Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель»


НазваниеДжордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель»
страница6/32
Дата публикации07.03.2013
Размер3.54 Mb.
ТипЗакон
userdocs.ru > История > Закон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

IX
Подъем Юстиниана к вершинам власти никогда бы не удался, если бы он не обращал самое пристальное внимание на возможных соперников и явных врагов. В самом начале правления Юстина были казнены Амантий и Феокрит. Виталиан, гораздо более серьезный конкурент, требовал весьма деликатного обращения. Он помог императору в деле примирения и был вознагражден за это консульством. Подоплека дальнейших событий нам неизвестна, мы доподлинно знаем, что на восьмом месяце своего консульства Виталиан был убит во время ссоры во дворце. Даже если сам Юстиниан не был замешан в этом преступлении, люди, совершившие его, знали, что оно окажется полезным для Юстиниана. Виталиан был из тех людей, которые могут осуществлять власть в ее негативной форме. Он умел мешать и препятствовать, его влияние было столь значительным, что он мог быть достойным противовесом Юстиниану. Тем не менее его реальный вклад в политику был весьма скромным, у Юстиниана было немало разумных мотивов устранить Виталиана.

Но соперника мало было устранить физически, надо еще стереть память о нем, уничтожить его престиж. Для этого Юстиниан в следующем году сменяет Виталиана на должности консула. Год его консульства отличался невероятным блеском. Никогда еще на памяти живших в то время людей не было такого расточительства и столь пышных массовых зрелищ. На эти представления тратились огромные, по меркам старой империи, суммы денег. На арену одновременно выпускали по двадцать львов и тридцать пантер, не говоря о других диких зверях. Возбуждение толпы в тот день было так велико, что произошли волнения, из-за которых пришлось даже отменить финальные скачки.

Таков был Юстиниан, который стал другом Феодоры и, считая ее Пенелопой, охотно разыгрывал роль Одиссея. В то время он был уже на вершине власти и успеха, но еще не пришло время славы и величия. Он был готов выслушать любого, кто мог указать ему новую дорогу к этим вершинам.
X
Положение Феодоры отличалось тем, что она была выходцем из партии «зеленых». Ее несколько преувеличенная верность партии «синих» зиждилась на детском воспоминании сцены на ипподроме и была основой связи с вождем этой партии. Действительно, именно Феодора заставила Юстиниана с большей серьезностью отнестись к своему лидирующему положению в этой, партии. Разница в отношении Юстиниана к своей партии «синих» и отношении американского босса к его организации заключалась в том, что «синие» были конституированной старым законодательством группой населения, напоминавшей национальную добровольческую или гражданскую гвардию. Ее реальная роль становилась совершенно очевидной, когда Константинополь подвергался осаде. Именно в такие моменты становилось ясно, что «синие», «зеленые», «красные» и «белые» — это организации четырех кварталов города, в которых было зарегистрировано все гражданское население города, обязанное принимать участие в коллективных действиях в экстремальных ситуациях. Такие организации, отличавшиеся цветами эмблем, существовали во всех крупных городах империи. Уходивший корнями в незапамятные времена обычай состоял в том, что в мирное время эти организации соперничали между собой, что поддерживало их живой дух и энергию.

Столь активные организации любого вида почти неизбежно вовлекаются в решение самых жгучих вопросов современности. «Синие» и «зеленые» в большей степени, чем «красные» и «белые», были склонны к увлечениям политическими и религиозными течениями. «Зеленые» были монофизитами и националистами, «синие» — ортодоксами и приверженцами империи. Юстиниан, став покровителем «синих», придал их деятельности более живое и решительное направление. В его правление «синие» стали полувоенной организацией, напоминающей организацию современных фашистов.12 Целью деятельности «синих» было склонение общественного мнения в пользу Юстиниана. Взамен Юстиниан предоставлял верным и надежным представителям «синих» высокие государственные посты, кормил голодных, навещал больных, а при необходимости обеспечивал вывоз перестаравшихся «синих» в безопасное место, где до них не могла дотянуться суровая длань закона. «Зеленые» по мере сил следовали примеру «синих».

Прокопий оставил нам очень живое описание членов партии «синих», какими он знал их: свирепые, исполненные сознания собственной значимости люди, во всем подражавшие гуннам. Почему они выбрали в качестве образца гуннов, остается загадкой, но факт остается фактом, и Константинополь близко познакомился с типом человека с длинными, ниспадавшими на плечи волосами, могучей бородой и бакенбардами, одетого в рубашку с «дутыми» рукавами. Многие из активных членов партии «синих» носили спрятанное под одеждой оружие, которым при случае могли умело воспользоваться.

Отношения Юстиниана с руководимой им партией «синих» пережили серьезный кризис незадолго до того, как он познакомился с Феодорой. В 524 году Юстиниан серьезно заболел, и в то время, когда он находился между жизнью и смертью, произошел ряд тревожных событий. Люди «синих» при свете дня и большом стечении народа убили в церкви Святой Софии влиятельного человека по имени Ипатий. Дело получило широкую огласку, разразился скандал, о котором было доложено императору. К делу подключились мощные и влиятельные силы, враждебные Юстиниану и партии «синих». Игра стоила свеч. Юстин создал комиссию, облеченную полномочиями, чтобы положить конец опасности, угрожавшей общественному спокойствию.

Вооруженный полномочиями комиссии префект Феодот, правитель Константинополя, воспринял это поручение как приказ искоренить партию «синих». Расследование затронуло всю организацию. Некоторые из руководителей были казнены, другим пришлось скрыться. Выздоровев, Юстиниан обнаружил, что часть его организации разгромлена, часть — рассеяна. В тот момент Юстиниан не стал заниматься поисками организаторов всего мероприятия, он нанес удар по исполнителю. У некоторых подчиненных Феодота были силой вырваны признания, компрометировавшие их начальника. Было доказано, что он превысил свои полномочия, приказав казнить без соблюдения должных процедур человека сенаторского звания. Источник атаки на «синих» можно было предположительно определить по тому, что на защиту Феодота рьяно выступил Прокл, бывший квестором, то есть имперским министром. Но Прокл был слишком слаб, чтобы противостоять Юстиниану. Император изгнал Феодота в Иерусалим, где тому пришлось провести остаток дней, прячась от мести организации «синих».

Этот удар возымел свое действие: действия «синих» стали более осторожными, с их деятельностью больше не связывали ни одного скандала. Такое изменение было обусловлено не потерей власти, ибо падение Феодота парализовало деятельность оппозиции, а партия «синих» продолжала пользоваться поддержкой Юстиниана, но он почувствовал, что дело зашло слишком далеко и выгоднее проводить более тонкую политику.
XI
Это можно также проиллюстрировать влиянием Феодоры, которая изначально принадлежала партии «зеленых». В глубине души Феодора продолжала оставаться монофизиткой и националисткой, ценившей греческий Восток гораздо выше неизвестного ей и малопонятного римского Запада. Она имела взгляды, весьма распространенные, если не преобладавшие в то время в Константинополе. Образование, полученное Юстинианом, вооружило его знаниями и преисполнило сочувствием к великой имперской идее Рима, к традиции Августа и Адриана, которой в восточных провинциях придерживались очень немногие ровесники Юстиниана. Подобно большинству женщин, Феодора основывала свои идеи на собственном опыте. Она проехала по юго-восточным провинциям — Египту, Палестине и Сирии, где господствовало монофизитство; ей пришлось зарабатывать на жизнь именно там; она на собственном опыте убедилась, как широко распространена там эта доктрина и какие люди её поддерживают. Представляется, что Феодора весьма сильно симпатизировала этим людям. Главное заключается в том, что ей удалось убедить Юстиниана в том, что политика подавления монофизитства не только невозможна, но и нежелательна.

Юстиниан с трудом поддавался посторонним влияниям и не слишком охотно менял свои взгляды. Но такое изменение исподволь началось с самого начала его знакомства с Феодорой. Постепенно не без ее влияния Юстиниан пришел к мысли о том, что гораздо лучше установить соглашение и союз с монофизитами. Пока был жив Юстин, Юстиниан не предпринимал попыток явно изменять политику правительства здравствовавшего императора. Он ждал собственной коронации, прежде чем начинать переговоры с монофизитскими епископами. Он полагал, что ему удастся найти формулу примирения, под которой смогут подписаться представители обеих доктрин.

Новая политика ставилась в повестку дня в силу событий, которые, вероятно, не были предусмотрены первоначальной программой действий Юстиниана. На дальневосточной — кавказской границе империи резко осложнились отношения с Персией. Мир с Персией не прерывался на протяжении предыдущих двадцати лет. Угроза войны возникла вследствие естественного стремления обеих империй расширить свои пределы. Все шло мирно, пока обе цивилизации расширялись, поглощая территории приграничных варварских племен. Но настал момент, когда, достигнув Кавказа, обе великие империи пришли в непосредственное и весьма неловкое соприкосновение. Юстиниан не желал войны с Персией. Все его интересы были сосредоточены на Западе, в Риме. Трудность заключалась в том, что персы не разделяли смелых прожектов Юстиниана. Они не желали восстановления единой Римской империи на своих западных границах и были готовы сделать все возможное, чтобы воспрепятствовать такому развитию событий. И как легко это было осуществить! Создание угрозы Лазике, стране колхов между Черным и Каспийским морями, было самым недорогим способом отвлечь внимание римского правительства, которое не отважилось бы проигнорировать такую угрозу. Война с Персией, таким образом, превратилась в реальную возможность.

Независимо от того, предпочел бы Юстиниан политику оттяжек и проволочек или решительных действий, ему как воздух была нужна поддержка населения приграничных областей. Его стойкость и верность были главной надеждой правительства.

Однако, по стечению обстоятельств, большинство этого населения исповедовало монофизитство. Примирение с монофизитами, таким образом, стало не только желательным, но и необходимым.

Война с Персией началась в год женитьбы Юстиниана на Феодоре, за год до смерти Юстина и восшествия на престол Юстиниана. Медленно, но верно все более сложными становились политика, которую приходилось вести Юстиниану, и события, с которыми ему предстояло столкнуться и взять под контроль. Теперь ему было необходимо не только добиться воссоединения двух столь различных половин империи, но сделать это в условиях серьезной угрозы с Востока. В тот момент, когда ему довольно дорогой ценой удалось добиться соглашения с папством, Юстиниан был вынужден искать примирения с монофизитами, ставя под сомнение то и другое. Однако присутствие рядом Феодоры оказало новому императору реальную помощь и поддержку. Они оба стремились поддерживать между собой независимое партнерство. Первым результатом воплощения их плана стало то, что Феодора смогла проводить в отношении монофизитов собственную политику, более смелую, чем та, на которую решился бы сам Юстиниан. В дальнейшем мы увидим, как воплотился в жизнь этот план.

Глава 3

^ ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ. ДЕЯНИЯ ВЕЛИЗАРИЯ
I
Приближение войны с Персией застало империю совершенно неподготовленной. Старое поколение воинов, к которому принадлежал покойный Юстин, вымирало. Правда, это поколение никогда не отличалось большой боеспособностью, не выдвинуло из своих рядов ни одного великого человека. Это воинство несло службу согласно устоявшимся традициям и тактическим канонам, не проявляя ни стремления к оригинальности, ни тяги к изменениям. Юстиниану надо было внимательно осмотреться. В год своей женитьбы он выбрал двух молодых людей из своего военного окружения и поручил им командование силами на персидской и армянской границах. Одним из этих молодых стратегов был Ситт, муж старшей сестры Феодоры Комито; возможно, что эту кандидатуру предложила сама Феодора. Вторым стал никому не известный фракиец по имени Велизарий, который не пользовался ни славой, ни влиянием. Выбор Юстиниана пал на него только на основании его интуитивного умения разбираться в людях.

Ситт и Велизарий предприняли первый поход в Персию и показали себя достойными командирами. Следующей весной Юстин заболел и объявил Юстиниана своим преемником. А двое молодых людей, горевших желанием повторить прошлогодний успех, были встречены на поле боя опытными персидскими военачальниками и потерпели поражение. Велизарий и Ситт оказались не единственными римскими командирами, попавшими тогда в затруднительное положение. На месопотамской границе командующий римским войском, вступив на территорию Персии, вдруг отступил без всяких видимых причин. Юстиниан, только что ставший императором, сделал разные выводы из двух неприятных эпизодов. Военачальник в Месопотамии был снят со своего поста, и император заменил его Велизарием.

Таков был первый шаг головокружительной карьеры Велизария на поприще военной службы. Велизарию было поручено командование крепостью и гарнизоном Дара. Это был настолько важный пост, что молодому военачальнику потребовался опытный и ловкий политик для решения гражданских административных вопросов. Посланный к нему человек был не кто иной, как будущий историк Прокопий. Во время их встречи миру не было явлено никаких важных знамений; вокруг их голов не засветились нимбы, не сверкнула молния, не загремел гром. Не случилось ничего примечательного, но эти люди обессмертили друг друга. Деяния Велизария, дошедшие до нас в изложении Прокопия, представлены историческим писателем в виде одной из великих книг о приключениях, ряд которых начинается с «Илиады», а в наше время заканчивается эпосом об Аравийской пустыне.
II
Город Дар имел короткую, но бурную историю. Он был построен Анастасием в противовес персидскому городу Нисибису, стоявшему напротив нового города, у самой границы. Нисибис был одним из важнейших торговых центров Месопотамии, его рынок много лет был перевалочным пунктом персидско-римской торговли, поэтому был повод построить там мощную крепость и держать сильный гарнизон. В случае Дара такого повода не было. Персидское правительство выразило энергичный протест по поводу основания Дара, заявив, что это нарушение всех существующих договоров. Однако Анастасий построил укрепление и своими гарантиями безопасности умерил беспокойство персидского царя. Дар уцелел и стал первым значительным командным пунктом молодого военачальника Велизария.

До этого момента вражда между Персией и империей сводилась к мелким стычкам, последствия которых легко улаживались на месте. Но приказы, полученные Велизарием, грозили серьезным осложнением отношений с Персией. Ему было приказано построить новую крепость в Миндуосе, на самой границе империи, на краю римской территории. Было почти очевидно, что персы воспримут это как объявление войны.

Эти соображения не беспокоили Велизария: в его задачу входило исполнение полученного приказа. Планирование, заготовка строительных материалов и подбор рабочих заняли довольно много времени, но, когда подготовка была завершена, людей и материалы в спешном порядке подвезли к месту, и строительство началось быстрыми темпами. Стены уже были почти готовы, когда персы предъявили жесткий ультиматум. Если строительство не будет прекращено римлянами, то его остановят персы. Велизарий доложил своему императору об этой угрозе. Юстиниан ответил посылкой двух армий из Сирии под командованием братьев Коутза и Боуза. У стен новой крепости состоялась жестокая битва, в которой имперские войска потерпели сокрушительное поражение. Двое представителей высшего командования были убиты, трое, среди них и Коутз, попали в плен.

Персы были очень довольны таким исходом дела и, разрушив новую крепость, отступили в свои пределы. Остаток года Юстиниан посвятил реорганизации. Были набраны новые рекруты; кроме того, заменены многие командиры, служившие в приграничных крепостях. Пока император работал, соблюдая тайну и не открывая своих замыслов. Он поручил командование новой армии Помпею, племяннику Анастасия. Трудно было придумать более нелепое назначение. Мало того что у самого Помпея не было ни ума, ни энергии, он не умел возбуждать в других способность к размышлениям и действиям.

Непригодность Помпея стала очевидной, когда после тяжелой зимы весной 529 года враждебные действия возобновились с удвоенной силой. Арабы в то время были так же предприимчивы, как и в наши дни. Мощные объединенные силы персов и арабов под началом аль-Мундхира, царя Гиры, пришли внезапно, быстро, как песчаная буря, почти достигли Антиохии и ушли так стремительно, что Помпей даже не успел вступить в схватку с ними. Хотя репрессалии и последовали, Помпей был не в состоянии организовать и совершить рейд, подобный набегу Мундхира. Юстиниан на опыте убедился, что сделал неправильный выбор. Следующий шаг показал, что он, наконец, открыл подходящего человека.

Император пошел на дерзкий эксперимент, возвысив безвестного дарского коменданта над тысячами командиров, старших по положению и более опытных в искусстве ведения войны. В один миг Велизарий превратился в начальника всех воинов Востока, по сути верховного главнокомандующего армий на восточной границе империи. Чтобы ограничить власть, полученную Велизарием, на такой же пост в Армении был назначен Ситт. Итак, Ситт получил горы, а Велизарий месопотамскую равнину.

Пока правительство отвлекало внимание персидского царя переговорами и дипломатической перепиской, Велизарий покинул Дар и занялся формированием своей первой большой армии. Следующей весной он вернулся в Дар, где встретился с Гермогеном, бывшим одно время военным советником у Виталиана. Гермоген был способным человеком и полезным начальником штаба. На случай, если дела примут дурной оборот, Руфин, доверенный представитель императора, приехал в Гиерополь с полномочиями начать, если возникнет необходимость, переговоры с персами.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Похожие:

Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconМоисей прославился не только как национальный освободитель, но и...
Но в двадцатом веке мы уже имеем право спросить: является ли Моисеев кодекс, как нас постоянно уверяют, образцом справедливости?
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconДжон Эдмунд Гарднер Возвращение Мориарти Серия: Профессор Мориарти 1
Мориарти. Но ведь он погиб, сгинул в пучине Рейхенбахского водопада во время схватки с Шерлоком Холмсом. Однако великий сыщик с Бейкер-стрит...
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconДжон Эдмунд Гарднер Возвращение Мориарти Серия: Профессор Мориарти...
Мориарти. Но ведь он погиб, сгинул в пучине Рейхенбахского водопада во время схватки с Шерлоком Холмсом. Однако великий сыщик с Бейкер-стрит...
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconБессмертие мечта всего человечества: готовы ли мы к нему?
Джордж М. Янг, сотрудник Университета Новой Англии, в своем блоге на странице сайта The Huffington Post. …Джордж Янг считает, что...
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconИнформационный бюллетень Международной независимой ассоциации трезвости
Ловчев В. М. Август Форель: великий ученый и великий трезвенник // Эйфория, 2003, №2, С. 8
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconДжордж Оруэлл Скотный двор Джордж Оруэлл Скотный двор Глава I
Ткнув ногой заднюю дверь, он проковылял через двор, не в силах выбраться из круга света от фонаря, пляшущего в его руке, нацедил...
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconДжордж Оруэлл Скотный двор Классическая и современная проза Джордж Оруэлл. Скотный двор
Ткнув ногой заднюю дверь, он проковылял через двор, не в силах выбраться из круга света от фонаря, пляшущего в его руке, нацедил...
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconСписок литературы по психотерапии
«Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика» под ред. К. Бейкер, А. Варга
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconЛекция №3. «Территориальное планирование»
Законодатель обозначил общие положения (процедурные нормы) о документировании процесса территориального планирования, которые включают...
Джордж Бейкер «Юстиниан. Великий законодатель» iconВеликий надуватель пузырей Голдман Сакс
Великий американский пузыренадуватель by Mаtt ТаibbiГолдман Сакс создавал каждую крупную рыночную махинацию со времен Великой Депрессии...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница