Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80


Скачать 474.48 Kb.
НазваниеМосква «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80
страница1/3
Дата публикации16.04.2013
Размер474.48 Kb.
ТипЛитература
userdocs.ru > История > Литература
  1   2   3
Э. ВАРТАНЬЯН

Р а с с к а з ы

Рисунки Ю. СМОЛЬНИКОВА
МОСКВА
«ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» 1980


ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА», 1980 г.
70802 — 235

В-------------403 — 80

М101 (03)80
И мы, взрослые, были когда-то малышами, играли в классики, гоняли мяч, нянчили кукол.

В каждом дворе, в каждой компании водились свои ата­маны и задиры. Не обходилось без плакс и капризуль. Не все мы радовали сердца родителей хорошими отметками, не всег­да помогали взрослым в домашних хлопотах.

В разное время и по разным поводам нас то хвалили и баловали, то бранили и наказывали.

И отзывались о нас по-разному. Чего и как только не говорили о своих и соседских детях наши мамы и папы, дедушки и бабушки. Одни раздавали характеристики, как подзатыльники, коротко и ясно: лентяй, озорник, негодник. Другие... О, другие выражались куда замысловатей.

Мой самый близкий друг, Шурик, любил, оказывается, считать ворон, слонять слоны, бить баклуши и гонять ло­дыря. Дома он, как о том были наслышаны все в квартале, палец о палец не ударял, чтобы помочь бабушке. Как его только ни корили вернувшиеся с работы родители, как ни выговаривали, а ему все нипочем. В один из вечеров мы, приятели Шурика, услышали, что на его месте мы давно бы от стыда сквозь землю провалились и что мучили бы нас угрызения совести. А этому что ни толкуй — в одно ухо влетает, в другое вылетает. И таким он, оказывается, был и когда от горшка два вершка да под стол пешком ходил, и теперь, вымахавши с коломенскую версту. Все с него как с гуся вода и об стенку горох.

— Нет, мать, — заключил однажды отец, — я больше не намерен бросать слова на ветер и сидеть сложа руки.

И он потянулся за ремнем на стене, чтобы Шурику всы­пать по первое число, задать баню, снять с него стружку и, в конце концов, показать кузькину мать, а заодно и где раки зимуют...

По правде говоря, дело редко доходило до ремня — его отец был добрейшей души человек. Но эти выражения, порою занятные и смешные, порою приводящие в трепет, зачаровывали нас своей колдовской непостижимостью. Сто­ило только повторить их, закрыть глаза — и воображение рисовало нам самые фантастические картины.

Ну, к примеру, приведет отец Шурика во двор мать Кузьки. Ну покажет ее нам, что дальше? Съест она Шурика, что ли? Страшна на вид? Подумаешь, нашли чем пугать. Если что — и убежать можно. А потом Кузьке Чуркину наподдать. Пусть лучше со своей мамой дома сидит. И насчет раков тоже — как это в такую жару зимовать? Зимуют-то они зимой, а до нее еще далеко. А уж когда зазимуют, они и клешней не двинут — спят ведь. Значит, тоже не очень боязно. Но вот когда будут снимать стружку... Да, тут уж твое дело плохо, друг. И Шурик в моем воображении пре­вращался в этакое бревно, которое укладывали на верстак, а его отец, надев фартук, брал рубанок и... О, бедный Шурик!

Когда мы немножко повзрослели, учительница кое-что нам разъяснила. Так, мы узнали, что Кузька Чуркин был ни при чем, его мама тоже. Просто есть в русском языке очень много выражений, которые употребляют совсем в дру­гом смысле, чем вначале кажется. То есть люди говорят одно, а разумеют другое. Это «двусмысленные» фразы. Один смысл у них прямой, другой — иносказательный, переносный.

— Кто их выдумывает?

— Как разобраться, где какой смысл?

— А может, лучше обходиться без них?
* * *
Ну что же. Давайте разбираться, что это за хитрость такая — двусмысленные выражения или, как их еще образно

называют, фразеологические обороты. Как, где и почему они появляются.

И начну я, пожалуй, с одной невыдуманной истории, которую назову так: «Не поискать ли Хомку?»

Принес я как-то домой хомячка. В зоомагазине купил. Дети обрадовались. Прижился у нас, членом семьи стал. Дали ему имя — Хомка. Кликнешь его — бежит, рыжим ком­ком перекатывается. А потом станет на задние лапки, пе­редние к грудке прижмет — и служит, лакомства ждет. В общем, занятный, шустрый зверек, с ним не соскучишься.

Но вот однажды пришли домой, а Хомки нашего нет. Кличем, во все уголки заглядываем — нет, и все тут.

Объявили мы всеквартирный розыск. Начали поиски с кухни. Сдвинули с места холодильник. Пыли много, а Хомки нет.

— Виталька, — командую я, — тащи веник. А ты, Леноч­ка, мокрую тряпку.

Навели за холодильником порядок. Взялись за кухонный шкаф. И за ним нет Хомки.

Затем перешли в прихожую, в одну комнату, другую. Так «попутно» прибрали всю кварти­ру, а хомячка не нашли. Его принесли нам вечером соседи. Они подобрали его на лест­ничной клетке — больно далеко утром вышел нас провожать.

С того дня и вошло в нашу семейную речь непонятное для других выражение: «Не поис­кать ли Хомку?» Это значило: не пора ли приступать к гене­ральной уборке квартиры?



Нот вам частичный ответ на первый вопрос. Такое ино­сказательное выражение появилось в одной семье. Возникло оно из маленького происшествия с маленьким зверьком. И смысл слов «не поискать ли Хомку?» остался бы вам не­понятным, если бы я не рассказал эту историю.

Когда я был ваших лет, в Краснодар, город, где я ро­дился, приехали борцы. Выступали они в цирке, и увидеть их схватки было пределом мечтаний детворы. Среди силачей выделялся темнокожий борец с могучими мускулами. Звали его непривычным именем — Бамбула. И когда он проводил с противником свои хитроумные приемы, а затем припеча­тывал его лопатками к ковру, по цирку неслось оглушитель­ное: «Бамбула! Бамбула!»

Переполненные восхитительным зрелищем могучей силы, ловкости и мастерства, мы выходили из цирка грудью вперед, широко расставив руки — держать их как обычно нам не позволяли воображаемые бицепсы. Ведь каж­дый из нас был в те минуты ле­гендарным Бамбулой! Вот в те го­ды в мальчишечьей среде и роди­лось шутливое выражение: «Борец Бамбула выжимает два стула». Так мы насмешливо говорили о ком-ни­будь из наших сверстников, кото­рому не по силенкам пришлось не­мудрящее дело.

Сейчас уже трудно сказать, воз­никли ли эти слова в нашем городе или вместе со славой атлета пере­летели к нам из других мест. Меж­ду тем, помнится, слыхивал я это выражение в среде краснодарских ребят и через десятки лет. Но ни мои дети москвичи, ни их приятели ни о каком Бамбуле не слышали. Выходит, поговорка оказалась не­долговечной. Была, произноси­лась — и нет ее уже, исчезла.

Но вот вы читаете «Сказку о рыбаке и рыбке». Написал ее ве­ликий поэт Александр Сергеевич Пушкин. Злая жадная старуха просит у золотой рыбки новое ко­рыто взамен разбитого, потом но­вую избу. Исполняя прихоти за­вистливой женщины, рыбка пре­вращает ее в дворянку. А старуха знай себе требует: «Хочу быть вольною царицей!» Заделалась она вольною царицей, живет во дворце, прислуживают ей самые знатные царе­дворцы. Вскоре ей и этого показалось мало. Повелела царица-старуха несчастному старику передать рыбке, что хочет стать морской владычицей и чтобы ей сама золотая рыбка при­служивала.

Разгневалась рыбка.

Воротился старик от нее —

Глядь: опять перед ним землянка;

На пороге сидит его старуха,

А пред нею разбитое корыто.




Эту сказку читали, пересказывали .«другим многие поко­ления людей. Она была очень понятной: кто чрезмерно мно­гого хочет, может потерять и то, что имеет, а то и вовсе остаться ни с чем.

И снова «хитрость». Под влиянием сказки стали говорить: оказаться у разбитого корыта, вернуться к разбитому корыту.

Но слова эти относились уже не к сказочной старухе, а к любому, кто вернулся к своему жал­кому положению чаще всего по своей вине. Вы­ражение стало образным, иносказательным, фигу­ральным.


Знакома ли вам сказка Ганса Христиана Ан­дерсена «Новое платье короля»? Два плута взялись соткать для короля тончайшую материю, а затем сшить из нее платье. Ткань эта, как уверяли мошенники, волшебная. Ее могут видеть лишь умные люди, достойные своей высокой должно­сти. Вскоре ткачи принесли королю свою работу — «ничто», пустоту вместо ткани.

Однако король и все окружающие громко восхищались изяществом наряда — ведь иначе они бы прослыли за дура­ков. Так было до тех пор, пока король, сопровождаемый

свитой, не отправился гулять на­гишом по городу. Один мальчиш­ка, который не подозревал, в чем тут дело, захохотал и закричал: «А король-то голый!»

Так, с легкой руки знаменитого датского сказочника, пошла гулять по свету крылатая фраза голый ко­роль. Ее стали употреблять в тех случаях, когда вдруг обнаружи­вается, что достоинства какого-либо человека оказались мнимыми, качества — показными, автори-, тет — незаслуженным.

В «Золотом теленке» И. Ильфа и Е. Петрова некто Скумбриевич сердится на привереду, не желаю­щего получать в учреждении «Гер­кулес» зарплату за безделье.

«Вот, действительно, склочная натура! — негодует он... — К нему надо применить репрессии. Я как-нибудь скажу Полыхаеву. Тот его живо в б_у_т_ы_л_к_у з_а_г_о_н_и_т» (Разрядка моя. — Э. В.).

Странное выражение, не правда ли? Неужто его выдумали эти два веселых писателя? Ничуть не бы­вало. Просто они использовали уже давно употребляемые слова, пришедшие из арабского сборника сказок «Тысяча и одна ночь». Имя их сочинителя неизвестно, но когда их перевели на русский язык, многим запомнилась «Сказка о рыбаке».


Бедный рыбак много раз вытягивал из моря сети пустыми. Наконец он выловил медный, запечатанный свинцом кувшин. На свинце была оттиснута печать великого волшебника — царя Сулеймана. Вырезанное на ней таинственное и страшное слово давало чародею великую власть над злыми духами — джиннами.

С испуганным рыбаком случилось то, что позднее при­ключилось с вашим другом Волькой ибн Алешей из книги писателя Лагина «Старик Хоттабыч». Едва он откупорил сосуд, как оттуда вырвалась с превеликим шумом и свистом струя дыма. Дым вознесся до облаков и превратился в гигантского» джинна, которого некогда за строптивость и ослушание разгневанный волшебник заключил в медный со­суд — загнал в бутылку. Подобное обращение со злыми ду­хами было, если верить легендам, свойственно этому царю: он наказывал упрямцев именно таким способом. Теперь вам понятно, откуда пришло на уста Скумбриевичу это странное выражение, которое он употребил в смысле: успокоить, при­звать к порядку, заставить смириться.
* * *
Значит, зарубим себе на носу вот что: двусмысленные выражения могут приходить к нам и из сказок — написаны они русскими писателями или иностранными или созданы безвестными сочинителями. И не только из сказок. Очень много словосочетаний возникло из басен, песен, рассказов, романов, различных театральных пьес и киносценариев.



Как-то раз знаменитый баснописец Иван Андреевич Кры­лов пришел в один дом, где собирались поэты читать друг другу свои стихи. Слушал Крылов, слушал, утомился даже от их скучных и нудных стихов. А вскоре написал басню, в которой высмеял этих бездарных стихоплетов. Вы ее знаете. Называется она «Демьянова уха». Демьян назойливо потчует своего соседа Фоку ухой. Поначалу тому елось в охотку, а потом он почувствовал сытость, затем пресыщенность, после же очередной «добавки» — отвращение. И несчастный сосед,
Схватя в охапку

Кушак и шапку,

Скорей без памяти домой —

И с той поры к Демьяну ни ногой.
В конце басни Крылов вывел мораль:
Писатель, счастлив ты, коль дар прямой имеешь;

Но если помолчать во время не умеешь

И ближнего ушей ты не жалеешь, —

Так ведай, что твои и проза и стихи

Тошнее будут всем Демьяновой ухи.
Повод, но которому была написана басня, забылся. Но слова ^ Демьянова уха мы часто произносим, когда хотим сказать о чьем-либо назойливом приставании пусть с добры­ми, но совсем ненужными намерениями.

Если бы вас спросили: а известны ли вам другие ино­сказательные выражения, дошедшие из басен Крылова? — уверен, вы ответили бы утвердительно. В самом деле, разве не говорим мы А Васька слушает, да ест, имея в виду, что один понапрасну впустую тратит слова на убеждение, а дру­гой, уверенный в безнаказанности, продолжает заниматься постыдным делом? Или: А ларчик просто открывался — то есть зачем было мудрить, тогда как все это решается очень легко? Или: Слона-то я и не приметил? Смысл этих слов: за­метить мелочи, но не увидеть самого главного, существенного.

Из этих же басен вошли в нашу речь такие крылатые слова, как Рыльце в пушку, И я его лягнул, Ай, Моська! знать, она сильна, что лает на Слона!, Кто в лес, кто по дрова, Кукушка хвалит Петуха за то, что хвалит он Кукуш­ку, Лебедь, Рак да Щука, Медвежья услуга, Львиная доля, и тьма других.

Стоп! На этом последнем выражении стоит остановиться подольше. В крыловской басне «Лев на ловле» собака, волк, лиса и лев сообща добывают оленя. Царь зверей берет на себя дележ добычи:
Вот эта часть моя

По договору;

Вот эта мне, как

Льву, принадлежит без спору;

Вот эта мне за то, что всех сильнее я;

А к этой чуть из вас лишь лапу кто протянет,

Тот с места жив не встанет.
Из этой басни, как вы догадались, родилось выражение ^ Львиная доля — большая часть чего-либо. Но сейчас разговор о другом. Можно ли сказать, что эти ходкие слова возникли лишь из творчества «дедушки Крылова»? Оказывается, не совсем так. Тема несправедливости сильных и могуществен­ных людей давно занимала мир. Подобные басни встречаются у каждого крупного баснописца. Прославленный француз Жан Лафонтен, живший задолго до Крылова, назвал свою басню: «Телка, Коза и Овца в содружестве со Львом». Сходные басни родились под пером русских писателей Тре-диаковского, Сумарокова, Хемницера. Кто же был первый, кто в поэтической форме так замысловато — рисуя зверей, а имея в виду людей — поведал о несправедливости, царящей в свете? Эзоп, древнегреческий баснописец. Было это два с половиной тысячелетия назад. А басню свою он озаглавил так: «Лев, Лисица и Осел».

К слову замечу, что выражения, которые мы то и дело употребляем в разговоре, пришли также из песен, присловий, пословиц и поговорок, сложенных в народе. Вот почему так трудно, а чаще и невозможно определить их творцов. По­этому их попросту называют народными. Если вам от чего-нибудь досталась очень малая, ничтожная часть (чем вы не персонаж из только что описанной сцены львиного деле­жа?), вы можете посмеяться над собой: вам остались или вам достались рожки да ножки. Это вы повторите слова из давней песенки неизвестного происхождения, которая начинается весело: «Жил-был у бабушки серенький козлик». А кончается печально: «Напали на козлика серые волки, оставили ба­бушке рожки да ножки».

Бывают вес же счастливые исключения: ученым удалось определить автора едкой песни — «Песни про сражение на реке Черной».

В ней высмеивались бездарные планы бездарных генералов. Начиналась она так:

Гладко было на бумаге,

Да забыли про овраги.

А по ним ходить,

А по ним ходить.



Эта песня была откликом на серьезные просчеты русского командования в Крымскую войну 1853 — 1856 годов. Тогда России пришлось сражаться против четырех держав: Англии, Франции, Турции и Сардинии. На втором месяце обороны Севастополя штаб русской армии разработал план взятия Федюкиных гор. Однако битва закончилась поражением при речке Черной. Несмотря на беззаветный героизм русских солдат, война была проиграна, в первую очередь, из-за беспо­рядков в управлении.

Так вот. Уже в наше время установлено, что автором песни был участник обороны Севастополя, артиллерийский офицер, великий русский писатель Лев Николаевич Толстой.

Песня обошла всю Россию. Начальные строки, особенно первая — ^ Гладко было на бумаге, стали употребительными. Да и поныне мы говорим так, когда планы, расчеты, казалось бы легко осуществимые, оказываются ошибочными.

Но мы несколько отвлеклись. Пора вспомнить хотя бы несколько крылатых слов, что вошли в нашу речь из других литературных источников, имеющих своего автора.

« — А что, паны? — сказал Тарас, перекликнувшись с ку­ренными. — Есть еще nopo.v в пороховницах? Не ослабела ли козацкая сила? Не гнутся ли козаки?

— Есть еще, батько, по­рох в пороховницах. Не ослабела еще козацкая сила; еще не гнутся козаки!»

Трижды задает этот воп­рос свободолюбивым каза­кам их военачальник Тарас во время схватки с польски­ми угнетателями. И даже тогда, когда уже сильно поредели казацкие ряды и многих храбрых воинов ли­шилось Тарасово войско, неслось ему в ответ:

^ Есть еще порох в по­роховницах!


Это выражение из повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба» стало крылатым и означает: есть еще мужество, энергия, запас душевных сил. Лет сто пятьдесят назад Фенимор Купер написал увлекательный роман «Последний из могикан». В нем американский писатель рассказал о героической судьбе последнего представителя благородного племени североаме­риканских индейцев-могикан, истребленного «бледнолицы­ми» — европейскими колонизаторами. Теперь словами По­следний из могикан называют последнего представителя ка­кой-нибудь группы людей.



Есть такое презабавное выражение: ^ Унтер-офицерская вдова сама себя высекла. Говорят еще: Она сама себя высекла или Высечь самого себя. Все они возникли от несколько измененных слов, которыми Городничий оправдывается перед Хлестаковым: «Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла». Вряд ли нужно вам подсказывать, что эта сценка — из коме­дии Н. В. Гоголя «Ревизор».

Так иронически или шутливо говорят о человеке, который, сам того не желая, изобличил себя в дурном поступке, себе же причинил неприятности.

Через несколько лет вы окончите среднюю школу и, возможно, директор или ваш классный руководитель, вручая вам аттестат, назовет его путевкой в жизнь. Что под этими словами подразумевали ваши наставники, всем понятно: этот документ удостоверяет, что школа дала вам знания, привила вам навыки, с которыми вам предстоит начать полезную тру­довую деятельность.

Такое образное сочетание слов стало распространенным после выхода на экран в 1931 году первого советского зву­кового художественного фильма «Путевка в жизнь». Он был снят по сценарию Н. Экка и А. Столпера. Кинофильм рас­сказал о том, как Советская страна, устроив коммуны для детей-беспризорников, воспитала их сознательными и полез­ными участниками строительства новой жизни.
  1   2   3

Похожие:

Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconАнтокольской Издательство «Детская Литература»
...
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconЛекция: литература и театр
История литературы (античная литература, литература средних веков и эпохи Возрождения, литература Нового времени, литература ХХ –...
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconВопросы для повторения к экзамену для гр. №№311, 312
Понятия «детская литература», «круг детского чтения». Специфика детской литературы
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconЛитература ко всем темам 10
Договор международной купли-продажи. Венская кон­ венция 1980 г о договорах международной купли-про­
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconАлександр Кондратов Земля людей земля языков издательство «детская...
Произвести необходимые подсчеты несложно Но почему тогда разные ученые называют различное число языков планеты: одни говорят о 20...
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconКонспект, отв на вопр, стр. 129-146
«Развитие СССР и его место в мире в 1980-е гг.» Тема Основные тенденции развития СССР к 1980-м гг
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconБорис Акунин Детская книга Серия: Жанры 1 «Детская книга»: Олма-Пресс; Москва; 2005
Ластик, правнука великого сыщика Эраста Фандорина. Этот самый обыкновенный мальчик жил самой что ни на есть обыкновенной жизнью до...
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconАнтичная наука издательство «наука»
Издательство: Наука, 1980 г. Мягкая обложка, 198 стр. Тираж: 50000 экз. Формат: 84x108/32 (-130x205 мм)
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconЭдуард Арамаисович Вартаньян История с географией, или Жизнь и приключения...
В книге Э. А. Вартаньяна удачно сочетаются в увлекательном рассказе разнородные знания из области языкознания, географии, истории,...
Москва «детская литература» 1980 издательство «детская литература», 1980 г. 70802 235 в 403 80 iconМаксим Горький Мать Сканирование Юрий Сичкарь, mcat78 «Мать»: Детская литература; 1936;
«Мать» – одно из лучших произведений М. Горького. В романе изображена борьба революционеров-подпольщиков против самодержавия. Основной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница