства иностранных дел Франции
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconИздание осуществлено в рамках программы "Пушкин " при поддержке Министерства...
Издание осуществлено в рамках программы "Пушкин " при поддержке Министерства иностранных дел Франции
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconИздание осуществлено в рамках программы "Пушкин"при поддержке Министерства...
Издание осуществлено в рамках программы "Пушкин"при поддержке Министерства иностранных дел Франции
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconМишель Уэльбек Карта и территория Перевод с французского Марии Зониной издательство астрель
Национального Центра Книги Министерства культуры Франции Художественное оформление и макет Андрея Бондаренко Издание осуществлено...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconКнига издана при финансовой поддержке министерства иностранных дел...
...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconКнига французской писательницы и философа Симоны де Бовуар «Второй пол»
Издание осуществлено при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Французского культурного центра в Москве
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconГригорьян Харьков «Фолио»
Издание осуществлено при поддержке Министерства Иностранных Дел Франции и Французского Культурного Центра в Москве
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconКнига издана в рамках программы, реализованной при поддержке фонда...
Обсуждается роль гражданского образования в усилении общественного участия в антикоррупционной деятельности. Приведены конкретные...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги Ouvrage publie avec le concours du Ministere francais charge de la culture Centre national du livre isbn 978-5-7516-0696-1 © Liana Levy, 2003 © «Текст» iconЗабота о себе
Издание осуществлено при содействии Посольства Франции в Украине и поддержке Министерства иностранных дел Франции
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница