Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года 


Скачать 182.06 Kb.
НазваниеКрестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года 
Дата публикации26.06.2013
Размер182.06 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы


ответить с цитатойвернуться к началу





Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года 


Ливенское восстание (в советской историографии Ливенское восстание было принято характеризовать как «кулацкое», «контрреволюционное», «эсеровское» и даже «белогвардейское») - крестьянское антисоветское вооружённое выступление, произошедшее в августе 1918 года и охватившее значительную часть Ливенского уезда Орловской губернии. 
Восстание, в котором приняло участие около 10 тысяч человек, было вызвано неприятием со стороны зажиточных крестьян Ливенского уезда политики военного коммунизма и продразвёрстки, проводимой большевиками, а со стороны интеллигенции и аристократии — полного перехода власти в уезде в руки большевиков. Кульминацией крестьянского выступления стал захват повстанцами города Ливны, который, однако, удерживался ими в течение неполных двух дней. Восстание было подавлено при помощи карательных частей, присланных из Орла. 
Город Ливны ныне является районным центром Орловской области. Это небольшой городок, однако его история уходит своими корнями в глубокую старину. Первые упоминания о Ливнах историки обнаружили в летописях XII в., где говорилось об удельном Ливенском княжестве. А из этого можно сделать вывод, что само укрепленное поселение на этом месте находилось гораздо раньше. Основаны Ливны были как крепость для защиты границ Руси от нападения кочевых племен. Географическое расположение крепости - на самом рубеже русских владений - сделало ее важным стратегическим пунктом, через который шли удобные дороги с юга на север. 
Много славных страниц в историю своей родины вписано и ливенцами. Город героически отражал набеги половцев, его воины мужественно сдерживали монголо-татарские орды хана Батыя. Не раз еще после Куликовской битвы на ливенских землях сражались русские дружины с ордынцами. Город неоднократно разрушался и сжигался, но каждый раз возрождался вновь. При первых Романовых город продолжал выполнять функцию пограничной крепости, но его роль была уже не только защитно-сторожевой. В XVI-XVII вв. в Ливнах встречали и провожали послов, отправляемых в Крым и Турцию. В 1587 г. они стали местом "посольской размены", то есть пунктом встречи московских и крымских послов. Из Москвы через Ливны шел транспорт с военным грузом для других пограничных городов, в Ливнах строились струги, сплавлявшиеся на Дон. В первой четверти XVII в., в период войны Русского государства с Польшей, Ливны неоднократно подвергались разорению. Не прекращались и набеги татар. 
Но миновало Смутное время, опасность крымских погромов исчезла после походов князя В.В. Голицына в 70-80-х гг. XVII в. И в 1681 г. Ливны потеряли значение пограничной крепости, стали рядовым городом Центральной России. Поэтому столетием позже (в 1780 гг.) крепостные сооружения были снесены как ненужные, земляной вал срыт, а рвы засыпаны. 
До реформы 1861 г. Ливенский уезд представлял из себя пшеничную житницу Черноземного центра: здесь не только производились серые хлеба, но и выращивалась пшеница. В производстве последней главную роль играли помещичьи хозяйства. 
В начале XIX в. Ливны стали крупным торговым пунктом. Этому способствовали тракты, связывающие Ливны с Воронежем, Курском, Орлом, Москвой, а также положение города в центре обширного зернового района. 
Развивалась и промышленность. В годы Крымской войны в уезде насчитывалось 26 промышленных заведений: имелись бумажные фабрики, винокуренные и сахарный заводы. Значительное место в экономике уезда составляли кустарно-ремесленные промыслы. Они вырабатывали хлебобулочные, столярные, слесарные и кузнечные изделия, обувь, одежду, различные предметы домашнего обихода, а также занимались строительством. Кроме того, в уезде насчитывалось 23 крупных и 119 мелких мельниц, 140 крупорушек и 45 ветряных мельниц, а также 90 ручных маслобоен, которые перерабатывали сельхозпродукцию. 
Развивались культура и просвещение. Первая "русская школа" в уезде существовала при Сершевском монастыре. Ее основание относится к последней четверти XVIII в. Учителями в ней были местные священнослужители. "Русская школа" при Сергиевском монастыре, положила начало просвещению в ливенском крае и на протяжении 30 лет продолжала свою деятельность, прекратив свое существование вместе с упразднением монастыря. В 1817 г. в Ливнах было открыто уездное духовное училище. В сельской местности насчитывалось 11 приходских училищ. В 1858 г. в них обучалось 633 ученика из числа государственных крестьян - 628 мальчиков и 5 девочек. Строились и открывались реальные училища. В 1871 г. в приходских училищах уезда обучалось уже 1544 человека, из них 183 девочки. В целом, в конце XIX в. во всех уездных учебных заведениях училось более 13% населения. В 1904 г. в Ливнах уже имелись реальное училище, женская гимназия, городское трехклассное, духовное и 2 приходских училища1. В 1887 г. ливенской интеллигенцией было подано прошение в Орловское губернское собрание об открытии публичной библиотеки и книжной торговли в Ливнах. Просьба была удовлетворена. 
В начале XX в. в Ливнах существовало около 10 промышленных предприятий, среди которых выделялась мукомольная мельница купца Адамова, наиболее мощная по объему производства. А еще раньше, в 80-х гг. XIX в., в уезде была проложена железная дорога, основаны мастерские для ремонта паровозов. 
Захват большевиками власти в Ливенском уезде проходил отнюдь не гладко. Действия большевиков натолкнулись на мощное сопротивление местной законной власти и поддержавшей ее общественности. Вот что писалось в газете "Брянский рабочий" 17 декабря: 
"В Ливнах власть принадлежит городской думе, состоящей из кадетов. 8 декабря, когда в местной части был получен приказ об уничтожении офицерских чинов, то офицеры заволновались и открыли стрельбу по солдатам. Одного писаря, настаивавшего на исполнении приказа, арестовали. В комиссариате, между прочим, организуется белая гвардия". 
Вскоре после полного захвата власти в Ливенском уезде местные советы перешли к политике военного коммунизма. На торговцев и владельцев различных предприятий были наложены огромные «денежные обложения». Продолжалось разграбление владений зажиточных крестьян и помещиков на территории уезда. Для «нужд Ливенского Совета» конфисковали городскую типографию Мишина. Всё это вызывало нарастающее возмущение как крестьян и рабочих, так и представителей интеллигенции и духовенства, торговцев.


_________________
«Через гибель большевизма к спасению России. 
Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» 
Генерал Дроздовский 

За Веру, Царя и Отечество!


посмотреть профильотправить личное сообщение

http://www.belrussia.ru/forum/images/spacer.gif

Андрей 57
Администратор
http://www.belrussia.ru/forum/images/avatars/36191188849a05caa80dad.jpg

Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 4240

http://www.belrussia.ru/forum/images/spacer.gif

сообщениеДобавлено: Вс Июл 29, 2012 4:35 am

ответить с цитатойвернуться к началу





Попытки большевиков расширить свое влияние среди крестьян за счёт создания в деревнях и сёлах так называемых «комитетов бедноты» (комбедов) также натыкались на противодействие. На сельских сходах в Васильево и Волово крестьяне протестовали против создания комбедов, говоря, что не нуждаются в «комитетах лодырей и лежебок», угрожали применить силу к комитетчикам, что вынуждало большевиков проводить сходы под вооружённой охраной. Даже беднейшая часть крестьянства Ливенского уезда, привлечённая обещанием раздачи помещичьей земли, вскоре отвернулась от большевиков. 
При обсуждении основных вопросов текущей политики между большевиками и представителями прочих политических партий разгоралась напряжённая борьба. В конечном итоге, большевики стали в ультимативной форме требовать от депутатов Совета избрания на все ключевые посты своих представителей. Конфликт усилился после того, как ливенская организация РКП(б) настояла на проведении III уездного съезда Советов в мае-июне 1918 года. Съезд состоялся в Ливенском городском театре, на нём присутствовало не менее тысячи делегатов. На нём были зарегистрированы 4 фракции: большевиков (37 человек), левых социалистов-революционеров и меньшевиков (вместе до 400 человек), и анархистов (7-9 человек). Один из делегатов этого съезда, член РКП(б) М. Черных впоследствии вспоминал, что в ходе заседаний разворачивалась «жестокая фракционная борьба», съезд проходил в постоянном напряжении. Когда же при первом голосовании резолюция большевистской фракции не получила необходимого количества голосов, представители РКП(б) заявили о необходимости сделать перерыв на заседание фракции, но получили отказ. 
Как следствие, большевики не допустили дальнейшую работу этого неподконтрольного им съезда. Опираясь на верный им отряд Красной гвардии, они вынудили делегатов съезда сделать «перерыв» и отложили заседание, для которого в одностороннем порядке набрали новых, лояльных им, делегатов. Делегаты же, настроенные против большевиков, были разогнаны. В их число вошёл и руководивший съездом эсер Клёпов — на замену ему пришёл большевик Приказчиков (Октябрьский). 
Дальнейшие планы большевиков предполагали разоружение 252 полка, которым руководили офицеры-эсеры. Полк был одной из двух реальных военных сил в Ливнах: вторую представлял вооружённый отряд Красной гвардии, подконтрольный большевикам. 
Таким образом, благодаря ряду решительных действий, к началу лета 1918 года большевики установили полный контроль над Ливнами и Ливенским уездом. В целях обеспечения полной безопасности они усилили террор: все «враждебные элементы», особенно представители аристократии, начали изгоняться за пределы уезда, либо уничтожаться. Чудом избежал смерти бывший комиссар Временного общественного комитета князь В. В. Голицын: за день до запланированных большевиками убийства князя и поджога его имения местные крестьяне предупредили его об опасности и помогли вывезти в Ливны самую необходимую часть имущества. На следующее утро дом и все прилегавшие к нему постройки были разграблены, а потом сожжены. Хозяева дома успели покинуть его накануне ночью. 
Первые вооружённые выступления крестьян Ливенского уезда против большевиков начали происходить в середине лета 1918 года. Постепенно крестьян поддержали торговцы, ремесленники, а также местное духовенство. Так, писатель-краевед Ф. В. Ковалёв в своей книге «Ливны», вышедшей в 1991 году, писал о некоем «кудиновском священнике», который собрал «черносотенные» силы у волисполкома, а помощник церковного старосты Зиборов «спровоцировал самосуд» над членами комбеда Пиляевым и Сараевым. Оба они были избиты местными крестьянами, и только вооруженный отряд лебедских коммунаров спас их от гибели. А в селе Кривцова-Плоша Ливенского уезда вёл антибольшевистскую пропаганду отец Илья. Во время богослужений он предавал анафеме советскую власть, призывая прихожан к борьбе с ней в своих проповедях. 
В конце июля — начале августа в Ливнах состоялась нелегальная конференция левых эсеров юго-восточной части Орловской губернии. Резолюция, принятая на конференции, гласила: «большевики — это приказчики германского империализма», «большевики — душители трудового крестьянства». Конференция приняла постановление об организации антибольшевистского восстания. К тому времени в уезде уже велось объединение всех враждебных большевикам политических партий и организаций. Был создан и штаб восстания, в который вошли представители левых эсеров, бывшие офицеры императорской армии, крестьяне. Он занялся разработкой плана вооружённого выступления, установлением связи с возможными союзниками, организацией разведки, поисками оружия. 


Сотрудники уездного ЧК чувствовали надвигающуюся угрозу мятежа. Большевики продолжали санкционировать аресты «враждебных элементов», закрывать храмы и репрессировать священников, не признававших советской власти. Одновременно с этим начался принудительный призыв на военную службу в РККА лиц, ранее служивших в войсках унтер-офицерами. За 4 дня на сборном пункте на Акатовой улице в Ливнах находилось порядка двух тысяч унтер-офицеров. Однако предотвратить восстание большевикам так и не удалось. 
Одним из очагов восстания стало село Калинино. Очевидец событий, происходивших в селе, М. Автономов, позже вспоминал: 
«И вот в день церковного праздника Преображения колокольный набат снова взбудоражил все село. На выгоне у церкви быстро собралась большая толпа людей. (…) Толпа людей все росла и росла. Многие из них были вооружены охотничьими ружьями, кольями из плетней. Кое у кого болтались на боку шашки, а за плечами — сумки с продовольствием. Распоясавшееся кулачьё открыто призывало всех идти на Ливны и уничтожить там Советы. Кулаки Зубцовы рекомендовали крестьянам захватить побольше хлеба с собой, так как идти, мол, придется до самого Орла, а может быть и дальше, навстречу войскам брата царя Михаила Романова.» 
Командование повстанцами, по Автономову, возложил на себя бывший царский офицер В. А. Мокашов. 
Другим центром крестьянских волнений стало село Козьминское. По мнению писателя-краеведа, полковника Юрия Балакина, именно здесь, в этом селе, началось восстание. Инициатором антибольшевистского выступления в Козьминском стал Иван Ильич Клёпов, бывший советский работник, разошедшийся с большевиками по идейным мотивам. О нём сообщалось следующее: «Клепов И. И., из крестьян села Козьминского, бывший учитель, затем прапорщик со времени империалистической войны, бывший председатель Ливенского уисполкома со 2-го съезда Советов, вожак ливенских левых эсеров». 
«В первых числах августа 1918 г. кулацко-эсеровскими элементами в бывшем Ливенском уезде было организовано и совершено контрреволюционное восстание для свержения Советской власти. Восстанием было охвачено до 12 волостей с центром в г. Ливны. Идейным вдохновителем и руководителем вооруженного восстания явились эсеры, а практическими руководителями — кулаки и белые офицеры. В результате в ряде волостей и сел уезда была временно свергнута Советская власть, а 6-го августа по старому стилю (по-новому — 19-го) свергнута Советская власть в г. Ливны. Повстанцами были убиты и расстреляны сотни красноармейцев продовольственных и других отрядов и партийно-советских работников, в том числе в г. Ливны были зверски убиты руководители уездной Советской власти: первый предуисполкома, организатор Советской власти, председатель Ливенского ВРК Селитренников И. Д., председатель УЧК Коган К. М., секретарь УЧК Горбач П. Г., упродкомиссар матрос Долгих А. В. Первой жертвой кулацкого восстания был комиссар Иванников Т. Г., убитый в селе Козьминском». 
Из архивного уголовного дела № 4147 за 1936 год. 
Когда о крестьянском восстании стало известно в Ливнах, призванные большевиками унтер-офицеры собрались на митинг и приняли решение о невмешательстве в конфликт между восставшими и большевиками. Они отказались подавлять мятеж и постановили «разойтись по домам», что и сделали за некоторым исключением, нарушив планы большевиков. 
Тем временем в деревнях отмечался рост крестьянских выступлений против советской власти. Крестьяне мстили за действия военно-ревизиционных и продовольственных отрядов, за аресты и расстрелы своих родственников и представителей духовенства, за закрытие храмов и реквизицию церковного имущества, что воспринималось некоторыми как поругание и осквернение. В селе Крутое крестьянами были арестованы большевики Григорий Шподкин и Стефан Кобцев, убиты руководители волостных комбедов — Медвижинского, Большовского, Знаменского. Главный штаб восстания расположился в селе Кривцова-Плата Кудиновской волости Ливенского уезда. Повстанцы собрали около 600 человек и вооружили их захваченными у большевиков винтовками и даже несколькими пулемётами. Вокруг села были вырыты окопы. Местные большевистские руководители — Аким Булавин и Дмитрий Пятин — были схвачены селянами и убиты, а присланные в село четыре красногвардейца — раздеты, избиты и отпущены в Ливны к начальству. Произошло это 14 августа. 
Базой же для сосредоточения основных сил повстанцев стали деревни Козьминка и Бородинка. Объединяясь, различные группы восставших сообща освобождали от большевиков и подчиняли себе новые территории, захватывали оружие. За короткие сроки общие силы повстанцев выросли в 5 значительных отрядов под общим командованием И. И. Клёпова, Я. Н. Чернского и И. Н. Фурсова. 
«Боевое командование, — читаем архивные документы, — было со стороны офицеров. Активными участниками были кулаки, оказавшие саботаж против сдачи хлеба. Бедняки были втянуты в восстание насильно офицерами и кулаками». 
18 августа восставшие, полностью расчистив путь на Ливны, начали наступление на город из восточных волостей уезда, из Козьминки, Викторовки и других окрестных деревень. Навстречу им из города был послан отряд в составе 80 большевиков и 55 красногвардейцев с 2 пулемётами под руководством Селитренникова. С наступлением темноты этот отряд, так и не встретившись с восставшими, остановился у каменоломен и был разгромлен, а сам Селитренников бежал обратно в Ливны. 
В 9 часов вечера, когда после экстренного заседания уездного исполкома его члены стали выходить из здания, на лестнице их встретили повстанцы, которые, однако, не имели огнестрельного оружия. Воспользовавшись этим, Шестопалов и Коган открыли по ним огонь из револьверов. Те растерялись и разбежались, после чего Приказчиков и предгубчека сели в легковую машину и поехали в Орёл, чтобы просить подкрепления. Командование обороной Ливен было вверено Шестопалову. 
В окрестностях города в это время началось сосредоточение повстанческих отрядов. Тысячные толпы взбудораженных крестьян, вооружённых как трофейным огнестрельным оружием, так и вилами, косами и топорами, были готовы сразу с нескольких сторон двинуться на Ливны. Городская ЧК распорядилась о занятии все выходов в город. За черту города было также послано несколько застав, после чего началась перестрелка, перешедшая в затяжной бой. Наступавшие открыли огонь из захваченных ими большевистских пулемётов, однако защитники города, несмотря на малочисленность (по данным Ю. В. Ковалёва, большевики, располагавшие всего 200 людьми при двух пулемётах), оказали им успешный отпор. Исход перестрелки определило вмешательство горожан, поддержавших мятежников и вынудивших большевиков отступить к ливенскому вокзалу. Здесь к ним на помощь пришёл предгубчека Буров со своим отрядом, прибывший из Орла по просьбе Приказчикова, но это не оказало существенного влияния на сложившуюся ситуацию. Буров спешно отправил телеграммы в губвоенкомат и по линии Тула — Орёл — Курск с просьбой о высылке нового подкрепления. Но события в окрестностях Ливен разворачивались с такой скоростью, что получить своевременное подкрепление не было никакой возможности. 
Вечером 18 августа восставшие захватили арсенал и казначейство. Отряд Бурова отступил в сторону Русского Брода. Совет с оставшимися большевиками оказался в осаде. 
Разогнав охрану на железнодорожной станции, крестьяне захватили оружие и направились на базарную площадь, где собралось большое количество людей. Узнав об этом, туда отправился Селитренников и попытался не то уговорами, не то угрозами заставить толпу разойтись. Не став слушать Селитренникова, прибывшие повстанцы ударом вилами в спину сбили его с лошади, а потом нанесли смертельный рубящий удар лопатой по лицу. По другой версии, он был убит в результате столкновения с повстанцами далеко за городом. 
На следующий день к Ливнам подтянулись повстанческие отряды с Воронежского большака, сформированные из кудиновских, ольшанских и евлановских крестьян, численностью не менее 600 человек, вооружённых винтовками и пулемётами. 
Вспоминает очевидец тех событий, ливенец Алексей Гаврилович Арбузов: "(…) услышали мы, подростки, крики и выстрелы с городской окраины, забрались на деревья, наблюдаем: со стороны Пушкарской и тюрьмы прут массы людей. Вступить восставшим на нашу Кузнецкую улицу (ныне - Рабочая) мешали выстрелы из кирпичной водозаборной будки, стоявшей на углу улицы. Но толпа напирала, окружила будку, взломала дверь и выволокла оттуда человека в красноармейской форме, растерзала моментально… 
По соседству жил отставной полковник А. Леар. Восставшие направились к нему, чтобы склонить его к руководству группой, но он спрятался. После посещения нашей улицы толпа стала еще мощнее и пошла в центр города. Захватила здание уисполкома. Дом был с балконом. Внизу стали мятежники, а сверху на вилы сбрасывали активистов советской власти". 
К вечеру 19 августа сопротивление большевиков было сломлено окончательно, и советская власть в Ливнах пала. Повстанцы захватили почту, телеграф, тюрьму. Таким образом, к моменту овладения городом мятежники численностью около 10 тысяч контролировали в общей сложности 12 из 25 волостей Ливенского уезда с центром в самих Ливнах. Первым же делом повстанцы учинили ряд самосудов над большевистскими активистами. Так, ими были казнены член уездного исполкома С. И. Иванников, представитель уездного продкомитета А. В. Долгих, комиссар юстиции К. М. Коган, секретарь ЧК по борьбе с контрреволюцией П. Горбач. Трупы убитых большевиков можно было обнаружить прямо на улицах. Помещения советских учреждений были разгромлены. 
В книге «Ливны» приводится свидетельство одного из очевидцев тех событий: 
«В толпе были бывшие мещане и другие городские жители, и жители пригородов — ямские, казацкие и другие. Всюду, где мы проходили, везде была масса людей с вилами, топорами и просто дубинами. И всюду, где меня вели, массы крестьян. Говорят, что крестьян было около 12 тысяч.» 
Среди командиров повстанческих отрядов упоминаются фамилии Т. Артемьев, А. Чернский, И. И. Клепов, И. Фирсов, Ф. Никитин. 
Из показаний свидетелей: 
«Лозунгом восставших было взять Ливны, Елец, Воронеж, Орёл, а затем Москву». 
Радость победителей, тем не менее, не была долгой. Находясь в состоянии эйфории после овладения Ливнами, они не только не стали предпринимать никаких активных наступательных действий, но даже не позаботились об обороне города. Единственным предпринятым ими действием стал выпуск воззвания к крестьянам, текст которого до наших дней не сохранился. 
Ответные действия со стороны большевиков не заставили себя долго ждать. В тот же день, 19 августа, о ситуации в Ливенском уезде узнал В. И. Ленин. Он послал телеграммы Здоровецкому исполкому на имя Бурова, Переславского и копию телеграммы Губсовдепу о «беспощадном подавлении кулацкого лево-эсеровского восстания в Ливенском уезде». 
После вмешательства Ленина большевики сформировали военную группу, силы которой по железной дороге были доставлены к Ливнам. В эту группу входили красногвардейский железнодорожный отряд Орла, возглавляемый Н. В. Сорокиным, артиллерийский полк, кавалерийская часть С. Шабошвили, отряд Орловского гарнизона под руководством Семашко, а также два крупных вооруженных отряда — лебеденский и теличенский — вместе с бронепоездом из Курска, вооружённым трехдюймовым орудием и двумя станковыми пулеметами, а также интернациональный отряд. Интернационалистами руководили член губисполкома Мирон Абрамович Переславский и комиссар Фред Густавович Ионелейт («товарищ Эго»), а одним из интернациональных батальонов командовал венгр Франц Мондре. В ходе этой операции интернациональные части сыграли роль главной ударной силы, авангарда, представляя собой одни из наиболее надёжных формирований. 
И. К. Шестопалов вспоминает: "Утром 20 августа Орловский полк, громя неприятеля тремя орудиями, умело используя броневик, стал теснить мятежников. 
(…) Мятежники, огрызаясь уходили по улицам города. (…) Разбитые банды пытались закрепиться в окрестностях города. По Воронежскому большаку недобитые банды вырыли окопы, другой отряд пытался закрепиться на Московском шоссе. Однако роты Орловского полка после трехчасового боя рассеяли противника". 
Плохо вооруженные и слабо организованные повстанцы ничего не могли противопоставить артиллерийскому огню красных. 
Когда все силы большевиков были сгруппированы под Ливнами, они приступили к штурму города. К ним присоединились сумевшие спрятаться от крестьянской расправы ливенские большевики. Слабо вооружённые и плохо организованные, полностью лишенные артиллерии, повстанцы пытались закрепиться на подступах к городу и отбить атаку большевиков, но ни одна из попыток успехом не увенчалась. Артиллерийский огонь разрушал оборонительные позиции повстанцев. После артподготовки красноармейцы начали энергичное наступление и стали теснить восставших. Повстанческие отряды, неспособные к успешному противостоянию превосходящим силам противника, несли огромные потери и в итоге были выбиты за пределы города и рассеяны огнём артиллерии. Часть рассеявшихся восставших бежала, часть была схвачена, либо уничтожена. Особого успеха в ходе этой операции добились бойцы интернациональных подразделений, хотя и сами понесли ощутимые потери. 
До наших дней сохранилась телеграмма почтово-телеграфного агентства в бюро печати при НКВД, присланная из Ливен вскоре после частичного оставления их восставшими, детально описывающая обстановку в городе в этот промежуток времени: 
«В Ливнах установленные в окрестностях контрреволюционерами и белогвардейцами засады расстреливаются из орудий. Банды бегут. Взято много пулемётов. Сводятся группы арестованных. Установлены ужасные зверские издевательства белогвардейцев и кулаков над пленными красноармейцами. Их жестоко пытали, издевались, били, выкалывали глаза, а потом доканчивали. Прибывшими из Орла и Курска подкреплениями город взят с боем. Советы восстановлены. Уничтожаются устроенные контрреволюционерами заставы и засады, усмиряется уезд, где кулаки принялись вырезать бедноту. Производятся аресты. Некоторые заправилы приведены в Орёл.» 
20 августа в Москву Ленину пришло донесение о том, что «установленные в Ливнах и окрестностях контрреволюционные и белогвардейские засады расстреливаются из орудий», «банды бегут», а восстание «можно считать ликвидированным вдребезги». В тот же день Ленин отправил Ливенскому уездному исполкому ответную поздравительную телеграмму. В ней он подчеркнул, что «железо необходимо ковать, пока горячо», призвав ливенских большевиков к принятию решительных мер против «восставших кулаков», включая изъятие имущества, и организовать бедноту в Ливенском уезде. 
21 августа 1918 г. окрвоенком Семашко докладывал в Совнарком: «Организованное контрреволюционное выступление в Ливнах и уезде в корне подавлено железным полком и бронированным поездом Курска… В бою убито свыше трехсот белогвардейцев, много арестованных, которые судятся военно-полевым судом…» 
Ещё одна телеграмма для Ленина в Москву была отправлена 22 августа 1918 года, но на этот раз уже из Орла. Буров и Переславский писали о том, что восстание окончательно ликвидировано, «виновные расстреляны», а «дальнейшие аресты производятся», и о проведении торжественных похорон погибших большевиков. 
Заметку о подавлении восстания опубликовала газета «Известия ВЦИК». В неё сообщалось о том, что «революционные войска» потеряли более 70 человек, включая 4 «лучших советских работников», а восставшие — около 300 человек "белогвардейцев". 
"Главари и местные видные буржуа расстреляны. 
Так советская власть, власть беднейших трудящихся масс, расправляется с врагами трудового народа, врагами революции, пытавшимися предательски нанести удар победоносной грядущей мировой революции и социализму". 

Покарать всех участников восстания большевикам было бы крайне затруднительно и потому основную массу крестьян они "великодушно" амнистировали, "принимая во внимание, что они были обмануты пропагандой или участвовали в мятеже по принуждению". Сколько жителей края в указанный период было расстреляно или заключено в тюрьмы вряд ли кто может сказать точно. Если данные на этот счет и имеются, то они до сих пор не обнародованы. Некоторые представления о размахе репрессий того периода дают слова петроградского руководителя Г. Е. Зиновьева, сказавшего во время выступления: "На днях я читал заметку, что, кажется, в Ливнах Орловской губернии было расстреляно несколько тысяч белогвардейцев. Если мы будем идти такими темпами, сократим быстро буржуазное население России". 
В сентябре осуждены ревтрибуналом и расстреляны такие активные участники восстания как бывшие офицеры Ф. Никитин, Т. Артемьев, полицейский пристав г. Ливны Ф. Кречетов, купец И. Красов, священник Рязанов, военком Россошенской волости Лобов. Некоторым повстанцам удалось скрыться, среди них И. Клепов, А. Чернский, И. Фирсов; последний в ноябре был схвачен и осужден. 
Воспоминания Волкова, добавляют к общей картине следующие немаловажные штрихи: "Священник Семен Оболенский из села Сергиевского переехал в 1918 году в Ливны, купив дом за рекой Ливенкой. В дни восстания с крестом в руках отслужил молебен в честь разгрома большевиков и напутствовал на победу восставших. Его сын, состоявший в партии социал-революционеров, также участвовал в мятеже. Во время расправы над восставшими отца-священника расстреляли, а сын бежал. 
Погибших и расстрелянных были сотни. Ночью 21 августа несколько подвод стали собирать трупы. Грузили их навалом и везли к кладбищу. Мотались рваные штаны, пиджаки и рубахи. На кладбище восставших и красноармейцев сортировали и хоронили в отдельные могилы". 
После подавления восстания жестокие репрессии в отношении рядовых участников восстания, в соответствии с рекомендациями Ленина, не проводились: те повстанцы, которых приговорили к заключению, имели сроки лишь до 5 лет, но в 1937 году большинство бывших мятежников были репрессированы, многие были расстреляны


_________________
«Через гибель большевизма к спасению России. 
Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» 

Похожие:

Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconФедор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк
Императорских театров в Москве, в 1827-1830 годах являлся председателем Московского общества любителей российской словесности. Он...
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconИжевско-Воткинское восстание 1918 г
К истории антибольшевицкого восстания в Ижевске и Воткинске: вооруженные формирования Прикамья летом — осенью 1918 г
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconСвященноисповедник Георгий Косов
Истинный исповедник веры Христовой протоиерей Георгий Алексеевич Коссов родился 4 апреля 1855 года в селе Андросово Дмитровского...
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconСвятитель Феофан Затворник Вышенский
...
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconРоман-эпопея «зов пахарей»
Аварайрское сражение (451г.) против сасанидской Персии и исторический подвиг Вардана Мамиконяна, Давид Бек и национально-освободительная...
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconОбщественное движение в россии во второй половине XIX века
Шестидесятники. Подъем крестьянского движения в 1861-1862 гг был ответом народа на несправедливость реформы 19 февраля. Это активизировало...
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconСобрание сочинений 33 печатается по постановлению центрального комитета
«Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролета­риата в революции», написанное в августе — сентябре 1917...
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconВ незримом подвиге годы жизни подвижника в миру (1866-1920)
Николаевич Муравьев) родился 31 марта 1866 года* {Все даты до 1918 г приводятся по старому стилю (прим ред.).} в деревне Вахромеево...
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconК Положению о Молодежном правительстве Орловской
Председатель Молодежного правительства – дублер Председателя Правительства Орловской области
Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года  iconПоложение о Молодежном правительстве Орловской области
Орловской области к решению задач, стоящих перед исполнительными органами государственной власти
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница