Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница1/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   122




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

В.В.ТРЕПАВЛОВ

История
Ногайской

Орды

МОСКВА
ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ФИРМА
«ВОСТОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА» РАН


2002




УДК 94(100)"05/..." ББК 63.3(2)44 Т66

Данное издание выпущено при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) — Россия

Ответственный редактор М.А. Усманов

Редактор издательства Л.С.Ефимова

Трепавлов В.В.

Т66 История Ногайской Орды. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002. -— 752 с. ISBN 5-02-018193-5

Книга посвящена истории крупного средневекового государства, располагавшегося на территории современных России и Казахстана, — Ногайской Орды, которая возникла в ходе распада Золотой Орды в XV в и прекратила существование в первой трети XVII в. Подробное исследование политической истории ногайской державы сопровождается очерками по отдельным проблемам: территория, население, экономика, культура и т.д.

Рассматриваются связи Ногайской Орды с соседними государствами и народами, в том числе с татарскими и среднеазиатскими ханствами, Казахским ханством, Турцией, Кавказом. Специальный очерк отведен характеристике ногайско-русских отношений В приложении даются генеалогические схемы мангытской знати — правящего клана нопаев

Исследование выполнено на основе архивных материалов, многие из которых впервые вводятся в научный оборот, а также восточных и западноевропейских источников, русских летописей и других документов.

ББК 63.3(2)44

Научное издание Трепавлов Вадим Винцерович ^ ИСТОРИЯ НОГАЙСКОЙ ОРДЫ

Утвер.мсдено к печати Институтом российской истории РАН

Художник Э.Л.Эрман. Технический редактор О.В.Волкова Корректор Е.И Крошкина. Компьютерная верстка Е.В.Катышева

ЛР№ 020297 от 23.06 97 Формат 60х90'/|б Печать офсетная. Усл. п. л. 47,0. Усл. кр.-отг. 47.0 Уч.-изд л. 51,4. Доп тираж. Изд № 7928. Зак № 4818

Издательская фирма «Восточная литература» РАН 103051, Москва К-51, Цветной бульвар, 21

ППЛ "Типография "Наука" 121099, Москва Г-99, Шубинский пер , 6

ISBN 5-02-018193-5

© Институт российской истории РАН, 2001
О В.В.Трепавлов, 2001



Посвящаю
светлой памяти моего учителя
Сергея Григорьевича Агаджанова (1928-1997)


О сильна, древняя держава, О матерь нескольких племен! Прошла твоя, исчезла слава!.. Твои народы расточенны, Как вихрем возмятенный прах... И.Дмитриев. «Ермак» (1794)

Предисловие

Ногайская Орда, располагавшаяся на территории левобережья нижней Волги, Южного Урала, Западного и Центрального Казахстана, в конце XV - XVI в. была одной из ведущих политических сил Евразии. Апогей ее могущества пришелся на вторую четверть XVI столетия, после чего происходит постепенное ослабление ее и в конце концов распад.

Многочисленное население, огромное конное ополчение, дипломатическое искусство правителей, контроль над торговыми путями — эти и другие факторы превращали заволжскую Орду в важнейший фактор международных отношений позднего средневековья. С мнением ее правителей-биев и наиболее влиятельных аристократов-мирз считались в Москве и Бахчисарае, перед ними заискивали татарские правители Казани, Астрахани и Сибири. Казахское ханство долгое время находилось в зависимости от ногаев.

Цель нашей книги — осветить все важнейшие аспекты истории Ногайской Орды. Для этого после обзоров источников и литературы подробно рассмотрено ее политическое развитие, а затем дана серия очерков, отражающих различные стороны жизни средневековых ногаев, — историческую географию, этнический состав и численность населения Орды, экономику, государственность, культуру, отношения с Россией. Для исследования были привлечены хроники и акты, написанные в разных странах и на разных языках, но главной источнико- вой базой послужили фонды Российского государственного архива древних актов, где хранится обширная ногайско-русская дипломатическая переписка.




Ногаи — жители Ногайской Орды — известны под этим именем в большинстве источников, в частности русских. Мы тоже будем называть их так, а их потомков, расселившихся от Эмбы до Дуная, в том числе современный народ на Северном Кавказе, — ногайцами. Самые ранние упоминания ногаев и Ногайской Орды («Нагаев» в территориальном значении) встречаются в русских источниках — летописях и посольских книгах — под 1479, 1481 и 1486 гг., в западноевропейских— на карте Мартина Вальдзеемюллера 1516 г. и в письме польского короля Сигизмунда I крымскому хану Менгли-Гирею 1514 г., в восточных — в грамотах крымских ханов и сановников государям Польши и Руси 1500, 1510 и 1516 гг.1.

В передаче тюркских имен мы следуем написанию, которое является наиболее устоявшимся в российской исторической науке: Мухаммед (а не Мухаммад, Мехмед), Ахмед (а не Ахмад, Ахмет) и т.д. Сокращенные или искаженные диалектные варианты имен, как правило, развертываются до полной формы и передаются в первоначальном написании: Шейх-Мухаммед вместо Шихима, Хаджи-Мухаммед вместо Кошума, Хаджи-Ахмед вместо Хаджике, Касим вместо Касая и т.п. Исключение сделано лишь для имени «Мамай» (стяженное «Мухаммед») — из-за того, что, во-первых, к XVI в. оно уже функционировало самостоятельно, во-вторых, в Ногайской Орде одновременно действовали братья-мирзы Шейх-Мухаммед и Шейх-Мамай, и восстановление второго из имен внесло бы путаницу в повествование. Для облегчения стиля изложения иногда применяются также русские отеческие и родовые обозначения для ногайских кланов: потомки Шейх-Мамая — Шихмамаевы, Шихмамаевичи, потомки Ураз-Мухам- меда — Урмаметевы, Юсуфа — Юсуповы, Юсуфовичи; тем более что данные языковые формы повсеместно фигурируют в русских средневековых текстах.

При отсутствии в источнике указаний на месяц, когда произошло описываемое событие, мы употребляем двойное обозначение годов, связанное с датировкой по хиджре (934/1527-28) или с допетровским началом года с 1 сентября (7085 (1576/77).

При работе с различными документами и материалами по ногайской истории большую помощь советами и консультациями оказали С.Г.Агаджанов, О.Ф.Акимушкин, М.И.Ахметзянов, Н.Е.Бекмаханова, Ю.Э.Брегель, И.Вашари, В.М.Викторин, А.В.Виноградов, Л.Л.Галкин, А.А.Горский, В.Я.Гросул, Д.Девиз, Р.У.Джуманов, А.Ю.Жуков, И.В.Зайцев, И.Л.Измайлов, Д.М.Исхаков, Б.А.Кельдасов, Р.Х.Керей-

1 Утвердившийся в литературе тезис М.Г.Сафаргалиева, будто первое упоминание ногаев в мусульманских источниках относится к концу XVI в. и содержится в хронике Дженнаби (Сафаргалиев 1960, с. 226), таким образом, должен быть пересмотрен. Параллельно с термином «ногай» в этих памятниках использовался синонимичный термин «мангыт».

4


тов, В.А.Кореняко, Н.Н.Крадин, Р.Г.Кузеев, В.А.Кучкин, А.В.Малов, Н.М.Мириханов, Ш.Ф.Мухамедьяров, А.М.Некрасов, В.В.Плахов, Д.Прайор, Н.М.Рогожин, Г.А.Санин, В.П.Терехов, Ю.А.Тихонов, М.А.Усманов, Е.Б.Французова, М.К.Юрасов, А.А.Ялбулганов, А.А.Яр- лыкапов. Постоянное внимание и поддержку оказывала Администрация Ногайского района Республики Дагестан (А.М.Аджиев, З.А.Кош- такова, Р.Т.Мурзагишиев, К.Э.Янбулатов). Всем им выражаю искреннюю благодарность и надеюсь, что наше сотрудничество завершилось достойным результатом — первой в науке «Историей Ногайской Орды».

Май 1999 г.


Историография ногаев

Научный интерес к истории ногайцев возник в конце XVIII в., когда они, эти бывшие крымские и османские подданные, вошли в состав Российской империи. Своеобразная их организация (деление на Орды), поиск способов управления множеством кочевых улусов1 вызвали необходимость изучения исторических корней ногайцев, обстоятельств их появления в Причерноморье и на Северном Кавказе. Этому способствовала и любознательность императрицы Екатерины II, желавшей иметь полное представление о новоприсоединенных народах. Ни у кого не возникало сомнений, что ногайцы XVIII в. являются потомками жителей Ногайской Орды — восточной соседки России в прошлом. Об этом государстве знали российские ученые, которые к тому времени уже начали осваивать огромный корпус источников по русской истории.

^ Литература XVIII-XIX вв. Накопление материала. Впервые ногайские сюжеты в истории России и российской внешней политике отметил М.М.Щербатов. В своей «Истории российской от древнейших времен» (издавалась в 1770-1791 гг.) при изложении международных связей Москвы в конце XV - XVI в. он привлек документы Ногайских дел из тогдашнего архива МИД (в приложениях приведены обширные выписки из посольских книг по связям с Ногайской Ордой).

Цельная же картина ногайско-русских отношений стала вырисовываться с выходом двенадцатитомной «Истории государства Российского» (1816-1829) Н.М.Карамзина. Автор отвел много места контактам Руси с ногаями. Превосходный знаток источников, он определил время начала активного взаимодействия — 1481 г., когда сибирско- ногайское войско разгромило ордынского хана Ахмеда, недавно вернувшегося с бесславного «стояния на Угре» (Карамзин 1989, т. 6,

1 Улус — многозначный термин. В настоящей работе обычно употребляется в значении «кочевая община», а также «удел, данный в управление»; обособившиеся улусные уделы представляли собой самостоятельные политические образования (Улус Джучи, Казыев улус и т.п.). См. также очерк 4 нашей книги.

6


с. 100). Ногайская Орда рассматривалась в труде Н.М.Карамзина как полноправный участник международных отношений позднего средневековья. Историк установил факт распада этой державы во второй половине XVI в. на Большую Ногайскую, Малую Ногайскую и Алты- ульскую Орды, подкрепил своим авторитетом уже бытовавшую в литературе версию о происхождении этнонима «ногай» от имени монгольского военачальника Ногая2. Впервые была названа правящая иерархия Орды — бий («князь»), нурадин, кековат, тайбуга (Карамзин 1989, т. 11, с. 49, 50). Вместе с тем сопредельные с Россией тюркские владения (за исключением, может быть, Золотой Орды) выступали в карамзинском сочинении лишь как фон для описания собственно русской истории. Татарские и ногайские Орды и Юрты3 исследователь считал враждебной силой, объектом борьбы православной монархии и ведомого ею народа. Изучение мусульманских государственных образований на территории будущей Российской империи не входило в его задачи, отчего в изображении их устройства и политики не удалось избежать ошибок, например отождествления Орд Синей, Большой и Ногайской (Карамзин 1989, т. 5, с. 196, 199).

Очередной вехой в познании истории России и в какой-то степени вошедших в нее народов стала «История России с древнейших времен» (1851-1879) С.М.Соловьева. Ему принадлежит приоритет в анализе внутреннего состояния Ногайской Орды, особенно в середине - второй половине XVI в., ее кризиса и распада в начале XVII в. С.М.Соловьев внимательно изучил и описал нюансы московской политики по отношению к заволжским кочевникам, которых он, впрочем, тоже рассматривал скорее как фон, неизбежное и неприятное препятствие на пути Российской державы к славе и величию. Соответственно и отношение его к этому фактору русской истории складывалось пренебрежительное. «Нам не нужно следить в подробности за сношениями московского правительства с ногайскими князьями по однообразию этих сношений», — писал С.М.Соловьев, подразумевая постоянное якобы выклянчивание у царей подарков биями и лояльность последних только в зависимости от суммы жалованья (Соловьев 1989а, с. 466). И тем не менее сочинение С.М.Соловьева остается крупнейшей и наиболее информативной сводной работой по российскому средневековью.

На ногаев обращали внимание авторы первых обобщающих работ по истории Сибири, что было связано с местной татарской и — вслед за ней — историографической традицией, которая приписывала ногаям решающее значение в основании Сибирского ханства. Г.Ф.Миллер

2 До сих пор данная версия широко распространена в науке, однако она не имеет никакого подтверждения ни в средневековых текстах, ни в фольклоре.

3 Юрт — 1) территория кочевания; 2) политическое образование, возглавляемое ханом или беком (в таком же значении иногда употребляется термин «улус»).

7


(«Описание Сибирского царства», 1750) и И.Э.Фишер («Сибирская история с самого открытия Сибири до завоевания сей земли российским оружием», 1774) приводили различные фольклорные сюжеты по этому поводу, а свои повествования об участии ногайских мирз в борьбе хана Кучума и Кучумовичей с русскими воеводами в конце XVI — начале XVII в. снабжали ссылками на архивохранилища. Г.Ф.Миллер обнаружил множество царских грамот и воеводских отписок с упоминаниями многочисленных сибирско-татарских и ногайских аристократов. Но поскольку у него было довольно поверхностное представление об истории Дешт-и Кипчака, то эти персонажи в его изложении действовали вне связи с общей политической ситуацией, сложившейся между Волгой и Иртышом. И.Э.Фишер имел полное основание констатировать, что «о ногаях не имеем мы порядочной истории» (Фишер 1774, с. 90).

Это высказывание на протяжении многих десятилетий оставалось истинным. Средневековым ногаям не довелось стать главным объектом исследования ни у одного историка XVIII-XIX вв. Но все равно благодаря региональным штудиям в изучении Ногайской Орды наметился своеобразный перелом. Рассматривая прошлое территорий, некогда связанных с нею исторически, ученые поневоле должны были обращаться к соответствующим проблемам. Тем более что после появления книг Н.М.Карамзина и С.М.Соловьева стало ясно, насколько принципиальными для российского правительства были отношения с ногаями во время присоединения Поволжья.

В 1877 г. вышла монография Г.И.Перетятковича «Поволжье в XV и XVI вв.», через пять лет — ее продолжение: «Поволжье в XVII и начале XVIII в.» (Перетяткович 1877; Перетяткович 1882). Международные и межэтнические отношения в регионе средней и нижней Волги впервые получили детальное освещение. Автор попытался разобраться в улусной системе Орды, взаимоотношениях различных группировок мирз, их ориентации на Москву или Бахчисарай со Стамбулом; много места уделено смуте 1550-х годов и кровавой карьере бия Исмаила — союзника Ивана IV в экспансии против Казани и Астрахани. Гораздо меньше говорится у Г.И.Перетятковича о внутриполитической истории Ногайской Орды и о ее распаде. В первой из названных книг имело место настоящее открытие: автор обнаружил и документально подтвердил факт основания Самары, Саратова и Царицына на главных ногайских переправах через Волгу (для предотвращения набегов на русские «украйны», а также по просьбе правителя Орды Исмаила — во избежание оттока подданных) (Перетяткович 1877, с. 282-288, 310-321).

Другому региону, теснейшим образом связанному с Ногайской Ордой, — Крыму, посвятил ряд исследований В.Д.Смирнов. Для нашей темы имеет значение «Крымское ханство под верховенством




Оттоманской Порты до начала XVIII века» (Смирнов В. 1887). В.Д.Смирнов почти не использовал материалы русских архивов, но привлек много восточных рукописей — османских и крымских, в том числе ввел в научный оборот хронику Реммал-Ходжи «Тарих-и Сахиб- Гирей-хан». Поэтому до сих пор его работа незаменима для историков, не имеющих возможности читать мусульманские манускрипты в подлиннике. Отношения Крымского ханства с ногаями складывались непростые, часто враждебные, но В.Д.Смирнов не стал их подробно описывать. Основной упор в том, что касается ногаев, он сделал на их крымских «соплеменниках» — роде Мангытов — Мансур-улы, одном из ведущих аристократических кланов Крымского юрта, а также на тех, которые переселились из-за Волги во владения Гиреев. Хотя ссылки на историю тюркских Юртов, соседних с Крымом, весьма скудны, данный труд показал перспективность восточных источников для их изучения4.

Параллельно с профессиональными научными трудами в последней четверти XIX — начале XX в. появляются сочинения национальных просветителей, историков-самоучек, представителей нарождавшейся тюркской (прежде всего татарской) интеллигенции. Хади Атла- си, Шигабутдин Марджани, Гайнутдин Ахмаров, Газиз Губайдуллин, Шакарим Кудайберды-улы и другие описывали историю казанских и сибирских татар, волжских булгар, башкир и казахов, опираясь главным образом на труды русских историков, русские летописи, тюркский фольклор и немногие доступные им арабописьменные исторические документы (в особенности см.: Марджани 1884; Марджани 1989), а также на народные генеалогии-шеджере. В настоящее время эти работы научной ценности почти не имеют и служат свидетельствами определенного (начального) этапа становления национальных историографии Поволжья и Казахстана.

Лишь единичные представители тюркских народов смогли попасть в среду научной элиты империи. Среди таких ученых был казахский аристократ Чокан Валиханов. Изучая эпические сказания казахов и киргизов, он обнаружил в них, во-первых, многочисленные воспоминания о времени пребывания предков этих народов в стране Ногайлы как о героической эпохе, «золотом веке»; во-вторых, удивительную общность сюжетов и персонажей так называемого ногайского эпического цикла у разных народов, особенно в дастане об Эдиге5. В многочисленных статьях Ч.Валиханов делился своими наблюдениями по
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница